Глав: 9 | Статей: 120
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Неудача итальянцев

Неудача итальянцев

Итальянский флот тоже предпринимал попытки в годы Второй Мировой войны создать авианосную авиацию. Итальянский флот рано начал проявлять интерес к самолетам. Вторым пилотом в стране стал лейтенант флота Марио Кальдерара, который получил лицензию в 1909 году. Кальдерара давно интересовался авиацией и еще 2 года назад совершил несколько успешных полетов на гидропланере. Во время этих экспериментов машину в воздух поднимал эсминец «Ланчиере».

Сначала итальянцы рассчитывали на гидросамолеты, которые поставляли Англия, Франция и Соединенные Штаты. Часть морских летчиков прошла обучение во Франции, прежде чем в 1912 году в Венеции была создана летная школа ВМФ.

Когда началась Первая Мировая война, итальянский флот имел около 30 гидросамолетов. К концу войны флот имел уже примерно 500 самолетов, в том числе и базовые. Лайнер «Еуропа» (880 тонн) был переоборудован, чтобы обслуживать гидросамолеты и воздушные шары. Он мог нести до 8 гидросамолетов.

Но даже когда итальянская морская авиация росла и развивалась, семена ее гибели уже были посеяны внутри самой Италии. В 1916 году военный суд приговорил к заключению за экстремистские взгляды бывшего кавалерийского офицера, который еще в 1900 году избрал своей специальностью военную авиацию. Этим офицером был Джулио Дуэ, который позднее напишет:

«А потому я говорю: никакой ПВО из-за ее практической бесполезности. Никакой вспомогательной авиации из-за ее практической бесполезности. Вместо всего этого одни воздушные силы, которые объединят все воздушные ресурсы страны без малейшего исключения. Таков мой тезис».

Это требование независимых ВВС совпадало с мнением англичанина Хью Тренчарда, американца Билли Митчелла, немца Германа Геринга. Однако опыт Второй Мировой войны еще не мог поддержать этот тезис. Дуэ кончил плохо. Суд признал его виновным и на год отправил в тюрьму.

Но в феврале 1918 года в итальянском правительстве произошли изменения, которые завершились маршем Муссолини на Рим. Дуэ был снова призван на военную службу и назначен начальником Главного бюро аэронавтики. Хотя в конце 1917 года итальянская армия развалилась, авиация флота пережила эту катастрофу, как и период нестабильности в первые послевоенные годы. Однако в 1923 году итальянское правительство решило объединить всю авиацию в рамках одной структуры. Флот отчаянно сопротивлялся такому решению, и в 1925 году морской министр даже подал в отставку. Муссолини сам занял его пост. И в это время были сформированы итальянские ВВС на правах отдельного вида вооруженных сил.

Будущее итальянского флота было решено на совещании старших адмиралов в 1925 году, где председательствовал Муссолини. Как писал старейший морской историк и офицер адмирал Ромео Бернотти:

«Споров по вопросу о морской авиации не было. Конференция решила, что Италия не должна иметь авианосцев. К этому решению пришли неожиданно быстро. Главным обсуждавшимся вопросом был: если требуется увеличить морской бюджет до определенного уровня, и добавочные миллионы лир будут выделены, то как их лучше всего использовать? Отвечая на него, каждый офицер говорил о своих кораблях, но представителей морской авиации на конференции не было. Не было даже попыток серьезного обсуждения вопроса. Все свелось к уточнению мелких деталей. Муссолини получил лишнее подтверждение своих убеждений».

Сторонники итальянских ВВС утверждали, что Апеннинский полуостров представляет собой гигантский авианосец в самом центре Средиземного моря, с которого базовые самолеты могут решить все задачи морской войны. Поэтому итальянский флот вступил во Вторую Мировую войну, не имея ни собственных воздушных сил, ни даже отдаленных перспектив получить авианосец.

Такое положение существовало до боя у мыса Матапан в конце марта 1941 года. У мыса Матапан, в первом крупном морском сражении со времен Первой Мировой войны, английский Средиземноморский флот потопил 3 итальянских тяжелых крейсера и 2 эсминца и повредил 1 линкор. Бой стоил англичанам 1 авианосного самолета и 3 человек его экипажа. Ни один из кораблей английского соединения, в которое входил авианосец «Формидебл», не был даже поврежден. Полнейшая неспособность германских и итальянских ВВС обеспечить флоту воздушную поддержку во время боя убедила Муссолини, что флот может получить ее, только имея в своем составе авианосец.

Немедленно было принято решение переоборудовать пассажирский лайнер «Рома» (32583 тонны, 705 футов) в авианосец. Его переименовали в «Аквила» – «Орел». Корабль уже стоял на верфи в Генуе для переоборудования в войсковой транспорт. В качестве авианосца он должен был получить новые турбины, что увеличивало скорость с 21 до 30 узлов. Вооружение корабля должно было состоять из 8 – 135-мм орудий, 12 – 65-мм и 62 – 20-мм зенитных автоматов. 2 элеватора связывали ангарную и полетную палубы. На авианосце должны были базироваться истребители-бомбардировщики Реджиани Re-2000.

Авианосец «Аквила» должен был иметь авиагруппу из 50 самолетов – 36 готовых к бою и 14 запасных, подвешенных под потолком ангара.

Вскоре после принятия решения о перестройке лайнера «Рома», начались работы и на лайнере «Аугустус» (32650 тонн, 710 футов). Он должен был превратиться в авианосец «Спарвиеро» – «Ястреб».

Переоборудование лайнеров шло медленно. Все работы на «Аугустусе» с декабря 1942 по март 1943 года были приостановлены. Когда 8 сентября 1943 года Италия капитулировала, «Аквила» был готов на 80 %. Постройка шла успешно, благодаря помощи немецких инженеров и поставкам некоторого оборудования с «Графа Цеппелина».

Оба итальянских авианосца попали в Генуе в руки немцев. «Спарвиеро» был затоплен 5 октября 1943 года. «Аквила» был поврежден во время воздушных налетов союзников, а 19 апреля 1945 года был потоплен в Генуе итальянскими человекоуправляемыми торпедами, чтобы помешать немцам затопить его на входном фарватере и заблокировать порт. Оба корабля были подняты после войны и пущены на слом.

Действующие авианосцы в составе германского или итальянского флота имели бы огромное значение для Оси. По крайней мере, учения флота вместе с авианосцем показали бы командованию угрозу и возможности воздушных атак.

При наличии хороших самолетов и подготовленных летчиков, имея некоторый опыт использования авианосца вместе с линейным флотом или эскадрой рейдеров, Ось могла изменить ход морской войны. Авианосец давал неоценимые преимущества при защите кораблей, ведении разведки, нанесении ударов с воздуха. Но не похоже, чтобы Италия или Германия могли создать эффективное авианосное соединение. Удовлетворить потребности в кораблях, самолетах, людях, оружии и командирах в этой области они не были в состоянии. Однако, даже имея один авианосец со слабыми эскадрильями, но подготовленными пилотами, германский или итальянский флот мог повлиять на ход войны, если не на ее исход.

Оглавление книги


Генерация: 0.234. Запросов К БД/Cache: 3 / 1