Главная / Библиотека / Война на море. 1939-1945 /
/ Глава 13-я. В прибрежной полосе / Действия надводных кораблей в Северном море в 1943–1944 гг.

Глав: 22 | Статей: 138
Оглавление
Настоящая книга является одним из первых трудов по истории Второй мировой войны, в котором дается описание событий на всех морских театрах военных действий в период 1939–1945 гг. Книга написана на основе документов и материалов, значительная часть которых неизвестна российскому читателю. Автор использовал также воспоминания ряда руководящих деятелей германского флота — участников второй мировой войны. Книга рассчитана на военных специалистов и широкий круг читателей.

Действия надводных кораблей в Северном море в 1943–1944 гг.

Действия надводных кораблей в Северном море в 1943–1944 гг.

В первые месяцы 1943 г. несколько конвоев, шедших с сильным охранением, достигли Северной России, понеся сравнительно небольшие потери. С марта 1943 г. до конца года сообщение через полярные моря было прекращено, поскольку Средиземное море открылось для сквозного судоходства и суда, пользовавшиеся этим путем, приходили в Персидский залив почти без потерь.

В начале 1943 г. «Шарнхорст» и «Принц Ойген» снова были подготовлены к выходу в море и дважды пытались отправиться на север, но оба раза были замечены и вследствие угрозы воздушных атак возвращались обратно, что весьма характерно для слабости германских военно-воздушных сил. В марте «Шарнхорсту» удалось благодаря бурной погоде пройти незамеченным и соединиться с «Тирпицем». «Принц Ойген» остался на родине.

Обстрел Шпицбергена. С 6 по 9 сентября 1943 г. «Тирпиц», «Шарнхорст» и 10 эсминцев под командованием адмирала Куммеца предприняли поход на Шпицберген и, встретив лишь слабое сопротивление, разрушили эксплуатировавшиеся там англичанами и норвежцами угольные шахты и портовые сооружения.


Нападение на «Тирпиц». Вскоре после этого британские подводные лодки подвели ко входу в Альта-фьорд, где в двойной сетевой клетке находился «Тирпиц», 6 карликовых подводных лодок. Четырем из этих лодок удалось проникнуть во фьорд, а двум — в самую сетевую клетку, когда ее открыли для пропуска шлюпки. Одна была потоплена артиллерией, а другой удалось подвести под корабль два сильных взрывчатых заряда. Они, правда, почти не вызвали течи, но настолько повредили одну из машин, а также артиллерийские установки, что корабль на целых полгода вышел из строя.

Нападения на немецкие конвои. 4 октября 1943 г. самолеты-торпедоносцы предприняли сильный налет на конвои к югу от Вест-фьорда (Нарвик); они потопили или повредили 9 судов (40000 брт). Поскольку у немцев отсутствовала регулярно действующая воздушная разведка, самолеты не были своевременно обнаружены.

В целом, однако, немецкое судоходство находилось в гораздо лучшем положении, чем можно было ожидать, учитывая слабость прикрытия, особенно с воздуха.

Конец «Шарнхорста». После выхода из строя «Тирпица» почти не представлялось возможным атаковать посредством надводных кораблей шедшие в Мурманск конвои, в составе охранения которых находилось не менее одного линкора. Однако дальнейшее ухудшение положения на Восточном фронте побудило РВМ направить против конвоя «JW-55B» «Шарнхорста» (капитан 1 ранга Гинце) и 5 кораблей 4-й флотилии эсминцев (капитан 1 ранга Иогансон) под командованием контр-адмирала Бея.

В первый раз конвой был замечен с самолета примерно в 400 милях к западу от Тронхейма, после чего подводные лодки и самолеты неоднократно доносили о нем, причем самолеты не указывали его координат. Утром 26 декабря он должен был находиться несколько южнее о. Медвежьего. Германской разведке не удалось установить местоположение прикрытия конвоя, а потому обстановка была не совсем ясной. В 19 часов 25 декабря боевая группа вышла из Альта-фьорда, имея приказ атаковать «искусно и смело», но при появлении крупных кораблей обязательно прекращать бой, так как «Шарнхорст» со своими 28-см орудиями в артиллерийском отношении уступал любому линкору.

Фактически в море находилось два конвоя: «JW-55B», державший курс на восток, в составе 19 торговых судов, с охранением из 10 эсминцев и 3 более мелких кораблей, и «RA-55A» с охранением из одних эсминцев, который держал курс на запад и 25 декабря прошел о. Медвежий. В качестве прикрытия обоих конвоев из Мурманска вышла «Force I» в составе 3 тяжелых крейсеров и нескольких эсминцев под командованием вице-адмирала Барнета; утром 26 декабря она находилась юго-восточнее о. Медвежий. Из Исландии вышла и взяла курс на Нордкап «Force II» под командованием адмирала сэра Брюса Фрэзера в составе быстроходного нового линкора «Дьюк оф Йорк» (десять 35,6-см орудий), крейсера и 4 эсминцев. 26-го утром она находилась в 270 милях к западу от Нордкапа.

25 декабря в полночь адмирал Бей передал по радио донесение о том, что погода для эсминцев неблагоприятна. То ли это донесение было принято английской радиоразведкой, то ли о выходе германских кораблей было сообщено по радио агентами, но несколько часов спустя адмиралтейство предупредило о «Шарнхорсте» адмирала Фрэзера. Последний приказал конвою «JW-55B» взять курс на северо-восток и послал ему на помощь четыре эсминца из состава другого конвоя, а также «Force I».

Адмирал Бей намеревался зайти спереди конвоя и, держа курс на ЗЮЗ, направить навстречу ему разведывательный отряд эсминцев, причем «Шарнхорст» должен был следовать позади центра этого отряда, построенного в линию. Однако в результате перемены курса конвоя он уклонился слишком далеко на юг и вступил в кратковременное боевое соприкосновение не с конвоем, а с «Force I». При этом случайным попаданием был уничтожен носовой радиодальномер «Шарнхорста», вследствие чего в пределах небольшого сектора моря впереди него корабль как бы ослеп.

«Шарнхорст» пошел полным ходом на юг, а затем взял курс на северо-восток, находясь еще в пределах досягаемости радара англичан. Адмирал Барнет сделал совершенно правильный вывод о том, что «Шарнхорст» все-таки попытается атаковать конвой спереди, и стал маневрировать так, чтобы оказаться между ним и конвоем. Между тем германские эсминцы, построившись в соответствии с приказом в поисковую завесу, направились на ЗЮЗ со скоростью 12 узлов. Несмотря на ряд переданных по радио приказов адмирала Бея, они и после перемены курса на СВ больше не приблизились к конвою и в 14 час. 20 мин. получили приказ вернуться.

«Force II» была замечена утром немецким самолетом, донесшим о ней, как о «пяти единицах, в том числе, предположительно, одной крупной, северо-западнее Нордкапа». Это донесение было правильным и чрезвычайно важным, но показалось недостаточно точным командующему военно-воздушными силами в Норвегии. Он передал дальше только: «пять единиц северо-западнее Нордкапа». В этом виде донесение достигло «Шарнхорста» около 11 часов, когда его местонахождение было неизвестно противнику и он имел возможность прийти к норвежскому побережью раньше «Force II», идя впереди нее.

Около 12 часов «Шарнхорст» снова натолкнулся в полумраке на «Force I», которая за это время была усилена четырьмя эсминцами. В ходе артиллерийской дуэли, продолжавшейся около 20 минут, во флагманский корабль «Норфолк» попало два 28-см снаряда, которые вывели из строя одну башню и почти все радиодальномеры. «Шарнхорст» вышел из боя, руководствуясь, вероятно, полученным в это время донесением с самолета, и, взяв курс на ЮЮВ, направился полным ходом к норвежскому побережью. «Force I» поддерживала соприкосновение с ним. Передававшиеся ею сведения позволили «Force II», приближавшейся с большой скоростью, преградить путь «Шарнхорсту».

В 16 час. 47 мин. «Дьюк оф Йорк» открыл огонь с дистанции 12 000 м, а «Шарнхорст» вскоре стал ему отвечать. В ходе артиллерийской дуэли, продолжавшейся полтора часа, в «Шарнхорста» попало три снаряда, но он сумел все же увеличить до 20000 м расстояние между собой и противником. Между тем 4 эсминца заняли исходные позиции для атаки и незадолго до 19 часов успешно произвели ее, взяв «Шарнхорст» в клещи. В корабль попало несколько торпед. Ход «Шарнхорста» замедлился; артиллерия расстреляла весь боезапас. Вследствие сокращения дистанции между ним и «Дьюк оф Йорком» в «Шарнхорст» попало не менее 10 снарядов, затем он был атакован другими эсминцами, которые своими торпедами прикончили корабль. Окутанный густыми клубами дыма, он сначала остановился» а затем стал медленно переворачиваться.

Наше время есть время трезвого мышления, мы слышали слишком много громких слов и пережили слишком много ужасов. Мы знаем о страданиях и смертях по обе стороны линии фронта, в советских лагерях, на подводных лодках, под градом бомб и среди огненного вихря в наших городах[79].И все же мы можем утверждать, что мужество моряков при гибели «Шарнхорста» едва ли было превзойдено в другом месте. Адмирал, командир и старший офицер позаботились о том, чтобы каждый имел спасательные средства, и попрощались со своими людьми, пожав руку каждому. Не возникло никакой паники, плававшие в море трижды прокричали «ура» в честь своего корабля, а потом еще трижды — в честь своих близких и родины. Сами борясь со смертью, они тревожились о командире и старшем офицере, которые остались без спасательных бушлатов. Многие стали жертвами морской стихии. Английским эсминцам удалось спасти только 36 человек из 1900; среди спасенных не было ни одного офицера. Обращение со спасенными было образцовым.

Конец «Тирпица». Гибель «Шарнхорста» сделала безопасным путь для шедших в Мурманск конвоев, которые снова стали ходить по плану, неся очень небольшие потери, и даже летом 1944 г. были отменены лишь ненадолго. Когда в начале апреля «Тирпиц» снова был подготовлен к выходу в море, он подвергся внезапной атаке летевших низко над горами самолетов, поднявшихся с авианосца, причем в него попало 15 бомб весом 500 кг каждая. Правда, боеспособность самого корабля не снизилась, но помещения под броневой палубой сильно пострадали, 200 человек были убиты и несколько сот ранены. Корабль пришлось снова ремонтировать.

В следующие месяцы воздушные атаки продолжались, сначала без успеха. 15 сентября 1944 г. корабль впервые атаковали четырехмоторные машины, сбрасывавшие 6-т бомбы. Одна из них взорвалась на баке и настолько серьезно повредила носовую часть, что корабль сохранил лишь ограниченную способность к плаванию. Он не пошел в Германию, ибо там уже не было возможности его отремонтировать. Поэтому «Тирпиц» поставили в качестве плавучей батареи вводном из фьордов близ Тромсё — на мелком месте; насыпи из песка должны были помешать кораблю перевернуться в случае попадания в него бомб.

22 октября налет тяжелых бомбардировщиков был отбит шрапнелью тяжелой артиллерии. 12 ноября 1944 г. артиллеристы действовали не столь удачно. Несколько прямых попаданий «Block Buster»[80] привели к тому, что одна башня взлетела на воздух, обшивка левого борта была совершенно вдавлена внутрь, корабль перевернулся и унес с собой жизни 1200 человек.

В 1944–1945 гг. в Мурманск снова стали ходить конвои полного состава из 30 и более торговых судов. Несмотря на атаки подводных лодок, а иногда и самолетов, потери оставались незначительными. С августа 1944 г. по апрель 1945 г. погибло только два из добрых 250 судов, доставивших свыше миллиона тонн военных материалов. Полученное морским путем вооружение и снаряжение, в частности полмиллиона грузовиков, позволило русским дополнительно сформировать 60 дивизий и придать им мобильность. В результате они получили не только численное, но и материальное превосходство на важнейших участках фронта. Таким образом, англо-американское морское могущество сыграло решающую роль и в наземных операциях в Восточной Европе.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.071. Запросов К БД/Cache: 0 / 0