Глав: 14 | Статей: 70
Оглавление
В этой книге впервые собраны воедино сведения о самых невероятных порождениях военно-технической мысли — летающих танках, кривоствольном оружии, подводных самолетах, огромных орудиях и многом другом.

Читатель узнает об истории появления многих образцов такой необычной техники и причинах появления парадоксальных идей и проектов.

О препятствиях на пути развития НСО

О препятствиях на пути развития НСО

В американской печати 1996–1997 годов отмечается, что как технические, так и оперативно-тактические характеристики не смертоносных технологий пока еще слабо проработаны. Взаимодействие между разработчиками НСО и их возможными пользователями среди различных видов вооруженных сил США пока остается спорадическим, лишь по специальным указаниям, а не тесным и повседневным.

В 1994 году канцелярия министерства обороны США предложила подчиненным структурам представить свои соображения по проблемам развития бескровных технологий. Затем было рассмотрено и обобщено свыше 2000 предложений, на этой основе был разработан план начального финансирования ограниченного количества из предложенных проектов. В ВВС США также проводится исследование возможных направлений и проектов развития подобных технологий. Однако оба эти обзора (в МО и ВВС США), по мнению ученых-аналитиков Соединенных Штатов, являются лишь одномоментными усилиями, поскольку до сих пор не существует какого-либо установленного порядка обновления данных для оценки проектов НСО или дополнения их новыми идеями для будущей проработки.

По сообщениям печати, среди всех видов ВС США лишь сухопутные войска продвинулись дальше других в деле институциализации программ развития этих технологий, т. е. в придании им официального статуса. Армия США в рамках своего центра НИОКР по вооружениям и инженерной технике (Army Armaments Research, Development and Engineering Center) создала специальный орган программ несмертоносных технологий. Этот орган служит важным связующим звеном между армейскими исследовательскими лабораториями, коммерческими разработчиками и потенциальными пользователями в войсках (сухопутные войска ВС США). В целом же все эти усилия, по сути, пропадали даром из-за недостатка конкретных предложений по разработкам от тех же потенциальных пользователей в видах ВС США. Пользователи иногда реагируют на специфические предложения разработчиков технологий, но в целом полагаются на последних, ждут от них генерирования новых идей вместо того, чтобы выдвигать перед ними свои соображения и оперативно-тактические требования к создаваемому бескровному оружию, как будто руководствуясь принципом: «Мы будем знать, чего хотим лишить, когда увидим то, что создано».

Дело осложняется тем фактом, что новые бескровные технологии вынуждены конкурировать с другими программами НИОКР МО США за их финансирование из выделяемых на исследования ресурсов. Те, кто отвечает за формирование общих программ НИОКР МО, должны располагать определенными возможностями для выбора наиболее актуальных тем из сотен разных предложений по созданию новых несмертоносных технологий. В настоящее время это производится в основном на базе критериев стоимости и технической выполнимости проекта, хотя не менее важны и другие критерии выбора, в особенности критерии оперативно-тактической эффективности. Правда, в корпусе морской пехоты США были предприняты попытки интегрировать в единое целое боевые задачи, оперативно-тактические концепции применения, технические характеристики и возможности для оценки бескровных технологий и систем оружия на их основе. Эти попытки морпехоты привели к принятию на вооружение весьма успешных несмертоносных систем оружия, которое поступило в роту «Индия» до ее развертывания в Сомали. Успешный опыт данной работы в этой сфере в последующем определял всю деятельность в корпусе морской пехоты в области создания и применения подобного оружия.

В своем отчете по деятельности в Сомали корпус докладывал: «Ключевым элементом для успеха в этой новой технологической области является создание специальной группы для тесной работы совместно с пользователями (в войсках), исследовательскими лабораториями МО и промышленностью. Такая целевая спецгруппа с большей долей уверенности обеспечит то, что рассматриваемая технология будет помогать войскам на поле боя, и, кроме того, эта группа будет определять, где данная технология применима наилучшим образом». Корпус морской пехоты продолжает активно опираться на свой положительный опыт в Сомали в том направлении, чтобы способствовать учету оперативных требований в создаваемых технологиях и системах. В частности, морская пехота официально определила свои собственные оперативно-тактические требования к возможностям бескровного оружия для его применения в отдельных действиях, но не в войне. Корпус, кроме того, разработал проект процедуры рассмотрения и одобрения закупки тех или иных эффективных несмертоносных технологий и систем вооружения на их основе. В совокупности с необходимым пересмотром и дополнением существующей доктрины эти условия американского корпуса морской пехоты нацелены на то, чтобы официально принять и внедрить подход к созданию НСО и оснащению войск новыми бескровными системами на базе положительного опыта в Сомали. Положение сейчас таково, что пока в других видах и родах ВС США потенциальные пользователи не имеют возможностей выдвигать свои идеи, вносить свой вклад в процесс развития нового оружия. Поэтому оперативные критерии при разработке новых систем в настоящее время игнорируются.

Некоторые предлагаемые системы НСО противоречат международному законодательству. Кроме того, не все НСО являются действительно несмертельными в определенных условиях. В терминологии также имеется разнобой. Так, например, национальный институт права США пользуется термином «не очень смертельные», проводя аналогию, что, если пчел будет много, они тоже могут закусать до смерти. Другие специалисты обращают внимание на то, что, например, химические препараты, воздействующие на зерновые, но безопасные для человека, тем не менее нельзя отнести к НСО, так как результатом их применения является голод, ведущий к гибели людей. Иногда границу можно провести только с учетом конкретной ситуации. Например, микроволновый излучатель, выводящий из строя двигатель автомобиля, в результате чего тот наезжает на препятствие и водитель погибает, тем не менее является НСО. Тот же передатчик, примененный для выведения из строя вертолета, не может рассматриваться как НСО, так как в этом случае гибель людей неизбежна и запланирована.

Предполагается, что вязкие пеносоставы вскоре могут быть запрещены, поскольку в их нынешнем составе имеются хлорофторкарбонаты.

Развитие специальных лазерных технологий практически прекращено ввиду того, что США поддержали включение в Конвенцию об обычных вооружениях (CCCW) положения о запрещении ослепляющих систем оружия. Конвенция о биологическом оружии (BWC) запрещает развитие биологических агентов или токсинов, которые непригодны для мирного использования. Это положение не позволит Соединенным Штатам использовать такие несмертоносные бактерии и токсины, как сальмонелла, для вывода из строя войск противника. Однако конвенция BWC разрешает создание и применение наиболее перспективных биологических антиматериальных агентов. К ним, в частности, относятся бактерии, уничтожающие (поедающие) нефтепродукты — бензин, нефть и т. п. Эти бактерии уже широко используются для ликвидации нефтяных разливов, пятен. К этой категории относятся и бактерии, поедающие резину (находятся еще в стадии разработки), пригодные для уничтожения свалок, отработанных шин и т. д.

Если конвенция BWC будет ратифицирована и вступит в силу, она запретит создание и применение в военных целях любого химвещества, которое «может вызывать смерть, временный вывод из строя или наносить постоянный вред людям и животным». В то же время BWC исключает из перечня запрещаемых химические вещества и агенты, которые предназначены для использования во множестве мирных целей: в промышленности, сельском хозяйстве, медицине, фармацевтике, для научно-исследовательских и лабораторных работ и др. Поскольку назначение несмертоносных химических средств состоит во временном выводе из строя личного состава во время военных действий, то они наверняка будут запрещены. Кроме того, конвенция BWC запрещает применение химагентов контроля толпы, таких, как перцовые аэрозоли, для использования в войне. Это означает, что подобные составы могут применяться только правоохранительными структурами, в том числе военной полицией, в ходе выполнения ими именно правоохранительных функций.

Некоторые ныне разрабатываемые новые технологии, в частности акустические и направленной микроволновой энергии, могут наносить значительные травмы людям, не ведущие к смерти, но надолго или навсегда оставляющие след на здоровье. Хотя такие технологии не запрещены никакими действующими международными соглашениями, они могут рассматриваться как нарушающие дух конвенции (CCCW) об особых видах обычного вооружения, суть которой состоит в изъятии из обращения антигуманных средств и систем оружия, запрещении их применения в конфликтах. По мере завершения разработки подобных средств в обществе может возникнуть движение за их запрещение.

Специалисты предполагают, что многие международные правовые нормы о войне, о применении боевых средств должны быть пересмотрены на соответствующих переговорах с учетом внедрения новых технологий. Возможно, что некоторые химико-биологические средства ввиду их несмертоносного характера будут разрешены для применения. Известно, например, что международными соглашениями до сих пор запрещается применение средств химической и бактериологической войны в водной среде и пищевых продуктах, но эти соглашения заключались в то время, когда такие наступательные средства применялись для уничтожения людей. Новые микробы, химагенты и составы созданы не для убийства, они несмертельны, а лишь временно воздействуют на людей, выводя из строя, и по сути спасают их жизни, лишая возможности участвовать в боях.

В любом случае проблема использования против людей химико-бактериологических средств имеет морально-психологический аспект и должна быть глубоко изучена и проработана с правовой точки зрения. Сюда же необходимо отнести и лекарства несмертоносного характера, но сильно воздействующие на сознание человека, изменяющие его состояние и поведение. Например, психофармакология, по мнению д-ра С. Юдофски из университета Бэйлора, находится в настоящее время «на грани революции». Если раньше усилия этой отрасли фармакологии концентрировались на создании лекарств для лечения психически больных людей (путем коррекции химических процессов в их мозгу), то теперь создаются лекарства с целью изменить разум «нормальных» людей в нужную сторону, сделать таких людей, как вещи, «по заказу» и требуемого «качества», т. е. нужного поведения. Однако такие лекарства по своему действию не должны приводить к смертельному исходу и давать серьезных побочных эффектов, например, эффект наркотического привыкания. Таким образом, психофармакология обладает потенциалом для создания средств ведения «несмертоносной войны», но эта область должна быть глубоко изучена для того, чтобы хорошо представлять, понимать и учитывать все ее наступательные и оборонительные возможности.

К настоящему времени лишь несколько развертываемых несмертоносных технологий не подпадают под международно-правовые ограничения. К ним относятся антиматериальные агенты, ловушки, электрошоковые средства, световые вспышки, устройства резкого звука, непроникающие пули (резиновые пули). Все эти средства обладают рядом сходных характеристик: они, как правило, имеют ближний радиус действия, прицельную стрельбу, локальное воздействие (не по площадям) и обладают кратковременным эффектом (за исключением сетей-ловушек). Если США умышленно ограничат разработки только спектром именно таких технологий, то они потеряют возможности широкого использования несмертоносных технологий и средств. Приверженность к соблюдению международных соглашений, похоже, вступает в конфликт с необходимостью развития сильнодействующих и разнообразных бескровных технологий, по крайней мере в настоящее время.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.039. Запросов К БД/Cache: 0 / 0