Глав: 10 | Статей: 34
Оглавление
Кадры решают все. А в переломное время, в экстремальных ситуациях, герои решают все, — считает автор книги о маршале авиации А. И. Покрышкине.

Именно Покрышкин стал ярчайшим выразителем тех перемен, которые сделали нашу армию 1941 года армией 1945 года. Он был первым из когорты тех, кто сломил боевой дух люфтваффе. По свидетельству известного ученого Ю. Н. Мажорова, который в годы войны служил в 1-й отдельной радиобригаде Ставки ВГК, лишь в трех случаях немцы переходили с цифровых радиосообщений на передачу открытым текстом: «Ахтунг, партизанен!» (внезапное нападение партизан); «Ахтунг, панцер!» (прорыв советских танков) и — «Ахтунг, Покрышкин!».

Знаменитый летчик никогда не был баловнем судьбы. Да и не могла быть легкой жизнь у человека, который, как говорит о нем один из его учеников, генерал-полковник авиации Н. И. Москвителев, «ни разу нигде не покривил душой, не сказал неправду». О многих перипетиях жизни летчика и военачальника впервые рассказано в этой книге.

Редчайшее сочетание различных дарований — летчика-аса, аналитика, командира, наставника — делает личность Покрышкина единственной в своем роде. Второй наш трижды Герой И. Н. Кожедуб всегда говорил, что учился у него воевать и жить, быть человеком…

Книга издается к 100-летнему юбилею Александра Ивановича Покрышкина.

X. Кубанская битва

X. Кубанская битва

И сошлись грозно оба великих войска, крепко сражались, жестоко друг друга уничтожали, не только от оружия, но и от великой тесноты под конскими ногами умирали… На том ведь поле сильные полки сошлись в битве. Выступили из них кровавые зори, а в них сверкали сильные молнии от блистания мечей.

Сказание о Мамаевом побоище

«Утверждают, что жизнь человека идет кругами, по спирали вверх. Я вынужден поверить в это…» — пишет Покрышкин, вспоминая возвращение на фронт в апреле 1943-го. Снова Краснодар, станица Крымская, над которыми летит он уже не наблюдателем на Р-5, а командиром эскадрильи новейших истребителей. Переживания и беды тридцатых годов остались далеко позади, за перевалами военных лет. Сейчас в памяти оживали светлые картины — мечтания о полетах, много солнца, велосипедные гонки к морю, парение на планере над станичными садами…

Разжатая спираль наступления возносила Покрышкина над небывало широким в том году, похожим на море разливом Кубани, над разрушенной и обгоревшей казачьей землей. Краснодар был освобожден 12 февраля. С аэродрома Александр Иванович поехал со своими летчиками в город, побывал у разбитого дома — «стоквартирки», где жил, у взорванного немцами здания аэроклуба. Черные пустыри и стены, обгоревшие стволы деревьев, дымки землянок… На захваченной врагом территории повсеместно осуществлялся приказ Гитлера № 4 «О порядке отхода и оставления местностей» — разрушать все объекты, здания, мосты, представляющие ценность для противника. Все мужчины от 15 до 65 лет подлежали вывозу на запад. Советские газеты той поры заполнены страшными фотодокументами — руины, рвы, трупы…

Пресса доставлялась в войска наряду с боеприпасами и продовольствием. Так, «Красная Звезда» 9 апреля 1943 года, в день, когда Покрышкин прибыл в Краснодар, сообщала о красноармейском митинге у стен освобожденной Вязьмы. На этом митинге колхозник Ф. Т. Трофимов рассказывал о том, как немцы повесили его жену, угнали сыновей-подростков. Плакал. В выступлениях красноармейцев звучали слова: «сердце содрогается от гнева», «мы — армия мстителей», «гвардейцы клянутся отомстить немецким извергам за разрушенные города, за муки советских людей».

…Сейчас, в другом уже веке, легко судить о стратегической обстановке на советско-германском фронте в первые месяцы 1943 года, давать оценки полководцам. Тогда же все было далеко не очевидно. Был водоворот страстей и ошибок в условиях, как говорят военные, неполной информации, в грязи и бездорожье, в муках солдат, ночевавших неделя за неделей под дождем и снегом, и генералов, чьи доклады о реальных условиях и оправдания не принимались в высоких штабах.

К сожалению, осуществить на Северном Кавказе «второй Сталинград» командованию Красной армии не удалось, хотя цель такая ставилась. Стратегам вермахта К. Цейтцлеру, Э. фон Клейсту и Э. Манштейну удалось убедить Гитлера начать отступление с Кавказа. Фюрер долго противился: «Столько затрачено сил, столько пролито немецкой крови — и все это на ветер? Нет! Этого допустить нельзя!» Если бы Гитлер продолжал упорствовать, все южное крыло немецкой армии могло быть окружено, что значительно ускорило бы крах Третьего рейха.

Немецкие официальные сводки сообщали: «В ходе планомерного передвижения для сокращения линии фронта эвакуирован город Краснодар». Пропаганда Геббельса делала очередные успехи, но юг Восточного фронта трещал по швам. Красная армия шла вперед.

22 февраля Гитлер прилетел в Запорожье, где встретился с Манштейном и Клейстом. На следующий день ему пришлось в спешке собираться в обратную дорогу. Пришло сообщение о русских танках, появившихся у аэродрома.

Но огрызаться немцы еще могли. 14 марта танковый корпус СС вновь занял Харьков. В стихотворении «Они» поэт-фронтовик Юрий Белаш вспоминает контратаку немецких автоматчиков:

Мы еле-еле их сдержали… Те, что неслися впереди, Шагов шести не добежали И перед бруствером упали С кровавой кашей на груди. А двое все-таки вскочили В траншею на виду у всех И, прежде чем мы их скосили, Они троих у нас убили Но руки не подняли вверх…

К концу марта на советско-германском фронте наступило затишье. Стороны готовились к решающей Курской битве. Особенное внимание в это время и наше, и немецкое командование обратили на самый южный фланг фронта. 17-я армия генерал-полковника Р. Руоффа, не успев вырваться на Украину через ростовскую «горловину», отошла на Таманский полуостров.

Плацдарм немцев не мог не беспокоить нашего Верховного Главнокомандующего. Сталин требовал разгромить сильную группировку противника, сбросить ее в море. Фюрер же сохранял надежду, что после ожидаемого успеха под Курском вновь будет наступать с Тамани на Кавказ.

13 марта Гитлер отдал приказ «удерживать во что бы то ни стало таманский плацдарм и Крым». Началось строительство подвесной дороги через Керченский пролив, которая была пущена 14 июня. На Кубани побывал министр вооружений А. Шпеер, так как было решено возводить через Керченский пролив пятикилометровый мост для автомобильного и железнодорожного транспорта.

Немецкая оборонительная линия получила наименование «голубой». Фланги ее упирались в Черное и Азовское моря, систему обороны укрепляли плавни, лиманы и болота.

В составе 17-й армии было пять корпусов (один из них кавалерийский румынский) общей численностью около 350 тысяч солдат и офицеров. В войсках Северо-Кавказского фронта насчитывалось более 380 тысяч человек.

Уступая в силах на земле, особые надежды на Кубани немцы возлагали на массированное применение авиации. В их распоряжении на Тамани, в Крыму, на юге Украины была сеть аэродромов с бетонным покрытием. У нас же основной краснодарский аэродром был более удален от полей будущих сражений. Грунтовые площадки были непригодны для взлета и посадки до середины апреля из-за весенней распутицы.

С точки зрения общей стратегии, развернувшиеся за таманский плацдарм сражения считались боями «местного значения». Но для авиации то была настоящая битва. 16-й гвардейский полк прилетел на Кубань прямо к ее началу.

Рейхсмаршал Г. Геринг, имея весной 1943 года на Восточном фронте 2620 самолетов люфтваффе, а также 335 финских, румынских и венгерских, сумел сосредоточить к апрелю в Крыму и на Тамани, на главном в тот момент театре военных действий, до 1000 самолетов 4-го воздушного флота (510 бомбардировщиков, 250 истребителей, 60 разведчиков и 170 транспортных). С аэродромов Украины эту армаду поддерживали 200 бомбардировщиков. В ударной группировке было собрано до 40 процентов люфтваффе на Восточном фронте!

Советские ВВС, насчитывая в действующей армии более 5500 боевых самолетов, к началу воздушных сражений на Кубани и до середины апреля имели здесь лишь 580 самолетов: 250 в 4-й воздушной армии, 200 в 5-й, 70 в ВВС Черноморского флота и 60 в Авиации дальнего действия. Таким образом, немцы, уступая вдвое в общем количестве машин, также вдвое превосходили нас в численности на главном направлении!

…В первый вечер по прибытии 16-го полка в Краснодар эти цифры довел до летчиков, собравшихся в отведенном под общежитие полуразрушенном складе, начальник разведки 216-й смешанной авиадивизии капитан Новицкий. Узнали гвардейцы и о том, что немецкие истребители представлены лучшими эскадрами, вооруженными новыми Ме-109 G-2 и Ме-109 G-4.

После доклада Новицкого воцарилось напряженное молчание. Летчики-фронтовики понимали, что сулят эти сообщения. А. И. Покрышкин вспоминал:

«— Товарищ капитан! — не утерпел я, хотя знал, что он не решит эту проблему. — Вы сообщили о мощной авиационной группировке противника. А мы, имея менее 1000 самолетов, разделили их по трем авиационным объединениям. Правильно ли это? Участок фронта небольшой.

— На этот вопрос я ответить не могу. Оперативное построение нашей авиации на Кубани пока такое. Однако ее действия координирует командование ВВС фронта.

— Мы координировали и раньше, с начала войны. Нас били по частям и гнали до Волги. Потом мы поумнели и создали воздушные армии. А здесь, на Кубани, что? Повторение прошлого? Штабов много, а самолетов мало. Воевать придется как в поговорке — один с сошкой, а семеро с ложкой.

— Покрышкин, прекрати задавать глупые вопросы, — оборвал меня Исаев. — Садись!

Я понимал, что спорить бесполезно. А было о чем. Когда же наши авиационные начальники поумнеют и прекратят использовать авиацию разрозненно? Радовало, что с приходом к руководству авиацией Александра Александровича Новикова в Военно-воздушных силах были созданы армии, подчиненные только фронту. Формирование воздушных объединений оправдало себя в боях за Сталинград и в наступлениях фронтов в этом году. А здесь… Трудно будет. Опять воевать придется «растопыренными пальцами», а нужен «кулак». Придется рассчитывать только на свое умение и отвагу летчиков».

Несомненно, Покрышкин к весне 1943-го как летчик и командир был много выше уровня капитана и комэска. Во всяком случае, немецкими эскадрами командовали боевые летчики примерно его возраста и опыта. Исаев грубо одернул подчиненного с его «глупыми» вопросами. Но ближайшие бои, стоившие больших жертв, показали правоту Покрышкина. А. А. Новиков своими глазами увидел, как страдает дело при распылении сил, и радикально изменил структуру авиации Северо-Кавказского фронта. Вся авиация фронта (кроме Авиации дальнего действия) была собрана в одних руках командующего 4-й армии К. А. Вершинина, остался один штаб вместо трех.

Самоуверенного комполка Исаева снова раздражает Покрышкин и не только он. Но здесь не тыл, здесь бои вскоре покажут — кто есть кто.

При перелете на фронт заблудилась, приняв разлив Кубани за Азовское море, эскадрилья Фадеева во главе со штурманом полка Крюковым. Исаев со злостью пеняет Покрышкину: «Эта распущенность в полку от Иванова осталась. Это не гвардейцы, а разгильдяи!» Александр Иванович парирует: «Перелетал целый полк. Видно, командиру надо было его вести…» — «Свои привычки указывать начальству брось. Видимо, мало тебя проучили в прошлом году», — вновь угрожает Исаев. М. А. Погребной советует Покрышкину сдерживать себя и «не связываться с ним». — «А чего он злость свою показывает к Виктору Петровичу! Нас, боевых летчиков, называет разгильдяями. За полтора года пребывания в полку не сделал ни одного боевого вылета!»

…Унылое настроение, охватившее летчиков после доклада начальника разведки, разрядили рассказы асов 45-го полка, дравшихся с февраля в небе Кубани. Борис Глинка в деталях разобрал бой, в котором группа «аэрокобр», без потерь со своей стороны, сбила восемь из двенадцати бомбардировщиков. Михаил Петров дополнил этот рассказ, сообщив, что сам Глинка сбил двух «юнкерсов», один из которых от удара в упор разломился пополам.

Бой, который провел со своей группой сам комэск Петров, останется навсегда в летописи Великой Отечественной войны.

22 марта 1943 года восьмерка «аэрокобр» в схватке с превосходящей втрое группой немцев сбила тринадцать «мессершмиттов» (все они упали в расположении наших войск), потеряв троих летчиков. Спасая подбитого Бориса Глинку, сержант Петр Кудряшов на своей подожженной машине врезался в Ме-109. «От удара при столкновении двух самолетов на миг вспыхнул яркий огненный факел, — вспоминал участник боя Иван Бабак. — И все… Как будто в невидимую пропасть провалились оба». Потрясенные немцы не сразу возобновили атаки. Вот еще один наш истребитель загорелся. Его пилот Иван Шматко повторяет таран. Еще один взрыв! Имевшие подавляющий численный перевес «мессершмитты» повернули на запад…

Из радиоперехвата стало известно — немцы посчитали, что на «кобрах» летали канадские летчики: «Ни одного канадца не выпускать живым! Их здесь немного». Видимо, проступали на советских самолетах закрашенные американские звезды. Да и по решительности действий, мастерству атак 45-й полк выделялся среди других наших частей. Командир полка Ибрагим Магометович Дзусов, мощного сложения 38-летний осетин, сам был неплохим пилотом, участвовал, несмотря на запрет из-за неважного зрения, в боевых вылетах, ценил летчиков, умел увидеть лучших и продвигал их, советовался с опытными комэсками. С восточной хитрецой Дзусов стремился заполучить к себе приглянувшихся ему летчиков. Так оказались у него в полку будущие Герои Советского Союза Борис Глинка, Николай Аавицкий, Николай Кудря…

Первыми на Кубани прославились братья Глинки, богатыри, выходцы из шахтерской среды, позывные в воздухе — ДБ и ББ (Дмитрий Борисович и Борис Борисович). Их ведущий Михаил Петров, тонкий дирижер боя, не гнался за личными победами, но был, несомненно, одним из лучших комэсков нашей истребительной авиации.

30 апреля 1943 года в «Красной Звезде» появился очерк «Чувство неба» о Д. Глинке поэта И. Сельвинского. Описание героя автор начал с упоминания о творческом методе знаменитого художника-портретиста В. Серова, который искал в человеке внешнее сходство с каким-либо зверем или птицей, что позволяло неожиданно раскрыть человека, увидеть в обычном необычное. В фигуре летчика, в его профиле явно проступало сходство с красавцем орлом.

Кто же противостоял «сталинским соколам» кубанского неба? В книгах, изданных в СССР, пишется о воевавших здесь эскадрах 3-й «Удет» и 51-й «Мёльдерс», названных именами национальных героев Германии. Называется и 54-я эскадра «Зеленое сердце», видимо, по причине звучного загадочного наименования (зеленое сердце — герб Тюрингии, самой обильной лесом германской земли, расположенной в центре страны). Но это немецкое соединение действовало против Ленинградского фронта. На Кубани с аэродромов Тамани и Анапы вылетали пилоты не упомянутой в советской литературе, имевшей лишь цифровое обозначение 52-й эскадры…

Лишь в начале 1990-х мы смогли получить информацию об этих широко известных на Западе немецких асах. Их внешний облик совершенно не похож на немолодого карикатурного вида немца, пытавшегося сбить наш По-2 в популярном фильме военных лет «Небесный тихоход».

Командир 52-й эскадры — оберст-лейтенант (подполковник) Дитрих Храбак. 28-летний (родился 10 декабря 1914 г. под Лейпцигом в семье архитектора) невысокий и крепкий, «старый воздушный тигр». Над высоким лбом — редеющие светлые волосы. Резкая линия носа с выступающей переносицей и пронзительные голубые глаза. На мятом мундире бывалого фронтовика — Железный крест 1-го класса, полученный за бои над Францией. К черно-бело-красной ленте на шее прикреплен Рыцарский крест — награда за битву над Англией. Под командованием Храбака, возглавившего 52-ю эскадру в ноябре 1942 года, она стала самой результативной в люфтваффе. Одержавший, по немецким данным, 109 побед на Восточном фронте, Храбак поддерживал со своими пилотами товарищеские отношения. Новичков он учил: «Чтобы выжить в России и стать удачливым пилотом-истребителем, вы должны совершенствовать свое мышление. Конечно, вы должны всегда действовать агрессивно. Однако агрессивный дух следует укрощать размышлением, рассуждением и оценкой. Летайте головой, а не мускулами… Если вы вернулись из полета с победой, но без своего ведомого, значит, вы проиграли бой».

Сильнейший из командиров эскадрилий 52-й эскадры — оберлейтенант, а затем гауптман, Гюнтер Ралль. Умен, необычайно подвижен, офицер-профессионал до мозга костей. Родился 10 марта 1918 года в Бадене. Участник боев над Францией, Англией, Грецией, Критом, советской Украиной. 26 октября 1942 года Гитлер лично вручил Раллю Дубовые листья к Рыцарскому кресту за 100 побед в воздухе. По мнению многих немецких специалистов, Ралль являлся лучшим снайпером люфтваффе, он мог попасть в цель с большого расстояния под недоступным для других углом. Мог ли предполагать тогда Ралль, что спустя 52 года, в феврале 1995-го, он, генерал-лейтенант в отставке, побывает на военно-исторической конференции в Кубинке под Москвой, где начнет свое выступление словами: «Я с первых дней войны с Советским Союзом на вашем фронте, очень хорошо знаю русских летчиков-истребителей. В боях с ними я был семь раз сбит и трижды ранен». Генерал сказал, что всегда испытывал «глубокое уважение к мужеству и мастерству советских летчиков, как к противникам, равным которым он не встречал». 28 ноября 1941 года Ралль был сбит нашим истребителем между Ростовом и Таганрогом, при падении получил тяжелое повреждение позвоночника, после чего несколько месяцев правая сторона тела у него была парализована. Вопреки прогнозам врачей в августе 1942 года Ралль, проявив исключительные волю и психологическую устойчивость, возвращается на фронт, летает, подложив подушки под больные ноги и за спину.

Колоритны и другие асы 52-й эскадры. Среди них получивший Дубовые листья к Рыцарскому кресту 24-летний командир эскадрильи Герхард Баркхорн — голубоглазый красавец из Восточной Пруссии. Если верить его коллегам, — редкостный джентльмен, пытавшийся сохранить рыцарские правила ведения боя. Еще один пруссак и кавалер Рыцарского креста — 22-летний сорвиголова, неоднократно сбитый и раненный на Восточном фронте Вальтер Крупински. Был известен бычьей энергией и упрямством, носил прозвище «граф Пунски» по имени персонажа популярной немецкой оперетты. В одном из боев на Кубани Крупински посадил свой подбитый «мессершмитт» на минное поле и спасся чудом, при скольжении по траве взорвав несколько мин.

В ноябре 1942 года начал свою карьеру в 52-й эскадре Эрих Хартман, которого в Германии называют лучшим асом Второй мировой войны. На Тамань Хартман прилетел 20-летним, его звали «Буби» за слишком юную внешность. Он уже открыл свой счет сбитых самолетов… С детских лет Хартман летал на принадлежащем семье самолете, затем на планерах. Прирожденный спортсмен, стрелок и пилотажник. Голубоглазый блондин с ястребиным профилем.

Были в эскадре и такие кавалеры Рыцарского креста, как командир эскадрильи Йоханнес Визе, названный немцами «Кубанским львом», Вильгельм Батц, Гельмут Липферт… Для одной эскадры число кавалеров исключительное, ведь среди дневных летчиков-истребителей люфтваффе за всю войну лишь 126 человек получили этот высший знак отличия гитлеровской Германии.

Был среди них и командир прибывшей на Кубань 51-й эскадры «Мёльдерс» 27-летний майор Карл-Готфрид Нордман. Он одержал, по немецким данным, 78 побед (61 — на Восточном фронте). Правда, с января 1943-го Нордман перестал участвовать в боевых вылетах из-за нервного расстройства, полученного в результате столкновения со своим ведомым. Последний пропал без вести, упав за линией фронта.

Азартные «охотники» из лучших эскадр вели между собой соревнование по числу сбитых самолетов. Для многих из них это был в первую очередь захватывающий экстремальный вид спорта. В истребительных эскадрах собрался цвет молодежи из старинных германских земель…

Вот что пишет в работе «Сломанные крылья люфтваффе» историк авиации Г. А. Литвин (в годы войны — бортовой стрелок Ил-2, сбил 4 немецких истребителя и награжден двумя орденами Славы): «Архивными данными, публикациями, самими участниками подтверждено, что на Кубани действовали самые лучшие, хорошо подготовленные, имевшие большой боевой опыт немецкие летчики, зачастую летавшие парами с 1939 года, умело использовавшие в бою радиосвязь и эшелонирование по высоте. Даже молодые летчики из пополнения имели не менее 200 часов налета, а прибыв во фронтовые части, они должны были налетать еще не менее 100 часов в прифронтовой полосе, прикрывая свои аэродромы, изучая местность, и только потом вводились в бой под прикрытием опытных летчиков. Немцы, исходя из того, что у русских больше самолетов и летчиков, своих берегли… На основании изучения немецких документов, литературы, изданной в ФРГ, и моих личных бесед с бывшими летчиками люфтваффе я уяснил формулу боя, которой руководствовались немецкие летчики: «Увидеть противника, оценить обстановку, принять решение, ударить, уйти»».

Надо сказать, что эту тактику немецких «экспертов» Покрышкин признавал оптимальной для «свободной охоты»…

С боевым настроем приземлялись на аэродромах Кубани кавалеры Рыцарских и Железных крестов. В «Кратком обзоре действий противника» за 1943 год, написанном в штабе нашей 4-й воздушной армии, зафиксированы эмблемы на немецких истребителях. I группа 52-й эскадры — черный кабан на белом поле, II группа — дьявол с луком и стрелой, III группа — красный рыцарский крест в белом ромбе, II группа 51-й эскадры «Мёльдерс» — ворон в очках с зонтом. Среди эмблем других групп и эскадрилий не менее выразительные знаки — красная кошка в белом круге, горная коза на альпийской вершине, красные, белые и желтые драконы, головы волков и чертей…

У «мессершмиттов» на стоянках слышались четкие команды и обычные летные шутки. Немцы собирались взять реванш за Сталинград, где 8-я воздушная армия генерала Хрюкина и бомбардировщики АДД не позволили Герингу сдержать обещание — обеспечить всем необходимым окруженную армию Паулюса.

Только с высоты полета видно объемно и зрелищно, как черно-серые тона земли окрашиваются светло-зеленым. Потом проступят у русских станиц бело-розовые цвета садов и красные пятна маковых полей. Близкие горы и море стелили над землей голубую дымку. Позывной немецкой радиостанции наведения на Таманском полуострове — «Тибет», по названию легендарной горной страны…

На рассвете, как обычно, невзирая ни на какие обстоятельства, Покрышкин делает свой комплекс утренней разминки. В станице Поповической, куда полк переведен 11 апреля, вместе с метеорологом Константином Кузьминым Александр Иванович перед началом боевой работы измеряет температуру грунта, рукой пробует его твердость. Он как будто слушает землю, как и поколения его предков — русских пахарей…

Так несколько веков назад и Дмитрий Волынец перед битвой сошел с коня и припал к земле Куликова поля. После долгого молчания сказал он Дмитрию Донскому: «Одна примета — тебе на пользу, другая — на скорбь…»

На фотографиях той поры Александр Иванович Покрышкин, которому только что исполнилось 30, еще очень молод, что-то юное в русом чубчике набок, в ясных широко расставленных глазах. Он ладно скроен и крепко сшит, худощав — ни единого грамма лишнего веса, узкая талия и косая сажень в плечах. Стоит подбоченясь, руки по-молодецки на поясе или сжимают в кулаках офицерский ремень. По этой молодецкой ухватке узнаваем в зрелом бойце тот паренек, что выходил когда-то на скрипучий от мороза сибирский снег в рядах закаменской лихой дружины сразиться с соседской ватагой на кулачках…

Резко и четко очерченный профиль позднее был точно схвачен в описании художника: мощные надбровные дуги, прямой с горбинкой нос, верхняя губа выступает над нижней тонким карнизом. Глаза серо-голубые, как и у большинства асов. Взгляд острый, иногда покалывает собеседника. Этот взгляд должен первым выхватить в небе темные точки приближающихся «мессеров»…

Театр военных действий на Кубани был своеобразен, его «сцена» оказалась стиснута морями, предгорьями Кавказа, разливом реки. Сражение развернулось в пространстве, слишком тесном для столкнувшихся здесь тысяч людей и самолетов… Эта «сцена» была залита солнечным светом, манила взгляд летчика необозримой синевой моря.

Как в лермонтовской поэзии: «Под ним струя светлей лазури, над ним луч солнца золотой…» Но именно со стороны солнца, из слепящей высоты пикировали на цель атакующие «мессера». Солнце ближе к летчику, каждый маневр он строит, зная его положение. Это его гибель или защита.

Арена воздушных боев между станицами Крымской, Абинской и Киевской хорошо просматривалась с пункта управления истребительной авиацией. Здесь, на холме у Абинской, была установлена главная радиостанция наведения. Рядом — КП командующего 56-й армией генерала А. А. Гречко. От линии фронта всего четыре километра, еще ближе от нее разместили вспомогательные радиостанции. Немцы, давно понимавшие роль радиосвязи, принимали все меры для обнаружения и уничтожения наших пунктов управления. Но машины с радиостанциями искусно маскировались, чтобы не блеснул предательский блик.

На дежурство у микрофонов начали назначать не девушек-«белочек» (позывной «Белка»), а опытных авиационных командиров. На главной радиостанции располагался командир 216-й дивизии генерал А. В. Борман, позывной «Тигр». Постоянный радиоперехват вел офицер, знавший немецкий язык. На этих радиостанциях в апреле — июне побывали представители Ставки маршал Г. К. Жуков и командующий ВВС А. А. Новиков, генералы и полковники из различных штабов, авиаконструкторы, стажеры академий, проверяющие из ЦК ВКП(б) в форме без знаков различия. Впервые они наглядно могли видеть воздушный бой. Никакие донесения и разведсводки такого представления дать не могли.

Установилась ясная погода. Вспыхнул свет… Началась знаменитая Кубанская битва.

На восемь месяцев растянулось возвращение Покрышкина в небо войны. Одно упоминание о Крымской взволновало, но времени на воспоминания было отпущено немного. От аэродрома Краснодара до Крымской несколько десятков километров. Здесь, в памятной Александру Ивановичу станице, теперь располагалась опорная точка обороны 17-й немецкой армии, мощный узел с господствующими высотами, бетонными дотами из новороссийского цемента. На Крымскую был направлен главный удар Северо-Кавказского фронта, на острие которого находилась 56-я армия генерала А. А. Гречко (будущего министра обороны СССР). Ставка Верховного Главнокомандования утвердила план Таманской операции фронта, цель которой — рассечь немецко-румынскую группировку надвое и разгромить ее.

Немцы, отрезанные от своих Керченским проливом, как уже говорилось, главную роль отводили люфтваффе. К. А. Вершинин докладывал А. А. Новикову: «Боевая активность нашей авиации заметно ниже немецкой. 9 апреля немцы сделали 750 самолето-вылетов, мы — 307. 12 апреля немцы — 862, мы — только 300». В документах верховного главнокомандования вермахта осталась запись: «В районе Крымской наша авиация оказывала обороняющимся войскам небывало мощную поддержку: действовало около 1000 бомбардировщиков, пикирующих бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей танков». 15 апреля над районом Крымской 1-й немецкий авиакорпус совершил 1560 самолето-вылетов! Наши войска были прижаты к земле. И дело было не только в количестве самолетов, но и в качестве тактики…

Покрышкин увидел над Крымской звено наших ЛаГГов, патрулировавших «каруселью» по кругу, то и дело подставляя хвосты под солнце, на заданной высоте, на малой, «экономичной» по расходу горючего, скорости. «Жужжат как комары» — оценивал такое прикрытие Александр Иванович. Наземные командиры, не понимая своеобразия воздушного боя, значения высоты и скорости, требовали наличия истребителей над линией фронта, чтобы они были постоянно видны снизу. И военачальники, как правило, рассматривали авиацию как род войск, не предполагающий особой стратегии и тактики.

Бой начинался…

— «Тигр», я — Покрышкин, иду на работу.

А. В. Борман сообщил, что немцы еще не подошли. С удивлением и интересом смотрел генерал на необычную шестерку «аэрокобр».

Для Покрышкина этот вылет был исключительно важен. Как покажут себя в деле его разработки? Неслучайно Александр Иванович так подробно описывает первый бой на Кубани в своих книгах.

Боевой порядок группы — «этажерка». Три пары рассредоточены на сотни метров друг от друга по фронту и высоте. Покрышкин находит для этого порядка народное сравнение — «ступеньки крыльца», уходящие от ведущей пары в сторону и вверх. Такой охват пространства обеспечивал лучший поиск цели и затруднял обнаружение группы. Противнику было гораздо сложней подойти незамеченным с задней полусферы. Между парами и летчиками были распределены еще перед вылетом сектора поиска, с выделением для каждого ответственных и неответственных секторов. Благодаря радиосвязи группа была маневренна, как один самолет. На Кубани отказ радио приравнивался командованием к отказу мотора или оружия! Уже после той битвы общее мнение выразил командир 227-й истребительной авиадивизии полковник Данилов: «Можно без преувеличения сказать, что радио и пулемет в воздушном бою равны».

Далеко не все понимали преимущества покрышкинской «этажерки», летчикам казалось надежнее и спокойнее летать в плотном строю, чувствовать «локоть товарища». И. И. Бабак писал: «Со стороны казалось, что, собственно, никакой единой группы самолетов в небе над линией фронта нет. Заметны лишь отдельные проскакивающие пары на противоположных или пересекающихся курсах… Только в нужный момент, непосредственно в бою, становится видна группа — монолитная, руководимая и направляемая волей командира».

Для патрулирования Покрышкин создал особый метод, сходный с качанием маятника. Группа истребителей при пологом снижении с четырех-пяти до двух-трех тысяч метров, разгоняясь, превращала высоту в скорость, на которой вновь уходила вверх. Разворот на 180 градусов и опять вниз. Группа стремительно «прочесывала» воздух над районом прикрытия. При таком же расходе горючего, как и в оборонительной «карусели», высота и скорость давали маневр для внезапной атаки.

Правая рука на ручке управления, у пушечной и пулеметной гашеток, левая — на секторе газа. Ноги — на педалях. Необходимо не отрываясь следить за воздушным пространством, за ведомыми. Отточенная координация движений, абсолютное напряжение всего существа летчика. Вдохновение, которое осеняет на вершине судьбы. Захватывающие дух гигантские качели над пропастью…

Вот они, «мессера»! Десятка «худых» сейчас будет грамотно «выметать» ЛаГГов перед приходом своих «юнкерсов». Но в небе — Покрышкин. Он указывает группе цель по принципу часового циферблата, мысленно расположенного в плоскости самолета.

— Я — Покрышкин! Одиннадцать часов, ниже тридцать градусов — «мессы». Атакую! Прикройте!

«Формула грозы» в действии. Высота — скорость — маневр — огонь! «Соколиный удар» по ведущему для верности в этой первой атаке наносится с минимальной дистанции. «Кобру» обдает дымом растерзанного вспыхнувшего «мессера». Перегрузка при уходе вверх к солнцу столь велика, что Покрышкин на мгновение теряет сознание. Когда кровь снова прилила к глазам, он видит, что Речкалов сбил еще одного.

Первая атака, учил Покрышкин, должна ошеломить врага и решить исход боя. На пункте управления дивизии у одного из наблюдавших вырвалось: «Вот дает!» «Мессершмиттов» «как ветром сдуло». Отменили немцы и намечавшуюся бомбардировку.

После приземления Александр Иванович, как обычно, провел краткий разбор полета, каждый летчик доложил — что видел и как действовал, выяснились ошибки, в частности — почему средняя пара «этажерки» замешкалась и не смогла сбить еще один «мессер».

Так началась боевая работа на Кубани. Богатырские схватки с превосходящими силами немцев и стояние за правду передовой тактики в своем стане… Как вызов на борту «кобры» — № 13. Лишь к концу мая на своем новом самолете Покрышкин сменил эту цифру на 100, «сотку».

Заместитель командира 267-го истребительного полка, летавшего в те дни на ЛаГГах с Краснодарского аэродрома, Николай Исаенко (в последующем командир известного 611-го полка, лично сбил 14 самолетов) вспоминал о взаимодействии с гвардейцами:

«Спросил, кто вылетает у них ведущим группы. Указали на подтянутого, выше среднего роста капитана, показавшегося мне необщительным, неприветливым. Назвали его фамилию — Покрышкин. Тогда эта фамилия мне ничего не говорила. Я подошел к А. И. Покрышкину, представился, сказал, с чем пожаловал.

Покрышкин пожал могучими плечами.

— Мы вылетим на тридцать минут позже.

Приблизившийся к нам бородатый старший лейтенант (позже я узнал, что это был друг Покрышкина В. И. Фадеев) насмешливо заметил:

— Говорят, тут у вас истребители словно куропатки летают, над самой землей. При таких условиях взаимодействовать нам трудно, капитан!

Насмешливость Фадеева мне не понравилась, но в его словах имелась доля горькой правды: армейское командование нет-нет да и требовало от нас держаться на высоте вражеских бомбардировщиков, и многие летчики не осмеливались ослушаться подобных приказов.

— Опыта у вас, по слухам, побольше, чем у нас, — сдержанно ответил я Фадееву. — Да и самолеты в вашем полку, говорят, высший класс. Вот и просим прикрыть в случае чего.

А. И. Покрышкин остро, недоверчиво взглянул на меня. Может, подумал, что в этой просьбе таится какой-то подвох: на розыгрыш и «покупку» наш брат «летун» горазд! Но решил Покрышкин однозначно:

— Прикроем».

Свое обещание Александр Иванович сдержал. Когда шестерка ЛаГГов развернулась на лобовую атаку против настигавших ее «мессершмиттов», «кобры» ударом сверху сбили двух неприятелей, еще одного поразили летчики Исаенко. На аэродроме он подошел к комэску гвардейцев, который готовился к четвертому боевому вылету за день, поблагодарить и расспросить об опыте.

«Ребята у тебя не робкого десятка, — сказал Покрышкин. — Одного не пойму: чего к земле жметесь? В облака попадешь — не убьешься. Слыхал такое присловье, капитан?

Высота в 4000 метров представлялась нашим новым соседям явно недостаточной для успешной борьбы с бомбардировщиками врага. Слышало бы Покрышкина мое начальство!..

— Ничего, позже потолкуем, — сказал Покрышкин. — Ты заходи».

Отчетливо виден в этом эпизоде Александр Иванович, тот, каким он был в апреле 1943-го. Всегда придет на помощь. Всегда поделится опытом, но прежде оценит человека, зря «метать бисер» не будет. По-сибирски сдержан в словах и эмоциях, суров. Тем, кто видел его со стороны в то время, казалось, что он постоянно чем-то недоволен…

Чем же ему, познавшему до тонкостей законы войны в небе, было тогда быть особенно довольным? Тот же Н. Ф. Исаенко в своей книге «Вижу противника!»(Киев, 1981) пишет о том, что в середине апреля на Кубани из наших истребителей 150 были Яки и ЛаГГи, но хватало все тех же стареньких И-153, И-16. Подготовка летчиков оставляла желать лучшего. Исаенко, с трудом вырвавшегося на Кубань из инструкторов летного училища, перед боями сильно беспокоило то, что курсанты обучались по программе мирного времени. Никто из инструкторов на фронте не был, не знал опыта боев даже теоретически. И программа переучивания в 26-м ЗАПе составлялась без учета слабого уровня готовности выпускников училищ — сержантов. Менять что-либо в программах и методиках строго запрещалось, ограничивали время и лимит бензина. При перелете к фронту через горный перевал молодые пилоты ЛаГГов могли только следить за ведущим, воздушную обстановку не видели, радиосвязью пользоваться не привыкли…

А у немцев, как уже говорилось, на вооружении появился Ме-109 новых модификаций G-2 и G-4. Этот самолет называли «солдатом тотальной войны», упор был сделан на скорость даже с некоторым ущербом для маневренности и управляемости. Появился на Кубани и такой сильный противник как «Фокке-вульф-190».

…Немцы контратаковали на земле и глушили бомбами с неба наше наступление у Крымской. До двадцати и более «мессершмиттов» сковывали боем патрульные группы, затем наносили массированные удары до сотни «юнкерсов». Советское командование посылало им навстречу лишь четверки и шестерки истребителей. Покрышкин пишет: «Глядя на них, хотелось встать посреди летного поля и не выпускать их в воздух такими мелкими группами». 15 апреля погиб командир звена Николай Науменко. Исаев запретил Покрышкину вылететь с ним вместе, восьмеркой. Приказ — сначала одна четверка, потом, через полчаса, другая — для «наращивания сил». Возражение Покрышкина командир полка обрывает.

«— Вы поняли мою задачу? — каким-то чужим голосом спрашивает Краев (так в «Небе войны» назван Исаев. — А.Т.). Его глаза наливаются непроницаемой чернотой.

…Что может знать о войне Краев?.. Он только посылает людей в огонь, только приказывает… именем Родины и народа».

Покрышкин ждет, когда командир уйдет в землянку, и все-таки взлетает на 15 минут раньше. Он успевает сорвать атаку последней девятки «юнкерсов», сбив ведущего. Но Науменко уже погиб. Он, по словам Александра Ивановича, «до конца выполнил свой священный долг бойца». Затем Покрышкин, предупрежденный Аркадием Федоровым по радио, в последний момент уходит из-под удара Ме-109, уже висевших в хвосте. В этом же бою были подбиты, но остались живы, еще двое гвардейцев.

С камнем на душе, сдерживая боль и гнев, Покрышкин идет к КП. Здесь встречает командующего 4-й воздушной армией генерала Науменко. И имя, и фамилия — как у погибшего товарища… Генерал знал Александра Ивановича лично с весны 1942 года по работе с трофейными «мессершмиттами».

— Покрышкин, ты почему такой злой? — спросил Науменко.

— Нельзя так воевать, товарищ генерал!

— Чем недоволен, говори!

Покрышкин говорит о наболевшем, о том, что летчики согласны удвоить число вылетов, чтобы не гибнуть в неравных боях. Необходимо усилить и разведку, радиоперехват. Надо раньше узнавать о подходе больших немецких групп.

— Ну что же, спасибо за откровенность. Мысли у тебя хорошие. Командование подумает над твоими предложениями.

В рукописи, не тронутой редакторами и цензорами, Александр Иванович пишет: «Надо было самим искать новые тактические приемы.

Пока командование думало, мы летали без изменений, мелкими группами».

И Покрышкин творит чудеса в кубанском небе. 11 апреля его группа сбивает в двух боях с десяткой и восьмеркой Ме-109 восемь немецких истребителей, три их них — сам комэск. 12 апреля Покрышкин в «волчьих свалках», как называли летчики групповые бои истребителей, сбил четыре «мессера»! Первого, ведущего группы, сразил «соколиным ударом», другого ведущего в лобовой атаке «взял на вертикальную линию прицела и пропустил через трассу огня». Третьего и четвертого сбил, спасая «киттихаук» из 45-го полка, а затем выручая одну из своих «кобр».

Мокрый от пота, измотанный перегрузками Александр Иванович после приземления не сразу покидает кабину. Распахнув дверцу, снова проигрывает в памяти перипетии тяжелейшего вылета… Группа сбила девять «мессеров», не потеряв ни одного! В штабе дивизии отказались верить: «Что-то вы там путаете. Еще раз подсчитайте». Но за боем наблюдал с пункта управления генерал К. А. Вершинин, объявивший благодарность всем летчикам шестерки и приказавший представить ведущего к ордену Красного Знамени.

В первую неделю боев на Кубани Покрышкин одерживает еще ряд побед. 10 апреля подбиты два Ю-88 и Ме-109 (их падений летчик не видел). 12 апреля, помимо четырех «мессеров», разваливается от трассы огня пополам ведущий колонны из трех девяток Ю-87. 16 апреля удается сбить три «лаптежника». И здесь в прицеле — ведущие девяток. После точных ударов от Ю-87 летят дюралюминиевые лохмотья. «Юнкерсы» не ожидали атаки еще до подлета к линии фронта, груз бомб мешал им маневрировать. Все свои бомбы немцы сбросили над занятой ими территорией. В это время по договоренности группа Фадеева расправлялась с «мессерами», посланными расчищать дорогу бомбардировщиком. В этом вылете без потерь со своей стороны было сбито 11 самолетов. В тот же день Покрышкин, который внимательно отслеживал все нюансы тактики противника, сбил «любителя легкой наживы», одного из пары Ме-109, подстерегавших наши Пе-2 уже после бомбометания, когда над своей территорией летчики успокаивались и теряли настороженность. На этом тактическом приеме Александр Иванович ловил немцев еще не однажды.

После первых же вылетов Покрышкин обращается к полковому инженеру по электрооборудованию Я. М. Жмудю:

— Товарищ инженер, вы что, собираетесь торговать снарядами на краснодарском базаре?

— Как торговать? Я что-то вас не пойму.

Выяснилось, что гашетка 37-мм пушки, главного оружия «аэрокобры», расположена менее удобно, чем пулеметная. Поэтому даже после продолжительного боя летчики возвращались с неизрасходованными снарядами.

На самолете Покрышкина, опять же вопреки инструкции, спуск всего оружия был переделан на одну гашетку. Это было оправдано только при условии снайперского огня, ведь весь боекомплект был рассчитан на восемь секунд беспрерывной стрельбы. Результаты покрышкинских залпов — шок для немецких летчиков! В газете позднее приводили слова однополчан Покрышкина: «Разве он стреляет? Он наваливается всем огнем, сжигает, как доменная печь».

Всего за семь дней Александр Иванович нанес люфтваффе немалый урон, сбив и подбив не менее 17 самолетов. 18 апреля командир полка гвардии подполковник Исаев подписал наградной лист на орден Красного Знамени. В представлении указано лишь пять сбитых Покрышкиным 12, 15 и 16 апреля «мессершмиттов» (плюс 16 сбитых его эскадрильей). Остальные, как говорил Покрышкин, «ушли в счет войны». Не засчитали «юнкерсы», сбитые над занятой немцами территорией. Почему не вписан в наградной лист «мессер», сбитый 9 апреля и зарегистрированный в документах, сказать трудно.

Как бы там ни было, орден Красного Знамени радовал, это любимая, наряду с орденом Александра Невского, награда боевых летчиков, ведь орденом Ленина награждали и за мирные дела.

Получил орден Красного Знамени и Крюков, также отличившийся на глазах у Вершинина — три сбитых «мессера» в одном бою. Доблестно бились Вадим Фадеев, Григорий Речкалов, Михаил Сутырин, Николай Искрин, Иван Савин, Андрей Труд, Аркадий Федоров, Владимир Бережной… Слава о 16-м гвардейском полку облетела Северо-Кавказский фронт. Их «кобры» с красным коком винта и красной полосой на самом гребне хвоста узнают в небе.

23 апреля в «Красной Звезде» публикуется статья подполковника В. Воронова «Воздушные бои на Кубани», где называются имена И. М. Дзусова, братьев Глинка, П. П. Крюкова и А. И. Покрышкина (видимо, впервые в центральной печати).

С 11 апреля по 17 июля полк базировался вместе с 45-м дзусовским на аэродроме у станицы Поповическая. Здесь же разместился и штаб дивизии. Станичники, потомки запорожских казаков, приняли авиаторов как родных. Летчиков разместили по хатам; условия сам Александр Иванович называл «царскими». Братья Глинки вскоре установили в своей хате радиостанцию, по которой сообщали хозяйке о возвращении домой. В станице и сейчас вспоминают, как, прилетев из боя, богатыри одним махом съедали приготовленное им ведро (!) вареных яиц.

Осталась от тех дней фотография-символ: в саду у хаты маленькая девочка Лариса Гильченко на руках у своего защитника, летчика Покрышкина. Левая ручка ее обнимает шею Александра Ивановича, правая прижата к груди, к ордену Ленина. Чем-то напоминает этот снимок знаменитый памятник воину-освободителю в берлинском Трептов-парке…

Но этот снимок сделан летом, на нем Александр Иванович уже майор со звездой Героя. А 17 апреля воздушная битва закипела с новой страстью. Внимание сильных мира сего было приковано в те дни к крохотному по стратегическим меркам плацдарму советских десантников у Новороссийска, в районе Мысхако. Это была известная Малая земля…

На клочок каменистой земли у берега Цемесской бухты (протяженность по фронту шесть километров, глубина — всего четыре с половиной километра) была нацелена колоссальная воздушная армада — 1074 немецких самолета! Они шли волнами по 40–60 бомбардировщиков, прикрытых «мессершмиттами». Даже воевавшие с первых дней летчики такое видели впервые.

Гитлер требовал немедленной ликвидации плацдарма. Наступление Красной армии у Крымской было остановлено, и немцы приступили к операции «Нептун». Ее вела специальная группировка численностью до 27 тысяч солдат и офицеров.

В нашей Ставке были также недовольны обстановкой на Северном Кавказе. 18 апреля в Краснодар вылетели самолетом заместитель Верховного Главнокомандующего Г. К. Жуков, командующий ВВС А. А. Новиков (за Сталинград награжденный орденом Суворова 1-й степени и ставший первым в стране маршалом авиации), а также нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов.

На Малой земле с февраля находились 12–15 тысяч десантников. Плацдарм был превращен в подземную крепость с десятками километров траншей, блиндажами, штольнями в скальном грунте. На каждого бойца, как подсчитали потом сами немцы, они обрушили не менее пяти снарядов только тяжелой артиллерии.

Храбро бились наши истребители, но, значительно уступая противнику численно, остановить лавину немецких бомбардировщиков они поначалу не могли.

Группы, которые водил в те дни Александр Иванович, выполняли приказ — прикрыть наши Пе-2 («пешки»), бомбившие наступавших немцев. В небе было тесно. В одном из вылетов между Новороссийском и Анапой «пешки» лоб в лоб встретились с колонной Ю-88. После короткого встречного боя — «клубка огня и металла» — противники разошлись каждый к своим целям… Отбомбившись, Пе-2 повернули обратно. Спасая двух отставших от строя подопечных, Покрышкин с ведомым сбивают пару немецких истребителей. Они падают в море. Затем Александр Иванович выручил одну из своих «кобр», расстреляв после вертикальной горки уже зашедший ей в хвост Ме-109.

После возвращения Покрышкин резко говорит с Дмитрием Глинкой, чья четверка должна была прикрывать ту же группу. Глинка увлекся боем с «мессершмиттами» и оторвался от своей девятки бомбардировщиков, на что права не имел.

— Саша! Не будем затевать ссору. Замечания правильные. На будущее учту.

— Хорошо! Будем считать вопрос закрытым.

С Глинкой вопрос был закрыт. Но, по мнению Покрышкина, командование делало явную ошибку, когда ставило одну задачу группам из разных полков. Это, как правило, вело к несогласованности в действиях.

В другом вылете, вновь сопровождая Пе-2, шестерка Покрышкина и четверка Глинки сбили около десяти «мессеров», не потеряв ни одного из своих истребителей и бомбардировщиков.

Следующий вылет стал трагическим. В гуще самолетов над центром Цемесской бухты летчик из покрышкинской шестерки Дмитрий Сапунов, увидев группу «мессеров», потерял осмотрительность и винтом своего истребителя отрубил хвост «кобры» Владимира Бережного. На парашюте Бережной опускался в холодное море, на мученическую смерть. Помочь ему в эти последние минуты никто не мог…

— Я — Покрышкин, всем занять свои места!

Александр Иванович твердой командой привел в чувство потрясенных летчиков. Сапунову приказал пристроиться к своей паре.

После посадки Сапунов, выключив мотор, побежал в бурьян, где, рыдая, упал. Жить он не хотел, Виктору Никитину удалось выхватить из его руки пистолет. Покрышкин послал за врачом. Бережного, способного летчика, хорошего 22-летнего запорожского парня, уже не вернуть…

Но и младшему лейтенанту Дмитрию Сапунову оставалось жить недолго. 24 апреля он погиб смертью храбрых в воздушном бою.

К 23 апреля наша авиагруппировка, получив подкрепление из резерва Ставки, на Кубани приблизилась по численности к немецкой, составив около 900 самолетов. Г. К. Жуков и А. А. Новиков утвердили план авиационного наступления, первая задача которого — завоевать господство в воздухе.

20 апреля, в день рождения фюрера, немцы пошли на решительный штурм плацдарма, Малой земли. В небе творилось невиданное. Участники боев на земле все же нет-нет да и смотрели вверх, завороженные ужасом воздушной битвы. Командир экипажа Пе-2 35-го гвардейского Сталинградского бомбардировочного авиаполка Герой Советского Союза А. В. Жолудев (один из тех, кого прикрывал в те дни Покрышкин) вспоминал: «Такой плотности авиации до сих пор мы не встречали. Воздушные бои с небольшими перерывами велись почти на всех высотах. В этой карусели подчас трудно было определить, где свои, где чужие. Впервые на передний план выплыла проблема, как избежать столкновений в воздухе».

На скоростях в несколько сотен километров в час крутились над морем в своих одиночных кабинах истребители, схлестывались друг с другом на неведомых сухопутному человеку «боевых разворотах» и «косых переворотах». Согнутые адскими перегрузками, теряли сознание, ловили в прицел свастики и звезды… В бою, как пишут летчики, исчезает представление о времени и все решают молниеносные интуитивные вспышки из глубин сознания и подсознания. В одном миге для истребителя — и холод гибели, и счастье жизни.

Тяга мотора для летчика — тонкая нить между небом и землей. Нить, которую обрезает судьба… По глади воды, дробясь друг о друга, шли большие круги от упавших на морское дно самолетов. Набухая горькой соленой влагой, белели на волнах саваны парашютов… Редко кого из сбитых успевали подобрать наши или немецкие катера.

Покрышкина, как сам он пишет, в одном из боев над Цемесской бухтой спасла только «интуиция или телепатия от моего ведомого». Отказал радиоприемник, но что-то заставило оглянуться в заднюю полусферу и увидеть в пятидесяти метрах атакующий «мессер». Мгновенный резкий косой переворот, и пушечная трасса прошла ниже крыла. Маневр, огонь — и немецкий пилот, уверенный в успехе, рухнул в воду. Покрышкин «только в этот момент почувствовал, что весь мокрый от пота. Да, нелегко достается победа…»

О подобных боях один из историков истребительной авиации американец М. Спик пишет: «Выживание в воздушном бою во многом зависит от качества, которое называется предчувствием ситуации. Это, главным образом, способность следить за событиями в быстроразвивающейся, высокодинамичной и объемной ситуации, но есть веские основания утверждать, что предугадывать надвигающуюся опасность пилоту помогает некое шестое чувство». Сколько же таких эпизодов в биографиях известных летчиков!..

20 апреля погиб талантливый молодой летчик Иван Савин, только что представленный к ордену за несколько сбитых вражеских самолетов. Александр Иванович приказал ему проводить до аэродрома подбитый Пе-2 и строго запретил возвращаться в Поповическую одному. Одиночные и поврежденные самолеты — любимые цели «экспертов» люфтваффе. Савин, радостный после очередной победы, ослушался и погиб.

24 апреля жертвой такой же атаки «экспертов» стал Василий Островский, которого Александр Иванович назвал приемным сыном. «Летчики не имеют права плакать», — говорил Покрышкин. Но признавался позднее, как среди благоухания цветущих в Поповической весенних садов особенно тяжко давила сердце тоска…

Островский Василий Поликарпович, 1922 года рождения, Красноградский район Орловской области, деревня Шарок… Немецкие «рыцари», как это они часто делали на Кубани, безжалостно расстреляли сбитого летчика уже под куполом парашюта. Покрышкин принимает решение отвечать тем же.

За день до Островского погиб еще один ученик Александра Ивановича — белорус Степан Вербицкий. Выполняя приказ Покрышкина, он развернулся в лобовую атаку на четверку «мессов», но ведущий пары Паскеев бросил его, трусливо вильнул в сторону. Немцы умело взяли в «клещи» одинокую «кобру». Вербицкий погибал, как Бережной, на глазах у друзей опускаясь на парашюте в ледяную смертную купель.

Уже не первый раз по вине Паскеева гибли на Кубани летчики. Еще 10 апреля погиб Александр Голубев, которого Покрышкин помянул в своей книге словами: «Хорошей, ясной души был боец. Я знал, что он прикроет, не даст противнику ударить сзади, исподтишка». Уже тогда Александр Иванович «не сомневался, что из Паскеева не получится летчик-истребитель. Редко, но попадаются такие бойцы, которые уже после первой неудачи бегут с поля боя. Паскеев был из этой породы… Я с трудом сдержал себя, чтобы не расстрелять сейчас же в воздухе Паскеева. Подлый трус! Он заслуживал такой расплаты — отдал еще одного хорошего летчика на съедение «мессерам». После посадки все летчики потребовали у командования отдать Паскеева под суд. Судьи оказались добрыми дядями и, усмотрев у него нервное потрясение после прошлогоднего сбития зениткой, рекомендовали перевести в авиацию связи. Это решение трибунала возмутило весь личный состав полка. Честные летчики погибают за свою Родину, а трус мог жить и ждать нашей Победы».

Паскеев был приближенным комполка Исаева. Последний даже назначал его командиром группы, в которой летал и Покрышкин. «Но надо сказать, что слабые командиры не держались долго, — писал Александр Иванович. — Война их быстро раскрывала… Бой отбирал лучших, в бою познавался и формировался не только характер воина, но и командира, руководителя». Исаев на Кубани растерял самоуверенность, глядя с КП на кровавые схватки в небе. Сам по-прежнему не летал, однажды даже предложил Покрышкину «проветрить» свою «кобру»…

Кроме Паскеева, немного позднее, в мае, не выдержал страшных боев и был предан суду трибунала еще один летчик, один из тех, кто пришел в полк на пополнение. По его вине погиб Герой Советского Союза Дмитрий Коваль, был сбит Михаил Сутырин.

…Командующий 17-й армии генерал-полковник Руофф признал: «Наступление 20 апреля, в котором приняли участие все имеющиеся в распоряжении силы, пострадало значительно от того, что ему препятствовала атака русской авиации…» Командующий нашей 18-й армией генерал К. Н. Леселидзе писал: «Массированные удары нашей авиации по противнику, пытавшемуся уничтожить десантные части в районе Мысхако, сорвали его планы. У личного состава десантной группы появилась уверенность в своих силах».

Из документов штаба 4-й воздушной армии: 20 апреля «захваченные со сбитых самолетов немецкие летчики с ужасом рассказывали о нашем истребителе «аэрокобра» — этом вездесущем, не дающем буквально дышать с воздуха самолете».

…Еще неделя боев осталась позади. Но затишье длилось недолго. Лично руководивший в Краснодаре подготовкой нового этапа Таманской операции Г. К. Жуков дважды переносил начало наступления на Крымскую, с 20 апреля на 25-е, затем еще на четыре дня.

Утром 29 апреля 56-армия генерала Гречко после артподготовки пошла вперед. Вновь главная надежда немцев — на удары по наступающим больших групп бомбардировщиков.

Вновь взревело моторами, загрохотало в небе былинное воздушное побоище. Тысяча на тысячу самолетов сошлись на участке фронта в 15 километров! Боевой дух высок. Немцы еще уверены в себе. Русские уже не уступят.

— Heil Hitler! Alles fur Deutschland! (Все для Германии!).

— За Родину! За Сталина! За слезы наших матерей…

«И пошла рубка!… Этого описать невозможно… Страх Божий. По всем полям горели факелы их и наших самолетов», — вспоминал Николай Игнатьевич Уманский, в те дни 20-летний шофер оперативной машины штаба 4-й воздушной армии. Доставив на КП командующего Вершинина, он дежурил в укрытии вместе с радистом. Слышал на радиоволнах и видел с расстояния не более шести километров около двух десятков боев, проведенных Покрышкиным. В одном из них «двадцать восемь самолетов носились как разъяренные осы, которым разрушили их гнездо. Страшный гул, молниеносное сближение в лобовой атаке, какой-то душераздирающий вой и свист моторов, стрельба их пушек и пулеметов, стремительность набора и потери высоты!.. Короткий, но жестокий бой, который пронесся как смерч».

«В небе над Кубанью становилось тесно, — писал потом Иван Бабак. — Летишь, бывало, а перед глазами открывается грандиозная панорама… Со стороны вся эта картина воспринималась как единая воздушная баталия… Сотни скрещивающихся смертельных кинжальных трасс. Казалось невероятным, как могут еще ориентироваться здесь летчики».

Видимость в прозрачном кубанском небе, освещенном ярким апрельским солнцем, была отличной. Ранним утром генерал Вершинин, как вспоминал его водитель, оглядывал горизонты и говорил: «Ну сегодня опять миллион на миллион» (так в авиации называют идеальную для полетов видимость). Трудно было понять — радует это командующего или нет…

День начала наступления стал для Покрышкина днем одного из двух самых памятных за всю войну боев. Когда его просили рассказать о каком-либо бое, он вспоминал этот, в утренний час у Керченского пролива.

Первый вылет восьмеркой на прикрытие наших войск у Крымской. Краткая постановка боевой задачи. Ведомые уже прошли горнило боев, все переступили психологический барьер, за которым человек становится истребителем. Асами стали 26-летний Аркадий Федоров, — надежнейший из надежных, выходец из ивановских молотобойцев, и 23-летний Григорий Речкалов, — уралец, также очень силён физически, способен, как немногие избранные, уловить идею боя и характер взаимодействия в нем.

Все они знали, что предстоящий бой — не ради славы. Покрышкин назвал летчикам район, где они будут патрулировать, качать свой скоростной маятник. Это там, за линией фронта, где сбитые самолеты не будут подтверждены и засчитаны…

Взгляд ведущего на расстоянии в несколько десятков километров увидел вспыхнувшие над Керченским проливом солнечные блики на металле. «Юнкерсы» шли на Крымскую. Вот они все ближе, их убийственно много — три эшелона, в каждом из которых по три девятки в плотном строю! 81 пикировщик, сверху десятка «мессершмиттов» прикрытия.

Наверно, только одна фотография, опубликованная в книге М. К. Покрышкиной, позволяет увидеть трижды Героя таким, каким он был перед боем. Летчик в тот момент не видел фотографа… Губы плотно сжаты, взгляд необычен, что-то холодное, стылое в сверкающих глазах. Воин отрешен от мира, он весь погружен в таинственную сферу, откуда как озарение придет единственно верное решение… Это лицо человека, идущего не на рыцарский турнир, а на священный бой. Смотрит он не в объектив, а в глаза смерти. Это ее ледяной отблеск в его зрачках…

— Я — Покрышкин. С запада большая группа бомберов. Идем навстречу. Федорову сковать истребителей сопровождения. Я звеном атакую «юнкерсов».

Они все ближе, пикировщики Ю-87 — символ немецкого блицкрига. 1 сентября 1939 года ими были сброшены первые бомбы Второй мировой войны. Характерный излом крыльев типа «обратная чайка», неубирающиеся шасси в обтекателях, похожих на хищные когти. Угловатый силуэт этого самолета остается зловещим в памяти многих народов Европы, на города и дороги которых заходил он в пике под сатанинский вой сирен, установленных в обтекателях. Бомбы ложились точно, в круг диаметром примерно 30 метров.

На Кубани немцами было введено в действие самое сильное с начала войны соединение Ю-87. Во главе — командир эскадры «Иммельман» обладатель Дубовых листьев (№ 173) к Рыцарскому кресту майор Эрнст Купфер. Незаурядная фигура люфтваффе, как писали о нем немцы: «Несмотря на свой огромный, почти двухметровый рост, Купфер был весьма динамичной личностью с сильной волей… Его девизом были слова Бисмарка: «Где бы я ни был, я всегда наверху!»»

Жаль, что Купфер, выпускник Гейдельбергского университета, доктор юриспруденции, не вспомнил наказ «железного канцлера» — никогда не воевать с Россией. Сбитый в сентябре 1941-го над Кронштадтом, получивший при падении тяжелейшие травмы, включая перелом основания черепа, Купфер все же возвращается на фронт, лично водит на штурмовки своих пикировщиков.

…Федоров сковал десятку Ме-109. Покрышкин «соколиным ударом» падает на центральную девятку Ю-87. Стрелки всего эшелона бьют по ведущему «аэрокобр». Да, Покрышкин стал первым по золоту полученных наград, но он, бесспорно, был в числе первых и по направленной в него за войну массе свинца. 27 пулеметов MG-17 фирмы «Рейнметаллборзиг» калибра 7,92 мм бьют по Покрышкину, скорострельность каждого — 950–1100 выстрелов в минуту. Таким образом, огневой заслон — более 400 выстрелов в секунду! В считанные мгновения Покрышкин производит холодный математический расчет: «За три секунды, а именно это требовалось для выхода на дистанцию прицеливания и открытия огня по головному Ю-87, мы должны были проскочить через эти трассы. Это возможно только при большой скорости и переменном профиле пикирования. Надо было создать для вражеских стрелков большие угловые скорости, сбивающие точное прицеливание по истребителю».

…Прорыв! Убойный залп по немецкому лидеру из всех американских стволов. Уход вверх на большой перегрузке и следующий удар по ведущему второй девятки. Речкалов с товарищами бьют еще трех. Все, у первого немецкого эшелона не выдержали нервы. «Юнкерсы» облегчаются от бомб, врассыпную кидаются в бега.

Столь же успешна атака второго эшелона. Покрышкин сбивает еще двух, ведомые — по одному. Командир третьего эшелона, рациональный немец, кляня судьбу и внезапно появившиеся в тылу «кобры», разворачивается на запад.

Покрышкин получает по радио команду вернуться к Крымской. Оглянувшись, он видит 12 черных столбов дыма над кострами догорающих на земле «юнкерсов». Сорван бомбоудар по нашим пехотинцам. Над Крымской остатками боекомплекта Александр Иванович сбивает еще один Ю-87, пятый за один вылет! Но немецкая группа из 50 самолетов продолжает полет к цели.

— Я — Покрышкин! Всем сомкнуться плотней ко мне! Идем в психическую!

Группа пикирует на бомбардировщиков. Федоров вновь берет на себя «мессеров». Немцы, страшась тарана, разворачиваются, сбрасывая бомбы, рассыпая строй… Они знали, что таран вполне возможен. В тех боях таранили врага трое летчиков из корпуса Е. Я. Савицкого — комэск С. И. Маковский, заместитель командира полка А. К. Янович и летчик И. В. Федоров. Янович погиб, Герои Советского Союза Спартак Маковский (23 лично сбитых и один в группе) и Иван Федоров (36 +1) встретили Победу в Берлине.

В ночь на 4 мая войска 56-й армии взяли станицу Крымская, продвинулись вперед еще на 10 километров. Бои в воздухе кипели до 10 мая. Покрышкин в одной из схваток 4 мая четверкой атаковал четыре девятки Ю-87, прикрытые восьмеркой Ме-109, сбил ведущего одной из девяток и командира всей группы. Но и сам из-за ошибки ведомого с трудом вырвался из «клещей» «мессершмиттов». 5 мая Александр Иванович сбил еще Ю-87 и Ме-109, и вновь находится на волосок от смерти. В этот день погиб Вадим Фадеев…

6 мая был одним из немногих пасмурных дней той кубанской весны. Вновь тяжелейший бой с группой Ю-88 между ярусами облаков, мешавших нанести «соколиный удар». Отставшему в облаках неопытному ведомому Покрышкин дал приказ уходить домой. Сбивает трех бомбардировщиков, из которых засчитан лишь один. Двое упавших за линией фронта, как писал Александр Иванович, «пошли в пользу общей победы». В этом бою Покрышкина вновь спасает интуиция: «Несмотря на азарт боя, глянул в сторону хвоста моего самолета. Шестерка «мессершмиттов» уже пристроилась ко мне. Тут же делаю энергичный переворот. Трасса огня прошла выше…»

Каждый день звучит в эфире команда: «Я — Покрышкин. Атакую…» Наконец упали путы с его плеч. Накопленная годами трудов и испытаний неимоверная сила крушит и разит без промаха. Пускай ряд побед не засчитан и по официальным цифрам сбитых он еще не выделяется среди асов 4-й армии. Но разведотдел 4-го воздушного флота немцев уже определил, кто из русских наиболее опасен. «Achtung! Achtung! Pokryschkin ist in der Luft!» — «Внимание! Внимание! Покрышкин в воздухе!» — все громче и тревожнее слышится предупреждение немцев своим летчикам. «Когда в воздухе был Покрышкин, то нам казалось, что небо над Таманью становилось чище», — пишет летчица-штурмовик Герой Советского Союза А. А. Тимофеева-Егорова.

16-й полк всегда был на главном направлении. Другие полки таких успехов в боях не имели. Командарм Вершинин однажды на КП сам взял микрофон и попросил Покрышкина: «Саша, держись, проучи этих спесивых стервятников». В бою с восьмеркой «мессеров» пара Покрышкина сбила троих. Когда к немецкому майору, спустившемуся на парашюте в поле люцерны, подъехал наш «виллис» с офицером и автоматчиками, он бросил в сторону кобуру с пистолетом, несколько раз повторил: «Меня сбил Покрышкин…»

Отличительная черта его таланта — всегда внезапное появление над полем боя, хотя немцы напряженно вели радиоперехват. Н. И. Уманский вспоминал, как радист на КП армии рассказывал, что немцы шифром передавали сообщения, Ил-2 у них назывались «бегемоты», Пе-2 — «кенгуру». Особо следили за 16-м полком: «Покрышка дома» или «Борода (Вадим Фадеев. — А.Т.) в бане».

Бортмеханик и радист сбитого разведчика Ю-88 дали показания о 4-м отдельном разведотряде, который в составе восьми «юнкерсов» базировался на аэродроме Сарабуз в Крыму. Разведчики вели постоянную фотосъемку, немедленно передавая с воздуха по радио данные о железнодорожном движении и о положении на русских аэродромах.

«Его еще нет, а они уже орут…» — восхищался наш радист. Приведем еще один рассказ Н. И. Уманского, который доставил на КП генералов из Москвы: «Восемь наших истребителей Як-1 вели воздушный бой против двенадцати «мессершмиттов». Бой они вели плохо, нервничал их командир, и немцы буквально издевались над «яками». Генералы очень переживали, кричали, ругались между собой, как и бывает в таких случаях, говорили, что летчиков надо послать в пехоту… Но на их счастье, Александр Иванович со своей группой из четырех самолетов возвращался из боя, который они провели над Керчью и Темрюком. Они имели преимущество в высоте и, как ястребы, смело набросились на немцев. За каких-нибудь пять-семь минут четыре Ме-109 уже горели как костры на земле, два летчика спаслись на парашютах, а два погибли, остальные ретировались немедленно… А мои генералы, переругавшиеся между собой, на радостях начали целоваться, чуть не в пляс пустились… Это настоящие асы — так говорили они».

Героически действовали в те дни штурмовики, летчицы на По-2 из 46-го гвардейского ночного бомбардировочного полка. Авиация дальнего действия заставила немцев перебазировать 55-ю бомбардировочную эскадру из Крыма в Сталино (Донецк).

Кубанская битва — это возрождение нашей авиации… И все-таки немцы еще могли собрать большие силы для массированных ударов в решающий момент. Так, введенная Г. К. Жуковым в бой на пятый день операции особая дивизия Пияшева, на которую маршал возлагал надежды, сразу попала под сильный удар «юнкерсов» и залегла. В книге «Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»(М., 1968) пишется о тактике нашей авиации в боях над Крымской, о «ярко выраженном наступательном характере», о том, что «удачно было организовано взаимодействие между родами авиации», о крупных группах истребителей, «которые отгоняли патрулирующих вражеских истребителей или связывали их боем»… На полях экземпляра этой книги из личной библиотеки Покрышкина сохранилась лаконичная пометка Александра Ивановича: «Все было не так».

Практически все бои проходили при значительном численном превосходстве немцев. Покрышкин делал, что мог, атакуя четверками и шестерками армады из десятков самолетов.

К середине мая наступавшие советские войска остановились перед новой полосой мощных укреплений немцев. Очистить Таманский полуостров не удалось. Жуков, вернувшийся в Москву далеко не в лучшем настроении, при докладе Сталину сказал, что таких ожесточенных боев ему видеть не приходилось…

В дни затишья генерал Вершинин вызвал в штаб, в станицу Пашковскую рядом с Краснодаром, лучших летчиков-истребителей своей воздушной армии. Вызов был срочный, летчики прилетели на «аэрокобрах». Приветствуя командарма, на бреющем полете они прошли над штабом и с ревом моторов вертикально рванули вверх. С деревьев посыпались листья. На усталом лице Вершинина показалась улыбка: «Да, это действительно герои…»

За завтраком летчики обсудили наболевшие вопросы и единодушно решили — докладывать командованию будет Покрышкин. Его авторитет в летной среде уже был безоговорочным. Сам Александр Иванович и тогда, и потом спрашивал себя: почему летчиков пригласили в высокий штаб впервые за два года войны? «А давно бы пора поинтересоваться нашей жизнью, мыслями и опытом. Меня всегда удивляло и беспокоило то, что мы живем как-то обособленно: ни о наших находках никто не знает, ни нам не говорят, что есть интересного в других частях».

Наверно, такое положение дел было также одной из причин наших поражений. Вспомним, как отреагировало командование на здравые суждения Покрышкина в штабе при вручении орденов в конце 1941 года… В люфтваффе мы видим сходную картину, но в обратной последовательности. Геринг, поначалу внимательно выслушивавший лучших пилотов, постепенно теряет с ними контакт.

К. А. Вершинин рассказал летчикам о принципах авиационного наступления. Радовало, что ВВС уже имеют возможности для завоевания господства в воздухе, для массированных ударов при прорыве обороны противника.

Покрышкин от имени летчиков высказал в первую очередь отрицательное мнение о приказе, который до сих пор ограничивал скорость патрулирования истребителей и обрекал их на оборонительный малоуспешный бой. Александр Иванович повторил то, что уже говорил месяц назад генералу Науменко — нельзя распылять силы истребителей, с утра до вечера летая по графику четверками и шестерками, встречая столь малыми силами крупные группы противника. Немцы педантичны, наносят удары, как правило, по шаблону, в определенное время. Надо высылать им навстречу патрули из двух или трех восьмерок. Летчики согласны иметь боевых вылетов в два раза больше, они хотят побеждать врага, не погибая в неравных боях.

Высказал Покрышкин и такое мнение асов: наиболее успешен перехват бомбардировщиков на их подходе к цели, в глубоком тылу немцев. Но уничтоженные там самолеты не засчитываются. Неслучайно многие летчики стараются воевать только над своей территорией. Не засчитаны гвардейцам даже самолеты, сбитые в районе Мысхако над морем, которые видели экипажи сопровождаемых Пе-2.

Командующий сделал пометки в блокноте, сказал, что «выступление правильное». Вскоре бомбардировочный полк дал подтверждения на сбитые у Мысхако «мессершмитты» и «фоккеры». Здесь, у бомбардировщиков, Александр Иванович встретил Семена Пыжикова, однокашника по ФЗУ, которого не видел больше десяти лет. Вспомнили юность, Новосибирск… Покрышкин добивается перевода Пыжикова замполитом своей эскадрильи. Надо было обезопасить себя, имея на этой должности земляка, порядочного человека.

Интересно свидетельство шофера Н. И. Уманского о беседах генерала Вершинина с Покрышкиным на Кубани. После войны старшина-шофер закончил институт, в 1960–1980-х был избран на родине в Херсоне секретарем областного совета профсоюзов, работал начальником крупного строительного треста.

Прочитав в 1989 году воспоминания М. К. Покрышкиной, Николай Игнатьевич написал ей ряд писем: «Ваша книга «Жизнь, отданная небу» помогла и мне понять значение моей работы в годы Великой Отечественной войны, хотя подвигов я не совершал… Но это была защита Родины, Отечества. Все, что я тогда видел, это было Великим, а все, что было после войны, мне показалось сейчас таким ничтожным…»

В беседах со мной Н. И. Уманский рассказал следующее:

«Константин Андреевич Вершинин был человеком высокой культуры, всесторонне образованным, душевным. Люди, от шоферов до генералов, любили его. Справедлив, уравновешен, никого не оскорбит. Доступен, чего нельзя сказать о многих других больших начальниках.

В 16-й гвардейский полк Вершинин приезжал довольно часто, один-два раза в неделю. Разговаривал и с другими летчиками, но Покрышкину здесь уделял не менее, скажу так, семидесяти процентов времени. Были случаи, привезу генерала в Поповическую, а Покрышкин в воздухе. Ждем. Только он прилетит, идет с докладом к Вершинину. Потом они долго беседовали, причем неофициально, даже видел я — как-то генерал вел Александра Ивановича слегка под ручку. Конечно, я слышал лишь какие-то отрывки этих разговоров. Однажды стою у землянки, мы уже собирались уезжать, Покрышкин говорит о немецких летчиках: «Товарищ генерал, их голыми руками не возьмешь. Нам нужна помощь, иначе таким количеством самолетов господства в воздухе мы не получим».

Неоднократно Вершинин вызывал Покрышкина в штаб, и он прилетал на своей «кобре». Должен сказать, что не все в штабе понимали, зачем командующему обсуждать, да еще так долго, вопросы тактики с комэском. Причем Александр Иванович говорил сибирской скороговоркой, некоторые слова было трудно понять. Я слышал, как Вершинин сказал Покрышкину: «Да ты говори по-человечески…» Командующий сидел за обедом с летчиками в цветущем саду, Александр Иванович — рядом с ним.

Слышал я в машине от Вершинина, что Покрышкин записывает часть сбитых им самолетов на своих ведомых, учитывая их вклад в победу. Говорил командующий с начальником штаба армии и о взаимоотношениях Покрышкина с командиром полка Исаевым: «Им трудно друг друга понять. Один летает в бой несколько раз в день, а тот не летает да еще наговаривает на него. Надо их развести»».

К. А. Вершинин, которому тем летом исполнилось всего 43 года, стал позднее Главным маршалом авиации. Отличали его природные ум и хватка крестьянина — плотогона, родом он был из той же Вятской губернии, что и родители Покрышкина. В Военно-воздушной академии Вершинин получил отличное образование, занимал до войны штабные и командные должности в ВВС. Затем, осознав, что «быть летчиком куда сложнее и тяжелее, чем кажется, когда руководишь полетами», за месяц на Каче выучился на пилота. В 1938 году направлен на должность помощника начальника по летной подготовке Высших авиационных курсов усовершенствования летного состава. Затем становится начальником курсов. Летал в основном на бомбардировщиках. В сентябре 1941-го полковник Вершинин назначен командующим ВВС Южного фронта. Умный и добросовестный генерал, он все же не был летчиком в душе, переводом из пехоты, где прослужил десять лет, поначалу был недоволен. А разгадать динамику воздушного боя, никогда в нем не участвуя, до конца все-таки невозможно…

К 1943 году командующий ВВС Новиков, его штаб и командармы уже многое поняли. Командующий, который битву над Крымской с 29 апреля по 10 мая наблюдал сам с КП у главной радиостанции управления, энергично внедрял в ВВС новшества в тактике. 11 мая Новиков собрал в Пашковской командиров дивизий и корпусов 4-й воздушной армии, дал положительную оценку действиям авиации. По материалам совещания был издан специальный информационный сборник штаба ВВС. Командующий затронул и вопрос о летчиках-асах: «За совершенствование лучших летчиков, летчиков — мастеров воздушного боя должны немедленно взяться сами командиры соединений. Летчик-ас пока что рождается у нас сам, в боевой работе, его никто не готовит. Кто воспитал Покрышкина, братьев Глинка, Семенишина? Они сами выдвинулись! Кое-кому из них даже мешали, их не понимали, одергивали. Генерал Науменко мне рассказывал, что Покрышкина за его трудный, строптивый характер одно время кое-кто хотел даже из авиации отчислить. Хороши бы мы были, если бы потеряли такого орла!»

Творческая работа развернулась в частях действующей армии на всех уровнях. Без этого никаким мужеством и самоотверженностью нельзя было победить изощренного в военном деле врага. Русский народ брал свою судьбу в собственные руки. Мыслящие летчики в полках с такими командирами, как И. М. Дзусов или вскоре ставшим дважды Героем Советского Союза В. А. Зайцевым, смело принимали на вооружение эшелонирование по высоте, вертикальный маневр, свободную охоту.

На все проведенные бои Покрышкин вычерчивал схемы. Ему, как вспоминают летчики, была интересна каждая встреча ветерана полка или новичка с противником, он расспрашивал о всех деталях боя. «Понял, какая цена знаниям? Жизнь!» — внушал Александр Иванович молодым. На земле его часто видели погруженным в раздумья, склонившимся над листами альбома по тактике, углубленным в свои мысли так, что он никого не замечал, не слышал оклики друзей…

Уважение к Покрышкину летчиков было незыблемым еще и потому, что все знали: главное для него выполнение боевой задачи и жизнь ведомых, а не увеличение престижного счета сбитых самолетов. Вот он по-товарищески спорит с Пал Палычем Крюковым, доказывает, что нельзя совершать маневр на максимальной скорости, ведомые отстанут: «Ты иногда жалуешься, что тебя ведомые бросают. А бросаешь ты их сам». Вот Покрышкин, брошенный звеном Речкалова, ведет бой один с десятью «мессерами», спасая ведомого Табаченко. «Твое счастье, Речкалов, что не было «юнкерсов», и Табаченко был ранен легко…» Став знаменитыми, и Речкалов, и Дмитрий Глинка нет-нет да и увлекались, нарушая боевой порядок в желании увеличить число лично сбитых вражеских самолетов.

А потери росли и в дни затишья. Отбивая атаку группы «мессершмиттов» на аэродром, был сбит друг Покрышкина Николай Искрин. Бравый волгарь в кубанке, весельчак и гармонист, он успел заслужить звание Героя Советского Союза, сбил 10 самолетов лично и один в группе. Своенравная «кобра», как говорили летчики, не любила тех, кто покидал ее с парашютом. Ударом о стабилизатор Искрин раздробил ногу. После ампутации ступни воевать он больше не смог.

…Энергия столкновения страшных сил была столь велика, что вызвала еще один «девятибалльный» шторм. С 26 мая по 6 июня прошло третье воздушное сражение над Кубанью. Началось наступление. От нового командующего Северо-Кавказским фронтом талантливого полководца И. Е. Петрова (13 мая он сменил генерала И. И. Масленникова) потребовали решить задачу, оказавшуюся непосильной даже для Г. К. Жукова. В авиационной подготовке участвовали 338 самолетов. Штурмовики поставили дымовую завесу. Пехота продвинулась вперед. Под грохот снарядов и гул сотен моторов над головами солдат в несколько ярусов на встречных курсах летели штурмовики Ил-2, пикировщики Ю-87, бомбардировщики Пе-2 и Ю-88, на самом верху — стаи истребителей…

И вновь разгромить армию Руоффа не удалось. Наши войска отвоевали у немцев три — пять километров, но на исходе дня по наступающим в течение 20 минут нанесли удар 600 немецких бомбардировщиков! С разных направлений наплывали тучи «юнкерсов». Застигнутые на открытом пространстве пехотинцы залегли, а потом начали отступать. Во фланг им вышли немецкие танки. Правда, красноармейцы были уже не те, что в 1941-м, паники не возникло, два танка были подбиты огнем из трофейных орудий.

Немцы вновь преподнесли жестокий урок: как надо, не замыкаясь в масштабе фронта, вести маневр авиацией. К 25 мая существенно уступая на Кубани по численности 4-й воздушной армии (700 самолетов против 924), на следующий решающий день они сосредоточили на главном участке до 1400 самолетов! Более половины всех сил люфтваффе на Восточном фронте! Наших истребителей и зенитной артиллерии оказалось недостаточно, чтобы перехватить «юнкерсы» на подходе. На полях книги «Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне» в этом месте осталась пометка А. И. Покрышкина: «Неправильно использовали ИА» (истребительную авиацию). Генералы в мае 1943-го опять не смогли воспользоваться дельными советами комэска…

С разрешения Ставки командующий Северо-Кавказским фронтом Петров прекратил наступление и начал основательную подготовку к завершающему этапу битвы за Кавказ. Только осенью, к 9 октября немцы были изгнаны с Таманского полуострова.

В ходе третьего воздушного сражения и в последующие дни Александр Иванович увеличивает свой счет на несколько Ме-109. Параллельно с боевой работой ему приходится снова заниматься вводом в строй пополнения. С 9 апреля по 30 мая 16-й гвардейский полк потерял погибшими 19 летчиков, то есть более половины летного состава, из них одного командира эскадрильи и двух командиров звеньев.

Побывав в запасном авиаполку, Покрышкин убедился, что подготовка молодых летчиков после авиашкол остается безобразно низкой: «Взять их, кое-как подготовить и пускать в бой было равносильно преступлению». Пришлось искать другой выход. Дивизия, которую возглавил проявивший себя на Кубани полковник Дзусов, пополнилась летчиками из полков, убывающих с фронта для переучивания на новые машины. Всю летную и тактическую подготовку многоопытный Дзусов, так же, как в свое время В. П. Иванов, возложил на Покрышкина. Все знали о его «академии», разместившейся в землянке у аэродрома. Занятий со своими летчиками Александр Иванович никогда не прекращал.

Но даже у половины уже понюхавших пороху летчиков пополнения, как определил Покрышкин после полетов на УГИ-4, техника пилотирования была только удовлетворительной.

Разделив пополнение на два «потока», Александр Иванович приступил к усиленной подготовке лучших из них. Свои первые боевые вылеты в 16-м полку они сделали в последние дни битвы, но в полной мере показали себя уже в последующих боях.

О том, сколь важна предфронтовая подготовка даже летчиков высокого профессионального уровня, особенно ясно показали действия на Кубани 3-го истребительного авиакорпуса под командованием генерала Е. Я. Савицкого (позывной — «Дракон»). Корпус был в срочном порядке направлен на Кубань. С 20 апреля сражался в самом пекле над Мысхако. Честную книгу о тех и последующих боях «В небе Украины ведомые «Дракона» (Черкассы, 1997) написал Герой Советского Союза И. В. Федоров. Он приезжал в Центральный архив Министерства обороны, его рукопись не черкали цензоры. В первый же день, 20 апреля, 265-я, одна из двух дивизий корпуса, потеряла погибшими десять летчиков, в том числе командира одного из полков! Еще двое произвели вынужденную посадку, один спасся на парашюте.

Молодые летчики, рвавшиеся на фронт с Дальнего Востока, имели большой налет часов (хотя и на устаревших самолетах), хорошую огневую подготовку. Их появление над Малой землей действительно изменило обстановку в нашу пользу…

Другой летчик того же 812-го полка Герой Советского Союза А. Т. Тищенко в книге «Ведомые «Дракона»» (М., 1966) вспоминал подготовку истребителей в 1941–1942 годах — фронтовой опыт доходил в неискаженном виде не через различные служебные информации и статьи в прессе, а только из редких рассказов летчиков, побывавших в бою. В стрельбе по конусу тренировали так, как учил когда-то в 1940 году Покрышкина педант Жизневский. В боях пришлось самим переучиваться на скоростные атаки с малой дистанции. Звено из трех самолетов до самого конца 1942 года казалось мощнее пары…

В начале 1943-го командир 265-й дивизии П. Т. Коробков сказал дальневосточникам, что «и времени, и бензина мало… посоветовались с вашим командованием и решили: дать вам по два-три полета вывозных на учебном самолете; отработать технику пилотирования и стрельбы на боевом самолете, на этом все». Комдив (так же, как А. С. Осипенко) был из той группы «испанцев» — Героев Советского Союза, которые ничем себя не проявили в Великой войне. После Кубани он был переведен в инспекцию ВВС.

За девять дней битвы дивизия потеряла один полк из трех! К 10 мая в полках насчитывалось всего 22 боеспособных экипажа… А. Т. Тищенко пишет: «На первых порах вся наша боевая деятельность зависела от воли начальников штабов, которые сами не летали. Они определяли не только районы, но также высоты и скорости барражирования истребителей. И, конечно, «навели порядок». Каждый день мы летали по одним и тем же маршрутам, на одних и тех же скоростях и высотах. Фашисты не замедлили воспользоваться шаблоном в наших действиях…»

И. В. Федоров вспоминает, как каждый летчик стремился атаковать, забывая о боевом порядке группы и даже пары. Вспоминает и такой приказ из штаба дивизии — летать во время боевых действий в сомкнутом порядке, на малой скорости и заданной высоте: «Все это, как нам разъясняли, вдохновляет защитников Малой земли. Высокому командованию это нравилось: так сказать, психологический фактор для наземных войск — небо закрыто краснозвездными истребителями. И только в конце боев на Кубани, понеся большие неоправданные потери, мы освоили знаменитую «кубанскую этажерку». Ее еще называли «покрышкинской»».

Комкора Е. Я. Савицкого летчики на Кубани помнят расстроенным и мрачным. Даже начало предвещало недоброе. 17 апреля лидер Пе-2 по преступной ошибке привел одну из эскадрилий корпуса вместо Ростова-на-Дону в занятый немцами Таганрог. Пока это заметили, за командиром приземлилось два летчика. Еще двоих сбили зенитки. Пять потерь на пути к фронту! На трофейных «яках» немцы потом неоднократно атаковали наши самолеты, в первую очередь «аэрокобры» и «спитфайры». Как пишет Покрышкин, в один из дней наше командование отменило вылеты своих «яков», и с «оборотнями» удалось расправиться.

…Возвращаясь к боевым действиям 3-го истребительного авиакорпуса, следует сказать, что у летного состава Савицкий имел авторитет, поскольку сам (наверно, это единственный пример среди командиров-истребителей такого ранга) принимал участие в боевых вылетах. Ожидали от боев, конечно, совершенно другого. 32-летний генерал принял корпус из хороших летчиков на новых «яках» с задачей — добиться господства в воздухе. Перед вылетом на Кубань молодого комкора принял И. В. Сталин. В своих мемуарах «Полвека с небом» (М., 1988) Савицкий объясняет потери отсутствием боевого опыта у летчиков, а также тем, что «в штабе корпуса не всегда успевали верно оценить обстановку в воздухе, избрать лучший вариант…» Но ведь сам генерал прошел стажировку еще в битве под Москвой, с зимы 1942 года командовал на фронте дивизией…

Как пишет И. В. Федоров, 46 летчиков 265-й дивизии погибли, 17 лечили раны в госпиталях, остальные, получив заслуженные ордена, в начале июня были выведены на отдых в Липецк «после такого кошмара, каким представлялось нам теперь все происходившее на Кубани…»

Но самые большие потери несли наши Ил-2. А. А. Тимофеева-Егорова пишет — за весну, лето и осень 1943 года на Тамани 805-й штурмовой полк, в котором она воевала, потерял три состава летчиков и воздушных стрелков!

Лучший немецкий пилот Ю-87 Ханс-Ульрих Рудель, летавший на Тамань с аэродромов Керчь и Багерово, в своих воспоминаниях полон неостывшей ненависти и показного пренебрежения к «Иванам», бодрится, но и у него прорывается: «Именно здесь многие мои товарищи совершили свой последний вылет… Погода не мешала полетам. Небо почти неизменно оставалось ярко-голубым, нещадно палило летнее солнце… Начинает казаться, что мир полон красоты и покоя, и не существует никакой Крымской, никаких плацдармов, никаких бомб и ужасов».

Начальник генерального штаба люфтваффе генерал-полковник Г. Ешоннек был крайне удручен рассказом сына — лейтенанта, тяжело раненного в воздушном бою на Кубани. Сила советской авиации нарастала. 19 августа, когда близилась к завершению Курская битва, Ешоннек, кавалер Рыцарского креста, мощного сложения 44-летний генерал, покончил с собой в Восточной Пруссии.

Господство в небе над Кубанью не раз переходило из рук в руки. И командование люфтваффе, и наше в итоге заявили об успехе. Чтобы получить близкие к истине цифры потерь, требуется объемная кропотливая работа военных историков в архивах России и Германии. Эта работа пока не проведена. Как пишет Г. А. Литвин: «По данным советских архивов, ВВС РККА уничтожили все самолеты 4-го воздушного флота (всего было 1050). Немцы же, со своей стороны, сообщили, что уничтожили в воздушных боях свыше 1000 советских самолетов и 300 самолетов сбили зенитным огнем, то есть больше, чем их было на этом участке фронта… Обе стороны действовали по старому правилу: «Пиши поболее, что их жалеть-то, басурманов!» Вот данные из немецких архивов о потерях летчиков 52-й истребительной эскадры на Кубани с 17.04 по 17.06.1943 года. Всего потеряно 35 летчиков (убиты, ранены, пропали без вести)».

Исследователь считает, что близкий к этому уровень потерь мог быть и в эскадрах «Удет» и «Мёльдерс».

В книге «Дневник гауптмана люфтваффе. 52-я истребительная эскадра на Восточном фронте. 1942–1945» (М., 2006) кавалер Рыцарского креста Г. Липферт свидетельствует о боях на Кубани в марте — апреле 1943-го: «В Анапе не все шло гладко. Контактов с противником было немного, но потери были большие. И среди тех, кто не смог вернуться, были не только новички и молодые пилоты, но также часть «стариков».

В то время группа состояла примерно из 35 пилотов. И в пределах нескольких недель потеряла следующих летчиков: обер-фельдфебеля Немитца (78 побед), обер-фельдфебеля Киворру (38 побед), фельдфебеля Глейссера (34 победы), обер-лейтенанта Ритценбергера (21 победа), лейтенанта Смиатека (6 побед), лейтенанта Кирнбауэра (8 побед) и лейтенанта Баумана (2 победы). Помимо ветеранов было потеряно множество ведомых…»

В румынской, словацкой и хорватской эскадрильях, где насчитывалось 60 летчиков, подготовка значительно уступала немецкой и потери, видимо, были больше. Таким образом, и среди истребителей противника на Кубани выбыло из строя около половины.

Автор статьи «В жарком небе Кубани»(«Авиация и космонавтика». 1993, № 5.) Д. Хазанов считает, что потери люфтваффе здесь составили около 400 самолетов, наши около 750.

К. А. Вершинин в своих воспоминаниях пишет, что из совершивших вынужденную посадку в период кубанских боев (вплоть до октября) 851 самолета, 471 был восстановлен ремонтниками, 307 — разобрано на запчасти и лишь 73 сдано в металлолом.

И кто мог безошибочно сосчитать горящие и падающие в той «рубке» самолеты? Полковник в отставке В. И. Алексеенко недавно опубликовал некоторые документы штаба 4-й воздушной армии, где К. А. Вершинин положительно характеризовал комкора ЕЛ. Савицкого: «Храбрый командир и летчик… лично сделал 11 боевых вылетов», но вместе с этим представленную корпусом цифру сбитых с 19 апреля по 18 июня самолетов считает «нереальной — преувеличенной — и подтверждения, полученные от наземных войск — неубедительными. Так как по одному и тому же сбитому самолету противника справки наземниками даются представителям нескольких соединений». Вместо представленной Савицким цифры 445 немецких самолетов, штаб армии по своим данным засчитал корпусу 259 сбитых.

16-й гвардейский полк, согласно краткой справке об итогах боевой деятельности с 9 апреля по 20 июля 1943 года, сбил 141 самолет противника: 116 Ме-109,2 ФВ-190,11 Ю-87, 8 Ю-88,1 Хе-111,2 До-215 и 1 До-217.

И в отечественных, и в немецких документах признано, что лучшими в советских ВВС в ходе Кубанской битвы были полки, воевавшие на «аэрокобрах». С их появлением люфтваффе стали применять тактику массированных налетов, увеличивая высоту полета до шести-семи тысяч метров. Для борьбы с Р-39 и Р-40 были выделены 10–15 асов, задачей которых было уничтожение самолетов только этих типов.

Немецкий генерал В. Швабедиссен вынужден согласиться с тем, что в отличие от рядовых истребительных частей гвардейские полки, оснащенные союзническими самолетами, в бою были «настоящими экспертами». А нам придется признать, что «русские истребительные части были весьма неоднородны по своей боевой выучке» и «способность русских пилотов грамотно действовать в групповом бою чрезмерно зависела от командира, подготовка и храбрость которого определяли весь рисунок, характер и результат воздушного сражения».

По оценке К. А. Вершинина, дивизии, в которой воевали 16-й гвардейский и 45-й полки, «принадлежит первенство среди истребителей ВВС. Они явились пионерами вертикального маневра». Документы, где были сформулированы новые черты воздушной тактики, рассылались в штабы всех воздушных армий и авиакорпусов. В июне 216-я смешанная дивизия стала 9-й гвардейской.

Александр Иванович назван Вершининым «самым искусным мастером воздушных боев». 24 мая А. И. Покрышкину было присвоено звание Героя Советского Союза. В наградном листе, подписанном гвардии подполковником Н. В. Исаевым 22 апреля 1943 года, цифры весьма скромны: «Участвовал в 54-х воздушных боях, в результате которых лично сбил 13 самолетов противника и 6 в групповом бою — 3 Ме-110, 10 Ме-109, 4 Ю-88,1 Хе-126,1 ПЗЛ-24».

Уже 15 июля Александр Иванович представлен к званию дважды Героя Советского Союза за сбитые с 21 апреля 17 немецких самолетов. Таким образом, Покрышкину за Кубанскую битву было официально засчитано 24 лично сбитых самолета.

Сам летчик в книге «Познать себя в бою», написанной в последние годы жизни, описывает около 40 успешных атак на Кубани с 9 апреля по 21 июля. Можно принимать эту цифру или нет. Для Александра Ивановича никогда личный счет сбитых не был самоцелью: «Мне свои ребята дороже любого сбитого «мессершмитта» или «юнкерса». Вместе мы их больше насшибаем!»

Весомый аргумент в пользу того, что сбил Покрышкин много больше того, что ему засчитали у нас, — немецкое предупреждение: «Внимание! Внимание! Покрышкин в воздухе! Ас Покрышкин в воздухе!» Более никого из наших летчиков люфтваффе не удостаивало такой чести. Только Покрышкина! Не раз спрашивал автор этих строк у авиаторов и танкистов, которые у своих радиостанций слышали на волне немцев это знаменитое «Ахтунг!» — в какой тональности звучали голоса немецких наблюдателей. Ответ один — сильная тревога! Иногда — просто паника! Именно таким записано это оповещение на пленку документалистами в фильме 1944 года о первом трижды Герое.

Вклад Александра Ивановича в перелом, достигнутый в ходе Кубанской битвы, поистине велик. Редкостное сочетание в личности Покрышкина великого воина и аналитика, командира и наставника ставит его на голову выше всех в доблестной когорте наших летчиков-истребителей.

Прав доктор исторических наук В. П. Попов, который в статье «Почему русские выиграли войну» пишет: «Немецкие летчики-асы хорошо понимали, что в лице Покрышкина они имеют не просто достойного противника, а некое явление, которое грозит свести на нет их господство в воздухе и сам образ немецкого летчика — рыцаря-победителя».

Эрих Хартман, уже командир звена, 25 мая в групповом бою, набирая высоту в сторону солнца, столкнулся с ЛаГГ-3. После этой, пятой по счету аварийной посадки, командир эскадры отправил его в отпуск домой в Штутгарт, привести в порядок совершенно расшатанные нервы. На следующий день после приезда сына доктор Хартман, слушая выступление Геринга по радио, посмотрел в глаза Эриху и сказал: «Никогда, никогда мы не выиграем эту войну. Это ужасная ошибка».

…В заключение главы о Кубанской воздушной битве приведу еще одно свидетельство очевидца, Героя Советского Союза А. П. Силантьева. Оценить в полной мере свершившиеся тогда перемены может лишь фронтовой летчик. Александр Петрович Силантьев уже к декабрю 1941 года совершил 203 боевых вылета, в 23 воздушных боях сбил семь самолетов. Всего за войну имел 18 побед. В 1969–1980 годах занимал посты начальника Главного штаба ВВС, заместителя главкома ВВС. 16 марта 1988 года маршал авиации А. П. Силантьев опубликовал в «Правде» небольшую статью «В небе — Покрышкин». Эта малоизвестная статья, где есть и картинное описание одного из боев группы А. И. Покрышкина, и профессиональные оценки и выводы, на наш взгляд, заслуживает того, чтобы привести ее целиком. Некоторые неточности вызваны давностью событий. Нигде у Покрышкина нет описания победы над Хе-111, наверно, это все же был «юнкерс». Хотя, может быть, Александр Иванович описал не все свои бои… Позывной «сотый» появился позже, в мае. Пусть же слова этой статьи прозвучат завершающим кубанским аккордом:

«Ранним апрельским утром 1943 года над Новороссийском закипал воздушный бой. Фашистские бомбардировщики волна за волной накатывались со стороны Крыма и утюжили наши позиции…

Небольшие разрозненные группы «яков» пытались перекрыть дорогу фашистской армаде. Все их попытки прорваться к бомбардировщикам довольно искусно пресекались плотным заслоном истребителей, заранее «подвешенных» для расчистки воздуха и обеспечения действий своей ударной авиации.

Вот и снова выход «яков» на перехват «юнкерсов» прервали «мессера», имевшие явное количественное преимущество. Прямо над бухтой завязывался маневренный воздушный бой. Самолеты словно крутились в гигантских вертикальных колесах, заглушая надрывным ревом моторов грохот боя на земле.

То тут, то там появлялись купола парашютов, наших и немецких. Последних, к сожалению, меньше. Превосходство — на стороне противника. Да и не только в количественном соотношении сил было дело. Все же сказывалась невысокая тактическая и огневая выучка наших летчиков.

Все попытки офицера наведения оказать помощь тем, кто вел бой у нас на глазах, были безуспешными. Его информация об обстановке, целеуказания, порой просто подсказки летчикам, которых подстерегала беда, тонули в гвалте каких-то выкриков, команд, ругательств, писке и треске, которыми был наполнен эфир…

Таким предстал тот воздушный бой для нас с капитаном А. Показием — офицеров недавно созданного управления боевой подготовки истребительной авиации, только что отозванных с фронта из-под Ленинграда. Мы впервые самостоятельно выехали в действующие части ВВС. Выбор пал на 4-ю воздушную армию. Ее соединения, поддерживая войска Северо-Кавказского фронта, все еще вели ожесточенные бои, в то время как на других фронтах зимняя кампания завершилась.

На первых порах мы знакомились с обстановкой, полками. Откровенно сказать, новой своей службой были недовольны, а управление называли между собой не иначе, как «конторой».

Итак, первый налет фашистов, продолжавшийся уже около двух часов, подходил к концу, когда очередная шестерка «яков» все же пробилась сквозь заслон к эскадрилье «хейнкелей».

«Мессера», расчищавшие воздух в этом районе, как говорят, дали зевка. После первой же атаки наших истребителей один из девятки фашистов, оставляя за собой дымный шлейф, пошел к земле. Однако окрыленные успехом «яки» не заметили опасности, грозившей им сверху, и получили удар сразу от двух четверок «мессершмиттов».

…Два наших подбиты. Казалось, назревала кульминация. С трагическим причем исходом для «яков». Тем более к севшей на хвосты наших самолетов восьмерке немцев, похоже, подходила подмога — еще две пары. И вот в момент, когда офицер наведения сообщил нашим летчикам о грозившей опасности и перешел на прием, наше внимание привлек пробившийся обрывок команды, поданной сердитой скороговоркой:

— Ведомый! Бей «худых»!..

Торопливый басок, правда, настолько был искажен шумами, что только почти двухлетний опыт работы в таких вот не отличавшихся высокой дисциплиной воздушных радиосетях, помог если не понять, то хотя бы расшифровать сказанное, тем более дикция говорившего была далеко не левитановской.

Просиявшее вдруг лицо офицера наведения еще более заинтриговало нас: казалось бы, чему радоваться? На нашу четверку «яков» сзади сваливаются еще две пары фашистов, а тот ухмыляется? А старший лейтенант как ни в чем не бывало, переждав немного, кратко и четко кому-то доложил:

— «Сотый»! Вас вижу!..

Посмотрев на наши озадаченные лица, офицер наведения показал рукой на маячившие сзади «мессеров» точки и выпалил:

— Покрышкин!

События развивались стремительно. Звено «аэрокобр» буквально падало на противника, но, к изумлению, не на «мессеров», а на «хейнкелей», что продолжали полет к цели.

Наводчик, боясь, что атакующие «кобры» подставятся «мессерам», тревожно закричал в микрофон:

— «Сотый», сзади «худые»!

И все тот же торопящийся, но теперь ворчливый голос:

— Вижу, не мешай!

Атака молниеносна. Покрышкин бьет по ведущему с близкой дистанции. «Хейнкель» разваливается на куски. Вторая пара покрышкинского звена с ходу сбивает замыкающего. У фашистов паника: оставшиеся без командира «хейнкели» поспешно освобождаются от бомб.

Раскрыв глаза, наблюдаем за боем. Одновременно успеваем следить и за схваткой «яков» с «мессерами». Видно, что наши истребители, потеряв двух своих товарищей, отчаянно отбиваясь, стремятся оторваться от противника и выйти из боя. Фашисты атакуют еще настырнее. Но перелом назревает. Одна из четверок «мессеров» оставляет «яки» и бросается за звеном Покрышкина. Но тут же сзади и сверху ее атакуют две пары «кобр» из второго эшелона покрышкинской группы. В итоге два фашистских пилота висят на парасолях, то есть под куполами своих парашютов.

Бой продолжается. «Яки» по-прежнему в обороне. Один из них подбит и тянет на восток, остальные в вираже прикрывают его. И опять, как минуту назад, на фашистов, чующих в подбитом легкую добычу, со стороны солнца пикирует еще пара «кобр». И тут же один из фашистов вспыхивает.

— Сколько же их там еще у Покрышкина?

— Обычно в «этажерке» у Александра Ивановича три «полки», но иногда бывает и четвертая, — ответил офицер наведения.

После этих слов старшего лейтенанта я, будто очнувшись, припомнил разговор в Москве, в Главном управлении боевой подготовки фронтовой авиации. Полковник С. Миронов, напутствуя нашу группу перед отлетом на Кубань, просил присмотреться к действиям Покрышкина и выработанным им тактическим приемам. Упоминал он тогда и о какой-то «этажерке». Честно признаться, я тогда же позабыл о том разговоре — и о Покрышкине, и о его «этажерке». Меня ведь занимали совершенно другие, куда более прозаические мысли: как поскорее и под каким благовидным предлогом сбежать из «конторы» снова на фронт.

Теперь же увиденное потрясло меня: результаты боя, простота и глубина его замысла, дерзость и мастерство исполнения, отвага летчиков.

Так я заочно познакомился с Покрышкиным, увидел настоящего учителя. Сразу усвоил его «школу» подготовки воздушных бойцов, на всю жизнь запомнил «этажерку».

То было переломное время. Наши Военно-воздушные силы готовились к решительным действиям по завоеванию господства в воздухе. Местом пробы сил оказалось кубанское небо.

В количестве истребителей мы теперь на основных направлениях не уступали фашистам. С осени 1942 года в части постепенно начали поступать новые машины: появились Ла-5, Як-1М, «аэрокобры», не уступающие по основным тактико-боевым свойствам немецким самолетам. А вот тактика воздушного боя, на нашу беду, оставалась прежней — оборонительной, при которой даже на превосходных самолетах нельзя было переломить обстановку, вырвать инициативу.

Покрышкин одним из первых начал решительно ломать сложившийся консервативный барьер, искать новые активные приемы воздушного боя.

Знаменитая его «этажерка» стала значительной находкой на пути к победной тактике. Она прежде всего несла в себе наступательные черты, являлась наиболее выразительным способом навязывания противнику своей воли, своего плана действий, приемом захвата инициативы.

Александр Иванович одним из первых и именно в воздушном сражении на Кубани стал приближать час, когда наша авиация наконец-то завоюет полное господство в воздухе.

Скажу прямо: тактические эксперименты давались Александру Ивановичу нелегко. Самым непростым оказалось психологическое «перевоспитание» летчиков, в первую очередь командиров пар и звеньев.

Позже Покрышкин признавался, что, как ни странно, наступательной тактике порой легче было научить молодых командиров и летчиков, недавно пришедших на фронт. А вот некоторая часть старой гвардии, закаленных бойцов, прошедших по войне с первого ее дня, людей мужественных и храбрых, не могла поначалу преодолеть выработанный за длительный период оборонительных боев стереотип.

Прошло еще несколько дней нашего пребывания на Кубани. Бывали мы на пунктах наведения, на аэродромах, а иной раз и в воздухе — в боевых порядках частей, ведущих бой. И не раз становились свидетелями успешных действий покрышкинской группы, все более убеждались в высокой боевой эффективности новых тактических приемов.

Тогда, на Кубани, в радиосетях фашистской авиации впервые появились предупреждения о появлении Покрышкина в воздухе.

Вскоре мы получили другую задачу, и личная встреча с Александром Ивановичем в тот раз не состоялась. Однако существо наступательной тактики прославленного аса мы изучили и приняли. И потом проверили ее в боях».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.214. Запросов К БД/Cache: 0 / 0