Глав: 27 | Статей: 33
Оглавление
«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Во Фландрии

Во Фландрии

7 июня 1917 г. в 3:07 утра 2-я британская армия начала наступление во Фландрии у Мессин и к западу от Куртре и Руле с целью «срезать» 15-км дугу германского фронта. С марта офицеры «тяжелого отряда пулеметного корпуса» вели здесь разведку местности. Сюда перебросили 76 танков Mk IV батальонов А и В и 14 танков снабжения Mk I. В сборных пунктах танки замаскировали в лесу и под навесам, боронами уничтожили следы от гусениц. 12 танков придали X корпусу (левый, северный фланг атаки), 28 — IX (в центре атаки), 32 — II Анзасскому корпусу (правый фланг). В первом эшелоне впереди пехоты шли 36 танков, средняя плотность составляла 6 танков на 1 км. Танки должны были атаковать последнюю линию окопов, подойдя к ней под прикрытием артиллерии. С помощью одного танка с ходу взят Витшете, причем уничтожен ряд пулеметных точек. Ферму Фанни попытались взять пехотой, но удалось это только после прибытия танков. Во второй фазе атаки участвовали 22 уцелевших танка, которые также отразили несколько контратак. Два танка, увязнув у фермы Джой, работали всю ночь как артиллерийские форты. Конечные цели атаки были достигнуты примерно за 13 часов боя. Успех был достигнут, но не столько за счет танков, сколько за счет артиллерии и взрыва перед началом атаки под передовыми германскими позициями линии из 19 мощных минных горнов, которые выкапывали и готовили в течение месяца, израсходовав на них около 600 т взрывчатых веществ. Высока была и плотность артиллерии и пулеметов атакующих — только на участке наступления одного центрального корпуса шириной 3 км британцы сосредоточили 718 пушек и гаубиц, 192 миномета и 198 пулеметов. Разрушение проволочных заграждений вели артиллерия и саперы. В ходе атаки часть артиллерии успели выдвинуть вперед, чтобы поддержать ее вторую фазу. Не случайно атака у Мессин называли «шедевром осадной войны». Успех 2-й армии не использовали — 5-я британская армия начала главный удар только 31 июля. Это было «третье сражение на Ипре» (известное также под коротким прозвищем «Пашендэйл» по названию деревни, на которой остановилось наступление), которому придавалось слишком большое значение. Снова была долгая — 16 суток — артподготовка. В распоряжении командования здесь было 216 тяжелых танков трех бригад: 1-я — батальоны D и G, 2-я — А и В, 3-я — F и С. Распределили их следующим образом: по 72 — II и XIX корпусам, 36 — XVIII и 36 в армейском резерве, всего — 15 танков на 1 км фронта (от 7 до 19 танков на 1 км в первом эшелоне и 2,5 на 1 км в резервах корпусов).

Танки снова распределили группами численностью от 4 до 24 по дивизиям. Местность была крайне неудобная и труднопроходимая — грязь, леса на болотах, движение в ряде мест возможно только по насыпным дорогам и гатям. Еще до начала сражения штаб Танкового корпуса, собрав необходимые сведения о местности и гидротехнических сооружениях, направил в главный штаб британского командования докладную записку, в которой указывал, что в случае разрушения дренажной системы в районе Ипра местность превратится в трясину. Так и произошло — артподготовка разрушила дренажную систему и окончательно превратила в болото всю местность. Это сильно ограничивало возможности продвижения пехоты и танков, между тем германская оборона здесь опиралась на систему отдельных опорных пунктов и небольших блиндажей, эшелонированных в глубину и прикрывавших местность пулеметным огнем. Атака началась 31 июля в 3:50 утра, в середине дня остановилась из-за проливного дождя — танки утопали по спонсоны, балки самовытаскивания не помогали. Плавать «сухопутные корабли» все-таки не умели. Продвигаясь в колоннах с черепашьей скоростью, танки несли большие потери от артогня. Хотя в нескольких местах они оказали помощь пехоте, в целом атака не удалась — сначала в грязи увязли танки, затем и пехота. Здесь танкам пришлось столкнуться с более сильной системой германской ПТО.


Под Ипром использовались бетонированные огневые точки (блокгаузы), а также окопанные возимые «броневые каретки Шумана» («пилюльные коробки») с 37- или 57-мм пушкой в поворотном куполе. Любопытно, что командиру танка G7 пришлось снять «Льюис» и вести из него огонь по германским самолетам, пытавшимся обстреливать танк с малой высоты. Танк G26 того же батальона сыграл роль кабелеукладчика, помогая связистам проложить телефонную линию. 19 августа 11 танков с 48-й дивизией XVIII корпуса под прикрытием дымовой завесы атаковали позицию, прикрытую бетонными блокгаузами. 3 танка увязли, но 8 успешно обошли 4 блокгауза и в упор обстреляли входы. Сказался и страх гарнизонов перед танками — германцы боялись, что танки несут огнеметы. После фактического провала операции большинство танков отвели в тыл на ремонт. Оставшиеся Mk IV 1-й бригады участвовали в 11 боях с 20 августа по 9 октября, в основном на фронте XVIII корпуса. 22 августа у фермы Галлиполи один аварийный танк батальона F, застряв на ничейной полосе и действуя как «форт», 8 часов сдерживал противника огнем, а затем экипаж провел в танке еще 60 часов и смог отойти к своим позициям, унеся с собой одного убитого члена экипажа, только ночью 25 августа — это, пожалуй, самый длинный бой одного экипажа за все действия британского Танкового корпуса в Первую мировую войну. 4 октября танки 10-й роты капитана Мариса батальона D помогли атаке пехоты на Поелькапелль, причем командир XVIII корпуса отмечал прежде всего их моральное действие на неприятеля. В тот же день танки батальона А участвовали в атаке на Рейтель. 9 октября 4 танка батальона D, выдвигаясь для атаки на Пашендэйл, застряли на дороге и были разбиты артогнем, хотя британцам все же удалось несколько продвинуть свой фронт вперед. Вот как описывал поле боя после атаки Поелькапелль участник боя: «Когда я подошел к покинутым танкам, передо мной предстала воистину ужасающая картина: раненые люди валялись в грязи, другие спотыкались и падали от усталости, еще другие ползли и облокачивались на убитых, чтобы приподняться хоть немного над грязью. Добравшись до танков, я нашел их окруженными убитыми и умиравшими; люди подползли к ним, ища хоть какого-нибудь убежища. Ближайший танк был „самка“, дверцы его левого спонсона были широко открыты, из них высовывались четыре пары ног; усталые и раненые люди думали укрыться в этой машине, а убитые и умиравшие лежали смешанной грудой внутри». После 14 недель боев наступление остановилось, «отхватив» полосу болотистого грунта глубиной в 6,5 км ценой более 400 000 убитых и раненных.

Вины танкистов в этой неудаче не было. Мало того, именно за эти бои Танковый корпус получил «свой первый» Крест Виктории.



Так изобразил художник «отчаянную атаку» германских пехотинцев на британский танк Mk I.

Первым танкистом, получившим эту высшую военную награду Великобритании, пусть и посмертно, стал капитан Клемент Робертсон из танкового батальона А, представленный за то, что: «С 30 сентября по 4 октября этот офицер без перерыва работал под плотным огнем, готовя маршруты для своих танков при наступлении на Рейтель. Он закончил это ночью 3 октября 1917 г. и сразу повел танки на исходный рубеж атаки. Марш благополучно завершился 4 октября в 3:00, а в 6:00 он повел танки в атаку. Местность была очень плохой, изрытой воронками, а дорожное полотно было уничтожено на протяжении 500 ярдов. Капитан Робертсон, сознавая риск для танков потерять дорогу, продолжал вести их пешком. Кроме сильного артиллерийского обстрела, на него был направлен плотный пулеметный и винтовочный огонь. Капитан Робертсон знал, что такие действия будут стоить ему жизни, однако он сознательно продолжал вести свои танки далеко впереди пехоты. Он тщательно и терпеливо вел их к намеченной цели. Когда они уже вышли к дороге, Робертсон был убит пулей, пробившей ему голову. Однако его задача была выполнена, и танки впоследствии обеспечили успех атаки. Своим исключительно смелым поведением капитан Робертсон обеспечил успех танков, намеренно пожертвовав при этом жизнью». До окончания войны Креста Виктории удостоились еще три танкиста Танкового корпуса. Для обхода северного германского фланга планировали десантную операцию вблизи Мидделькерке с участием танков. Предполагалось доставлять танки Mk IV на больших (длиной до 200 м) паромах и высаживать под прикрытием дымовой завесы и огня корабельной артиллерии. Для преодоления бетонного эскарпа на берегу на носовой части каждого танка планировали перевозить сходни-аппарель с деревянным настилом, которую танк должен был сбрасывать перед препятствием, а на каждый второй трак гусениц крепить широкие деревянные бруски, чтобы пройти по настилу аппарели без скольжения. Танки-«самки» должны были нести лебедки. Экипажи прошли соответствующее обучение в Мерлимоне, но «Тихая операция» не состоялась из-за общего провала «Третьего сражения на Ипре». Этот провал к тому же добавил вдохновения критикам танков, позицию которых лаконично высказал один из военных руководителей: «Во-первых, танки неспособны преодолеть трудную местность; во-вторых, местность на поле боя всегда трудная; в-третьих, танки не нужны на поле боя».



Танк Mk I «самка» роты D с номером 017 и именем «Диннакен» близ Флер, сентябрь 1916 г. Пехотинцы проявляют к танку живой интерес.

Оглавление книги


Генерация: 0.102. Запросов К БД/Cache: 0 / 0