Глав: 6 | Статей: 24
Оглавление
27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Введение

Введение

Во все времена на флоте ценились опытные воины, в совершенстве владеющие искусством ближнего боя. Уже 3,5 тысячи лет назад на стенах древней египетской гробницы в Эль-Кабе была высечена надпись в честь командира морской пехоты Яхмоса, который за отвагу в рукопашных схватках 7 раз награждался «Золотом храбрости» и получил от фараона 19 рабов. В ранние эпохи такие бойцы составляли часть судовой команды, умело действуя как мечом, так и веслом. Но по мере совершенствования кораблей отряды воинов приобрели самостоятельное значение. Управление судном целиком перешло к гребцам и матросам, в то время как пехотинцы несли боевую службу и являлись основной ударной силой при абордажах и сражениях с врагом. Сцепившись крюками, корабли превращались в арену жестокой рукопашной схватки, в которой побеждал более храбрый и умелый экипаж.

Эта система без особых изменений просуществовала до XVI века, когда гребные и парусно-гребные суда уступили первенство крупным кораблям с палубной артиллерией. Теперь судьбу морского сражения решал огонь бортовых орудий. В связи с этим отряды пехоты стали все реже использоваться для абордажей и все чаще для десантных операций и охранной службы на берегу. Поскольку беспорядочный набор матросов требовал поддержания на борту жесткой дисциплины, солдатские команды начинают выполнять полицейские функции, что дополнительно требовало обособить их от моряков. Новые условия привели к специализации солдат европейских флотов и созданию из них особых частей и соединений — в 1622 году учреждаются части морской пехоты во Франции, в 1664 году в Англии, в 1665 году в Голландии.

В России создание морской пехоты объективно задерживалось из-за отсутствия военного флота и портов. В июне 1634 г. на польское предложение о строительстве судов для Балтийского и Черного моря русские послы ответили, что «государевых воинских кораблей на море Ливонском и на море Великом прежде не бывало и вперед быть негде, да и не для чего». Тем не менее, в 1656 году царь Алексей Михайлович попытался отвоевать у Швеции выход к Балтике. Для захвата берегов Финского залива он направил отряд воеводы П.И. Потемкина (около 1000 чел.) с заданием «итти на свейский рубеж, на Варяжское море». В помощь ему послали 570 донских казаков, которых патриарх Никон благословил идти морем на Стокгольм. Взяв в июне 1656 г. Канцы (Ниеншанц), Потемкин с частью отряда на судах вышел из устья Невы в море и у острова Котлин 22 июля 1656 г. «имел бой с немецкими людьми и взял полукорабель» (галеру) с пушками, знаменами и экипажем[1].



Царь Алексей Михайлович. Портрет кисти неизвестного художника. Конец 1670-х — начало 1680-х гг. (ГИМ).


Стольник Петр Иванович Потемкин. Портрет кисти Г. Неллера. 1682 г. (ГЭ). Летом 1656 года отряд воеводы П.И. Потемкина (1617–1700) был послан царем Алексеем Михайловичем против шведов для захвата берегов Финского залива. Потемкин вышел на судах из Невы в море и 22 июля 1656 г. взял на абордажу острова Котлин вражескую галеру.

Несмотря на отдельные успехи, эта война так и не позволила России закрепиться на Балтике. В результате первый опыт создания корабельной морской пехоты царь Алексей Михайлович предпринял на Каспийском море. В мае 1667 г. глава Посольского приказа ближний боярин А.Л. Ордин-Нащокин заключил с армянскими купцами договор о провозе в Европу шелка и персидских товаров не через Турцию, а через Астрахань по Волге. Для реализации этого плана в селе Дединове Коломенского уезда голландские и русские мастера построили к сентябрю 1668 г. корабль, яхту, два шлюпа и бот. По приглашению участвовавшего в работе голландца Ивана ван Сведена из Амстердама в Москву приехал корабельный капитан Давид Бутлер с 14 товарищами. В связи с предстоящим походом Бутлер подал в Посольский приказ «корабленого строю письмо» из 34 статей, регламентировавших обязанности капитана, а также подчиненной ему команды. Эти статьи, переведенные с голландского на русский язык, стали первым российским документом, в котором упоминались морские солдаты и возглавлявший их специальный офицер — «корабельной порутчик». В соответствии с 14-й статьей они во время боя должны были участвовать в абордаже: «Буде же капитан пригодно увидит неприятельский корабль взять, тогда корабельной порутчик с своими солдаты, немедля, должен на неприятельский корабль скочить и всяко радеть, чтоб тот корабль под свою мочь привести»[2].



Ближний боярин Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. Портрет кисти неизвестного художника. 1660-е гг. (ГИМ). В 1667–1669 гг по инициативе и под контролем главы Посольского приказа А.Л. Ордин-Нащокина (1605–1681) был построен первый русский военный корабль «Орел».


Первый русский военный корабль «Орел» в 1669 г. Акварель художника князя В.М. Голицына. 1940 г. (ЦВММ).

В начале мая 1669 г. корабль, получивший от государя название «Орел», двинулся из Дединова в Нижний Новгород. Здесь на его борту разместились 35 нижегородских стрельцов с начальным человеком Иваном Домажировым. В августе 1669 г. «Орел» прибыл по Волге в Астрахань. Но участвовать в дальних морских походах и абордажах ему так и не довелось. В июне 1670 г. Астрахань захватили войска Степана Разина, которые едва не сожгли «Орел». Голландские моряки бежали в Дербент, но по дороге попали к кумыкам в рабство[3]. После подавления разинского восстания «Орел» несколько лет стоял без дела в протоке Кутум и пришел в полную негодность. Так завершилась первая попытка создания корабельного флота и морской пехоты России.



Начальные люди московских стрелецких приказов на струге. Фрагменты «Чертежа изображения в лицах отпуска стрельцов в судах водяным путем на Разина». 1670 г. (ОРРНБ).


Стрельцы в большой лодке.


Начальный человек и стрелец. 1660-е гг. Рисунок художника Р. Паласиоса-Фернандеса.

Оглавление книги


Генерация: 0.057. Запросов К БД/Cache: 0 / 0