Глав: 14 | Статей: 70
Оглавление
В этой книге впервые собраны воедино сведения о самых невероятных порождениях военно-технической мысли — летающих танках, кривоствольном оружии, подводных самолетах, огромных орудиях и многом другом.

Читатель узнает об истории появления многих образцов такой необычной техники и причинах появления парадоксальных идей и проектов.

Несмертельное оружие в бою

Несмертельное оружие в бою

Те методы ведения войн, которые сегодня исследователи относят к несмертельным, использовались с незапамятных времен. В основном это были методы уничтожения экономики и экономической среды противника, к которым воинствующие стороны прибегали в ходе конфликтов. Так, в начале Пелопоннесской войны в 431 году до н. э. войска спартанского царя Архидама II опустошили поля Аттики. В результате недовольства крестьян, лишившихся своего достояния, афинский стратег Перикл и его партия, выступавшая за войну, потерпели поражение на выборах. Позднее подобную тактику использовали монголы, которые при завоевании Средней Азии разрушили там ирригационную систему. Похожие методы использовались и в современных войнах: во время Вьетнамской войны американцы применяли дефолианты для уничтожения сельскохозяйственного производства противника. Издавна проявлялось в войнах стремление подорвать финансовую систему противника. Например, известно, что Бонапарт Наполеон перед кампанией 1812 года распространял в России фальшивые ассигнации. Давно применялась практика ведения информационных войн. Еще в Древнем Китае за пятьсот лет до нашей эры полководец Суньцзы обосновал принципы ее ведения. Он же подчеркивал, что лучший военачальник тот, кто достигает победы без сражений. Широко во время войн использовались слухи: войска, к примеру, Чингисхана шли вслед за рассказами о их невероятной жестокости, что в сильной степени подрывало моральный дух их противников.

История войн богата и другими примерами несмертельных методов их ведения. По мнению исследователей, причиной повышенного интереса к НСО и значительного финансирования соответствующих программ в 1990-е годы является возросшее влияние общественного мнения. Поэтому политиков, принимающих решение о проведении военной операции, обычно волнует вопрос о том, как отнесется общество к человеческим жертвам, которые неизбежны при ее проведении.

Некоторые источники утверждают, что НСО разрабатывается в США уже более 40 лет, однако именно на 1990-е годы приходится пик его применения. Изменение концепции военной и миротворческой операции привело к тому, что несмертельные виды вооружений были задействованы во всех конфликтах со стороны НАТО в это десятилетие. Уже в 1991 году НСО применялось в ходе операции «Буря в пустыне» для разрушения энергетической системы Ирака. Ракеты морского базирования «Томагавк» с боеголовками «Kit-2», содержащими кассеты, наполненные углеродной проволокой, вывели из строя 85 % энергетических мощностей страны.

В частности, по сообщениям в печати, на вооружении морских пехотинцев был лазерный ослепитель, пристроенный в М203, который только ослепляет, но не выжигает сетчатку глаза. В зависимости от мощности и расфокусировки он выводит противника из строя на срок от минуты до нескольких часов. И когда один из солдат оказался в окружении толпы разъяренных сомалийцев, он решил никого не убивать, а перебросил переключатель гранатомета на лазер. Через 5 минут поле боя было за американцем.

Полагается, что на начальном этапе операции несмертельное оружие сыграло главную роль в удерживании противника от военных действий: лидерам сомалийских кланов было известно о наличии у морских пехотинцев несмертельных систем — об этом представители вооруженных сил США сообщили заранее на состоявшихся брифингах, в средствах массовой информации.

Поэтому на начальном этапе операции американским морским пехотинцам даже не приходилось использовать это НСО, так как местное население, зная о нем, само разбегалось при их появлении. В данном случае сработал психологический фактор использования НСО, который американское командование применяло вполне сознательно. Например, был специально распущен слух, что у американцев есть некое секретное оружие, действующее на потенцию. В результате местные жители боялись даже приблизиться к пунктам дислокации морских пехотинцев.

Однако авторы статей в западных СМИ и военные эксперты выражали энтузиазм по поводу применения НСО в сомалийской операции только на ее начальном этапе. Скоро контингент оказался втянутым в настоящую войну с прибывшими в страну мусульманскими боевиками. Причем именно американцам пришлось выполнять в этих условиях всю опасную работу, и о применении НСО в этих условиях уже никто не думал.

На примере операции американских морских пехотинцев в Сомали очевидно, что вопрос о практическом применении НСО следует рассматривать в общем контексте военной операции. Концепция этой миротворческой операции в Сомали вырабатывалась без учета всех особенностей противника. Действительно, экзотические виды НСО подействовали на психологию населения и некоторое время сдерживали местные кланы, но оказались совершенно бесполезными, когда миротворческий контингент столкнулся с моджахедами.

Факт применения силами морской пехоты США бескровных систем в Сомали оценивается как отдельный, по сути, изолированный успех, а не результат масштабной программы министерства обороны США по созданию такого оружия. В принципе, опыт морских пехотинцев в сфере применения этого оружия, будучи сам по себе важным рубежом в его развитии, в то же время показывает, какой долгий путь предстоит еще пройти, прежде чем системы бескровного оружия станут общепринятым и эффективным инструментом Вооруженных Сил США.

Части США, развернутые в Боснии, также имели на вооружении системы оружия и средства несмертельного воздействия. Так, для выполнения поставленных задач американские военные летом 1997 года получили губковые гранаты, а также специальные окрашивающиеся комплекты. 40-мм губковые гранаты ударного действия предназначены для сбивания человека с ног и действуют на расстоянии 30 метров. Они выстреливаются из обычных индивидуальных гранатометов М-203. Красящие компоненты выглядят как баллоны с водой, которые следует кидать в толпу в сторону зачинщиков беспорядков для их последующего выявления.

Представитель Пентагона заявил по этому поводу: «Эти средства должны дополнить вооружение американских солдат, а не заменить его». Вскоре возникла необходимость применения НСО: после инцидента в Брчко, который произошел 28 августа 1997 года, контингент миротворческих сил НАТО намеревался произвести инспекцию местного отделения полиции, чему пыталось помешать местное население. Для разгона толпы был использован слезоточивый газ, от которого пострадали не только жители Брчка, но и два американских сержанта. А 2 сентября подобный инцидент произошел в Удригово. Американцы прибыли сюда, чтобы занять телецентр, который «распространял подстрекательскую информацию против миротворческих сил». Их встретила здесь толпа протестующих сербов. Как и в Брчко, задача по разгону демонстрантов была выполнена с помощью НСО.

Воздушная операция НАТО против Югославии в 1999 году является особой операцией, которая, по мнению некоторых специалистов, даже открывает новую страницу в истории войн. Командование НАТО поставило цель — заставить противника капитулировать с помощью массированных ракетно-бомбовых ударов. При этом фактор общественного мнения требовал нулевых потерь со стороны НАТО, а отношение к потерям со стороны гражданского населения было неоднозначным. В этих условиях была выбрана стратегия последовательного уничтожения инфраструктуры — коммуникаций, транспорта, связи, промышленного потенциала. Из 35 тысяч самолето-вылетов большая часть была нацелена не против Югославской армии и ПВО, а именно против объектов общего назначения. Общий экономический ущерб от этих ударов оценивают в 50—150 млрд долларов. В ходе этой операции для разрушения экономических объектов в основном использовались обычные вооружения. При этом специальные виды НСО использовались для поражения линий электропередач. Речь идет о BLU-114/B, представляющих собой усовершенствованный вариант боеголовок «Kit-2». Они содержат обработанную графитом проволоку, которая после взрыва детонатора создает короткое замыкание в линиях электропередач и трансформаторах. В первый раз BLU-114/B, секретное оружие несмертельного действия, было использовано 2 мая 1999 года. Оно было доставлено ночным бомбардировщиком-невидимкой типа «Стеле» F-117A и вызвало отключение света на 70 % территории Югославии. Вторично эти заряды были использованы 7 мая 1999 года для воспрепятствования усилиям югославов по восстановлению энергосистемы страны.

В печати сообщается, что в настоящее время в США изучается вопрос, каким образом применять НСО. Предлагается использовать его на ранних стадиях конфликтов и таким образом, чтобы руководство страны-оппонента не знало об этом. Цель — дезориентировать военно-политическое руководство до такой степени, чтобы вынудить его пересмотреть свою политику, планы и отказаться от войны.

По мнению авторов, инновационное оружие дает возможность решительно пресекать подготовку и попытки развязывания войн. Например, воздействуя на сети связи и управления с помощью специальных электронных снарядов дистанционного наведения из-за пределов досягаемости средств обороны противника, можно решить задачу парализации управления страной, группировками ВС и их структурными элементами. В военном арсенале США уже имеются такие средства воздействия. Например, для энергетических и связных систем предназначены специальные виды микробов, химических реагентов, которые, воздействуя на топливо, нефтепродукты, изменяют их состав, качество и делают их непригодными к использованию. Есть средства, с помощью которых можно разрушить всю транспортную систему любой страны. Авиация способна разбрасывать или распылять с воздуха эти микробы, химагенты на дороги, ВПП, авиабазы, рельсовые терминалы и разрушать их, выводить из строя шины машин. Воздействие на экономическую систему оппонента может подорвать финансовую структуру, вызвать экономический хаос и паралич.

Атака на средства связи и общественной информации (СМИ, электронные средства информации и т. д.) может привести к дезориентации общества, к дискредитации руководства в кратчайшие сроки. В кратковременном плане такая атака (например, информационная блокада) может оказаться губительной даже для самой развитой страны. В долгосрочном плане ее воздействие будет только нарастать и ухудшать положение оппонента. Дело в том, что население — это наибольшая по влиянию сила в любом государстве. Поэтому, воздействуя на него с целью внушения необходимости принятия мирных способов разрешения возникших или назревающих конфликтов, можно добиться нужного эффекта. Именно на такие методы воздействия должен быть сделан акцент на любом стратегическом уровне.

Предполагается широко использовать современные возможности аудио- и видеовоздействия (или их синтеза) против СМИ оппонента с целью кардинального изменения в нужную сторону содержания и направленности решений, посланий, обращений руководства страны-оппонента к населению. Имеется ряд примеров такого воздействия на стратегическом уровне, когда удавалось сдержать оппонентов от проведения ими политики, направленной на достижение неприемлемых для США и других стран целей еще до развязывания войны. Важно, чтобы несмертоносные технологии и методы согласовывались с существующими традиционными средствами войны и дополняли их. Это особенно верно в отношении разведки всех видов и уровней, а также систем доставки таких новых средств и технологий, поскольку последние всегда должны быть на переднем плане в применении несмертоносных методов, чтобы обеспечивать базу для развития последующих действий.

В качестве основных средств доставки (носителей) несмертельного оружия военные эксперты рассматривают высокоточное оружие. Из различных образцов, которыми располагают развитые страны, наиболее приемлемыми для использования в ходе конфликтов ограниченного характера считаются уже опробованные в ходе войны с Ираком (1991 г.) и миротворческой операции НАТО (1995 г.) крылатые ракеты морского базирования «Томахок» и управляемые авиабомбы GBU-10 и -12, а также высокоточные активно-реактивные 155-мм артиллерийские снаряды «Копперхед-2» (США) и мины «Мерлин» (Великобритания). Как считается, этими средствами целесообразно наносить выборочные удары по пунктам управления и связи, пусковым установкам ракет, позициям радиолокационных станций и зенитно-ракетных комплексов, местам сосредоточения тяжелого вооружения и другим точечным объектам, а в миротворческих операциях их использование может способствовать принуждению конфликтующих сторон к перемирию.

По существу, любая система оружия может в той или иной мере решать задачи доставки несмертоносных средств к объектам любых потенциальных оппонентов. Даже такие ударно-наступательные системы оружия, как истребители-бомбардировщики F-15E «Игл» и палубные F-14 «Томкэт» с крылатыми ракетами и другими УР, можно рассматривать как несмертоносные системы. Поэтому основным вопросом в выборе платформ-носителей является не тип платформы, а то, какие средства несмертельного воздействия она может нести в стан противника и как эти средства воздействуют на объекты. Анализ показывает, что лучшими платформами-носителями являются аэрокосмические. Такие платформы уже имеются в арсенале США. Они обладают многими преимуществами для выполнения такой функции — многофункциональностью, гибкостью в использовании; они позволяют сделать хорошо рассчитанный по целям и задачам, быстрый и адекватный выбор способа действий в ответ на вызов или угрозу. Для этих целей можно использовать баллистические ракеты большой дальности, крылатые ракеты воздушного базирования, самолеты, космические системы. В будущем в эти платформы потребуется внедрить современные технологии «стеле» («невидимка»), причем и в самолетные технологии, и в ракеты, и — особенно — в космические системы доставки. Например, в будущем специальный несмертоносный истребитель может обладать способностью стрельбы электронными снарядами по командам из центрального компьютерного терминала в Пентагоне для уничтожения компьютерного центра или энергопитающей электросистемы оппонента даже на другой стороне планеты. В краткосрочном плане аэрокосмические системы будут преобладать как платформы доставки таких средств.

В американской печати обсуждается вопрос о том, что в связи с применением НСО в будущем необходимо безотлагательно решить ряд связанных с ним проблем, таких, как обучение, создание и внедрение новых технологий, ведение совместных комбинированных операций, а также проблем уязвимости и обороны от этих технологий, политических и морально-нравственных проблем.

В арсенале США имеются многие виды и типы несмертоносных технологий, и приоритетной задачей уже сейчас является обучение людей, личного состава, ознакомление их с возможностями этих средств и принципами их применения. Сторонники несмертоносных технологий уже начинают проводить такую работу на симпозиумах, конференциях, семинарах и т. д. Но они должны пойти дальше — организовать проведение специальных информационных кампаний для командующих вооруженными силами, чтобы разъяснить им концепции несмертоносных войн, дойти до тех органов военных командований, которые отвечают за выработку оперативно-боевых требований к таким технологиям. Представляется, что лучшим методом для этого была бы организация посещений разработчиками новых технологий непосредственно командований вооруженных сил. К этому можно привлечь агентство перспективных военных НИОКР (ARPA), военные и общенациональные лаборатории, занимающиеся несмертоносными технологиями. Необходимо наглядно и убедительно доказывать, каким образом эти технологии повышают мощь, боевые возможности войск, как они могут использоваться самостоятельно и во взаимодействии с обычными вооружениями. Командующие войсками, со своей стороны, могут высказать идеи относительно того, как они видят будущее этих технологий, ибо эти идеи помогут создавать условия для прогресса в разработках новых технологий и методов их использования.

По мнению авторов, этот процесс взаимообучения следует ускорить, расширить его масштабы, исходя из перспективы широкого распространения таких технологий в ближайшем будущем. Для этого главнокомандующие видов вооруженных сил (ВС), осведомленные о своих задачах и целях будущих действий, вырабатывают на этих основах оперативно-боевые требования к технологиям. Они должны уже сейчас закладывать несмертоносные методы войны во все аспекты оперативного планирования, чтобы расширять спектр выбора вариантов действий. Когда эти требования и нужды будут отчетливо ясны, то и развитие новых технологий будет сфокусировано на их реализации и в интересах действующих войск. Известно, что одним из ключевых принципов современных войн является проведение совместных, комбинированных и согласованных по целям, месту и времени операций. Поэтому очень важно внедрять новые несмертоносные технологии и методы во все виды ВС. Министерство обороны США считает необходимым создать центральный координирующий орган, который следил бы за развитием таких технологий, тщательно изучал требования к ним, потребности ВС, не допускал дублирования работ. Этот орган обязательно должен параллельно отслеживать все ключевые аспекты создания оборонительных средств от воздействия несмертоносных технологий противника на собственные силы. Информационно-координационный центр дополнительно мог бы информировать руководителей и специалистов о развитии боевых возможностей таких технологий, способствовать внедрению технологий двойного назначения в правоохранительные органы по линии министерства юстиции США. Таким путем будут инициироваться разработка новейших несмертоносных технологий и их внедрение в войска, в конкретные системы оружия. Внедрение можно осуществлять уже сейчас через структуры командования материально-технического обеспечения ВВС США (AFMC), представительства которого есть во всех командованиях. Эти представительства работают в непосредственном контакте с разработчиками ОТР на военные технологии, знакомят их с новыми технологиями или сами получают ОТР на них и таким образом обеспечивают обратные взаимосвязи разработчиков и изготовителей. Такой путь, несомненно, будет способствовать скорейшему внедрению «несмертоносных» технологий.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.313. Запросов К БД/Cache: 3 / 1