Глав: 6 | Статей: 24
Оглавление
27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Морская пехота Черноморского флота 1785–1796 гг.

Морская пехота Черноморского флота

1785–1796 гг.

Библиография и источники.

Ф.Ф. Ушаков. Сборник документов. T. I. М., 1951.

А.В.Суворов. Сборник документов. T. II. М., 1949.

Материалы для истории русского флота. H. XV. СПб., 1895.

Орлов Н.А. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году. СПб., 1890. РГВИА. Ф. 52. Оп. 1/194. Д. 551. Ч. 1. РГАДА. Ф. 20. Оп. 1.Д. 334.

Победа над Турцией в 1774 году и выход к Днепровско-Бугскому лиману позволили России развернуть масштабное строительство Черноморского флота. В 1778 году был основан Херсон, а после присоединения Крыма князем Г.А. Потемкиным в 1783 году (см. Главу IV) началось строительство Севастополя, ставшего главной базой на Черном море. 13 августа 1783 г. императрица утвердила строительную программу Черноморского флота, определив его состав в 12 линейных кораблей и 20 фрегатов с необходимым числом ботов, шхун, плашкоутов и лодок. Одновременно для этих судов рассчитали численность солдатской команды, которая составила 3023 человека, организованных в 1-3-й четырехротные морские батальоны Черноморского флота. Кроме того, при черноморском Адмиралтействе для караулов была учреждена одна солдатская рота — 3 офицера, 8 унтер-офицеров и капралов, 2 барабанщика и 125 солдат.



Панорама Севастопольской бухты. Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера. Начало 1790-х гг. (ГИМ). На переднем плане офицер флота беседует с офицером морского батальона.

К сожалению, начало новой русско-турецкой войны не позволило завершить формирование батальонов. 28 августа 1787 г. князь Г. А. Потемкин велел командующему флотом контр-адмиралу М.И. Войновичу перевести всех солдат в матросы, а вместо них посадить на корабли Черноморской эскадры Севастопольский и Троицкий пехотные полки. Офицеры и сержанты морских батальонов частично поступили на корабельный флот, а многие — на гребную Лиманскую флотилию, действовавшую под Очаковым. При этом они продолжали числиться военнослужащими своих фактически несуществующих батальонов.

Таким образом, морским батальонам Черноморского флота не довелось участвовать в русско-турецкой войне. Зато сменившие их Троицкий, Старооскольский, Греческий и, в особенности, Севастопольский пехотные полки быстро освоили корабельную службу. Возглавивший Черноморский флот в марте 1790 г. контр-адмирал Ф. Ф. Ушаков писал: «…флот мне вверенный людьми комплектован был весьма в достаточном количестве, и солдаты были на нем Севастопольского пехотного полку отборные, отлично практикованные и во все время <…> войны служившие на флоте. По сему я и надеялся, что если бы и абордажи случились (хотя бы то и на фрегаты), действие оными произвесть надежно».



Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический в форме адмирала. Копия неизвестного художника 1-й половины XIX в. с портрета 1791 г. кисти И.-Б. Лампи.



Шеф Черноморского гренадерского корпуса вице-адмирал Иосиф Михайлович де Рибас. Портрет кисти И.-Б. Лампи-старшего. 1796 г. В 1790–1791 гг. И.М. де Рибас командовал Лиманской гребной флотилией и за взятие турецких крепостей в Сулинском гирле Дуная был награжден орденом Св. Георгия 2-го класса. При штурме Измаила 11 декабря 1790 г. руководил атакой со стороны реки и принял капитуляцию мухафиса (губернатора) крепости трехбунчужного паши Мегмета. В 1794–1796 гг. шеф Черноморского гренадерского корпуса. Основал в Хаджибее город Одессу, военную гавань и торговый порт.

Под командованием Ушакова пехотинцы участвовали в сражениях 3 июля 1788 г. у острова Фидониси (ранено 3 мушкетера Севастопольского полка) и 8 июля 1790 г. в Керченском проливе, в поражении турецкого флота 28–29 августа 1790 г. у острова Тендры и 31 июля 1791 г. у мыса Калиакрии. В числе отличившихся офицеров Ушаков особенно рекомендовал полковника Старооскольского полка Н.А. Чиркова, возглавлявшего солдатскую команду корабельной эскадры. За храбрость Чирков был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом.

Лиманская гребная флотилия в течение 1787 и 1788 гг. действовала в основном под крепостью Очаков. Она бомбардировала город и стоявшие под защитой береговых батарей турецкие суда, перехватывала грузовые транспорты, блокировала с моря Очаков во время осады крепости войсками князя Г. А. Потемкина. Всей армии стал известен подвиг капитана 2 ранга Рейнгольда фон Сакена. 26 мая 1788 г. его дубель-шлюпку № 2 (7 орудий, экипаж 52 человека) атаковали в устье Буга 11 турецких галер. Не имея возможности уйти от них, Сакен посадил 9 человек на ялик и велел им спасаться. Сам же с прочими солдатами и матросами дал залп по бросившимся на абордаж туркам и взорвал дубель-шлюпку, потопив вместе с собой 4 турецкие галеры. Этот подвиг имел важные последствия. Турки впредь не рисковали сваливаться с русскими судами на абордаж. 6 декабря 1788 г. после упорного штурма Очаков был взят.

Морская кампания 1789 года не отличалась особой активностью. Зато в следующем, 1790 году гребному флоту предстояла важнейшая задача. По плану князя Г.А. Потемкина русским войскам предстояло занять нижнее течение Дуная и покорить защищавшие его турецкие крепости Исакчу, Тульчу и Измаил. Лиманская флотилия генерал-майора И.М. де Рибаса должна была содействовать полевой армии, для чего войти с моря в Дунай через Сулинское гирло и атаковать крепости вдоль реки. Поскольку флотилии предстояло решать боевые задачи отдельно от сухопутных войск, требовалось обеспечить ее собственной морской пехотой. В связи с этим 11 декабря 1789 г. по приказу Потемкина из Ярославского пехотного полка и отдельного Николаевского гренадерского батальона началось формирование трехбатальонного Николаевского приморского гренадерского полка. Оставаясь в ведении Военной коллегии, полк поступал под команду начальника гребной флотилии И.М. де Рибаса. С 10 мая 1790 г. из двух батальонов Астраханского гренадерского полка началось формирование еще одной части морской пехоты — Днепровского приморского гренадерского полка, так и оставшегося в двух батальонах. «Польза сих приморских полков будет в том, — писал князь Потемкин, — что они составят стражу в Севастополе, Кинбурне, Козлове, Еникале и все сверх пехотной службы обучены будут матросской, а теперь во флоте употребляем полки пехотные, которые ничего на кораблях не знают, а во флотилии веслом владеть не умеют…»[37].



Гренадер гренадерских полков. 1790–1796 гг. Раскрашенная гравюра Х.-Г.Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско-Императорского войска…». СПб., 1793.


Гренадеры и офицеры Лиманской гребной флотилии. 1790–1791 гг. 1. Морской обер-офицер гребного флота. 2. Гренадер Николаевского приморского гренадерского полка в суконной куртке и летних полотняных шароварах. 3. Офицер приморских гренадерских полков в «потемкинской» форме. 4. Гренадер Днепровского приморского гренадерского полка в летнем полотняном кителе и шароварах. Рисунок художника А.В. Каращука. 1998 г.

Днепровский приморский гренадерский полк возглавил младший брат начальника Лиманской флотилии подполковник Эммануил де Рибас. В предписании ему князь Потемкин требовал, чтобы морские гренадеры умели «производить удар на штыках дружно и стремительно, в то же время отборными и проворными людьми, облегча их от ружей и прочей тягости, атаковать на саблях с отменной скоростью, к сему выбрать способных и обучить наперед». Де Рибасу предписывалось «узнать кто имеет способность цельно стрелять, кто легче в бегу и кто мастер плавать <…> Приучить их бегать и лазить на высоты, переходить рвы и прочее, <…> обучать скрываться и подкрадываться к неприятелю, чтоб схватывать его часовых. К таковым экзерцициям и офицеры приучены должны быть»[38]. Фактически Потемкин составил первую в истории русской армии инструкцию по спецподготовке военнослужащих. В имевшихся к тому времени в войсках наставлениях по индивидуальному обучению солдат предложенные Потемкиным способы атаки отсутствовали. К сожалению, из-за начала боевых действий эту подготовку не удалось провести в полном объеме. Тем не менее, морские гренадеры и без нее успешно били турок.

13 октября 1790 г. Лиманская флотилия (38 судов) вышла из Хаджибея, имея на борту около 1000 гренадеров Днепровского приморского полка. 19 октября она подошла к Сулинскому гирлу, которое защищали устроенные по берегам две турецкие батареи. Проведя разведку, И. М. де Рибас составил подробный план атаки. В нем он, в частности, предписывал гренадерам «иметь ружья заряженные, но действовать штыками яко победоносным оружием храброго российского солдата, и потому командирам крайне наблюдать, чтобы войска не стреляли разве там, где положение места не позволит неприятеля достигнуть; при атаке батарей время очень дорого, то не должно терять оного огнем бесполезным, малоуспешным и весьма опасным». На рассвете 20 октября флотилия начала атаку левобережной батареи, но из-за ветра не смогла подойти к берегу. Тогда 600 гренадеров Днепровского полка дружно бросились в реку. «Рвение войск было таковое, — свидетельствовал Иосиф де Рибас, — что они, пренебрегая жизнь, бросались в воду и, сохраняя одно оружие, вплавь достигали берега». Устроив десант на берегу, Эммануил де Рибас под прикрытием камышей повел своих гренадер в атаку. Вскоре русский отряд был обнаружен и попал под перекрестный огонь стоявших на реке турецких судов, с батарей, а также засевших в камышах турок. Тогда де Рибас изобразил отступление, спрятав на самом деле десант в камышах. Дождавшись ночной темноты, он тихо повел гренадер на батарею и подошел к ней через камыши незамеченным. Турки успели дать лишь один залп картечью, после чего бежали на лодках через реку. Батарея на противоположном берегу Дуная открыла сильную пальбу. Но де Рибас приказал развернуть турецкие пушки и подавил ее огнем. На рассвете 21 октября он посадил своих гренадер на захваченные возле берега турецкие лодки и, переправившись через Дунай, атаковал вторую батарею. Ее защитники бежали. В результате двухдневной операции морские гренадеры взяли 13 пушек, 7 транспортов и взорвали 6-пушечную канонерскую лодку. Около 50 турок были убиты или утонули. Русские потери составили 6 убитых и 9 раненых гренадеров. Вход в Дунай стал свободен.

Двигаясь вверх по реке, авангард Лиманской флотилии под командованием капитана 1 ранга Ф. А. Ахматова 6 ноября сходу атаковал турецкую флотилию, опрокинул ее, взорвал 2 канонерские лодки и 4 взял в плен. Преследуя бегущих, Ахматов на рассвете 7 ноября загнал турецкие суда в Тульчу, где они в панике стали выбрасываться на берег. Довершая их разгром, Эммануил де Рибас высадился с гренадерами и почти без сопротивления взял городской замок, где оказалось 10 пушек, 240 бочек пороха и множество военных запасов. В то же время на берегу гренадеры и моряки захватили 40 разных судов и уничтожили свыше 100 турок. Этот успех был тем удивительнее, что с российской стороны обошлось без потерь. Гренадеры преследовали отступающих 40 верст и при попытке турок закрепиться опрокинули их, уничтожив еще 10 человек.

Захват Тульчи вызвал панику среди жителей соседней крепости Исакча. Узнав об этом, И.М. де Рибас сразу же послал к ней два отряда гребных судов. 13 ноября они атаковали и разгромили турецкую флотилию, уничтожив 22 лодки и еще 10 взяв в плен. Высаженный на берег десант занял городской замок, где взял 33 медных пушки, 1 мортиру, множество чугунных орудий, обширные запасы военного и морского имущества. Гренадерам также достались 8 флагов, в том числе флаг турецкого сераскира. Таким образом, менее чем за месяц Лиманская флотилия покорила Сулинский рукав Дуная. За столь успешную операцию генерал-майор И.М. де Рибас получил редкий военный орден Св. Георгия 2-го класса.



Схема штурма турецкой крепости Измаил 11 декабря 1790 г. (Морской атлас. Т. III. М., 1958).

Теперь предстояло взять главную твердыню — мощную крепость Измаил. Для ее осады Лиманская флотилия 18–20 ноября построила на противоположном берегу Дуная две батареи, которые 20 ноября вместе с флотилией приступили к бомбардировке. Первый день турецкие суда упорно сопротивлялись и взорвали лансон № 14, на котором погибли офицеры Черноморских морских батальонов подпоручик Юрий Станбулов, прапорщики Афанасий Рапович, Афанасий Здриня, Филимон Лаури и Иван Пусанов. Другой лансон (№ 1), получивший множество пробоин, снесло течением к туркам. На нем в плен попали два тяжело раненных гренадера Днепровского полка. Однако в результате бомбардировки сгорели 20 турецких судов, 32 транспорта и более 40 паромов, а сам Измаил охватил пожар. Попытка турок высадить десант против батарей была отбита с большим уроном. К 29 ноября на берегу уже действовали 8 батарей, ежедневно бомбардировавших крепость.

Между тем, 21–24 ноября к Измаилу подошли сухопутные войска и начали осаду города. Вместе с ними к крепости прибыл Николаевский приморский гренадерский полк. Измаил имел сильные укрепления, построенные с участием европейских инженеров. Однако со стороны Дуная, ширина которого достигала 500 метров, турки нападения не ожидали, рассчитывая на свою флотилию. Поэтому речной фронт защищала только насыпь. Хотя с началом бомбардировок турки построили на берегу 10 батарей для 85 пушек и 15 мортир, все-таки этот участок являлся самым слабым в их обороне. В связи с этим князь Г.А.Потемкин, поручая осаду Измаила графу А.В. Суворову, 25 ноября 1790 г. писал: «Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их суда, и сторона города к воде открыта <…> Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшею».

Прибыв к Измаилу 2 декабря 1790 г., Суворов решил покончить с крепостью общим штурмом.



Штурм крепости Измаил 11 декабря 1790 г. Раскрашенная гравюра С.-П. Шифляра no акварели М.М. Иванова 1790-х гг. (ГИМ). На гравюре показана высадка Днепровского приморского гренадерского полка возле каменного бастиона Табия.


Генерал-майор Тимофей Иванович Збиевский. Портрет кисти Дж. Доу. 1829–1832 гг. (Военная галерея Зимнего Дворца). Польский шляхтич Т.И. Збиевский (1767–1828) с 20.VII. 1790 г. по 21.VI. 1793 г. служил обер-офицером в Днепровском приморском гренадерском полку (с 1.Х.1790 г. на должности полкового адъютанта). В кампании 1790 г. он участвовал 20–21.Х в захвате турецких батарей в Сулинском гирле Дуная, в десантах 7. XI и 13.XI против крепостей Тульча и Исакча, в штурме Измаила 11.XII, за который получил золотой офицерский крест. В 1791 году был 31.III при захвате турецких батарей около Браилова и 18.VII в сражении под Бабадагом. Впоследствии Т.И. Збиевский доблестно участвовал в войне с Францией 1806–1807 гг., русско-турецкой войне 1806–1812 гг., Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах 1813–1814 гг.


Генерал-лейтенант Еремей Яковлевич Савоини. Портрет кисти Дж. Доу. 1826–1828 гг. (Военная галерея Зимнего Дворца). Уроженец Флоренции Джеронимо Савоини (1776–1836) поступил 20.Х.1790 г. сержантом в Николаевский приморский гренадерский полк. 11.XII.1790 г. он участвовал в штурме Измаила, находился при генерал-майоре И.М. де Рибасе и «был употребляем во все время канонады, бомбардирования и штурма во все опаснейшие места для рассылок с приказаниями, кои он в точности с неустрашимым духом и рвением исправлял». За отличие произведен в подпоручики и награжден золотым офицерским крестом. 28.III.1791 г. был при взятии штурмом Мачина. 6.III.1794 г. переведен в Днепровский приморский гренадерский полк. При расформировании полка летом 1794 г. поступил во 2-й батальон Черноморского гренадерского корпуса, в котором служил до 22.IX.1795 г. Впоследствии Е.Я. Савоини участвовал в русско-турецкой войне 1806–1812 гг., Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах 1813–1814 гг. В 1821 г. принял русское подданство. 6.XII.1833 г. произведен в генералы от инфантерии.


Генерал-майор Фома Александрович Кобле. С портрета кисти К. Рейхеля 1819 г., находившегося в Одесском городском музее. Шотландец Томас Кобле (1761 —?) поступил 9.XI.1788 г. секунд- майором в Николаевский гренадерский батальон, вошедший затем в состав Николаевского приморского гренадерского полка. При штурме Измаила 11.XII.1790 г. во время переправы через Дунай «секунд-майор Кобле, подходя под выстрелами неприятельскими, обломком, отбитым из пушки у лансона, ранен контузиею (в шею), сброшен в воду, откелъ вытащен и, не взирая на все сие, бросился на берег первый, где встретился с неприятелем, намеревавшимся отбить батарею, (и) с отличной храбростью отразил оного». Награжден орденом Св. Георгия 4-го класса. С 1793 г. служил в кавалерии. В 1801–1819 гг. комендант Одессы.

По диспозиции приступ готовился со всех направлений, в том числе через Дунай. Для этого флотилию И.М. де Рибаса усилили 2 батальона Николаевского приморского гренадерского полка, а также 3 батальона пехоты и 4 батальона егерей. Они должны были атаковать крепость на лодках тремя колоннами. Николаевский приморский полк (1100 чел.) шел в 1-й колонне, а Днепровский во 2-й (200 чел.) и 3-й (800 чел.) колоннах.

Весь день 10 декабря Лиманская флотилия и батареи бомбардировали Измаил. Особенно отличились при этом секунд-майор Черноморских морских батальонов Бутми де Кадман, который на своем лансоне 8 часов обстреливал с близкой дистанции каменный бастион Табия, а также сержант морских батальонов Григорий Назаревский, командовавший дубель-шлюпкой № 6.



Золотой офицерский крест для участников штурма Измаила 11 декабря 1790 г. (Из коллекции M. С. Селиванова). Такими крестами на георгиевской ленте были награждены все офицеры флота, морских батальонов и приморских гренадерских полков, участвовавшие в штурме Измаила, но не получившие орденов Св. Георгия или Св. Владимира.


Серебряная медаль «За отменную храбрость при взятье Измаила». (Из коллекции M. С. Селиванова). Такими медалями на георгиевской ленте наградили гренадер приморских полков и нижних чинов морских батальонов, участвовавших в штурме Измаила 11 декабря 1790 г.

11 декабря 1790 г. в 5.30 утра русские колонны пошли на штурм. Флотилия де Рибаса двинулась через Дунай двумя линиями. В первой шли 145 лодок с десантом. Вторую образовали 58 канонерских судов, которые били по берегу картечью, расчищая плацдарм для высадки. Турки встретили русских сильным огнем. В 1-й колонне у двух лодок с ротами Николаевского полка были перебиты рули, после чего их снесло течением. Тем не менее, остальные гренадеры высадились на берег и под командованием подполковников П. П. Яковлева и И.П. Скарабелли штыками взяли четыре батареи. Турки собрались с силами и предприняли контратаку. Завязался упорный бой. В этот момент одна из унесенных рот Николаевского полка сумела добраться до берега и во главе с капитаном Ефимовым ударила в штыки. С этим неожиданным подкреплением гренадеры опрокинули врага, отбили 2 пушки и ворвались в Новую крепость. Здесь десант разделился. Часть его бросилась в город и заняла площадь, а другая, двигаясь вдоль стены, захватила бастион. После этого, ударив с двух сторон, гренадеры прижали турок к Килийским воротам, расстреливая их из ружей и захваченных двух пушек. Тут подоспели войска 6-й колонны генерал-майора М.И. Голенищева-Кутузова, взявшие городскую стену штурмом. Новая крепость пала.

Недоразумение произошло со 2-й колонной, состоявшей в основном из запорожских казаков бригадира З.А. Чепеги. По плану казаки должны были форсировать Дунай в авангарде. Но сев на лодки, они отказались плыть и высаживаться первыми. Тогда атаку возглавил подполковник Днепровского полка Степан Достанич, «которого храбрые действия и неустрашимость, и распоряжения весьма похвальные». Под его руководством Днепровские гренадеры и солдаты Алексопольского пехотного полка взяли четыре батареи и захватили 7 знамен. Среди отличившихся назван состоявший при Достаниче «для разных посылок в опасных местах» подпоручик 2-го морского батальона Альбертов.

Труднее всего пришлось 3-й колонне, которая форсировала Дунай напротив мощного каменного бастиона Табия. Лодки Днепровского полка не смогли пристать к берегу, поскольку из воды торчали остовы сожженных турецких судов. Тогда командир полка Эммануил де Рибас первым прыгнул в воду, а за ним бросились и остальные гренадеры. Двигаясь по пояс в воде, они выдержали сильный огонь. Командир колонны И.И. Морков был ранен, и ее возглавил де Рибас.



Крест Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-го класса. Конец XVIII в. (Из собрания фирмы «Монеты и медали», г. Москва).


Серебряная медаль в честь заключения Ясского мирного договора с Турцией 29 декабря 1791 г. (Из коллекции М. С. Селиванова). Такие медали на голубой ленте ордена Св. Андрея Первозванного получили гренадеры приморских полков и нижние чины морских батальонов, участвовавшие в войне с Турцией 1787–1791 гг.


Гренадер Днепровского приморского гренадерского полка. 1792 г. Рисунок художника А.В. Каращука. 1998 г. На груди гренадера видны серебряные медали «За отменную храбрость при взятье Измаила» и в честь заключения Ясского мирного договора с Турцией.

Первым на берег вышел секунд-майор Днепровского полка А.А. Юрковский, который с 300 гренадерами взял батарею, прикрывавшую берег возле Табии, опрокинул пушки, «поразил множество турок и, следуя берегом, встречен был толпою неприятелей, которых также переколол и самого предводившего ими султана». В то же время секунд-майор барон К.М. Герсдорф отбил контратаку турок со стороны улиц города. Захват этой важной батареи дорого стоил морским гренадерам. Тяжело ранены были секунд-майор Радинг, капитаны Есипович, Шильников и Головин. Но под вражеским огнем быстро высаживались новые подкрепления. В лодку секунд-майора Николаевского гренадерского полка Ф.А. Кобле попало турецкое ядро. Обломком пушки Кобле оказался контужен и сброшен в воду. Гренадеры спасли своего командира, который, «не взирая на все сие бросился на берег первый, где встретился с неприятелем, намеревавшимся отбить батарею, (и) с отличной храбростью отразил оного».

Закрепившись на берегу, Днепровские гренадеры перешли в наступление. Несмотря на то, что господствующая башня Табия еще вела сильный огонь, де Рибас с гренадерами вбежал на крепостную стену и, ударив по туркам с тыла, отбил два бастиона. Затем он захватил Бросские ворота и открыл их для штурмующих войск 2-й сухопутной колонны генерал-майора Б.П. Ласси. Теперь судьба Измаила была предрешена. Ворвавшиеся в крепость русские полки вместе с морскими гренадерами бросились внутрь города. В остервенении солдаты истребляли отчаянно сопротивлявшихся турок, положив более 26 тысяч человек. В ходе боя генерал-майор И.М. де Рибас прибыл в крепость и, собрав гренадер, повел их к последнему очагу сопротивления — бастиону Табия. Здесь он заставил сдаться мухафиса (губернатора) Измаила трехбунчужного пашу Мегмета. К 4 часам дня неприступный Измаил пал. Согласно обещанию Суворова, город на 3 дня отдали солдатам.



Мушкетер 2-го морского полка Балтийского гребного флота. 1792–1796 гг. Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско- Императорского войска…». СПб, 1793.


Обер-офицер 1-го и 2-го морских полков Балтийского гребного флота. 1792–1796 гг. Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско- Императорского войска…». СПб., 1793.

При штурме Измаила офицеры и гренадеры приморских полков проявили массовый героизм, о чем свидетельствуют их боевые потери. Николаевский полк потерял треть личного состава: 4 офицера и 105 нижних чинов были убиты, 12 офицеров и 245 гренадер получили ранения. Похожая ситуация наблюдалась и в Днепровском полку. Императрица щедро наградила уцелевших храбрецов. Командир Днепровского полка Эммануил де Рибас получил орден Св. Георгия 3-го класса, подполковники П.П. Яковлев, И.П. Скарабелли, С. Достанич, секунд-майоры Ф.А. Кобле и барон К.М. Герсдорф — орден Св. Георгия 4-го класса. Многие офицеры удостоились ордена Св. Владимира 4-й степени с бантом. Для тех же офицеров, которые не стали кавалерами орденов Св. Георгия или Св. Владимира, установили специальный золотой крест на георгиевской ленте. Всех гренадер наградили серебряными медалями на такой же ленте.



Мушкетер 1-го морского полка Балтийского гребного флота. 1792–1796 гг. Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско- Императорского войска…». СПб., 1793.


Гренадер 1-го морского полка Балтийского гребного флота. 1792–1796 гг. Раскрашенная гравюра Х.-Г. Гейслера из альбома Я. фон Люде «Изображение мундиров Российско- Императорского войска…». СПб., 1793.

16 декабря 1790 г. Лиманская флотилия была переименована в Черноморский гребной флот. В ходе кампании следующего 1791 года приморские гренадерские полки 31 марта взяли укрепленный остров напротив крепости Браилов. Под прикрытием флотской артиллерии они высадились на берег и, опрокинув около 2000 янычар, взяли штурмом батарею, захватив 20 орудий. За храбрость офицеров Днепровского полка премьер-майора А.А. Юрковского и секунд-майора И.П. Малье наградили орденом Св. Георгия 4-го класса. 4 июля приморские полки участвовали в сражении при Бабадаге. Объединенное каре двух полков двигалось в авангарде сухопутного корпуса и успешно атаковало турецкий лагерь, обратив неприятеля в бегство.

29 декабря 1791 г. был заключен Ясский мирный договор, по которому Турция признала присоединение Крыма к России, а также уступила земли между Бугом и Днестром. С победным окончанием войны началась работа по приведению морской пехоты в порядок. 27 июля 1794 г. Екатерина II утвердила новые штаты Черноморского флота, согласно которым полагалось иметь 15 линейных кораблей и 18 фрегатов. Штатную численность трех флотских батальонов увеличили до 6 рот в каждом, что составило 3768 человек. Однако на практике число морских солдат не соответствовало даже предвоенным нормам. По данным 1792 года, в Херсоне и Николаеве батальоны имели 960 человек, в Севастополе и Керчи — 884, в Таврове — 257, на гребном флоте — 140, на дальних работах — 155, больных — 104; всего — 2500 военнослужащих[39].

Вместо караульной роты в Николаеве сформировали пятиротный Адмиралтейский батальон штатной численностью 1124 человека.

Гребной флот, столь успешно действовавший против турок, теперь состоял из 225 различных судов. В связи с этим 27 июля 1794 г. из двух приморских гренадерских полков был создан Черноморский гренадерский корпус в составе 4 батальонов. Каждый батальон насчитывал 6 рот из 136 гренадеров с необходимым числом офицеров, унтер-офицеров, музыкантов и нестроевых. Общая штатная численность Черноморского корпуса определялась в 4038 человек. Из Днепровского полка сформировали 1-й и 2-й батальоны, а из Николаевского — 3-й и 4-й. При новом корпусе «на случай десантов» оставалась полковая артиллерия[40]. Шефом корпуса 7 августа 1794 г. назначили вице-адмирала И.М. де Рибаса.

Таким образом, к концу правления Екатерины II созданный ею Черноморский флот имел 3 морских батальона для кораблей, 4 батальона Черноморского гренадерского корпуса для гребного флота и Адмиралтейский батальон для караулов и охраны. Общая штатная численность морской пехоты составляла почти 9 тысяч человек. Правда, суровые условия службы уменьшали реальное число морских солдат и гренадеров.



Ротное знамя гренадерских полков образца 1780 г. Акварель из альбома рисунков, приложенных к изданию «Хроника Российской армии». СПб., 1834–1842. В 1790 г. при формировании приморских гренадерских полков 5 таких знамен были вручены Николаевскому и 3 знамени Днепровскому полкам. У полкового знамени в отличие от ротного, все полотнище было белое.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.109. Запросов К БД/Cache: 0 / 0