Глав: 5 | Статей: 18
Оглавление
Автор рассказывает о самом могучем виде Советских Вооруженных Сил — Ракетных войсках стратегического назначения. В книге показаны новые черты и возможности, обретенные всеми видами Вооруженных Сил после оснащения их ракетно-ядерным оружием. Подробно рассказывается об оперативно-тактическом ракетном оружии, зенитных ракетах, самолетах и кораблях-ракетоносцах. Приведены яркие примеры отличного владения новым оружием воинов-сухопутчиков, воинов ПВО, моряков, авиаторов, поражающих цели без промаха в любых самых сложных условиях. В книге говорится о любви и уважении советских людей к ракетчикам, о высокой чести служить в советских Ракетных войсках. В тех разделах книги, где говорится о развитии ракетной техники за рубежом, автор использовал данные, опубликованные в иностранных изданиях.

Победы в космосе и вклад ракетчиков

Победы в космосе и вклад ракетчиков

…Считанные минуты остаются до старта космической ракеты. И вот короткая, как выстрел, команда «Пуск» уже прозвучала. Площадка, где находится ракета, очищенная от ферм обслуживания, начинает быстро окутываться густым серым дымом. Внизу появляется нестерпимо яркий, режущий глаза столб пламени. Опираясь на него, ракета, кажется, еще стоит, словно не решаясь оторваться от Земли. Только раскаты грома сотрясают все.

Через мгновение ракета дрогнула, медленно поползла вверх. В этот миг один журналист сравнил ее с хвостатым солнцем. Она мчится все быстрее и быстрее, разрывая могучие путы земного притяжения. Вот она уже высоко в небе, как дневная звезда. Вскоре видится, как маленький огонек. Все ближе та расчетная точка, где от нее отделится корабль, которому предстоит совершить космическое плавание.

Так начинается фильм «Русское чудо», незабываемые кадры которого запечатлели вывод на орбиту мощной космической ракетой корабля «Восток-1» с Юрием Гагариным на борту. Этот момент авторы фильма справедливо считают ярчайшим выражением успехов советского народа, преодолевшего, как космический корабль земное притяжение, гнет капиталистической эксплуатации и в небывало короткий срок совершившего под руководством Коммунистической партии подлинный скачок из тьмы к свету, от отсталости к прогрессу.

Воины Ракетных войск, воины всех видов и родов Вооруженных Сил гордятся нашими замечательными победами в космосе, тем, что в этих победах есть вклад ракетчиков, которые осуществляли пуски космических ракет. Серьезным экзаменом подготовки расчетов Ракетных войск, отмечал в свое время Главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения, явились запуски баллистических ракет с кораблями-спутниками «Восток», обеспечившие успешное выполнение заданий партии и правительства советскими космонавтами в их исторических полетах в космос.

О том, как вдохновенно трудились ракетчики на космодроме в исторический день 12 апреля 1961 г. при подготовке к старту корабля Юрия Гагарина, автору этой книги рассказал командир ракетчиков космодрома.

«Мы с большой гордостью, — говорил командир, — восприняли весть о том, что нам доверено осуществить запуск гигантской ракеты с человеком на борту корабля. Люди буквально загорелись этим делом. Когда стали известны сроки предстоящего полета, коммунисты собрались, чтобы определить свои задачи. Они дали слово сделать все, чтобы небесный космолет действовал безукоризненно.

В процессе подготовки ракеты к пуску те, кто ее проверяет, после того как убедятся в исправности агрегата, прикрепляют к нему флажок. Чем ближе старт, тем больше флажков развеваются на гигантской ракете, тем выше уверенность в безотказном действии всего комплекса могучей техники.

Утром накануне старта прошла последняя проверка ракеты. Все нормально. В час дня состоялась встреча Юрия Гагарина на стартовой площадке с пусковым расчетом. Несколько десятков людей собрались, чтобы посмотреть и послушать первого космонавта. Получилась очень хорошая, сердечная встреча.

— На всю жизнь запомню, — продолжал рассказ командир ракетчиков космодрома, — солнечное утро 12 апреля 1961 г. Приехал Ю. Гагарин и в сопровождении ведущего инженера направился к лифту. Знаменательная минута. Скоро наш товарищ уйдет в космос, и весь мир узнает о великом подвиге советского народа. И вот уже лифт легко понес его ввысь, замер у входа в кабину космического корабля. На земле все быстро расходятся по своим рабочим местам. На площадке уже никого нет. Репродуктор отсчитывает минуты, оставшиеся до пуска. На командном пункте все замерло в ожидании предстоящего события. Офицеры у пультов внимательно следят за показаниями многочисленных приборов о готовности различных систем. Один за другим следуют доклады. Начальник стартовой команды сообщает техническому руководству о готовности и просит разрешения на пуск.

Рука медленно ложится на кнопку „Пуск“. Идут последние секунды. И вот кнопка нажата. Ракета все быстрее и быстрее пошла вверх.

Мы видим на экранах телевизоров, как ярко осветилась кабина лучами солнца, хлынувшими через иллюминатор. Ю. Гагарин стал подробно докладывать о своем самочувствии, о перегрузках, отделении ступеней ракеты и работе систем корабля. Все затаив дыхание слушали передачи первого космонавта».

Родина высоко оценила подвиг Ю. А. Гагарина и тех, кто готовил его полет в космос. Мы, советские люди, гордимся подвигом Юрия Гагарина, мы восхищаемся учеными, инженерами, техниками, рабочими, которые вложили свой разум и сердце в создание этого корабля и в его изумительный полет.

Прежде чем запустить космическую ракету с человеком на борту, все ученые, конструкторы, инженеры, рабочие — словом, все специалисты, в том числе и ракетчики, выполнили гигантскую подготовительную работу, каждый этап которой означал исторические вехи на пути освоения космоса.

От первого спутника до космического полета человека… 4 октября 1957 г. началась эра освоения космоса землянами. Ее открыл полет первого советского искусственного спутника Земли, запущенного советскими ракетчиками.

Уже первые достижения советских ракетчиков в освоении космоса произвели огромное впечатление во всем мире. Как писала «Нью-Йорк тайме», американские туристы в СССР страдали от своеобразной болезни — спутникомании. У них было «глубокое ощущение своей неполноценности, основанное на предположении, что коль скоро советские ракеты лучше американских, то и все советское должно быть уже сейчас или в ближайшем будущем лучше всего нашего».

Любопытно и другое признание американской печати: «Широкое использование на Западе русского слова „спутник“ вместо тяжеловесного американского термина „искусственный сателлит Земли“ является, между прочим, пусть не главным, но тем не менее важным свидетельством… того приоритета, который Советы имеют в освоении космоса».

Вслед за первым в космическое пространство уходили все более совершенные спутники Земли и Солнца, лунники, автоматические станции. Все они были запущены советскими ракетчиками. Советские ученые получили обширные сведения о космосе, позволяющие решать все более сложные научные задачи. Проверкой мастерства ракетчиков были и последующие пуски. Вот уже вымпел с гербом нашей Родины доставлен на Луну, ее невидимая часть сфотографирована.

И все ближе был момент, когда советский человек сделает решительный шаг в космос. Уже в мае 1960 г. поднялся на орбиту первый космический корабль-спутник гигантского веса — 4,5 т. В герметической кабине корабля было предусмотрено все необходимое для нахождения там пилота, даже специальный груз имитировал вес космонавта. В этом эксперименте отрабатывались системы обеспечения безопасности полета, управление ими в космосе. Август 1960 г. ознаменовался запуском советскими ракетчиками второго космического корабля на орбиту спутника Земли. Его вес без последней ступени ракеты-носителя — 4600 кг. В кабине корабля находились животные, в том числе две собаки. Самое памятное, что связано с запуском этого корабля, было успешное возвращение его на Землю после выполнения суточной программы исследований. Система управления и тормозная установка корабля сработали с высокой точностью — отклонение точки приземления от расчетной составило всего несколько километров. Показательно, что летательный аппарат невредимым прошел земную атмосферу благодаря специальной тепловой защите. Хорошее самочувствие сохранилось у животных, совершивших взлет, полет в космосе на расстоянии свыше 700 тыс. км и приземление. То, что так успешно были обеспечены возвращение корабля на нашу планету, а также жизненные условия в кабине во время длительного полета, свидетельствовало о приближающемся полете человека в космос.

И все же советские ученые провели много экспериментов, прежде чем на орбиту спутника Земли вышел запущенный ракетчиками космический корабль с человеком на борту.

Приведем систематизированные данные о пусках ракет, показывающие вехи того пути, который привел советского человека к триумфальным полетам в космос.

4 октября 1957 г. — первый искусственный спутник. Вес — 83,6 кг. Просуществовал 94 дня, сделал 1440 оборотов вокруг Земли.

3 ноября 1957 г. — второй искусственный спутник. Вес — 508,3 кг. На его борту находилось подопытное животное — собака Лайка. Просуществовал 163 дня, сделал 2370 оборотов.

15 мая 1958 г. — третий искусственный спутник. Вес— 1327 кг. Просуществовал около двух лет. Сделал свыше 10 тыс. оборотов.

2 января 1959 г. автоматическая межпланетная станция «Луна-1». Вес последней ступени ракеты 1472 кг, вес станции — 361,3 кг. Превратилась в искусственный спутник Солнца.

12 сентября 1959 г. с помощью второй космической ракеты запущена станция «Луна-2». Вес последней ступени ракеты—1511 кг, вес станции — 390,2 кг. Доставила вымпел с Государственным гербом Советского Союза на Луну.

4 октября 1959 г. — третья космическая ракета вывела в космос станцию «Луна-3». Вес последней ступени ракеты 1553 кг, вес станции 278,5 кг. Обогнула Луну, сфотографировала ее обратную сторону и передала фотографии на Землю.

15 мая 1960 г. — первый космический корабль-спутник. Вес — 4540 кг. На борту корабля находилась герметическая кабина с грузом, имитирующим вес человека.

19 августа 1960 г. — второй космический корабль-спутник. Вес — 4600 кг. На борту корабля находились собаки Стрелка и Белка. Корабль вместе с подопытными животными успешно возвратился на Землю.

1 декабря 1960 г. — третий космический корабль-спутник. Вес — 4563 кг.

4 февраля 1961 г. — тяжелый искусственный спутник Земли. Вес — 6483 кг.

12 февраля 1961 г. автоматическая межпланетная станция к Венере запущена с тяжелого спутника Земли. Вес автоматической межпланетной станции — 643,5 кг.

9 марта 1961 г. — четвертый космический корабль-спутник. Вес — 4700 кг. На борту корабля находились собака Чернушка и другие биологические объекты. Корабль вместе со всеми своими живыми обитателями успешно возвратился на Землю.

25 марта 1961 г. — пятый космический корабль-спутник. Вес — 4695 кг. На борту корабля-спутника находились собака Звездочка и другие биологические объекты. Корабль возвратился на Землю в заданный район.

Эти и другие наши успехи в космосе, безусловно, результат героического труда всего советского народа. Запуски космических ракет для тех, кто их отправлял в звездные дали, служат своеобразным аттестатом замечательного мастерства, новаторства, глубокого понимания своего долга, взаимной выручки.

Как-то в редакцию «Красной звезды» зашел после сдачи экзаменов на заочном отделении академии ракетчик Виталий Колесов. Он много рассказывал о том, как он и его друзья с космодрома участвовали в запусках космических ракет, спутников, кораблей. Вскоре читатели газеты смогли познакомиться с рассказами космического ракетчика. По скромности он почти ничего не говорит в них о себе, а все только о других, хотя сам играл далеко не последнюю роль в подготовке и осуществлении космических запусков.

Виталий Колесов с особенным чувством рассказывает о самоотверженности космических ракетчиков, высокой ответственности каждого за всех и всех за каждого. Показателен в этом отношении такой случай.

Ракетчики готовились к пуску станции, которая вошла в историю как первая искусственная планета, спутник Солнца. Ее старт намечался на 2 января 1959 г. И вот в новогоднюю ночь все номера стартовой команды в испытательном корпусе проверяли будущую посланницу Земли. Проверка закончилась, но никто не уходил из корпуса. И это было не по приказу, а отражало их внутреннюю потребность все, буквально все сделать на ракете, иначе им даже новогодний праздник будет не праздник. Не помогли и слова старшего начальника, названного здесь «главкомом старта». Он предложил:

— Давайте на этом закончим. Время у нас еще есть. К тому же давно известно, что утро вечера мудренее.

Однако инженер-испытатель Владимир Иванович от имени всех запротестовал:

— Праздник от нас не уйдет. А нам уходить от ракеты хотя бы с самым маленьким сомнением не к лицу.

И все остались: решили проверить не один какой-то участок, а снова всю ракету. Отдохнули малость, покурили. Только Владимира Ивановича не было среди них. Когда стартовая команда вернулась на свое рабочее место, он уже поджидал ее там.

— А я тут без вас подумал и, знаете, решил, что мы можем ускорить проверку.

— Как так? — раздались удивленные возгласы.

— Помните, мы и раньше говорили, что можно уплотнить операции? Так вот, давайте перед Новым годом это и сделаем. — Владимир Иванович показал свои расчеты.

Все с интересом ознакомились. «Главком старта», чье слово было решающим, как говорят ракетчики, дал добро. И работа закипела по-новому.

Надо же было случиться непредвиденному! Один из номеров уронил отвертку внутрь ракеты. Искать ее там — все равно что монетку на дне моря. Команда даже расстроилась — надо же быть таким небрежным! Но Владимир Иванович не растерялся. Метнув возмущенный взгляд в сторону виновного, громко и уверенно приказал принести магнит. Как мошкара на свет, металлическая отвертка полетела к сильному магниту. Вот она, злополучная, в руках у Владимира Ивановича. Молча, но очень выразительно отнеслись к оплошности товарища ракетчики. Всю ту, наверное, на всю жизнь памятную ему ночь он старался делать больше всех и лучше всех.

Проверка между тем подходила к концу. Когда до полуночи оставалось несколько минут, Владимир Иванович объявил:

— Вот теперь действительно все. Наша космическая в полном ажуре. С Новым годом, товарищи!

Что тогда делалось там! Все обнимались, целовали друг друга. Сердца наполняла радость оттого, что ракета к пуску полностью готова. Теперь можно отпраздновать Новый год. Владимир Иванович вдруг обратился ко всем с предложением встретить Новый год у него дома. Все шумно выразили свое согласие. Только провинившийся техник молчал. Это заметил Владимир Иванович:

— Все идем, все до одного!

Благодарная улыбка сменила выражение тревоги на лице техника.

…Другой случай связан с пуском автоматической станции в космос. Командование высоко оценило успех ракетчиков, решило отметить их труд. Начальнику стартовой команды было поручено отобрать людей для поощрения. Как он ни прикидывал, а получалось, что отличились все.

— Это невозможно, — сказал «главком старта», — подумайте еще.

Но сколько ни думал начальник, трудно было кого-нибудь выделить. И решили наградить ценным подарком самого начальника команды, а всем номерам объявить благодарность. Как решили, так и сделали. Но награжденный никак не хотел получать подарок, все повторял: «Другие больше отличились». А когда все же взял ультрасовременный радиоприемник, то тут же поставил его в фойе общежития. Успехи общие — пусть и радость будет общей.

Такими самоотверженными членами большого коллектива чувствуют себя космические ракетчики. Каждый делает максимум — коллектив совершает подвиг. Но, запуская ввысь спутники и станции, ракетчики мечтали о запуске ракеты с человеком. В печати описывалось, с каким энтузиазмом они готовили и осуществляли впервые в мире вывод на орбиту советских космических кораблей с человеком на борту.

Все дальше в глубь Вселенной. И как во всем, что делают советские ракетчики, в наших полетах в космос сразу же были взяты поразительные темпы. Второй космонавт — Г. С. Титов — пробыл в космосе уже сутки. За одним витком последовало целых семнадцать! Особенно восхитил специалистов всего мира столь солидный запас мощности советских ракет, который дал возможность поднять на орбиту могучие корабли «Восток», обеспечивающие подлинный комфорт космонавтам в полете, а также полную безопасность их на взлете, в полете и при посадке.

После полетов Ю. Гагарина и Г. Титова автору этой книги довелось беседовать с конструктором, руководившим созданием космических кораблей-спутников. Он рассказал, как проводилась подготовка к полетам летчиков-космонавтов Ю. Гагарина и Г. Титова, поделился возможными перспективами дальнейших работ, задачами, которые могут считаться сейчас технически реальными.

— В свое время, — сказал конструктор, — американские газеты пестрели широковещательными заявлениями о том, что США вне всякого сомнения и, конечно, раньше всех выведут на орбиту вокруг Земли свой спутник «Авангард».

Советский Союз тоже объявил о своем намерении запустить искусственные спутники по программе Международного Геофизического года, но это заявление не сопровождалось самоуверенной, рассчитанной на эффект рекламой. По заданию Центрального Комитета пашей партии и Советского правительства в СССР велись работы по подготовке к запуску первого советского спутника.

Все работы в СССР производились основательно, на солидной научной и промышленной базе, с использованием самых последних достижений нашей науки и промышленности в области металлургии, радиоэлектроники, механики, математики, передовой технологии, химии и т. д. Эти работы велись коллективами советских ученых, конструкторов и высококвалифицированных рабочих самых различных специальностей и отраслей.

В их деятельности проявились лучшие черты, воспитанные партией у советских людей, — глубокое сознание своего долга, принципиальность, чувство нового, творческий подход, коллективизм людей, тесно спаянных единством цели.

Буквально на каждом шагу этой огромной работы, направленной на развитие советской ракетной техники, ощущалось повседневное внимание партии и правительства.

Центральный Комитет партии и Советское правительство верили в успех дела, в творческие силы советских людей, хотя сама проблема проникновения в космос была столь новой и сложной, что можно было ожидать любых неожиданностей, затруднений и даже неудач.

Теперь всему миру известно, что эти усилия увенчались успехом, триумфальной победой советского народа над силой тяготения планеты. В США после многочисленных неудач спутник был запущен только в 1958 г., да и по своим техническим данным он не шел ни в какое сравнение со спутником советским. Так бесславно американский «Авангард» скатился в арьергард!

Успешно совершили свои полеты второй и третий советские искусственные спутники Земли, щедро обогатившие науку результатами крупнейшего значения и давшие огромный практический опыт. Нужно было решительно двигаться вперед, и этот шаг был сделан с большой перспективой.

Появились могучие советские корабли-спутники. Поначалу это были лишь пробные полеты, но они отличались твердой последовательностью и были комплексными. Последнее обстоятельство имеет большое значение, поскольку обеспечивает новый прогресс в развитии ракетной техники, в создании первоклассной автоматической наземной службы для точнейших наблюдений и измерений, в зарождении основ космической медицины и т. д.

Несомненно, что достигнутое советской наукой и техникой — это только начало. В дальнейшем полеты кораблей-спутников будут обычным явлением и более длительными. Ученые много работают над дальнейшим совершенствованием современных космических кораблей и над созданием новых орбитальных летательных аппаратов, предназначенных для полетов в космическом пространстве, прилегающем к нашей планете. Эти полеты должны послужить для отработки высокой надежности и для отладки всей техники орбитальных полетов.

Человек должен и может изучить космос и Землю, он должен и может свободно и спокойно летать в космосе, быть может используя этот путь для транспортных целей, для переброски грузов и пассажиров с более высокими скоростями движения, недоступными в земных условиях. Технически реалистичным может считаться в настоящее время создание в недалеком будущем спутников для ретрансляции связи и телевидения, для целей навигации, несения оперативной службы по наблюдению за атмосферными процессами и физическими характеристиками земной поверхности, что крайне ценно для прогнозирования (а возможно, в дальнейшем и для активного формирования погоды), для службы Солнца, что важно с астрофизической и геофизической точек зрения и других прикладных народнохозяйственных и научных целей.

Большой интерес представляет всестороннее изучение с помощью искусственных спутников нашей Земли как планеты Солнечной системы и других планет, развивающихся на них природных процессов, существующих там жизненных форм.

Важным этапом в развитии полетов искусственных спутников явилось бы создание на разных высотах постоянных орбитальных станций, вечно существующих над поверхностью Земли.

В этом случае помимо многих новых и сложных проблем должна быть надежно отработана система подъема на борт такой станции и, разумеется, проблема благополучного спуска на Землю служебного персонала, обслуживающего либо контролирующего подобную станцию. Было бы выгодным с технической точки зрения орбитальные станции создавать прямо на орбите вокруг Земли, что позволило бы сделать их (учитывая условия невесомости либо малую величину искусственной тяжести) в ином конструктивном, техническом качестве, совсем не так, как делаются сооружения на Земле, в среде земного тяготения.

В этом направлении заложены большие возможности при конструировании как орбитальных аппаратов-спутников, так и космических аппаратов для дальних полетов на другие планеты.

Советские космические ракеты, запущенные в сторону Луны и вокруг Луны, а также ракета и автоматическая межпланетная станция, запущенные в сторону планеты Венера, проложили первые опытные трассы в необъятных просторах Вселенной.

Не так уж далеко то время, когда советский человек направится к Луне и ближним планетам Солнечной системы. Это будет необходимый и закономерный этап изучения Вселенной.

Сбываются мечты и планы знаменитого русского ученого, основоположника звездоплавания К. Э. Циолковского, завещавшего «все свои труды по авиации, ракетоплаванию и межпланетным сообщениям — партии большевиков и Советской власти — подлинным руководителям прогресса человеческой культуры».

Сегодня мы с гордостью за нашу Отчизну можем сказать, что советский народ под руководством Коммунистической партии успешно претворяет в жизнь самые светлые чаяния советских людей во имя мира, счастья и прогресса всего человечества.

В своем рассказе, как не мог не заметить читатель, выдающийся конструктор подчеркнул, что в дальнейшем полеты кораблей-спутников будут еще более длительными. И действительно, в августе 1962 г. был совершен первый групповой космический полет Андрияном Николаевым и Павлом Поповичем на кораблях «Восток-3» и «Восток-4», продолжавшийся несколько суток. Этот полет вызвал всеобщее восхищение. Даже в развитых странах капитализма, издавна кичившихся своей технической мощью, с особой силой зазвучали признания ведущей роли СССР в развитии ракетной техники и космических исследований. «От этих русских никуда не денешься… Они совершили такие подвиги, которые американцы еще и не пробовали совершать», — писала английская газета «Дейли мейл». Ей вторила газета «Рейнише пост» из ФРГ: «Советская наука празднует триумф. Исключительным был уже двойной запуск космических кораблей на одну орбиту. Исключительным был полет в состоянии невесомости. Исключительным было похожее на игру сближение и удаление „космических близнецов“ друг от друга. Но завершающим рекордом была двойная посадка. Советский Союз сделал гигантский шаг вперед»..

Итак, небывало длительный групповой полет блестяще завершен, выполнена обширная программа научных исследований. Прежде всего следует отметить факт исключительного значения — могучие ракеты, корабли и их сложнейшее оборудование, созданное гением советских конструкторов, ученых, инженеров и рабочих, показали полную безотказность на всех стадиях полета, абсолютную надежность в сложных условиях звездного рейса. Поражает та точность, с которой был совершен ракетчиками запуск обоих кораблей. Ведь различие в наклоне их орбит составляло лишь несколько минут дуги, а в расстоянии от поверхности Земли всего несколько километров, то есть меньше одной двухтысячной доли радиуса орбиты. Все это ясно говорит о том, что в области ракетно-космической техники в СССР достигнут высший уровень, чем в какой-либо другой стране мира.

Исследования, проведенные нашими мужественными космонавтами в групповом полете, явились замечательным продолжением планомерного освоения космоса, начатого 4 октября 1957 г. Этим полетом рассеяны и устранены многие сомнения и неясности относительно возможности людей продолжительное время переносить состояние невесомости. Известно, что некоторые специалисты-медики сомневались в возможности длительного пребывания человека в космосе.

Полеты Ю. А. Гагарина и Г. С. Титова дали богатый материал для правильного решения этой проблемы. Усилия наших ученых при подготовке длительного группового полета в космосе были направлены на исследование возможностей повышения физиологической устойчивости организма человека к действию факторов космического полета. Особое внимание было уделено разработке и использованию методов исследования, позволяющих определять особенности функционирования вестибулярного аппарата во взаимодействии с двигательным и зрительным анализаторами. Вестибулярный аппарат, как известно, играет важную роль в обеспечении равновесия тела в покое и движении, так как именно он воспринимает изменения положения головы и тела в пространстве, а также направления движения тела. Анализаторы — это сложные нервные механизмы, осуществляющие тончайший анализ тех или иных раздражений, воспринимаемых организмом. Советские специалисты исходили из предположения, что реакции организма на условия космического пространства зависят от слаженности действия вестибулярного аппарата, двигательного, зрительного и других анализаторов.

С учетом всего этого производится отбор космонавтов и организованы их тренировки. Были приняты также меры, чтобы улучшить условия для более длительного пребывания человека в кабине космического корабля. Для того чтобы получить более обстоятельные данные о состоянии космонавтов в полете, был значительно увеличен объем научной информации с борта космических кораблей. Для этого использовались средства биотелеметрии, то есть передачи из космоса на Землю по радио данных, характеризующих состояние организма. Показателем работоспособности космонавтов служил радиообмен по каналам связи космос — Земля. С помощью телевидения велось наблюдение за поведением космонавтов, их движениями, позами и т. д.

В ходе подготовки и самого группового полета выполнены важные медико-биологические исследования. Удалось, в частности, изучить эффективность методов отбора и подготовки космонавтов, проверить системы жизнеобеспечения и безопасности в полете, получить данные о работоспособности космонавтов на различных участках полета кораблей, о состоянии основных физиологических функций их организмов и т. д.

Таким образом, первый в мире длительный групповой космический полет дал важные данные для науки.

А. Г. Николаев и П. Р. Попович блестяще справились с трудностями длительного космического полета, сохраняли достаточную работоспособность, исключительно пунктуально и аккуратно выполняли научную программу. Никаких патологических изменений в состоянии здоровья космонавтов после полета не обнаружено.

Таким образом, полет А. Г. Николаева и П. Р. Поповича убедительно показал несостоятельность сомнений некоторых специалистов-медиков в возможности длительного пребывания человека в состоянии невесомости. Характерен в этом отношении рассказ А. Николаева о своем самочувствии в полете: «Я полагал, что мне придется испытать неудобства… обусловленные реакцией вестибулярного аппарата на состояние невесомости.

Однако ни на первом витке, ни до конца четырехсуточного полета никаких неприятностей со стороны вестибулярного аппарата ни я, ни Попович не испытали. Больше того, проводя впервые в космосе вестибулярные пробы, я был осторожен, старался выполнять все предписанные повороты головой, движения глазами в строго предусмотренном объеме. Но, не уловив хотя бы малейших неприятных ощущений, я стал сверх программы наращивать силу воздействия на вестибулярный аппарат, делая десятки раз быстрые повороты головы в одну и другую сторону, перемещался по кабине в разных направлениях, вращался вокруг своей продольной оси при свободном падении — результат был один и тот же: никаких неприятностей. Павел Романович был прав, когда сказал, что наши вестибулярные аппараты были „задемпфированы“. У пилотов космических кораблей „Восток-3“ и „Восток-4“ в течение полета никаких вестибулярных расстройств не было».

Успешное осуществление в СССР космического полета большой продолжительности означает, что недалеко время, когда наши космонавты направят свои могучие корабли к планетам Солнечной системы. Именно эта вдохновляющая мысль была подчеркнута на митинге, посвященном встрече в Москве героев космонавтов А. Г. Николаева и П. Р. Поповича: групповой полет — это новый ощутимый шаг, сделанный на пути к межпланетным сообщениям.

Весьма велико значение новых данных, полученных во время полета А. Николаева и П. Поповича, о системах радио- и телевизионной связи космонавтов с Землей и осуществленной впервые в мире связи между космическими кораблями. На ультракоротковолновом диапазоне на земле обычно обеспечивается связь на дальность прямого видения, в космосе переговоры между космонавтами велись на расстоянии в несколько тысяч километров. Дальность связи на коротких волнах в ряде случаев превышала 10 тыс. км. Интересно отметить, что радиосвязь не прерывалась и в те моменты полета, когда космонавты покидали кресла и свободно плавали в кабине. Имелись специальные микрофоны и громкоговорители, обеспечивавшие связь из любого места кабины. В итоге получен чрезвычайно ценный материал о прохождении радиоволн и организации радиосвязи одновременно с несколькими кораблями в космосе, что позволяет проводить дальнейшие эксперименты с еще большим размахом и уверенностью.

В прошлом в печати много писалось о метеорной и иных опасностях, будто бы поджидающих человека в космосе. В результате космических полетов советских космонавтов удалось установить, что метеорная опасность невелика, а вероятность встречи с крупными метеоритами, которые могли бы нарушить герметичность кабины, а тем более поранить космонавтов, еще меньше. Можно считать также установленным, что, по-видимому, и космическая и корпускулярные радиации космонавтам не страшны, во всяком случае в периоды, когда отсутствует их катастрофическое усиление.

Итак, ряды наших космонавтов пополняются. Среди них — представители разных национальностей. Гагарин и Титов — русские, Николаев — чуваш, Попович— украинец. В их дружбе как бы воплощается великая дружба равноправных и свободных советских народов.

Совершенно иная картина в США. Здесь даже в области подготовки космонавтов царит расовая дискриминация. Стремясь создать хотя бы видимость благополучия, руководители американской космической программы включили в число космонавтов негра Эдварда Дуайта-младшего. Но вскоре его отстранили от участия в подготовке к полетам. Один из журналов сообщал: «Вот уже больше года Дуайт находится не на мысе Кеннеди и не на какой-либо другой базе, связанной с космическими исследованиями, а на базе военно-воздушных сил в штате Огайо». Сам Э. Дуайт написал письмо, где перечисляет случаи расового режима, которому он подвергался во время учебы. Однажды его вызвал высокопоставленный офицер и сказал: «Какого черта нужно цветному в космосе? При мне этому не бывать! Будь моя воля, так вашему брату не позволили бы вообще носить летную форму».

Э. Дуайт так охарактеризовал свое положение корреспонденту журнала: «Я претерпел много унижений… Меня не подпускают к космической программе… В военно-воздушных силах даже слова „гражданские права“ считаются чем-то позорным». Так расовая дискриминация, расовое угнетение, неравноправное положение женщин, все резче проявляемые в жизни США, находят отражение в подготовке к космическим полетам.

Беспримерными подвигами прославили Родину и космонавты В. Ф. Быковский и В. В. Терешкова, совершившие совместный полет в космос в июне 1963 г. Полет В. Быковского продолжался длительное время — 119 часов. Его корабль преодолел расстояние более 3 млн. 300 тыс. км. Достигнутые в этом полете дальность и продолжительность свидетельствуют об огромном прогрессе советского ракетостроения, опирающегося на достижения советской науки и техники.

В. Терешкова ныне известна на всей земле как первая в мире женщина-космонавт. Программа ее полета была рассчитана на одни сутки с возможным продолжением до трех суток. Валентина выполнила максимальную программу, сохранив при этом работоспособность, проявив мужество, достойное советской женщины. Ее звездный рейс продолжался 71 час, она совершила 48 витков вокруг Земли и пролетела за это время около 2 млн. км.

Кроме вполне очевидной ценности длительного космического полета, в котором впервые участвовала женщина, следует отметить и то, что программа медикобиологических исследований на этот раз была значительно расширена по сравнению с предыдущими полетами. Были внесены существенные улучшения в системы, обеспечивающие нормальную жизнедеятельность человеческого организма. Не случайно космонавты после полета говорили о пребывании в космосе как о нахождении в «зоне комфорта». Еще более широкими были научные наблюдения самих космонавтов: наблюдения за созвездиями, фотографирование Солнца, края диска Земли при восходе и заходе Солнца, визуальные и оптические наблюдения из космоса за поверхностью Земли. Эти данные принесут большую пользу советской науке. Опыт, полученный в результате полета В. Быковского и В. Терешковой, позволил внести дальнейшие усовершенствования в устройство и оснащение космических кораблей.

В табл. 2 приведены сравнительные данные о полетах советских космонавтов на корабле «Восток» и американских космонавтов в одноместных капсулах.

Таблица 2

Данные о полетах советских и американских космонавтов на одноместных кораблях


Корабль «Восток» стал символом XX века. Как же он устроен? Он состоит из двух основных частей: спускаемого аппарата и приборного отсека. В спускаемом аппарате, выполненном в виде шара диаметром 2,3 м, находится космонавт и все, что необходимо для обеспечения его жизни в полете и приземления после космического рейса. В приборном отсеке размещается аппаратура, работающая в полете по орбите, и тормозная установка. Обе части корабля соединяются друг с другом с помощью четырех стяжных лент.

На поверхности спускаемого аппарата — теплоустойчивый слой, в трех иллюминаторах вставлены жаропрочные стекла. Внутри шара — кабина космонавта. Слева расположен пульт с приборами, позволяющими регулировать температуру и влажность воздуха в кабине, управлять комплексом радиотехнических средств, ориентировать корабль в полете.

Читая описание кабины, можно подумать, что создать корабль — дело обычное и, по-видимому, простое. Однако в действительности это не так. Константин Феоктистов говорил: «Космический корабль — это самая сложная из существующих машин. Сделать такую машину очень трудно». Все до деталей устройства корабля — новое, небывалое, требовавшее для своего утверждения в жизни кропотливого поиска, предвидения и расчета. А ведь всего в оборудовании корабля «Восток» насчитывается 300 приборов, а в них — 240 электронных ламп и 6300 полупроводниковых диодов и триодов, 760 электромагнитных реле и переключателей.

Особенно ответственны такие операции в полете на «Востоке», как определение пространственного положения, скорости и ориентирование корабля по Солнцу и осуществление посадки.

Как правило, космонавты на «Востоке» приземляются отдельно от спускаемого аппарата. Происходит это так. На высоте 7000 м автоматически открывается крышка входного люка, через две секунды катапультируется кресло с космонавтом и вступает в действие парашютная система. Но космонавт приземляется без кресла, оно отделяется на высоте 4000 м. Космонавт же продолжает спуск на парашюте, имея с собой аварийный запас и лодку, автоматически наполняемую воздухом. Она обеспечивает спасение космонавта в случае приводнения. Снижается он со скоростью 6 м/сек. Сразу же после приземления включается пеленгатор — его радиосигнал облегчает поиск космонавта.

Спускаемый аппарат также возвращается на Землю на парашюте, который раскрывается у него на высоте 4000 м.

Между прочим у кресла космонавта есть и еще одна функция: служить средством спасения на старте. В случае аварии оно срочно эвакуирует космонавта. В дополнение к катапультному устройству предусмотрены специальные ракетные двигатели, способные удалить космонавта из опасной зоны и поднять его на высоту, достаточную для надежного срабатывания парашютной системы.

Ю. Гагарин, Г. Титов, А. Николаев, П. Попович, В. Быковский, В. Терешкова провели в общей сложности в космическом стремительном полете на «Востоках» более 383 часов. И все они с восторгом отзывались о комфортабельности корабля.

Первенец космического флота — «Восток» навсегда останется в памяти нашего народа, с ним связаны подвиги, открывшие людям путь в космос, Вселенную.

В беседе с корреспондентами прямо на космодроме в связи с полетом В. Быковского и В. Терешковой академик С. П. Королев подчеркнул важность дальнейшего увеличения длительности полетов. Он напомнил, что полет советской межпланетной автоматической станции «Марс-1» потребовал семи месяцев. Длительность облета вокруг Луны может составить 8—12 суток. Естественно, что для осуществления подобного рейса необходимо хорошо отладить всю технику, освоить системы корабля, обеспечивающие столь длительную жизнедеятельность организма в условиях космического полета.

Интересную мысль высказал С. П. Королев о полете В. Терешковой. Она встретилась с перегрузками, ожидающими космонавта в полете, только при подготовке к этому полету. Терешкова не была летчицей. Отсюда напрашивается вывод о высоком совершенстве нашей космической техники и удачном решении проблем подготовки нелетчика к космическим полетам. Значит, космонавтов мы можем подготовить столько, сколько нам нужно.

Говоря о значении различных наблюдений в космосе, Сергей Павлович указал и на необходимость замечать, как выглядят моря, реки, горы, краски Земли, ее тени при взгляде из космоса. Знание этих ориентиров, пояснил он, будет очень важно при возвращении из дальних полетов.

На вопрос корреспондентов, какое значение имеет сближение кораблей на орбите, выдающийся конструктор ответил:

— Проблема встречи и соединения, так называемой стыковки, космических кораблей поставлены в повестку дня космоплавания. Таким путем удастся создать крупные орбитальные станции, необходимые для исследовательских целей и выполнения роли пристаней для космических кораблей. С таких пристаней будут пополняться снаряжение, запасы топлива, продовольствия, будет оказываться необходимая помощь.

Совместные полеты наших космонавтов служат шагом к стыковке кораблей в космосе. Пока что космические корабли летают по так называемым самотормозящим орбитам. Это значит, что во всех случаях, если даже откажут тормозные устройства, движение корабля будет замедлено сопротивлением атмосферы, и через сравнительно непродолжительное время он опустится на Землю. Вопрос только во времени и месте приземления. Наличие космических пристаней и возможность соединения кораблей друг с другом позволят нам использовать более высокие орбиты, раздвинуть границы космоплавания.

В заключение беседы с корреспондентами на космодроме академик С. П. Королев сообщил свое мнение о полете на Лупу. Полет к Луне, сказал он, чрезвычайно заманчивая, но очень трудная проблема. Такой полет сложен, возвращение с Луны на Землю — тем более. Уверен, что не так далеко время, когда полет человека к Луне станет реальностью, хотя для практического решения этой задачи потребуется, по-видимому, не один год.

Таким образом, из этой беседы можно сделать вывод, что полеты большой продолжительности и дальности означают крупный шаг к осуществлению в будущем рейсов к Луне, Марсу и другим планетам Солнечной системы.

Первые космические экипажи. 12 октября 1964 г. в 10 час. 30 мин. утра на орбиту спутника Земли новой мощной ракетой впервые в мире был выведен трехместный пилотируемый космический корабль «Восход». На нем находились командир экипажа инженер-полковник Владимир Михайлович Комаров, ученый — кандидат технических наук Константин Петрович Феоктистов и врач — Борис Борисович Егоров.

Период обращения корабля «Восход» вокруг Земли составлял 90,1 минуты, минимальное удаление от поверхности Земли— 178 км и максимальное — 409 км. Корабль «Восход» облетел вокруг Земли 16 раз и после завершения программы приземлился в 10 час. 47 мин.

Так впервые уже не один человек, а целый коллектив советских людей оказался в заатмосферном пространстве. И работа шла дружно, самоотверженно, творчески.

Успеху полета способствовало то, что конструкторы построили новый корабль. В нем трехместная кабина, новое приборное оборудование, ряд принципиально новых систем.

Для спуска корабля с орбиты были предусмотрены две тормозные ракетные двигательные установки: основная и резервная. Это и дало возможность уверенно избрать более высокую орбиту, чем достигались ранее.

Телевизионная система корабля позволила зрителям Земли увидеть не только то, что делалось в кабине «Восхода», но и картину, наблюдаемую с борта корабля.

Экипаж в полете наблюдал слои яркости, полярное сияние, измерял высоты звезд, исследовал поведение жидкости в невесомости. Медико-биологические исследования во время полета «Восхода» особенно ценны тем, что они проводились не только с помощью радиотелеметрии, но и непосредственно. Это делал Б. Б. Егоров, наблюдавший за состоянием своих товарищей. В целом исторический полет В. М. Комарова, К. П. Феоктистова, Б. Б. Егорова знаменует собой начало нового этапа в развитии космических исследований. Он доказал, что многоместные корабли дают возможность вести комплексные физико-технические и медико-биологические исследования за атмосферой нашей планеты.

18 марта 1965 г. мир узнал о блистательном полете «Восхода-2», пилотируемого П. И. Беляевым и А. А. Леоновым. Этот полет — качественно новый шаг в космических исследованиях. Выход человека в космос, совершенный во время полета корабля «Восход-2», открыл новую эру в освоении космического пространства. Этим беспримерным экспериментом доказана возможность для человека не только совершать полет внутри космических кораблей, но и активно действовать в космическом пространстве, выполняя наблюдения и другие операции, — словом, работать в космосе. Отсюда создаются реальные предпосылки для решения самых сложных задач, в том числе полетов и высадки на Луне и на планетах Солнечной системы.

Какие же проблемы пришлось решать советским специалистам в процессе подготовки к этому необычному эксперименту?

Прежде всего они позаботились о защите человека, выходящего в свободное пространство, от возможных опасностей. Дело в том, что, покинув корабль, космонавт может встретиться с метеоритами, на него может оказать вредное воздействие радиация. Наши специалисты на основе научно обоснованных прогнозов выбрали орбиту и время полета так, чтобы вероятность встречи с метеоритами была минимальной. Уточняя время выхода Алексея Леонова из корабля, ученые предусмотрели степень солнечной активности.

Для этого полета предстояло так усовершенствовать систему корабля-спутника, чтобы Алексей Леонов мог свободно выйти в космическое пространство и обратно войти в корабль, мчащийся со скоростью 28 тыс. км/час.

Пребывание в неизведанном пространстве ничем не угрожало нашему космонавту: он находился в созданном советскими специалистами удобном и надежном скафандре, который ослаблял радиацию и прочно защищал его от низкого давления, перегрева, охлаждения. Он пользовался автономной системой жизнеобеспечения.

Нашим медикам и биологам, подготавливавшим человека к парению в космосе, пришлось решать трудные задачи. Ведь там, в открытом пространстве, нет опоры, по-иному строится координация движений. Эту программу подготовки Павел Беляев и Алексей Леонов прошли успешно.

На земле они учились действовать, как в космосе. На космодроме Алексей Леонов рассказывал; «Я очень часто видел в своем воображении наш полет в космос. Точнее, свой космический эксперимент. А сколько раз проделывал их в уме, проигрывал в корабле, и сказать не могу. Очень кропотливо готовились. Тяжело, конечно, было. Нас „поднимали“ в барокамере на высоту до сорока километров. На реактивном самолете мы сделали до двадцати „горок“. Кроме того, провели десятки условных полетов. До деталей все отработали на земле. Знали: в космосе будет еще труднее…».

Корабль «Восход-2» двигался вокруг Земли с периодом обращения 90,9 минуты. Его максимальное удаление от нашей планеты — 495 км, минимальное— 173 км. Это самая высокая орбита, на какую до того времени удалось подняться человеку.

На втором витке свершилось небывалое, потрясающее: Алексей Леонов покинул корабль. Когда космовидение передало эти исторические минуты, мир замер от восхищения. Было поразительно, что человек, оказавшись в безвоздушном пространстве, действует решительно и спокойно.

Находясь в бескрайнем просторе, советский космонавт не просто наблюдал за окружающим, а совершал целенаправленные движения, выполняя элементы трудовых процессов. Он удалился от корабля на 5 м и пробыл в космосе 20 минут, из них 10 минут — в свободном парении. Как показал опыт, выйти из корабля в космос оказалось легче, чем вернуться обратно. Однако Леонов успешно выполнил и эту операцию.

Почему этот полет непосредственно связывают с будущей высадкой людей на поверхности небесных тел?

Конструктор, руководивший созданием космических кораблей, отвечает на эти вопросы так: «Для будущего мирового космоплавания важно, чтобы человек научился „плавать“ в космосе. Дальнейшие исследования заатмосферного пространства потребуют от космонавтов умения работать вне корабля с научной аппаратурой, в случае необходимости ремонтировать ее, вести, например, сварочные работы. Могут сложиться обстоятельства, при которых экипаж одного корабля должен будет помочь космонавтам другого космического объекта. Это можно сделать, если будет освоен метод выхода человека из корабля».

Важным этапом космонавтики считается постройка обитаемых орбитальных станций. На них придется менять экипажи несколько раз. Для этого надо решить задачу встречи, или стыковки, кораблей и опять-таки создать условия для перехода из одного корабля в другой.

В полете велись телепередачи, показывающие выход человека в космос. Командиром корабля П. Беляевым испытана ручная система посадки корабля.

В славный ряд Героев Советского Союза встали еще два космонавта — П. И. Беляев, А. А. Леонов. За ними последуют и другие наши посланцы в заатмосферные дали — покорители межзвездных пространств.

Таблица 3

Орбитальные полеты советских космонавтов на двух- и трехместных кораблях


Международная авиационная федерация (ФАИ) осенью 1965 г. утвердила в качестве абсолютных мировых рекордов выдающиеся достижения советских летчиков-космонавтов П. И. Беляева и А. А. Леонова. В качестве рекорда утверждена высота орбитального полета— 497,7 км. Пребывание А. А. Леонова в свободном космосе также зарегистрировано как первое мировое достижение.

В «Деле о рекордах» П. И. Беляева и А. А. Леонова, представленном Советским Союзом в ФАИ, содержится акт об определении дальности отхода летчика-космонавта Леонова от корабля. Она определена полной длиной фала — 5,35 м.

В том же деле содержится описание двухместного корабля «Восход-2». В этом описании говорится: корабль-спутник «Восход-2» — пилотируемый двухместный ракетный аппарат. Он разработан на базе космического корабля-спутника применительно к выходу космонавта в открытый космос. Этот выход и возвращение в корабль осуществляются методом шлюзования.

«Восход-2» — по сравнению с «Востоками» — качественно новая ступень в строительстве космических кораблей. Но черты, характерные для первых наших кораблей, чувствуются и в нем. Он состоит из спускаемого аппарата с герметической кабиной для экипажа и приборного отсека. В герметической кабине обеспечиваются все условия для жизнедеятельности людей, находятся запасы пищи и воды, средства контроля и управления работой бортовых систем корабля, часть приборов радиооборудования, телевизионные камеры, видеоканальное устройство, кино-, фотоаппаратура, аппаратура для медицинских и научных исследований, средства пеленгации на участке спуска и приземления. В приборном отсеке — источники тока, система терморегулирования и жидкостная тормозная двигательная установка. Для дублирования ее предусмотрен резервный тормозной твердотопливный двигатель, что позволило перейти к более высокой орбите. «Восход» в отличие от «Востока» был снабжен системой для мягкой посадки, и экипажи приземлялись не на парашютах, а в кабине.

Как обычно, на поверхности спускаемого аппарата предусматривается теплостойкое покрытие. Есть специальные люки для покидания кабины экипажем. Но главное и характерное для кабины «Восхода-2»— шлюзовое устройство. Оно позволяет выходить в космос и возвращаться обратно без разгерметизации кабины. Для выхода из термокамеры предусмотрена специальная герметичная крышка люка, которая может открываться и закрываться автоматически по команде с пульта или вручную. Через этот люк космонавт попадает в шлюзовую камеру. Через другой люк со своей герметичной крышкой выходит в открытый космос. Два киноаппарата фотографируют космонавта в шлюзовой камере. Еще один аппарат фиксирует движения космонавта, «плавающего» в космосе. После завершения программы выхода космонавта в космическое пространство шлюзовая камера отделяется от корабля.

Управлять кораблем можно автоматически или с помощью ручного управления. В этом случае используется оптический ориентатор для определения направления полета и местной вертикали либо ионные построители вектора скорости корабля. Сигналы ионных построителей вектора скорости корабля индицируются на видеоконтрольном устройстве телевизионной системы корабля. Систему ручного управления полетом и спуском П. И. Беляев с блеском применил на практике и этим подтвердил ее высокие качества.

Новой задачей телевидения на «Восходе-2» явилось наблюдение за вышедшим космонавтом. Для этого предусмотрены две камеры наружного наблюдения.

Оригинален и прибор для определения экипажем местоположения корабля на орбите и координат точки приземления. Он выполнен в виде глобуса, вращающегося относительно двух осей. Под перекрестием, нанесенным на лицевом стекле прибора, в каждый момент оказывается местность, над которой пролетает корабль-спутник. Конструкция глобуса позволяет вносить необходимую коррекцию в работу прибора по результатам фактических изменений параметров орбиты.

Ученики продолжают дело учителя. Созданием ракетно-космических систем, с помощью которых впервые в мире был осуществлен выход человека в космос, как и полетами первого спутника и первого пилотируемого корабля, руководил выдающийся ученый и конструктор, дважды Герой Социалистического Труда, коммунист, академик Сергей Павлович Королев.

14 января 1966 г. в Москве на 60-м году жизни он скоропостижно скончался. Наша страна и вся мировая наука потеряли ученого, с именем которого навсегда будет связано одно из величайших завоеваний науки и техники всех времен — открытие эры освоения человечеством космического пространства.

С. П. Королев родился 30 декабря 1906 г. в г. Житомире в семье учителя. С 1927 г. работал в авиационной промышленности. В 1930 г. без отрыва от производства окончил факультет аэромеханики Московского высшего технического училища им. Баумана и в том же году Московскую школу летчиков.

Познакомившись с К. Э. Циолковским и его идеями, он увлекся ракетно-космической техникой и стал одним из ее основателей.



Сергей Павлович Королев (1906–1966 г.).

В 1932 г. с его участием была организована группа по изучению реактивного движения (ГИРД), коллективом которой были созданы первые экспериментальные ракеты.

С этого времени и до конца своей жизни все свои силы он отдавал развитию советской ракетно-космической техники.

Будучи молодым ученым, в 1932 г. С. П. Королев, проникнутый горячей верой в идеи Циолковского о межпланетных полетах и освоении человеком космического пространства, начинает работать в области развития ракетно-космической техники и становится одним из руководителей крупнейших научно-технических коллективов по созданию этой техники.

Преданность делу, необычайный талант ученого и конструктора, горячая вера в свои идеи, кипучая энергия и выдающиеся организаторские способности академика Королева сыграли громадную роль в решении сложнейших научных и технических задач, стоявших на пути развития ракетной и космической техники. Он обладал громадным даром и смелостью научного и технического предвидения, и это способствовало претворению в жизнь сложнейших научно-технических замыслов.

Советский народ создал могучую ракетную технику и открыл дорогу в космос.

С. П. Королев был крупнейшим конструктором ракетно-космических систем, обеспечивших завоевание основных этапов исследования космического пространства. Это первый искусственный спутник Земли — начало космической эры, многие спутники, создавшие новую эпоху в изучении физических свойств космического пространства, первый полет к Луне, облет Луны и фотографирование ее невидимой стороны, космические корабли-спутники и первый в мире полет человека в космос, первый выход человека в свободное космическое пространство.

Дружеское напутствие перед космическим полетом, деловые советы во время выполнения полета, умение принять правильное решение в любой обстановке — всем этим обладал Сергей Павлович.

Он провожал советских космонавтов в космические полеты и встречал после возвращения на нашу родную советскую землю.

С. П. Королев отдал свою жизнь беззаветному служению своей Родине, развитию передовой науки и техники нашей страны. Его могучий талант, неиссякаемая энергия и горячее сердце вызывали глубокое уважение у всех, кто его знал, кто с ним работал. Академик Королев принадлежит к числу тех замечательных ученых нашей страны, которые внесли неизгладимый вклад в развитие мировой науки и культуры.

Он воспитал много ученых и инженеров, ныне работающих в различных научных и конструкторских организациях. Воспитанные им советские специалисты, космонавты будут неуклонно продолжать и развивать дело, которому отдал свою славную жизнь Сергей Павлович.

Форсирование космических программ США. В США в ответ на успехи СССР предпринимается форсирование программ космических исследований. Директор Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства Джеймс Уэбб заявил весной 1965 г., что пройдет немало времени, прежде чем в Соединенных Штатах начнет действовать ракета-носитель такой же мощности, как та, которую русские используют в течение последних 3–4 лет.

«Впрочем, вы знаете, что русские, возможно, тоже работают над созданием более мощной ракеты, — сказал Уэбб. — Дело в том, что они вырвались вперед в самом начале, и требуется долгое время, чтобы догнать их».

Французский журнал «Экспресс» опубликовал в номере за 10 июня 1965 г. статью, посвященную полету двухместного корабля США «Джеминай-4» с Джейсом Макдивиттом и Эдвардом Уайтом на борту. Она называлась: «Блеф в игре, где ставка — космос». В ней говорилось: «Подвиг советского космонавта Леонова, выход которого в космос с борта „Восхода“ могли благодаря телевидению наблюдать во всем мире, нарушил последовательность американских планов. Чтобы принять вызов русских, инженеры США по настоянию президента должны были вдвое ускорить программу…» Именно с этой целью и был произведен полет «Джеминая» с Макдивиттом и Уайтом на борту. «…Горя желанием доказать, что США наверстали свое отставание и даже перегнали своих соперников, — продолжает журнал, — они приняли решение осуществить космическую встречу. Пилот Макдивитт должен был приблизить свою кабину на несколько метров ко второй ступени ракеты, которая вывела корабль на орбиту. Уайт, выйдя из кабины, должен был дотянуться рукой до ракеты…

Выход Уайта в пространство прошел успешно на третьем витке, а не на втором, как это было предусмотрено. В русском корабле Леонов имел в своем распоряжении шлюзовую камеру и тем самым имел время подготовиться к выходу. Небольшие размеры кабины „Джеминая“, наоборот, вынуждали Уайта выйти в космос прямо из кабины…

Недостаток места на борту спутника не дал также возможности передать этот эксперимент по телевидению, так как было невозможно взять с собой телекамеру. Действительно, Уайт и Макдивитт находились в кабине в столь стесненных условиях, что вынуждены были выбрасывать за борт некоторую научную аппаратуру… В конечном счете пришлось отказаться от радужных планов осуществить встречу в космосе… Впрочем, с технической точки зрения у американцев отнюдь не было оснований так спешить. „Джеминай“ является ограниченной по своим возможностям программой, так как ракета „Титан“ не способна вывести на орбиту дополнительный вес… И какова бы ни была смелость космонавтов, каково бы ни было мужество инженеров и даже нетерпение государственных деятелей, не следует блефовать в игре, где ставка — космос».

1965 год был годом дальнейшего развития исследований околоземного пространства. Кроме спутников СССР и США в космосе появился французский. Четыре американских космонавта Ловелл, Борман, Ширра и Стаффорд совершили смелые полеты и почти вплотную сблизили свои корабли. Это серьезное достижение. В последующих полетах американские космонавты осуществили стыковку корабля с ракетой, маневр орбитами, длительный выход человека в открытый космос.

Однако остается незыблемым то положение, что Советский Союз установил главнейшие вехи в освоении космоса. Печать всего мира отмечает высокий научный уровень советских космических исследований. Вместе с тем печать многих стран критикует космическую программу США за ее военную направленность и авантюризм. «Американцы беззаботно засоряют космическое пространство, — пишет английский журнал „Экономист“. — Они взрывали там на большой высоте атомные бомбы, усилив интенсивность пояса радиации… Они набросали в космос медных иголок, которые могли бы, если бы американские военные настояли на своем, помешать радиосигналам поступать на Землю из космоса. В неконтролируемом спутнике, который полетел не так, как предполагалось, вокруг Земли вращался смертоносный американский плутоний… Космические мусорщики— невежды продолжают засорять пустоту над нами… старыми ракетами, использованными ускорителями, вышедшими из строя спутниками, часть из которых все еще передает тарабарщину, осколками бомб и иголками».

На одной пресс-конференции американского космонавта Бормана спросили, может ли случиться так, что когда-нибудь кто-то из космонавтов погибнет. Он ответил: «Мы совершенно неизбежно потеряем какой-то экипаж. Это начинаешь признавать. Мы все теряли друзей во время полетов… Нам придется платить деньгами и, конечно, жизнями».

Действительно, погоня космических фирм США за прибылью, рекламная шумиха приводят к ненужной спешке, недоделкам, отказам непосредственно перед стартом и в полете. Вспомним хотя бы неисправность корабля «Джеминай-6», полет которого пришлось отложить уже тогда, когда начали работать двигатели.

Понятно, какой опасности подвергались космонавты, находившиеся в корабле. Полет «Джеминай-8» пришлось срочно прекратить, так как отказала система стабилизации. Экипаж оказался на грани катастрофы. В обоих случаях американским космонавтам пришлось проявить все свое мужество и хладнокровие.

А есть ли опасность в полетах у советских космонавтов? На этот вопрос хорошо ответил Ю. Гагарин:

«Коллективу советских космонавтов, находящемуся в готовности номер один к новым звездным рейсам, предстоит еще много сложных опытов в космическом пространстве. Опасно ли это? Да, опасно. Но мы верим в надежность советской космической техники, верим в гений замечательных советских ученых и конструкторов, в мастерство наших рабочих».

Новые победы советской космонавтики. Запуск советскими ракетчиками «Зондов» в космическое пространство, маневрирующего спутника «Полет-2», систем «Электрон», а также ряда спутников серии «Космос» дали новую ценную информацию о космическом пространстве. В условиях космического полета автоматической станции «Зонд-2» впервые были испытаны электрореактивные плазменные двигатели.

Богаты космическими событиями и 1965 и 1966 годы. Крепко потрудились наши ракетчики. 16 июля 1965 г. газеты оповестили, что одна ракета-носитель вывела на орбиту сразу пять спутников Земли: «Космос-71, -72, -73, -74, -75». На следующий день советская печать возвестила о том, что на орбите появилась космическая станция «Протон-1». В сообщениях об этом запуске подчеркивалось, что в целях обеспечения выполнения намеченной программы исследования космического пространства в СССР создана новая ракета-носитель с общей мощностью двигателей в 60 млн. л. с. Она-то и вывела на орбиту станцию «Протон-1» и комплекс контрольно-измерительной аппаратуры. Общий вес полезного груза, выведенного на орбиту (без последней ступени носителя), составляет 12,2 т. Эта станция оснащена единым комплексом аппаратуры, способным регистрировать более 180 параметров. Электронные блоки этой аппаратуры содержали 9000 полупроводниковых приборов — более 4100 транзисторов и более 4500 кристаллических диодов. Запуск космической станции «Протон-2» — новое научно-техническое достижением Созданием уникального научного и ракетно-космического комплекса заложены основы для проведения ранее невозможных исследований огромного круга физических явлений — от процессов в микромире до гигантских процессов галактических и даже метагалактических масштабов.

18 июля стартовала автоматическая станция «Зонд-3», предназначенная для исследования физики дальнего космического пространства, отработки и испытания различных бортовых систем. В частности, на борту станции была установлена аппаратура для фотографирования планет и передачи изображения с расстояний до сотен миллионов километров.

При прохождении станции «Зонд-3» мимо постоянного спутника Земли — Луны — она сфотографировала ту часть ее, которая оставалась неизвестной до настоящего времени. Снимки были приняты на Земле и дали в руки советских ученых новые важные данные о строении лунной поверхности. Обнаружены, например, границы Моря Весны на севере и даже новые моря. Удалось точно установить их число. Вновь открыты образования, не встречающиеся на видимом с Земли полушарии Луны, — цепочки небольших кратеров протяженностью в сотни километров.

Мировая общественность очень высоко оценила новый вклад советской космонавтики в изучение Луны.

В том же июле советская печать сообщила о первых итогах эксплуатации спутника «Молния-1». Он стал надежным связным между дальними городами СССР. Линия дальней связи через космос обеспечила устойчивые передачи не только черно-белого, но и цветного телевидения. Через спутник «Молния-1» установлен регулярный обмен телевизионными программами между столицей и тихоокеанским побережьем.

В течение мая и июня 1965 г. проводились испытания многоканальной системы телефонной связи. Системы одновременно передавали телефонные разговоры, работали тональный телеграф, фототелеграф, радиовещание. В июне того же года вступила в действие коммерческая междугородная космическая телефонная связь Москва — Владивосток, Свершилось то, о чем прежде лишь мечталось: телефонистка Москвы или Владивостока набирает номера телефонов абонентов другого очень далекого города и вызывает их через космос. Усовершенствование всех видов дальней связи продолжается в интересах советского народа, всего человечества. Дальнейшее развитие эксперименты по космической связи получили после вывода на орбиты второго и третьего спутников типа «Молния-1».

6 ноября 1965 г. в 24 часа по местному времени десятки тысяч жителей Приморского края, настроив свои телевизоры, перенеслись в Кремль, во Дворец съездов, где началось торжественное заседание, посвященное 48-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Они увидели торжественное празднование 1 мая 1966 г. в столице нашей Родины одновременно с москвичами и тоже благодаря советскому спутнику связи «Молния». Качество передач через космические дали было высоким.

И здесь снова хочется противопоставить этой благородной программе американскую программу развития космической связи, рассчитанную главным образом на получение… прибыли. Как сообщила английская газета «Дейли мейл» 16 июня 1965 г., США требуют столь высокой платы за использование своего искусственного спутника, что американское и английское телевидение отказываются от него… Должностные лица английского телевидения убедились, что дешевле доставлять пленку на самолетах, чем пользоваться передачами через спутник. Да и в самих США проводился бойкот этого связного спутника. Комментарии, как говорят, излишни.

С каждым годом все более сложные запуски удается осуществлять нашим ракетчикам. Ярчайшими успехами в освоении космоса был ознаменован XXIII съезд КПСС.

Станция «Луна-9» совершила впервые в истории мягкую посадку на постоянном спутнике в районе Океана Бурь.

Эта задача была исключительно сложной. Дело в том, что на Луне нет атмосферы и те устройства, которые уже опробованы для посадки аппаратов на Землю, там не подходят. Торможение здесь можно осуществить с помощью ракетных двигателей, включаемых по команде с Земли. Причем эти двигатели должны свести скорость станции в момент соприкосновения с лунной поверхностью до нуля. И эта программа управления полетом была пунктуально и четко осуществлена— станция мягко прилунилась.

Антенны станции раскрылись спустя 4 минуты и 10 секунд после прилунения. И Луна вступила в прямую связь с Землей.

С точки зрения развития космической связи работу нашей лаборатории «Луна-9» и получение информации от нее на Земле смело можно назвать рождением межпланетной связи. Впервые в истории науки мы, земляне, слушали по радио передачу с поверхности одного из небесных тел нашей солнечной системы. И не только слушали, но и видели панораму вокруг станции.

Телекамера станции «Луна-9» возвышалась над поверхностью Луны. Радиус ее обзора составлял 1,5 км. Передатчик станции работал на частоте 183,5 мгц. Последний сеанс связи со станцией состоялся через 75 часов после прилунения.

Что же показала круговая панорама Луны? Местность вокруг станции холмистая, с отдельными кратерами диаметром от одного до нескольких метров. Лунной пыли на снимках, переданных станцией, не видно. Напротив, видна порода типа пемзы или шлака. Она оказалась достаточно прочной, чтобы станция не погрузилась.

Нужно отметить высокое качество снимков, полученных с помощью станции «Луна-9». Причем полная панорама снимков составила 6000 строк, передавалась она в течение 100 минут.

В результате работы первой лунной лаборатории обнаружено собственное излучение нашего естественного спутника. Это излучение, по-видимому, вызвано ядерными реакциями, происходящими под действием космических лучей в поверхностных слоях Луны. Дальнейшие исследования этого излучения помогут раскрыть тайны химического состава лунных пород.

Высокой точности в работе всех систем требовал и вывод космических станций «Луна-10», «Луна-11», «Луна-12» и «Луна-13» на селеноцентрическую орбиту. Нужно было точно вывести космическую станцию на траекторию полета к Луне, обеспечить контроль и управление ее движением, четкую ориентацию по небесным светилам. И, наконец, предстояло осуществить строго дозированное торможение у Луны. Причем станция летит как бы мимо Луны, и в заранее рассчитанный момент тормозной двигатель снижает скорость космического аппарата и переводит его на эллиптическую окололунную орбиту. Все это успешно удалось выполнить советским ученым, инженерам, ракетчикам.

Какие же наблюдения призваны были осуществить первые лунные спутники? Они уточнили вопрос о величине магнитного поля у нашего естественного спутника, изучали химический состав его поверхности, температурный режим, излучения и т. д. Многое дало измерение параметров движения искусственного спутника Луны для уточнения ее массы и конфигурации.

За выдающиеся успехи в осуществлении мягкой посадки «Луны-9» и создание первого искусственного спутника Луны коллективы специалистов удостоены Ленинской премии.

22 февраля 1966 г. был выведен спутник «Космос-110», предназначенный для биологических исследований. На его борту находились две собаки — разведчики космоса — Ветерок и Уголек. Орбита была выбрана так, что спутник на долгое время оказывался в зонах повышенной радиации внутреннего радиационного пояса Земли — апогей орбиты достигал 904 км. Собаки пробыли в полете 22 дня.

Эксперимент на спутнике «Космос-110» с полетом в течение 22 дней двух животных Ветерка и Уголька дал в распоряжение ученых новые данные об условиях длительного полета по орбите, проходящей через области интенсивной радиации, о влиянии этих условий на живой организм. Несомненно, эти данные будут использованы при подготовке новых полетов пилотируемых космических кораблей.

1 марта 1966 г. в космических исследованиях произошло событие, взволновавшее буквально весь мир. Советские ракетчики попали в Венеру! Действительно после трех с половиной месяцев полета в космическом пространстве автоматическая станция «Венера-3» достигла поверхности далекой планеты и доставила туда вымпел с гербом Советского Союза. Станция «Венера-2» несколькими днями раньше прошла рядом с Венерой (на расстоянии от нее в 24 тыс. км). Полеты наших станций к Венере позволили решить ряд принципиально новых задач межпланетных полетов и получить ценные научные материалы.

В «Звездном городке» в окружении сосен возвышается гранитная стена. Каждая из плит, составляющих эту стену, символизирует полет в космос. На плите начертаны имена героев-космонавтов. Мне думается, что на эти скрижали века следует заносить и имена тех, кто устремляет космические корабли во Вселенную — ракетчиков.

Достижения СССР в космосе, как в зеркале, отражают успехи в развитии науки и техники, в укреплении могущества Родины. Могучие ракеты, с помощью которых наши космонавты совершили свои беспримерные космические полеты вокруг Земли, способны поднять и доставить ядерные бомбы в любую точку земного шара.

Наши ракетчики всегда готовы к боевым делам. Это они доказали многими свершениями, и в том числе пусками космических ракет.

Советские ракетчики, блестяще выполняя задачи по запуску кораблей «Восток», «Восход», спутников «Космос», «Электрон», станций «Луна-9», «Луна-10», «Луна-11», «Луна-12», «Луна-13» и других, продолжают работы по испытанию мощных баллистических многоступенчатых ракет, предназначенных для запусков тяжелых спутников Земли и осуществления космических полетов к планетам Солнечной системы. Великолепная точность расчетов, величайшая надежность сложнейшей техники — вот то первое и главное впечатление, которое остается, когда вдумываешься в скупые строки сообщений о запуске в Советском Союзе мощных ракет.

Оглавление книги


Генерация: 0.294. Запросов К БД/Cache: 0 / 0