Главная / Библиотека / Самые первые танки /
/ ПЕРВЫЕ БОИ ТАНКОВ С ТАНКАМИ

Глав: 27 | Статей: 33
Оглавление
«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

ПЕРВЫЕ БОИ ТАНКОВ С ТАНКАМИ

ПЕРВЫЕ БОИ ТАНКОВ С ТАНКАМИ

К началу мартовского германского наступления 1918 года армии франко-британских союзников имели 216 танков, но в боях участвовали 180, остальные вышли из строя по техническим причинам. Танки, вышедшие в бой, все же помогли войскам, но с 21 по 30 марта британский Танковый корпус потерял почти всю матчасть. При такой крайне низкой плотности танков с обеих сторон первое столкновение танков с танками кроме случая можно объяснить важностью пункта, вокруг которого шли бои и на который соответственно обе стороны направляли усилия.

Столкновение произошло у Виллер-Бретонне 24 апреля 1918 г. Захват и удержание этого населенного пункта обеспечили бы германцам последующий захват Арраса и углубление разрыва между союзными армиями. Поэтому здесь были задействованы все три имевшиеся на тот момент «штурмовые отделения» тяжелых танков A7V. 13 танков A7V, разбитые на три группы, вышли в бой в полосе наступления 2-й германской армии против частей 4-й британской армии. Первая группа под командой обер-лейтенанта Скопника включала танки №№ 526, 527 и 560 первого отделения и действовала с 228-й пехотной дивизией; вторая под командой обер-лейтенанта Билайна (танки №№ 501, 505, 506, 507 второго отделения, 541 и 562 первого отделения) — с 4-й гвардейской дивизией; третья оберлейтенанта Штайнхарда (танки 525, 542, 561 и 504 третьего отделения) — с 77-й резервной дивизией. В соответствии с избранной тактикой, танки направили на важный объект — деревню Виллер-Бретонне. Чтобы не подвергаться слишком большому риску поражения огнем британской полевой артиллерии, танки по выполнении своих задач должны были вернуться к сборному пункту позади передовых германских окопов. Атака началась, по британским данным, в 7:00 утра под прикрытием утреннего тумана и дымовой завесы. Танки третьей группы достигли деревни Каши (южнее Виллер-Бретонне) и леса Л'Аббе. Здесь в 9:30 три A7V третьего «штурмового отделения» встретились с вышедшими из леса тремя британскими Mk IV роты А батальона А (1-й танковый батальон). Так что первый в истории бой танков с танками носил характер встречного и для обеих сторон был внезапным. Британцы оказались в не самом выгодном положении — из трех танков два были пулеметными («самки»). Кроме того, английские позиции накануне были обстреляны химическими снарядами, и экипажи танков были измотаны длительным нахождением в противогазах. Британские танки выдвигались вдоль южной опушки леса д’Акенн. Командир роты капитан Ф. Браун находился в пушечном танке («самце», № 4066), командиром которого был второй лейтенант Фрэнсис Митчелл. На подходе к Каши подбежавший пехотинец сообщил о появлении германских танков. Тут уже и сами Браун и Митчелл увидели танки противника метрах в четырехстах. Германские A7V остановились неудачно, бой фактически вел только один из них — танк № 561 с именем «Никсе» (командир лейтенант Вильгельм Бильц). Тем не менее в начале бой складывался в его пользу. Увидев британские танки, лейтенант Бильц дал задний ход, а остановившись, дал команду артиллеристам открыть огонь. Когда «пушечный» Mk IV остановился, Бильц решил, что он выведен из строя, и перенес огонь на пулеметные танки. Пока капитан Браун пешком направился к своим пулеметным танкам, танк лейтенанта Бильца успел подбить один из них. Вскоре и второй Mk IV-«caмкa» получил германский снаряд в борт. Оба подбитых танка вынуждены были отойти в тыл, и бой продолжил пушечный Mk IV Митчелла. В отличие от германцев, он постоянно маневрировал, ведя огонь из пушек и пулеметов. Однако наводчики не могли вести прицельный огонь в движущемся и раскачивающемся танке. К тому же управление Mk IV требовало работы трех человек, и помощники водителя, работая на бортовых коробках передач, не могли исполнять обязанностей заряжающих при орудиях в спонсонах. Стрельба с ходу оказалась безрезультатной. Митчелл остановил танк так, что дал возможность наводчику в левом спонсоне вести прицельный огонь по германскому танку. «Я осторожно двигался вдоль линии обороны, — писал позже об этом бое Митчелл. — Артиллерист орудия левого борта (насколько я помню, его звали Картер) стрелял точно. Его снаряды разрывались в непосредственной близости от немецкого танка. Я открыл амбразуру в верхней части кабины для лучшей видимости, и, когда мы оказались напротив нашего оппонента, мы остановились. Затем я увидел разрыв снаряда в передней части немецкого танка. Это было прямое попадание. За ним последовало второе, несколько ниже, затем третье. Это была великолепная стрельба для человека, глаза которого заплыли от воздействия газа, и который управлял орудием в одиночку из-за нехватки людей. Немецкий танк резко остановился и слегка наклонился. Из бокового люка выскочили люди, и я открыл огонь по ним из моего Льюиса. Немецкая пехота, следовавшая за танком, тоже остановилась». После трех попаданий у A7V был поврежден масляный радиатор, три человека, включая наводчика орудия, убиты, трое легко ранены. Это произошло около 10:20. Однако и Mk IV попал под огонь других германских танков — два A7V — №№ 525 и 504 (под командой лейтенантов Ф.В.Биттера и А.Мюллера соответственно) не смогли продвинуться на Каши, поскольку германская пехота была здесь остановлена сильным огнем и оставались на месте. С началом их отхода Mk IV Митчелла еще продолжал вести по ним огонь, но на дальности около 900 м (1000 ярдов) попасть уже не мог. Танку Митчелла явно перестало везти — для начала его обстрелял британский же самолет, приняв за вражеский. Потом Mk IV попал под огонь минометов 5-го германского гвардейского полка, и разрывом мины ему перебило гусеницу. Британцам пришлось покинуть свой танк и укрыться в ближайшей траншее позади него (это было в 12:45). Тем временем командир поврежденного A7V лейтенант Бильц, пользуясь тем, что огонь по его танку прекратился, а двигатели продолжали работать, смог отойти примерно на два км, после чего вышел из строя один из двигателей (из-за полного вытекания масла). Экипаж окончательно покинул танк и, в соответствии с инструкцией, принял участие в бою вместе с германской пехотой. Британские танки на первый взгляд уступали встреченным ими германским в огневой мощи, бронировании и работоспособности экипажей. Однако уже в этом бою сказались такие факторы, как маневренность танков, опыт и слаженность экипажей. Интересно, что бой происходил возле позиций британской пехоты и на виду у германской артиллерии. Но они не приняли в нем участия — германские артиллеристы опасались поразить свои танки, а британские пехотинцы попросту не имели противотанковых средств.

В результате боя и со стороны германцев, и со стороны англичан по два танка было потеряно и по два повреждено. Потери со стороны германских танкистов, по одним данным — шесть убитых, 28 раненных, один пленный, по другим — девять человек убитыми, включая одного офицера, 36 раненными, включая трех офицеров и один пропавший без вести.

Поле первого боя танков с танками осталось за англичанами. Это дало англичанам основание считать себя победителями в первой танковой схватке. Как писалось в истории Танкового корпуса: «Знаменательно то, что победителем в первом в истории танковом бою стал танк № 1 из 1-го взвода роты А 1-го батальона Танкового корпуса». Второй лейтенант Митчелл был награжден Военным крестом, сержант МакКензи — Военной медалью. Два лейтенанта — британский Митчелл и германский Бильц, — по сути, положили начало боям танков с танками. В целом, однако, германская атака на Виллер-Бретонне оказалась удачной и позволила улучшить положение германских войск на этом участке, хотя само Виллер-Бретонне в ночь с 24 на 25 апреля отбили британские танки с австралийской пехотой. Бой у Виллер-Бретонне открыл еще одну роль танка — роль эффективного противотанкового средства. Впрочем, Дж. Фуллер писал об этом в главный штаб еще в декабре 1917 г.: «Подвижная противотанковая оборона, без сомнения, самое сильное из имеющихся на сегодня средств. Танки обладают важнейшим преимуществом перед артиллерией ввиду того, что двигаются за счет бензиновых моторов, а не на конной тяге».

Следующий бой танков с танками состоялся почти через полгода, в октябре, к юго-востоку от Камбрэ во время наступления союзников, начавшегося 5 октября на фронте Камбре-Сен-Кантен. 8 октября танки 11, 15 и 16-го германских танковых отделений были введены в «брешь», образовавшуюся в линии германского фронта, против частей 1-й британской армии. Уже утром 8 октября около деревни Нирньи британские танки Mk IV (по другим данным, более новые танки Mk V) рот А и С батальона L (12-й танковый батальон Танкового корпуса) встретились с германским танковым отделением, оснащенным трофейными Mk IV (один пушечный «самец» и три пулеметные «самки»).

Предрассветные сумерки и однотипность машин поначалу сыграли на руку германцам. Британский танк L16 роты А под командованием капитана Ро принял германские танки за танки действующей у соседней деревни Серенвиль роты С того же батальона L и понял свою ошибку, только приблизившись на дальность 50 м. Прежде чем танк L16 успел выстрелить, он получил два прямых попадания, командир был ранен, водитель убит. Капитан Ро с остальными членами экипажа покинул танк и перебрался в танк L19. Но в этом танке уже были убиты пять человек экипажа, включая наводчиков орудий, поэтому огонь из орудий он не вел. Командир танка L19 лейтенант Уорсеп обстреливал германские танки из пулемета, но вскоре танк получил прямое попадание снаряда, в нем возник пожар. Покидая танк вместе с уцелевшими танкистами, лейтенант подорвал его. Танк L12 той же роты так же поздно заметил противника и поначалу принял его танки за танки роты С. В результате и этот танк был выведен из строя двумя попаданиями снарядов. Попадание германского снаряда получил и танк L8, у него оказался пробит радиатор, и машина неподвижно остановилась. Командир танка лейтенант Мартель приказал экипажу покинуть танк и принял участие в бою пешим порядком. Вместе с офицером — артиллерийским наблюдателем он развернул оставленную германцами полевую пушку, расстрелял из нее свой танк — чтобы не дать его захватить — после чего вывел из строя два германских Mk IV, из них — один пушечный. Так трофейная германская пушка в руках британцев действовала против трофейных британских танков в германских руках. Танк L54 роты С под командой лейтенанта Уолтерса, столкнувшись с германскими пулеметными Mk IV, обстрелял их пулеметным огнем, принудив отойти. Еще два германских пулеметных танка были подбиты пушечными британскими танками, командирами которых были лейтенанты Кларк и Шерат. Британская танковая рота А потеряла в этом бою почти все танки (кроме одного) и 19 человек личного состава.

Перемирие 11 ноября 1918 г. остановило Первую мировую войну, но вовсе не прекратило военные действия. Мировая война основательно перекроила политическую карту мира. Прекратили существование четыре еще недавно могучих империи — Германская, Российская, Австро-Венгерская, Османская. Смещались границы, появлялись новые государственные образования. Возникло и первое социалистическое государство — Советская Россия. Все это сопровождалось гражданскими и межгосударственными войнами и конфликтами. «Страны-победительницы» в Первой мировой войне — и прежде всего Франция и Великобритания — спешили не опоздать к этому «переделу мира» собственно, за него они и воевали). И накопленное в годы войны вооружение — включая танки союзников — теми или иными путями попадало в другие страны и воевало в других войнах. Применение в этих войнах бронесил (включая сюда танки, бронеавтомобили, бронепоезда, бронетракторы) — целый набор самостоятельных тем. Мы же коснемся их только в плане дальнейшей судьбы танков, построенных в период Первой мировой войны.



Трофейный танк Mk IV из состава танкового «штурмового отделения» германской армии. Танк несет имя «Хайнц». Обратим внимание на большие «тевтонские» кресты на борту — это должно было защитить их от обстрела германской артиллерией.


В начале 1918 года по улицам Берлина провели разоруженный трофейный танк Mk IV, дабы поднять дух немцев (обратим внимание на уширенные траки гусениц). Через год такие же Mk IV на улицах того же Берлина такими же немцами использовались уже против немцев.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.129. Запросов К БД/Cache: 0 / 0