Глав: 11 | Статей: 28
Оглавление
Линкоры типа «Ришелье» стали единственными французскими «35000-тонниками» и одними из самых удачных в мире. Их проект был хорошо сбалансирован, а большинство незначительных недостатков удалось устранить при модернизации «Ришелье» в США и послевоенной модернизации «Жана Бара».

Проект характеризовался многими смелыми решениями, которые, в отличие от подобных идей, например, у немцев (ненадежные высокотемпературные котлы), англичан (явно недостаточный 356-мм главный калибр) или итальянцев (отвратительная артиллерия, ПТЗ системы Пульезе), не заставили французских конструкторов раскаиваться в содеянном.

Вооружение

Вооружение

Основные характеристики орудий, в разное время стоявших на "Ришелье" и "Жане Баре", даны в таблице:

Орудие 380/45 152,4/55 100/45 100/55 90/50 57/60 40/56 37/50 20/70 13,2
Модель 1935 1936 1930 1945 1930 1947 1941 1933 1941 1929
Вес ствола с затвором, кг 94130 7780 1650 1840 1600   280 300 64 30
Вес снаряда, кг* 884 54/57 13,5/15 13,3 9,5 2,96 0,9 0,725 0,123 0,052
Начальная скорость, м/с 785 870 755 875 850 865 881 850 836 800
Скорострельность, в./мин 4 6-8 6 10 6-8 120 120 85 450 70
Живучесть ствола, выстрел 200 700 
Дальность стрельбы, м** 41700 26470/ 15800/10000 17260/11000 15600/9000 14500/9000 11000/5500 8000/ 5700/4300 6500/4200
Угол возвышения, градусы -5/+35 -10/+75 -10/+70 -10/+80 -7/+80 -10/+95 -10/+85 -10/+85 -15/+87 -6/+85
* фугасный/бронебойный (полубронебойный).
** горизонтальная/вертикальная

Главный калибр. Основной задачей линкора в 30-е годы считалось быстрое уничтожение вероятного противника при обеспечении защиты от огня орудий самого большого калибра. Французы полагали, что наиболее оптимальной является схема расположения орудий ГК в носовой части корпуса (как на "Дюнкерке"), поскольку при этом:

– сокращалась длина цитадели, что позволяло применить более толстую броню;

– в носовых секторах могли действовать все башни, получавшие к тому же максимально возможные углы горизонтальной наводки;

– упрощалось управление стрельбой;

– авиационное вооружение и шлюпки удалялись от районов воздействия дульных газов;

– снижалось или устранялось вовсе воздействие на приборы управления огнем дыма и топочных газов.

Последнее преимущество, при всей его кажущейся незначительности, с точки зрения французов играло большую роль. Внимательно изучив опыт Ютландского боя 1916 года, они пришли к выводу, что выходящие из трубы дым и горячие газы могут в критический момент боя серьезно ухудшить видимость и воспрепятствовать эффективному ведению огня. В попытке решить эту проблему была даже сконструирована шарнирная труба, но из-за перегрузки от слишком сложной конструкции пришлось отказаться в пользу причудливого комплекса "настройко-мачто-труба", в котором верхняя часть собственно дымохода резко отклонялась в корму.

Но главным фактором в пользу носового расположения башен ГК все-таки была доказавшая свою эффективность в проекте "Дюнкерка" экономия веса на артиллерии и броневой цитадели, "погонный метр" которой на "Ришелье" весил 25 т. Восемь 380-мм орудий в двух башнях весили 4952 т, тогда как девять в трех башнях 6945 т. К тому же 4-орудийные установки позволяли лучше группировать залпы. Орудие 380- мм/45 модели 1935 года могло пробить у дульного среза 748 мм брони, на дистанции 20000 м броню толщиной 378-мм. Иногда приводятся расчетные данные: 393 мм вертикальной брони или 104 мм горизонтальной (палубы) с дистанции 22000 м. 331 мм или 138 мм соответственно с 27000 м. Разрывной заряд бронебойного 884-кг снаряда весил 23 кг и состоял из пикриновой кислоты плюс 20% нитронафталина. Фугасный снаряд имел такой же вес и аналогичные с бронебойным баллистические характеристики, что не вызывало при смене типа снарядов никаких сложностей при стрельбе. Принципа равенства по весу самых крупных бронебойных и фугасных снарядов к этому времени придерживались почти все развитые морские державы, кроме США и Италии. Боевой заряд состоял из 288 кг пороха SD21 и разделялся на 4 части. Если сравнить практически одинаковые по калибру 380-мм и 381-мм орудия разных стран, можно отметить следующее. Французская пушка по пробиваемости превосходила 52-калиберную немецкую (стояла на "Бисмарке" и "Тирпице", вес снарядов по 880 кг, начальная скорость 820 м/с) на всех дистанциях (как по бортовой, так и по палубной броне). Более старая английская 381-мм 42-калиберная, бывшая превосходным оружием в годы первой мировой войны и к 30-м годам сохранившаяся на линкорах типов "Куин Элизабет", "Ройял Соверин", линейных крейсерах "Худ", "Рипалс" и "Ринаун", также уступала французской по всем статьям (вес снарядов 879 кг, начальная скорость 732 м/с), кроме пробития палубной брони на дистанциях 27 км и выше. Итальянцы, не имевшие опыта создания крупных орудий, решили для линкоров типа "Витторио Венето" создать самую мощную 381-мм 50-калиберную пушку с весом бронебойного снаряда 885 кг и начальной скоростью 850 м/с (полубронебойный 824 кг и 870 м/с). Но чувство меры им явно изменило. Это орудие, хотя и превосходившее все остальные подобного калибра по бронепробиваемости, за исключением пробития палуб на дальних дистанциях (а именно этот фактор стал решающим во второй мировой войне), обладало низкой живучестью ствола и отвратительной точностью стрельбы.

Орудия в башне располагались не равномерно: расстояние между осями средних было 2,95 м, а между осями крайних, имевших общую люльку – 1,95 м. Скорость вертикальной наводки – 5,5°/с, горизонтальной – 5°/с. Углы обстрела башен на типе "Ришелье" удалось увеличить даже по сравнению с "Дюнкерком": у первой он составил 300, у второй 312°. Для получения таких беспрецедентно больших углов пришлось значительно сузить носовую надстройку, а ее стенки защитить тонкой броней.

Столь необычное расположение башен не вызвало никаких трудностей. Опытные стрельбы на "Ришелье’’ показали отсутствие отрицательного воздействия дульных газов на надстройку и конструкторы сочли такое решение удачным. Однако все течет и все меняется, в том числе и взгляды французских специалистов. Уже в 1939 году исследования, проведенные на верфи Луар, показали, что при возрастании угрозы воздушных атак и, как следствие, увеличении числа стволов зениток на корабле, предпочтительнее оказывается традиционная схема расположения ГК в обоих оконечностях. Поэтому на проекте "Гаскони" для усиления ПВО башни ГК разместили по одной в носу и корме, а башни СК над ними и также по ДП.

Углы обстрела башен ГК сократились до 275°, зато при наличии большего пространства, свободного от воздействия дульных газов, удалось установить самую мощную зенитную батарею среди всех линкоров типа "Ришелье". Соответственно изменились контуры надстроек и расположение ЭУ. Возникавшее при этом увеличение весов уже никого не волновало – к этому времени все договорные ограничения по водоизмещению не соблюдались и оставалась только проблема расположения нижней бронепалубы относительно ватерлинии (ВЛ): для безопасности корабля эта палуба должна была находиться над водой при любой нагрузке.

На первых трех кораблях с носовым расположением ГК башни были достаточно разнесены друг от друга – между ними находился 11-метровый водонепроницаемый отсек с аварийными дизель-генераторами и погребами расположенных поблизости зенитных автоматов. Поэтому риск вывода из строя всей 380-мм артиллерии одним попаданием снаряда или торпеды был невелик. Но перемещение в корму энергетической установки заставило сделать ее очень компактной и здесь такой риск существовал – одно попадание могло лишить корабль энергии на двух валах из четырех. Также имело место нежелательное сосредоточение постов управления и офицерских кают в районе башеннообразной носовой надстройки. Все это было платой за попытку втиснуть мощное вооружение, 30-узловую скорость и отличную защиту в договорные 35000 Т водоизмещения.



Продольный и поперечный разрезы 380-мм четырехорудиинои башни

Каждая башня, разделенная броневой перегородкой на две полубашни, обслуживалась двумя парами снарядных и зарядных погребов – своя пара погребов на два орудия. Переборка, над которой как в седле сидел командир башни, была огнестойкой и обеспечивала действия любой полубашни в случае, если другая в бою выходила из строя. Погреба каждой полубашни располагались на одном уровне впереди (снарядные) и позади (зарядные) основания башни вместо традиционного размещения (снарядные выше зарядных или наоборот). То есть на каждой из двух палуб над двойным дном имелось по зарядному и снарядному погребу, в которых хранилось по 104 выстрела на ствол. Имелось по два ковшовых подъемника в перегрузочное отделение и четыре верхних элеватора – по одному на орудие. Башни проектировались на 25-секундный цикл стрельбы, довольно короткий для столь большого калибра. Это обеспечивалось возможностью заряжания при любом угле возвышения: энергично досылаемый в ствол снаряд удерживался на месте своим ведущим пояском. За снарядом с помощью цепного "полугибкого" досылателя в камору орудия попарно подавались четыре заряда. Во время досылания последних первые удерживались на месте силой инерции, а при закрывании затвора неподвижными оставались все четыре. Полное время досылания составляло всего 13,5 секунд. Затворы приводились в действие гидропневматикой и автоматически открывались вверх во время отката орудия после выстрела. Время их открытия и закрытия равнялось 3,5 с.

Средний калибр. Вспомогательная батарея из 9 152-мм 55-калиберных орудий (по проекту 15) в трехорудийных башнях (вес 306 т, из которых 66 т вращавшейся брони) составляла главную огневую мощь в кормовом 70-градусном секторе, а также являлась тяжелой зенитной. Из-за большого угла возвышения и соответствующих зарядных приспособлений, эти орудия назывались универсальными, хотя таковыми являлись только условно, принимая во внимание невысокую скорострельность и недостаточные скорости ГН (12°/с) и ВН (8°/с). Особенно это бросается в глаза при сравнении их с более легкими американскими 127-мм и английскими 114-мм и 133-мм действительно универсальными пушками. Конечно, французские 152-миллиметровки были очень мощными, способными на дистанции почти 10 км пробить 122-мм броневую плиту (бронебойный 57,14-кг снаряд имел 3,34 кг взрывчатого вещества, заряд – 17,3 кг пороха ВМц), но для решения стоящих перед ними задач хорошая бронепробиваемость значения почти не имела. Французы предполагали использовать эти орудия для отражения торпедных атак легких крейсеров и эсминцев и для ведения по самолетам заградительного огня фугасными снарядами. Но опыт второй мировой войны показал малую эффективность заградительного огня – самолеты надо было сбивать. И чем дальше от корабля, тем лучше. Так что все оригинальные конструкторские решения, внесенные в эти орудия и установки в попытке сделать их универсальными, оказались напрасными. Только после войны продолжение работ над механизмами башен на ''Ришелье" и "Жане Баре" позволило вести стрельбу из 152-мм орудий на углах возвышения до 85° все равно меньше указанных в проектной спецификации 90°. Тогда же скорострельность довели до 10 выстр./мин.

Орудия в 228-тонных башнях (диаметр шарового погона 6,62 м, внутренний диаметр барбета 7,3 м) стояли с шагом 1,85 м. Расстановка башен отличалась от принятой на "Дюнкерке": центральная находилась ближе к носу от бортовых, что давало последним большие углы обстрела. Все башни имели две независимых системы подачи боезапаса, чтобы обеспечивать моментальный переход от стрельбы бронебойными снарядами по кораблям к стрельбе фугасными по самолетам. Три кормовые башни располагались непосредственно над своими погребами, но две бортовых в середине корпуса, предусмотренные сначала на двух головных кораблях, имели погреба смещенными на 28 м в нос и их цепная система подачи боезапаса отличалась горизонтальными и вертикальными перемещениями с разрывом у поворотного стола. Эта система прошла успешные испытания на заводе в Сен-Шамоне и впервые появилась на "Дюнкерке" для передних бортовых 130-мм башен. Боезапас насчитывал 750 бронебойных и 2250 фугасных снарядов.

Зенитная батарея. Французы в июне 1939 года, перед самой войной, учитывая сложности с заряжанием 152-мм орудий на больших углах возвышения, их недостаточные скорострельность и скорости наводки, решили заменить две носовые 152-мм башни (на "Ришелье" уже успели установить их барбеты и погреба) шестью спаренными 100-мм 45-калиберными зенитками модели 1930 года (вес установки 13,5 т; полубронебойный 100-мм снаряд 14,95 кг, фугасный – 13,47 кг, заряд – 4,025 кг пороха ВМ7 .). Эта мера в тревожной обстановке того времени, гарантировала кораблям хоть какую-то защиту от самолетов, особенно с учетом того, что для доводки 152-мм башен как средств ПВО после их монтажа требовалось несколько месяцев, а поставка 37-мм автоматов задерживалась промышленностью. К тому же из-за производственных трудностей своевременная поставка 152-мм башен на "Жан Бар" была невозможной.

"Ришелье" успел получить штатные 100-мм зенитки, но "Жану Бару" пришлось довольствоваться более старыми 90-мм спарками (орудие образца 1926 года, установка 1930-го), да и то в количестве всего двух, установленных перед самым его бегством из Сен- Назера. Только в октябре 1942 года уже в Касабланке их число увеличили до пяти. Смещение акцента в сторону более мощных зенитных средств повлияло на состав вспомогательной артиллерии "Клемансо" и "Гаскони". На первом, уже находившемся в постройке, ее перегруппировали незначительно, вернувшись к одной из предлагаемых на стадии проектирования схем. Две бортовых башни располагались между носовой надстройкой и трубой и две – в корме по ДП линейно-возвышенно. Собственно зенитная батарея состояла из шести 100-мм спарок, более широко разнесенных друг от друга, чем на головных кораблях, шести спаренных 37-мм автоматов и девяти счетверенных 13,2-мм тяжелых пулеметов. "Гасконь" имела бы всего три 152-мм башни, но 8 100-мм спарок, то же количество 37-мм автоматов и 13,2-мм пулеметов, но по-другому расположенных.

Легкие зенитные батареи головных кораблей за время службы претерпели значительные изменения. Уже в 1939 году убрали 4 явно бесполезных счетверенных 13,2-мм пулемета на спардеке, вместо которых на "Клемансо" и "Гаскони" планировалось поставить по 2 новых счетверенных 37-мм автомата. Из-за задержек в производстве 37-мм спарок 1935 года пришлось ставить на корабли более старые 37-мм полуавтоматы (того же типа, что и на "Дюнкерке"), имевшие втрое меньшую скорострельность. Прототип 37-мм автомата, установленный на старом сторожевом корабле "Амьене", оказался довольно удачным, что доказал опыт боев с самолетами Люфтваффе при эвакуации из Дюнкерка.

Когда "Жан Бар" пришел в Касабланку, с него сняли все 90-мм спарки, 37-мм спаренные автоматы и 13,2-мм счетверенные пулеметы. Затем в течение полутора лет линкор нес только спаренные и одноствольные пулеметы. И только осенью 1942 года он имел 10 90-мм, 5 37-мм и 22 13,2-мм ствола.

При модернизации "Ришелье" на верфи Нью-Йорка в 1943 году легкое зенитное вооружение полностью заменили. Корабль получил 56 40-мм "бофорсов" в 14 счетверенных установках, имевших собственные дальномеры и директоры Мк51, а также 50 одноствольных 20-мм "эрликонов". Снаряды "бофорсов" имели самоликвидатор, срабатывавший на дистанции 3600 м – дальше их эффективность все равно резко падала; боезапас насчитывал 122000 выстрелов в военное время и 96000 в мирное. Эффективная дальность стрельбы "эрликонов" по высоте составляла всего 1200 м, а боезапас – 84000 выстрелов (в мирное время – вдвое меньше). Опыт конца войны выявил неэффективность 20-мм и 40-мм автоматов при отражении атак высокоскоростных японских самолетов-"камикадзе" и управляемых бомб "Бака". Поэтому французы не захотели дублировать зенитное вооружение "Ришелье" на вводимом в строй после войны "Жане Баре". Старые 100-мм зенитки заменили новыми, более длинноствольными, в 12 спаренных установках с радарным наведением, которые имели центральную систему подачи боезапаса – как в башнях. Все автоматы уступили место 14-ти 57-мм спаркам. Хотя "Жан Бар" и получил самую лучшую артиллерийскую систему ПВО из когда-либо установленных на кораблях, послевоенный прогресс авиации и ракетного оружия заметно снизили ее ценность.

Система управления стрельбой. Дальномерное оборудование этих кораблей было тщательно продумано. Жесткость и размеры носовой башеннообразной надстройки позволили разместить в ее верхней части все приборы и персонал, необходимые для определения расстояния и кораблевождения, а ее бронирование обеспечивало защиту от осколков. В башенке директора ГК (КДП), расположенной на верху надстройки, стоял двойной 14-метровый дальномер. Ярусом выше также в башенке находился директор 152-мм орудий с 8-метровым дальномером, а на нем – башенка зенитного директора с 5-метровым дальномером. Вторая башенка зенитного дальномера стояла на верху комплекса "мачто-труба", а запасной директор ГК располагался перед кормовой группой 152-мм башен. Последний директор имел мертвый угол в 90-градусном носовом секторе. Остальные же могли независимо поворачиваться на все 360°. Еще на носовой надстройке имелось два 3-метровых штурманских дальномера (на боевой рубке и нижнем ярусе мостика), а по бокам в башенках размещались два 4-метровых зенитных для 100-мм и 37-мм орудий. Башни ГК имели по двойному 14-метровому дальномеру, а 152-мм башни – по двойному 8-метровому.

Наводкой и стрельбой 380-мм орудий можно было управлять как дистанционно из центрального поста, расположенного между броневыми палубами под боевой рубкой, так и из башен под локальным управлением. Аналогично, стрельбой 152-мм орудий по надводным и/или воздушным можно было дистанционно управлять из трех упомянутых постов (директоров) или непосредственно из башен. Вычислительные приборы в центральном артпосту позволяли одновременно обстреливать до трех целей одной или группами башен. При модернизации "Жана Бара", когда требовалось установить новейшие навигационные и артиллерийские РЛС, расположение директоров и дальномеров существенно изменилось.

Радарное оборудование. Первоначальным проектом радиолокационное оборудование не предусматривалась, но в течение 1942 года на уведенных в порты Западной Африки "Ришелье'’ и "Жане Баре" его установили. Первый получил излучатель Садир М.Е.140 и приемник М.Е.126 с экраном фирмы Компань де Комптёрс. При помощи этой французской системы можно было обнаруживать самолеты с дистанции 30 км. На "Жане Баре" установили радар Садир, работавший на 2-метровых волнах и способный обнаруживать самолеты на дистанции от 50 до 70 км при их полете на высоте порядка 750 м и выше.

При модернизации "Ришелье" в США и затем во время его службы в составе английского Флота Метрополии на него поставили более сложные и совершенные системы, часть которых линкор сохранил и после войны. Например, в 1951 году состав радиолокационных станций (РЛС) на "Ришелье" выглядел так: американская поисковая надводная РЛС типа SG-1 (дальность 25 миль), американская РЛС типа SF (дальность 15 миль), английская РЛС наблюдения за воздухом типа 281В (дальность 60-80 миль), французская РЛС УАО 380-мм орудий типа DRBC10A, две английских РЛС УАО 152-мм орудий типа 285Р, американская РЛС УАО типа SA2, установленная на верху мачто-трубы (дальность 40 миль).

"Жан Бар" на момент ввода в строй в 1949 году имел 16 французских РЛС, включая навигационную и довольно сложную РЛС управления артогнем зенитной батареи (100-мм и 57-мм орудия). Новые системы обеспечивали обнаружение небольших целей на дальних дистанциях, но требовали для размещения много места, равно как и оборудование для дальней и внутрикорабельной связи. В боевой рубке расположился боевой информационный центр, с помощью которого производилась оценка текущей тактической ситуации и повышалась эффективность действий командного персонала корабля.

Авиационное вооружение. Во время проектирования "Ришелье" бортовые гидросамолеты считались непременным атрибутом линкоров и крейсеров. На них возлагались функции корректировки стрельбы, разведки и даже атаки противника бомбами. При концентрации орудий ГК в носовой части этих кораблей и расположении башен С К на спардеке самолеты вместе со средствами их запуска и хранения удалось расположить вне зоны действия дульных газов. Это не только позволило сделать все оборудование гораздо легче, но и облегчило действия по обслуживанию бортовой авиации, особенно во время боя. На каждом корабле планировалось разместить по пять самолетов: 3 в ангаре и 2 на катапультах. Но жизнь внесла свои коррективы. "Ришелье", который единственный был укомплектован проектным составом авиагруппы, лишился ангара и катапульт в 1943 году при модернизации. "Жан Бар" не успел войти строй во время войны, а после нее не имел бортовых самолетов, функции которых полностью перешли к палубной авиации. На "Клемансо" для экономии веса авиагруппой решили пожертвовать уже в проекте, хотя ангар, структурно входивший в надстройки, сохранили. "Гасконь" по штату должна была нести только два самолета в подпалубном ангаре и одну катапульту. Но скорее всего и этот корабль вошел бы в строй, не имея самолетов.

Оглавление книги


Генерация: 0.148. Запросов К БД/Cache: 0 / 0