Глав: 14 | Статей: 70
Оглавление
В этой книге впервые собраны воедино сведения о самых невероятных порождениях военно-технической мысли — летающих танках, кривоствольном оружии, подводных самолетах, огромных орудиях и многом другом.

Читатель узнает об истории появления многих образцов такой необычной техники и причинах появления парадоксальных идей и проектов.

МАЛЕНЬКИЕ ГИГАНТЫ

МАЛЕНЬКИЕ ГИГАНТЫ

Речь в этой главе пойдет о самых маленьких дредноутах, построенных на верфях мира. Когда разговор вдет о линкорах, то перед глазами сразу встает гигантская плавучая крепость, ощетинившаяся множеством орудий, и это действительно так. Вся история развития броненосцев — непрерывный рост их размеров и водоизмещения. Венцом этого процесса стала постройка в Англии «Дредноута» («Неустрашимого»), корабля, имя которого стало нарицательным для целого класса судов. Появление этого корабля в 1906 году вызвало сенсацию, сравнимую лишь с той, которую вызвали первые броненосцы в эпоху деревянного кораблестроения. История повторилась: государства, потратившие огромные средства на строительство флотов, вдруг оказались почти безоружными, так как с появлением «Дредноута» все броненосцы старого образца, казавшиеся еще вчера несокрушимыми, в один день стали практически бесполезными. Начался новый виток гонки вооружений, и, как это ни удивительно, начался практически с нуля.

Мир к началу XX века представлял собой клубок противоречий, а так как способы дипломатического решения конфликтов являлись скорее исключением, чем правилом, то на первом плане была сила, одним из основных компонентов которой являлся военно-морской флот. Основой мощи любого флота в то время считались линейные корабли. В создавшейся ситуации правительства многих второстепенных стран были уверены, что наличие в их флоте нескольких или даже одного дредноута поднимет их влияние и повысит международный престиж страны. При этом как-то забывались социальные проблемы и экономические трудности. Но когда дело доходило до практической постройки дорогостоящих махин, именно эти факторы часто выходили на первый план, и на свет рождались «дредноуты-недомерки». Если кто по-настоящему выиграл от нового витка гонки вооружений, то это были судостроительные концерны, для которых большие амбиции малых стран обернулись колоссальными прибылями.

Впрочем, в некоторых случаях амбиции брали верх даже над законами экономики. Первой из второстепенных стран дредноутами решила обзавестись Бразилия, причем, как это ни парадоксально, стала их строить раньше многих великих держав. 20 февраля 1907 года министр военно-морского флота адмирал Аленкар подписал контракт с фирмой «Армстронг» на постройку двух кораблей, да непростых, а самых мощных по тем временам в мире. После их ввода в строй 6 января 1910 года Бразилия формально, правда на короткое время, вошла в число ведущих военно-морских стран. Экономика Бразилии находилась в преимущественном положении: на ее обширной территории имелись два источника, которые обеспечивали стабильный доход, — плантации кофе и каучуковые деревья, но все равно непомерные расходы привели в сентябре 1911 года к восстанию на флоте, из-за полного пренебрежения социальной сферой. После этого президент Бразилии, ознакомившись с состоянием дел в ВМФ, пришел к выводу, что при сложном экономическом положении основное внимание следует уделять условиям базирования и кадрам. Программа постройки еще двух более мощных кораблей, к радости матросов и младших офицеров, но к скорби адмиралов, была свернута.

Не осталась в стороне и вторая латиноамериканская «супердержава» — Аргентина, правительство которой, правда, решило не обращаться к какой-либо конкретной фирме, а провести международный конкурс. В результате два аргентинских линкора, построенные в США и вступившие в строй в 1914–1915 годах, тоже стали достойными представителями этого класса боевых кораблей и ни в чем не уступали американским дредноутам. Однако сумма в 2,2 миллиона фунтов стерлингов пробила такую брешь в бюджете страны, что от постройки третьего линкора благоразумно отказались.

В 1911 году разрешение на постройку двух линкоров дал и чилийский парламент. В судостроительных кругах начался ажиотаж. Американцы, ободренные получением аргентинского заказа, надеялись преуспеть и здесь, но вскоре выяснилось, что британские фирмы более успешно лоббируют свои интересы. Заказ достался фирме Армстронга. В 1911 году заложили два корабля, но из-за превратностей Первой мировой войны до заказчика дошел только один. Так в Новом Свете появился, пожалуй, самый мощный в Южной Америке корабль, названный «Адмиранте Латорре», который силуэтом и размерами напоминал новейшие английские линкоры типа «Айрон Дьюк», но имел более высокую скорость и был вооружен 356-мм орудиями. Эти пушки оказались гораздо лучше, чем английские 343-мм, хотя технология изготовления была почти одинакова. В годы Второй мировой войны именно это орудие стало основой для вооружения последней серии английских линкоров типа «Кинг Джордж».

Все эти действительно могучие для своего времени корабли прожили долгую и спокойную жизнь, совершая визиты в иностранные порты и радуя сердца своих адмиралов. Ценой невероятных усилий гордые латиноамериканцы сумели наскрести средства на вполне полноценные линкоры. Иное направление «дредноутная лихорадка» приняла в некоторых малых странах Европы.

Первой в гонку включилась Испания. В начале XX века флот этой страны являл собой печальное зрелище: сказывались последствия проигранной войны. Нового строительства совсем не велось, только черепашьими темпами достраивались совершенно устаревшие корабли, заложенные еще до начала Испано-американской войны. Депрессия закончилась в 1907 году, когда в испанский парламент была направлена программа развития военно-морского флота. Но испанцы решили пойти принципиально другим путем, чем их бывшие колонии: в соответствии с программой, создание нового флота начали с коренной реформы всей отечественной судостроительной промышленности. Испания хорошо усвоила уроки недавней войны, когда «заморочки» иностранных фирм привели к тому, что новейшие корабли, строившиеся за границей, пошли в бой с «пустыми башнями» (совсем без артиллерии главного калибра) — факт, не имеющий аналогов в военной истории. Теперь испанские судостроительные компании должны были с помощью иностранных фирм получить возможность обеспечить строительство кораблей всех классов.

Компания «Наваль» вступила в альянс с известными английскими оружейными фирмами «Армстронг», «Виккерс» и «Джон Браун». С их помощью реконструировалась, а то и создавалась заново судостроительная база: верфи, оружейные заводы, турбинные мастерские. Все это должно было обеспечить создание нового флота, ядром которого планировалось сделать три линкора-дредноута водоизмещением 15 000 т.

Столь резкое ограничение водоизмещения было вызвано двумя факторами. Во-первых, размерами имеющихся в стране доков, а во-вторых (впрочем, скорее все-таки во- первых), стремлением хоть немного, да сэкономить, что для бедной Испании было немаловажно. Именно этим кораблям и довелось войти в историю как наименьшим дредноутам. Некоторые специалисты даже придумали для них совсем парадоксальное название — «дредноуты береговой обороны», мотивируя это тем, что корабли имели хорошее вооружение, ограниченное водоизмещение, слабое бронирование и маленькую скорость, т. е. все признаки, по которым броненосец береговой обороны отличался от эскадренного броненосца.

Тактико-технические элементы этих кораблей были следующими:

— водоизмещение: 15 800 т;

— размеры: 139,9х23,8х7,7 м;

— бронирование: пояс — 229 мм, палуба — 38 мм, барбеты башен — 254 мм, башни — 203 мм, боевая рубка — 254 мм, казематы противоминного калибра — 76 мм;

— противоминная защита обеспечивалась 38-мм броневой переборкой в середине корабля;

— механизмы: 4 турбины Парсона, 12 котлов Ярроу мощностью 15 500 л. с. (на испытаниях — 23 300);

— скорость: 19,5 узла (на испытаниях — 20,3);

— дальность плавания: 6000 миль со скоростью 10 узлов;

— вооружение: восемь 305-мм в четырех двухорудийных башнях (боекомплект — 80 снарядов на ствол), десять 102-мм орудий и две 47-мм салютные пушки;

— экипаж: 854 человека.

Данные, как видите, довольно скромные, но если сравнить их с характеристиками линкоров других стран, то почти по всем основным боевым параметрам (броня, скорость, вооружение, кроме водоизмещения и размеров) можно обнаружить и более скромные результаты, чем у испанцев. Поэтому справедливее всего считать эти корабли пусть маленькими, но полноправными линкорами.

Первый дредноут «Эспана» был заложен в Эль-Ферроле 5 февраля 1909 года, спущен на воду 5 декабря 1912 года, вошел в состав флота 23 октября 1913 года.



Линейный корабль «Эспана».

Таким образом, Испания получила дредноут почти на 2 года раньше России и только на 10 месяцев позже Австро-Венгрии и Италии. Ровно через год были заложены еще два таких корабля, но их строительство несколько затянулось, и они вступили в строй соответственно в 1915 и 1917 годах. Судьба всех трех линкоров сложилась трагически.

23 августа «Эспана» попала в сильный туман и у мыса Форцас села на камни. Все попытки снять корабль не увенчались успехом. Удалось только демонтировать башни главного калибра, которые затем были установлены на прибрежных скалах для защиты порта Картахена. Главного советского военно-морского советника Н. Г. Кузнецова несказанно удивило, как смогли испанцы затащить эти громоздкие сооружения так высоко в горы.

Два других дредноута погибли во время гражданской войны. Парадокс ситуации заключался в том, что систер- шипы оказались по разную сторону баррикад. Один из них воевал на стороне мятежников и в апреле 1937 году подорвался на мине, от этого сдетонировали погреба. Надо отдать должное конструкторам: корабль даже после поистине чудовищного взрыва продержался на воде еще 45 мин, поэтому удалось спасти более 600 человек из его экипажа. Второй, оставшийся верным республиканцам, в июне 1937 года затонул от внутреннего взрыва прямо в главной базе (погибло 80 матросов). После завершения войны его постепенно разобрали на металл.

На год позже испанцев «зашевелились» турки. В 1908 году ими была принята обширная программа создания нового флота. Английский военно-морской атташе сэр Дуглас Гамби в 1909–1910 годах провел колоссальную работу, убеждая турок, что дредноуты надо строить в Англии. И в 1911 году «Виккерсу» и «Армстронгу» были заказаны два корабля по проекту, почти аналогичному английскому «Айрон Дьюку». Вскоре от одного корабля отказались (не выдержала экономика), но другой был достроен и к началу Первой мировой войны предъявлен к испытаниям. На борту уже находился турецкий экипаж, но после вступления Англии в войну линкор был реквизирован британским правительством и 22 августа 1914 года вошел в состав Королевского флота. По некоторым данным, турецкие матросы пытались оказать сопротивление захвату. Однако строительство этого мощного корабля вызвало цепную реакцию.

Постоянным противником Турции была Греция, впрочем, такое положение сохраняется и до сих пор. Греки имели небольшой, но вполне боеспособный и хорошо сбалансированный флот, который прекрасно показал себя во время Балканских войн. После появления «Дредноута» греки первоначально пришли к заключению, что из-за наличия большого числа островов и бухт необходимо развивать только легкие силы (крейсера и эсминцы) и береговую оборону. Но затем стали известны турецкие планы, и поэтому решили в противовес им построить свой дредноут. Так на свет появился проект самого маленького сверхдредноута: такое название получили корабли с артиллерией увеличенного калибра (см. главу «Орудия-монстры»).

Заказ на строительство и проектирование линкора выдали германской верфи «Вулкан».



Проект линейного корабля «Саламис».

Линкор, названный «Саламис», должен был иметь следующие тактико-технические элементы:

— водоизмещение: 13 800 т;

— размеры: 139,6х22х7,4 м;

— механизмы: 2 турбины мощностью 34 500 л. с.;

— скорость: 23 узла;

— бронирование: пояс и башни главного калибра — 254 мм, боевая рубка — 300 мм, палуба — 50 мм;

— вооружение: шесть 356-мм в трех башнях, восемь 152-мм, восемь 76-мм орудий и два 450-мм торпедных аппарата.



Линейный корабль «Саламис».

Впрочем, многие знатоки флота не признают этот проект дредноутом, а называют его броненосцем. Однако построить самый маленький линкор Греции было так и не суждено. Когда стали известны впечатляющие характеристики турецкого линкора, проект был пересмотрен и водоизмещение дредноута увеличено. Наконец, корабль заложили 23 июля 1913 года, спустили на воду 11 ноября 1914 года, и в начале 1915-го он должен был бы войти в состав флота. Это был уже вполне полноценный сверхдредноут, силуэтом напоминающий немецкий «Байерн», хотя и очень компактный. Судите сами:

— водоизмещение: 19 500 т;

— размеры: 173,7х24,7х7,8 м;

— бронирование: бортовой пояс и башни — 250 мм, палуба — 75 мм, казематы — 180 мм, боевая рубка 300 мм;

— вооружение: восемь 356-мм, двенадцать 152-мм, двенадцать 76-мм орудий и три 510-мм торпедных аппарата.

Начавшаяся мировая война поставила строившийся корабль в сложное положение. О передаче линкора заказчику не могло быть и речи, но и планы ввода корабля в состав немецкого флота провалились. Греки заказали орудия главного калибра в США, и в корпусе уже были смонтированы барбеты под американские башни. Переделка их потребовала бы таких больших затрат, на которые Германия не пошла. Башни и пушки после начала войны были перекуплены у американцев англичанами и установлены на мониторах.

После войны фирма-изготовитель пыталась передать недостроенный корабль заказчикам, которые были обязаны заплатить 450 000 фунтов. Греки платить отказались. Начался судебный процесс, который завершился только в 1932 году. Греции все же пришлось заплатить 30 000 фунтов, а корабль остался собственностью немецкой фирмы и был немедленно продан на металл. Жизнь самого маленького в мире сверхдредноута не назовешь бурной.

В заключение хотелось бы сказать несколько слов о трех германских «карманных» линкорах — кораблях типа «Адмирал Шпее», которые часто называют самыми маленькими линкорами (14 000 т.).



«Карманный» линкор «Адмирал Шпее».

Вокруг этих кораблей ведутся многочисленные споры об их «классовой принадлежности». Одни относят их к тяжелым крейсерам, другие — к миниатюрным линкорам. Однако, на мой взгляд, бронирование этих кораблей полностью исключает возможность причислить их к «высшему обществу». Если мы откроем толковый словарь и посмотрим значение термина «линейный корабль», то выяснится, что это корабль, предназначенный в первую очередь для ведения эскадренного боя (боя в линии). Поэтому главное у линкора — мощная артиллерия и надежная броня. Артиллерия на немецких кораблях была на уровне (правда, на самом нижнем: согласитесь, что 280 мм в век сверхдредноутов «маловато будет»), а вот броня подкачала. 100 мм — это просто несерьезно!

Некоторые читатели могут возразить, а как же английские линейные крейсера? Действительно, для достижения высокой скорости пришлось пожертвовать толщиной брони, но бронирование все-таки было линкоровским (хоть и относительно тонким — 178 мм). В качестве доказательства можно привести факт, который мало известен нашим читателем, а заодно немного поправить глубокоуважаемого мной Г. Смирнова, безусловно, являющегося одним из лучших знатоков истории флота в стране. Речь пойдет о потоплении английскими линейными крейсерами в 1914 году у Фолклендских островов германской эскадры адмирала М. Шпее.

Почти все наши источники говорят о том, что, используя преимущество в скорости и калибре артиллерии, англичане просто расстреляли немецкие броненосные крейсера с дальней дистанции, не входя в зону действия их 210-мм орудий. На самом деле это не так. Немецкая пушка почти не уступала по дальнобойности английской 305-мм (не зря Круппа называли «пушечный король»), поэтому бой шел преимущественно на дистанции 70 кабельтовых, что позволяло вывести из игры только среднюю 152-мм артиллерию немцев, сделавшую всего несколько десятков выстрелов при случайных приближениях до 60 кабельтовых. Стреляли немцы превосходно, недаром флагман эскадры адмирала Шпее — броненосный крейсер «Шарнхорст» — владел переходящим призом кайзера за артиллерийскую стрельбу. За 4 ч 32 мин напряженного боя английский флагман — линейный крейсер «Инвинсибл» получил 22 попадания, из которых двадцать одно — 210-мм бронебойными снарядами и одно — 150-мм фугасным.

Однако эффект был нулевой: из личного состава пострадал только один человек, так как бронирование выполнило свое назначение надежного прикрытия, и реальной опасности подвергались только 20 человек из двух пожарных групп. Сбило ствол одного 102-мм орудия, повредило фок-мачту, разрушило надстройки, кают-компанию и матросский буфет. Кроме того, тяжелый снаряд взорвался прямо в адмиральской кладовой и флагман лишился почти всего своего имущества, даже парадный мундир для торжественной встречи в главной базе пришлось срочно посылать адмиралу на миноносце.

В очень похожую ситуацию попал через 25 лет немецкий «карманный» линкор. «Адмиралу Шпее» (вот ведь ирония судьбы) пришлось недалеко от места гибели реального адмирала скрестить копья с тремя английскими крейсерами (тяжелым и двумя легкими). Одиннадцатидюймовки сделали свое дело, тяжелый крейсер англичан был сильно поврежден и практически выведен из строя, но и немцу основательно досталось. Он получил попадания шестью 203-мм и десятью 152-мм снарядами. Повреждения оказались серьезными: пришлось идти в нейтральный порт для ремонта, а затем и вовсе затопить корабль. Не зря Фолклендский бой 1914 года историки назвали «битвой между гигантами и карликами», а вот «Адмирал Шпее» на гиганта явно не потянул.

Эти своеобразные корабли создавались как чистые рейдеры, способные уйти от любого современного им линкора, но справиться с любым крейсером. В результате получился плохой крейсер (слишком мала скорость) и никуда не годный линкор (бронирование ниже всякой критики). Зато когда эти корабли занимались своим прямым делом, т. е. нарушали вражескую торговлю, — они были хороши. Поэтому данное творение немецких конструкторов, скорее всего, надо выделить в совершенно особый класс.

Если проследить эволюцию военных флотов, то они все больше и больше превращались из средств ведения войны в орудие политики. Иметь линкоры считалось престижным, многие страны стремились к этому — примерно так, как сейчас некоторые стремятся получить ядерное оружие. Однако реализовать свои планы удалось немногим. Дредноутами располагали флоты только 13 государств (турки все-таки заимели столь желанный корабль, «приватизировав» брошенный в 1918 году немцами «Гебен»). Желание попасть в «линкорный клуб» настойчиво высказывали Голландия, Португалия, даже Польша (с ее 40-километровым побережьем) и Китай, однако эти мечты, к счастью для их экономики, остались на бумаге.

Оглавление книги


Генерация: 0.159. Запросов К БД/Cache: 3 / 1