Глав: 27 | Статей: 33
Оглавление
«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ

ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ

После сражений конца августа 1918 года союзники применяли стратегию последовательных связанных друг с другом ударов, наносимых германским войскам на разных участках фронта. Танкам в этих ударах отводилась важная роль. 2 сентября 1-я танковая бригада с британскими 42-й и 5-й дивизиями действовала против Беньи и Виляр-о-Фло, 2-я бригада с VI корпусом — против Морейля, Ланьикура и Морши, а все боеспособные танки 3-й бригады поддержали атаку канадского и XVII корпусов против укрепленной линии Дрокур-Кеан. Сопротивление было слабым, и прорыв дался сравнительно легко. 4 сентября танковые батальоны отвели в тыл, но возобновить действия им пришлось уже через две недели. 6 сентября германские армии отошли на позицию «Зигфрид», и до середины сентября бои шли на старых полях, давно превращенных в «лунный ландшафт». Появились некоторые новинки. Так, для преодоления широких окопов танки Mk V вместо тяжелых фашин использовали более легкие шестигранные призматические каркасы (cribs).


К постановке дымовых завес перед танками привлекали авиацию и инженерные части. На марше в танках оставались только командиры и водители, остальные члены экипажей для сбережения сил перевозились грузовиками. 17 сентября 3-я и 4-я британские армии атаковали на фронте около 23,5 км от Ольно до Гузокура. 19 сентября 20 танков 2-го батальона (В) помогли III, IX и австралийскому корпусам. 21-го уже девять танков этого батальона атаковали фермы Кнолль и Гийемон с III корпусом. Два из них везли с собой пехоту, но не смогли высадить ее из-за неподавленных пулеметов противника. Два дня спустя 19 танкам 13-го батальона (М) пришлось поддерживать атаку IX-го корпуса на Френой-ле-Пти в условиях газовой завесы, так что продвижение было невелико. 26 сентября армии Антанты перешли в общее наступление, и на следующий день 1, 3 и 4-я британские армии начали прорыв германских позиций на фронте 26 км от Скарпа до западного берега Мааса. В очередной раз реорганизованный Танковый корпус принял участие в новой атаке на позицию «Зигфрид» на фронте Камбрэ-Ла-Ла-Фер четырьмя батальонами Mk V, батальоном Mk IV и батальоном Мк А «Уиппет». 15 Mk IV 7-го батальона атаковали с канадским корпусом деревню Бурлон, один из них подорвался на мине, два выведены из строя артиллерией. 26 Mk V 16-го батальона действовали с XVII и VI корпусами против Флекьер и Преми-Шапель и достигли целей, потеряв 11 машин. Многим танкам пришлось преодолеть сухой канал и эскарп высотой до 2,7 м. Атака VI корпуса с 12 Mk V 11-го батальона не имела успеха. 12 Mk V 4-го батальона поддержали атаку 27-й американской дивизии, но встретили серьезное сопротивление и отошли, 1-й батальон поддержал 30-ю американскую дивизию у Беликурского туннеля. 28 сентября 6 Mk IV участвовали в местной атаке на Районкур, 29-го 7 Mk V 11-го батальона с пехотой V корпуса захватили Гоне-лье и Виллер-Гислен. После прорыва фронта во Фландрии германские армии отошли на вторую оборонительную полосу (позиции «Герман», «Гундинг», «Брунгильда», «Кримгильда»). 29 сентября на фронте 4-й британской армии вышли в бой 175 танков.

Танки 3-й танковой бригады обошли Сен-Кантенский канал и помогли IX корпусу захватить Маньи. Танки 4-й и 5-й бригад очистили Норой и Белликур, преодолели германские позиции без пехоты и понесли серьезные потери. Атака 27-й и 30-й американских дивизий между Лe Кателе и Белликур сорвалась (см. ниже). 3 октября 32-я и 46-я пехотные дивизии с 60 танками 5-й бригады атаковали на фронте Секарт-Бони, но продвинулись незначительно.



Останки подбитого артиллерийским огнем танка Mk II «самка». Хорошо видны особенности устройства спонсона, установка поддерживающих роликов, остатки цепей Галля бортовой передачи.

5 октября началось наступление на фронте Камбре-Сен-Кантен. Атака 25-й дивизии с шестью Mk V 4-го танкового батальона на Боревуар не удалась — пехота не умела взаимодействовать с танками. Более удачно действовали привыкшие к танкам австралийцы, атаковав Монбрэн с 12 Mk V*. 8 октября около Нирньи произошел второй бой танков с танками (на этот раз, однотипных) — танки Mk IV (по другим данным, более новых танков Mk V) рот А и С 12-го батальона Танкового корпуса встретились с однотипными танками, а именно — с германским «штурмовым отделением», оснащенным четырьмя трофейными Mk IV (1 пушечный «самец» и 3 пулеметные «самки»). Подробнее об этом бое — ниже, в главе «Первые бои танков с танками».

Также 8 октября имел место примечательный случай боевого взаимодействия танков с авиацией, о котором доносил британский пилот, наблюдавший за боем за деревню Серен: «Когда приблизились танки, мы бросили бомбы в группы находившихся в деревне немцев. Затем танки стали окружать деревню; один из них вошел прямо в середину деревни, другой атаковал фруктовый сад и очищал его от неприятеля, третий же обошел деревню с севера и приближался к маленькой лощине, в которой в мертвом пространстве находилось от 200 до 300 немцев. Увидев приблизившийся танк, немцы бежали в восточном направлении; видя это, мы полетели за ними и обстреляли их пулеметным огнем, нанеся большие потери».

9 октября 8 Mk V 4-го батальона провели атаку к востоку от Премена, 11-го — 5 Mk V 5-го батальона с 6-й дивизией — к северу от леса Ригерваль. Операция завершилась. За четыре дня позицию «Зигфрид» прорвали на фронте до 48 км и на глубину до 32 км.

Германские армии отступили на линию Антверпен-Маас. 17 октября на р. Селль к югу от ле-Като в полосе 3-й и и 4-й британских армий действовали два батальона Mk V* (R и 301-й американский) и один батальон Mk V (А).



Танк Mk V «самка» в парке (видимо, после ремонта). Обратим внимание на танк с крановой стрелой на заднем плане.

Для образования брода каждый из 48 танков нес плетеную корзину. На восточном берегу танки встретили слабое сопротивление. Три дня спустя четыре танка батальона К преодолели ту же реку по подводному мосту из шпал, подготовленному саперами за ночь.

Дальнейшее наступление союзников шло вяло — Германия уже запросила перемирия, но танкам работа оставалась. 23 октября 37 танков, собранных из 6, 9, 10 и 14-го (F, I, J, N) британских и 301-го американского танковых батальонов, провели ночную атаку на фронте 3-й и 4-й армий к югу и к северу от ле-Като. Хотя противник поставил газовую завесу, танки достигли целей и проделали для пехоты проходы в заграждениях. На следующий день 6 Mk V* 10-го батальона поддержали продвижение 18-й и 25-й дивизий возле Роберсара. Этим закончилось сражение на р. Селль.

О влиянии танковых атак на германскую армию и ее командование в условиях исчерпания ресурсов страны и поднимавшегося в тылу недовольства, свидетельствует доклад, переданный 2 октября 1918 г. представителем германского Верховного командования руководителям рейхстага: «Неприятель применил танки в неожиданно больших количествах. Когда, после плотного обволакивания наших позиций дымовой завесой, танки начинали свои внезапные атаки, нервы наших людей часто не выдерживали напряжения. В таких случаях танки прорывали наши передовые линии, очищали путь своей пехоте, появлялись в нашем тылу, производили то здесь, то там панику и делали невозможным какое-либо руководство сражением». А в докладе рейхстагу от 4 октября уже говорилось: «Верховное командование было вынуждено принять чрезвычайно важное решение и объявить, что, учитывая человеческие возможности, нет больше никаких надежд навязать противнику мир. Помимо всего, на такой исход решающе повлияли два фактора: первый из них — танки». Британцы стремились использовать танки как можно чаще. В результате к началу ноября они опять «иссякли» и действовала сводная бригада из сильно ослабленных 9, 6, 10, 14, 17-го (бронеавтомобильного) британских и 301-го американского батальонов. Порой просто использовали «танкобоязнь» германских частей — вблизи Ландреси германская пехота сдалась двум танкам снабжения. Не без эффекта выводили «в бой» позади пехоты и макеты танков из реек и холста, поставленные на колеса и толкаемые изнутри мулом (можно вспомнить деревянные подобия боевых слонов, которыми во II веке до н. э. македонский царь Персей пытался запугать римлян в ходе Третьей Македонской войны). 4 ноября во время сражения у Мобежа на фронте атаки 3-й и 4-й британских армий (около 48,5 км от Уазы до Валансьена) произошла последняя в Первой мировой войне атака тяжелых танков. В бой ввели 37 танков — с IV и V корпусами у Гисинье и Жолимеса, с XIII — у Эка, Пре и Розимбо, с IX — между Аппергарбе и Катильон. Атака имела ограниченные цели и прошла достаточно успешно. Восемь средних Mk А «Уиппет» еще поддержали атаку гвардии у леса Мормаль 5 ноября, а бронеавтомобили действовали до самого перемирия. «Остины» 17-го батальона перенесли и флаг Танкового корпуса 6 декабря через Рейн по мосту Гогенцоллернов. Всего с 9 августа до 11 ноября Танковый корпус применялся в бою 39 дней, потеряв из 9500 человек личного состава убитыми и раненными: 598 офицеров и 2557 нижних чинов, т. е. 33 % — по тем временам, немного. Всего же в боях 1918 г. британский Танковый корпус потерял убитыми 707 офицеров и 3581 солдат и сержантов. Танки намного сократили общие потери войск союзников и облегчили им боевую работу. Работа самих танкистов легче не становилась — даже в германских докладах нередки почтительные отзывы о мужестве и выносливости британских танковых экипажей.



Осмотр танка Mk V «самец» в парке. Пулеметы сняты, направляющие для бруса самовытаскивания не установлены.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.120. Запросов К БД/Cache: 0 / 0