Главная / Библиотека / Авианосцы, том 2 /
/ 6. Холодная и горячая войны / Новые кризисы и новые испытания

Глав: 9 | Статей: 120
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Новые кризисы и новые испытания

Новые кризисы и новые испытания

Когда в американский флот начали поступать новые авианосцы и новые самолеты, пламя кризисов заполыхало по всему миру. После Берлинского кризиса в середине 1961 года последовало нарушение коммунистами соглашения о прекращении огня в Лаосе. Десантным силам 7-го Флота было приказано высадить 1800 морских пехотинцев с десантного вертолетоносца «Вэлли Фордж», чтобы обеспечить независимость соседнего Таиланда и послужить опорой дипломатических усилий США спасти независимость Лаоса. Эти войска были высажены в Таиланде 16 мая 1962 года.

В октябре 1962 года президент Кеннеди узнал о строительстве советских ракетных баз на Кубе, он приказал установить морскую и воздушную блокаду острова, чтобы помешать дальнейшему поступлению туда оружия. Фотоснимки, раскрывшие строительство базы, были получены RF-8А «Крусейдером» из 62-й эскадрильи легких фоторазведчиков, которая обеспечивала разведывательными самолетами авианосцы Атлантического флота. Блокадные силы сначала состояли из противолодочного авианосца «Эссекс», крейсеров, эсминцев и базовых разведывательных и патрульных самолетов. Чтобы отразить угрозу кубинского вторжения на американскую военно-морскую базу Гуантанамо, туда были переброшены дополнительные части морской пехоты. Часть войск была погружена на десантные суда, чтобы высадиться в случае необходимости. Воздушная поддержка защитникам базы была бы оказана с собственного аэродрома базы, с воздушных баз во Флориде и с ударных авианосцев «Энтерпрайз» и «Индепенденс», крейсировавших у берегов Кубы.

Когда «Энтерпрайз» направлялся в Карибское море, он отправил на берег свою эскадрилью А-5А «Виджилентов» и принял эскадрилью А-4 «Скайхоков» морской пехоты, чтобы увеличить численность тактической авиации. Самолеты СОD перебросили обслуживающий персонал и оборудование. На палубах «Энтерпрайза» и «Индепенденса» стояли около 200 самолетов.

Всего в блокаде Кубы участвовали 8 ударных и противолодочных авианосцев, прежде чем 20 ноября она была отменена.

1963 год принес авианосцам два новых испытания: советские облеты и изучение «стоимости-эффективности» министра обороны МакНамары. Начиная с конца января, Советы начали серию интенсивных облетов американских авианосцев дальними разведывательными самолетами. С 27 января по 27 февраля авианосцы «Констеллейшн», «Энтерпрайз», «Форрестол», «Китти Хок» и «Принстон» подверглись облетам советских самолетов, которые проводились в обоих океанах. «Констеллейшн» был осмотрен советскими самолетами в 600 милях к югу от острова Мидуэй, «Форрестол» – к юго-западу от Азорских островов. Все это происходило в нейтральных водах. Корабельный радар обнаруживал ищеек в 200 милях от корабля. Истребители «Фантом» и «Крусейдер» сопровождали советские самолеты, пока они находились вблизи от ударных авианосцев. В некоторых случаях самолеты американских ВВС сопровождали советские самолеты и на некоторых участках полета от их баз в СССР.

Министр обороны МакНамара сообщил прессе об этих облетах 28 февраля 1963 года, заметив, что не видит оснований для беспокойства, и сказав, что любая страна имеет право фотографировать корабли в нейтральных водах. Моряки сразу заявили, что корабли следовали обычным курсом, о котором объявлялось заранее, и не пытались сохранять радиомолчание. Вице-адмирал Уильям А. Шойх, заместитель начальника штаба ВМФ по воздушным операциям, заявил, что Советы имели двоякую цель: подорвать уверенность американского народа в авианосцах как ударной силе, и убедить советский народ в том, что авианосцы устарели, и таким образом оправдать их отсутствие в советском флоте. Совершенно ясно, что такие облеты должны были обеспечить советским летчикам тренировку в условиях, приближенных к боевым.

В июне «Рейнджер» стал шестым американским авианосцем, подвергшимся облету. 6 реактивных бомбардировщиков пролетели рядом с кораблем, когда он шел в 330 милях к востоку от Японии. В 1963 году советские самолеты совершили 14 облетов американских авианосцев. В 1964 году количество облетов упало до 4. Советы вернулись к более реалистичной практике посылки нашпигованных электроникой траулеров и эсминцев для преследования американских авианосцев во время учений флота. Однако в последние годы советские самолеты регулярно пролетают над американскими авианосцами. В 1968 году, когда турбореактивный Ту-16 «Бэджер» пролетал рядом с «Эссексом», крыло самолета коснулось воды, он разбился и сгорел. В это время противолодочный авианосец действовал у норвежского побережья. Корабль повреждений не получил.

Более серьезному испытанию авианосцы подверг МакНамара. На 1964 финансовый год не была утверждена постройка ни одного ударного авианосца. Представляя конгрессу оборонный бюджет 30 января 1963 года, МакНамара заявил: «В порядке эксперимента каждые 2 года будет закладываться 1 ударный авианосец с обычной машинной установкой. Последний такой авианосец был включен в бюджет 1963 финансового года (CVA-67), поэтому следующий будет заложен в 1965 году, а очередной – в 1967 году».

Затем 22 февраля 1963 года МакНамара потребовал, чтобы флот представил обоснования содержанию в строю 15 ударных авианосцев и строительству новых. Он подверг аргументы анализу, сравнивая корабли с базовой авиацией на основе критерия «стоимость-эффективность». Ударные авианосцы не имели первостепенной важности в американских стратегических наступательных программах, так как резко увеличилось количество баллистических ракет. К середине 1963 года уже имелось более 400 баллистических ракет с ядерными боеголовками, в том числе 144 ракеты «Полариса» на 9 атомных подводных лодках. К концу года предполагалось иметь почти 600 ракет.

Вице-адмирал Шойх был назначен начальником секции изучения эффективности авианосцев, а контр-адмирал Тэрнер Ф. Колдуэлл стал начальником секции изучения эффективности морской ударной авиации. Они должны были оправдать содержание 15 (или более!) ударных авианосцев. Контр-адмирал Джон Б. Колвилл возглавил секцию изучения эффективности корабельных атомных машинных установок, в том числе и авианосных.

В начале 1962 года военно-морской министр и начальник штаба ВМФ запросили средства на постройку в 1963 финансовом году авианосца с обычной машинной установкой, так как выяснилось, что атомный авианосец будет на 1/3 – ? дороже. Кроме того, они чувствовали, что требуется время, чтобы полностью оценить характеристики первых атомных кораблей (авианосец «Энтерпрайз» и крейсер УРО «Лонг Бич», вошедшие в строй в 1961 году). Основываясь на опыте действий этих кораблей, в 1963 году флот выдвинул предложение, чтобы CVA-67 и вообще все военные корабли водоизмещением более 8000 тонн получили атомную машинную установку.

Отчет об изучении вопроса об атомной машинной установке для авианосца был представлен МакНамаре 20 апреля 1963 года. Министр сразу отверг его. Он охарактеризовал выводы как «интуитивные», а не «вычисленные». МакНамара объяснил командованию флота, что отчет не смог показать значение увеличения эффективности, которое может быть достигнуто атомными кораблями. Отказ МакНамары заставил флот собрать детальные данные об операциях обычных и атомных кораблей в различных районах мира, при различной интенсивности операций, в различных возможных ситуациях. Флот хотел продемонстрировать значимость увеличения боевой эффективности, чтобы оправдать увеличение стоимости машинной установки.

Вторая попытка ВМФ была предпринята 12 августа. МакНамара получил новый отчет. Он тоже был отослан назад для доработки. Пока ожидалось прибытие пересмотренного отчета, 9 октября министр обороны сообщил командованию ВМФ, что он против установки атомного реактора на CVA-67, и заказал постройку корабля с обычной машинной установкой. МакНамара объяснял свое решение желанием избежать дальнейших задержек с постройкой. Он также сообщил, что это не предрешает судьбы атомных машинных установок на будущих кораблях.

Решение МакНамары вызвало взрыв протеста со стороны ВМФ и конгресса. Военно-морской министр Фред Корт ушел в отставку, заставив вспомнить об отставке Джона Салливена после отмены постройки первого суперавианосца «Юнайтед Стейтс». Эта отставка тоже не возымела эффекта. Объединенный комитет конгресса по атомной энергии провел слушания по этому вопросу. Сенатор Джон О. Пастор, избранный председателем комитета, объявил: «Факты, полученные комитетом в прошлом, и слушания, проведенные на борту атомного авианосца «Энтерпрайз» 31 мая 1962 года, показывают, что по своим характеристикам атомные корабли значительно превосходят обычные. Если бы основой для решения о типах кораблей были только экономические соображения, то флот не должен был в свое время переходить от паруса к углю, а от угля – к нефти».

Комитет выслушал ряд свидетелей от Комиссии по атомной энергии, возглавляемых председателем комиссии Гленном Сиборгом и вице-адмиралом Риковером. Свидетелей флота возглавляли министр Фред Корт и начальник штаба ВМФ адмирал Дэвид Л. МакДональд. Делегацию министерства обороны возглавляли МакНамара и доктор Гарольд Браун, директор института оборонных исследований и техники.

Во время слушаний министр обороны МакНамара заявил, что стоимость атомного авианосца на 1/3 выше, чем обычного:


Сторонники атомных кораблей сразу отметили, что в расчет не берется стоимость нефти для действий обычного корабля, тогда как стоимость урановых стержней, которые обеспечивают атомный корабль «топливом» на 7 лет, учтена. Была подвергнута сомнению необходимость включения стоимости дополнительной эскадрильи в стоимость постройки и эксплуатации корабля.

Объясняя свою позицию, МакНамара заявил комитету:

«Атомный авианосец имеет характеристики, которых нет у обычного авианосца. В этом смысле атомный авианосец превосходит обычный. Но, по моему мнению, которое разделяют и другие, замена не усилит нас перед лицом Советов».

Когда сенатор Пастор спросил, нужен ли вообще новый авианосец, МакНамара ответил: «Я в этом не очень убежден». Он объяснил свое заявление так: «Я не склонен верить, что он нужен нам, также, впрочем, как и многое другое. Я также не верю, что нам нужны дополнительные возможности, которые обеспечит этому авианосцу атомная машинная установка».

Комитет выпустил итоговый отчет 21 декабря 1963 года. В нем аргументы МакНамары в пользу обычных авианосцев на основе критерия «стоимость-эффективность» были названы «вводящими в заблуждение», «дезориентирующими» и «ошибочными». Комитет заявил, что общая стоимость атомного авианосца за все время его жизни (30 лет) лишь на 3 % больше стоимости постройки и эксплуатации обычного авианосца и его самолетов. Комитет рекомендовал:

1. Решение об установке на CVA-67 обычной машинной установки отменить и подготовить планы установки на корабле атомной машинной установки.

2. США впредь будут устанавливать на всех крупных военных кораблях атомные машинные установки.

3. Продолжать энергичные исследовательские и конструкторские работы по разработке атомных машинных установок для надводных кораблей.

Под нажимом МакНамары 30 апреля 1964 года CVA-67 был заказан с обычной машинной установкой. Его киль был заложен 22 октября 1964 года. Корабль получил название «Джон Ф. Кеннеди» в честь покойного президента.

Более важным, чем вопрос о машинной установке, был вопрос: будут ли вообще строиться авианосцы? Некоторые сторонники МакНамары ратовали за прекращение постройки ударных авианосцев. Они хотели начать сокращение их количества сразу после завершения в 1969 году постройки CVA-67 с тем, чтобы к 1979 году довести количество ударных авианосцев до 9 единиц.


Комиссия по изучению эффективности атак морской авиации сформировала в министерстве обороны благожелательное отношение к ударным авианосцам. Однако правительство Кеннеди не требовало постройки новых авианосцев, и конгресс не выделял для них средств в 1963, 1964 и 1965 годах.

В строю сохранялись 15 ударных авианосцев, но МакНамара заставил предположить, что в 70-х годах сократит это количество. 18 октября 1965 году он заявил конгрессу:

«Мы планируем в 70-х годах провести некоторое сокращение количества ударных авианосцев. Новое рассмотрение докладов по этому вопросу, сделанное в течение последних месяцев, подтверждает мое мнение, что появление гораздо более эффективных авианосцев типа «Форрестол», модернизация авианосцев типа «Мидуэй», появление самолетов А-7А, А-6А и F-111В освободят авианосцы от выполнения стратегических задач. Это, а также общее увеличение количества, дальности и эффективности базовых тактических самолетов вполне оправдывает планируемое сокращение. Но пока что мы планируем постройку 1 ударного авианосца в 1967 ‹финансовом› году».

Поэтому МакНамара предложил к началу 70-х годов сократить количество ударных авианосцев до 13 – 3 «Мидуэя», 8 «Форрестолов», 1 «Энтерпрайз» и, возможно, 1 новый CVA-68.

Однако на данный момент флот имел 15 ударных авианосцев, из которых 1 был атомным. «Энтерпрайз» находился в Средиземном море с августа по октябрь 1962 и с февраля по сентябрь 1963 года. В феврале 1964 года он снова вошел в это море. В мае к нему присоединились атомный крейсер УРО «Лонг Бич» и атомный фрегат УРО «Бейнбридж» (7850 тонн, введен в строй в конце 1962 года). Эти 3 корабля образовали первую в мире оперативную группу атомных кораблей.

А потом они прошли обратно через Гибралтарский пролив и 21 июня 1964 года вышли в Атлантику, начав кругосветное плавание, вокруг которого поднялся большой шум. Атомные корабли образовали Оперативное Соединение 1 под командованием контр-адмирала Бернарда М. Стина. Они представили наиболее впечатляющее доказательство своих возможностей. Соединение прошло вокруг Африки, пересекло Индийский океан, Тихий океан, обогнуло Южную Америку и вернулось на Восточное Побережье Соединенных Штатов 3 октября 1964 года. Это был всего лишь третий раз в истории, когда американский авианосец действовал в Индийском океане. Первым был старый «Саратога» в годы Второй Мировой войны, а несколько месяцев назад – «Бон Омм Ричард» вместе с 3 эсминцами и танкером, образовав эскадру «Конкорд», провел там 6 недель, совершая визиты доброй воли в порты Индийского океана.

Поход Оперативного Соединения 1 – операция «Морская орбита» – потребовал 64 дня, включая заходы в порты Пакистана, Австралии, Новой Зеландии и Бразилии. Кроме того, было совершено несколько «визитов на бегу» в другие страны, когда 4 самолета COD доставляли на борт авианосца, находящегося в море, правительственных чиновников, чтобы продемонстрировать им новейшие корабли.

Во время похода длиной 30500 миль корабли шли со средней скоростью 22 узла. Время путешествия можно было сократить до 42 – 43 дней, поддерживая более высокую скорость. Оперативное Соединение 1 продемонстрировало способность атомной ударной группы действовать по всему миру, совершенно не завися от судов снабжения и береговых баз. Единственным «продовольствием», принятым на борт во время кругосветного плавания, был круг сыра с австралийского эсминца и мешок кофе от президента Бразилии, а также корм для кенгуру, приобретенного в Австралии. Но 6067 офицеров и матросов съели такое количество пищи, о котором не могли и мечтать ни моряки Магеллана во время их путешествия, ни команды 16 американских линкоров, обошедших вокруг света в 1907 – 09 годах.

Оглавление книги


Генерация: 0.162. Запросов К БД/Cache: 0 / 0