Глав: 20 | Статей: 29
Оглавление
Боевые самолеты, как и люди, бывают счастливыми и невезучими, удачливыми — и не очень. Одним из таких «лузеров» стал дальний бомбардировщик Ер-2, который должен был прийти на смену устаревшим ДБ-3, но, несмотря на ряд оригинальных решений (крыло типа «чайка», фюзеляж треугольного сечения, создававший подъемную силу) и массу достоинств (большая бомбовая нагрузка, мощное оборонительное вооружение, два пилота, которые могли подменять друг друга в полете), из-за проблем с двигателями этот самолет выпускался лишь небольшими сериями — в начале Великой Отечественной «ерами» были укомплектованы два «особых» полка, почти полностью сгоревших в битве за Москву. Производство возобновили только в 1943 году, вместо бензиновых моторов установив на бомбардировщик новые авиадизели, которые также оказались ненадежными, не отрабатывая и половины назначенного ресурса. Тем не менее было принято решение о формировании семи авиаполков, вооруженных дизельными «ерами», которые успели принять участие в ударах по Германии, но война уже близилась к концу, потребность в дальних бомбардировщиках уменьшалась, а тут еще и главного заказчика — Авиацию дальнего действия — резко «понизили в статусе», низведя из вида Вооруженных Сил в почти рядовую воздушную армию, и вскоре после Победы «самолет несбывшихся надежд» сняли с вооружения…

Новая книга ведущих военных историков воздает должное этому перспективному бомбардировщику, который стал главным неудачником сталинских ВВС, хотя заслуживал гораздо большего.

Военная судьба первых «еров»

Военная судьба первых «еров»

Во второй половине августа 1941 г. 420-й авиаполк перебазировался в Московский военный округ на аэродром Киржач. Отсюда он возобновил ночную боевую работу и, в частности, в ночь на 7 сентября отправил на задание три Ер-2 (еще одна машина не смогла подняться в воздух из-за неисправности). Одновременно наносить удары по железнодорожным станциям Орша и Витебск должен был и 432-й ап, но он смог поднять в небо всего один четырехмоторный бомбардировщик ТБ-7. С небольшой высоты (1000–2800 м) самолеты 81-й ад поочередно сбросили на хорошо освещенные цели 8 ФАБ-250, 40 ФАБ-100 и 10 ЗАБ-50.

1 сентября 1941 г. на аэродром Ундол перелетел 421-й полк, и в ночь на 8 сентября он также включился в боевую работу. В соответствии с приказом по дивизии вылетать должны были один ТБ-7 и десять Ер-2, однако реально до целей (железнодорожные узлы Минск и Полоцк) дошли только семь «еров», сбросившие 69 ФАБ-100 и 5 ЗАБ-50.

В ночь на 15 сентября в боевом вылете на железнодорожные узлы Невель, Смоленск и Псков должно было принять участие по четыре Ер-2 от каждого из полков. Однако неприятности снова подстерегали экипажи «еров»: летчики Малинин и Полежаев при взлете не справились с управлением и, как отмечено в документе, «снесли шасси», а бомбардировщик, пилотируемый летчиком Лемейко, не вернулся с задания. Ер-2 капитана Ф. Ф. Сороки в районе цели был обстрелян и получил попадание в центроплан, вследствие чего бомбы сбросить не удалось ни в первом, ни во втором заходе. Привозить на свой аэродром опасные «гостинцы» не хотелось, поэтому штурман на обратном пути предложил сбросить их аварийно в реку. Еще дважды предпринимались безуспешные попытки отправить зависшие ФАБ-100 за борт, а на третьей попытке, по-видимому, из-за сворачивания ветрянки при открытых створках бомбоотсека, одна из бомб взорвалась. Все члены экипажа, за исключением командира, выброшенного взрывной волной из кабины, погибли. Зато на следующую ночь все десять вылетавших «еров» из обоих полков вернулись благополучно, правда, более половины из них вынуждены были приземлиться на запасном аэродроме Елец.


Лихой мотоциклист капитан А. А. Баленко у другой машины полка без хвостового номера (вероятно, командирский самолет).

Обстановка заставила применять «еры» как ночью, так и днем в качестве фронтовых бомбардировщиков, что неизбежно привело к большим потерям. Впрочем, ущерб противнику был также нанесен немалый. 18, 19 и 20 сентября 1941 г. 81-я авиадивизия всеми исправными машинами наносила удары по скоплениям живой силы и техники противника в районе Демянска. В первый день из-за низкой облачности бомбометание пришлось осуществлять с высот 400–1200 м. Из 18 вылетавших самолетов Ер-2 не вернулись две машины: пилотов Струкова (420-й ап) и Баленко (421-й ап); впрочем, обе они совершили вынужденные посадки на своей территории в Подмосковье. На следующий день дела складывались хуже: 19 Ер-2 под прикрытием восьмерки Пе-3 из 40-го сбап (в сентябре 1941 г. этот полк дальних истребителей был временно передан в оперативное подчинение 81-й ад) столкнулись с большой группой истребителей противника. «Еры» пилотов Калинина и Кондранина из 420-го ап стали жертвами «мессеров», подбитый самолет капитана Брусницына после вынужденной посадки не подлежал восстановлению, а на машине летчика Тропинина пушечная очередь снесла маслорадиатор. В ночь на 20 сентября в район Демянска на задание ушли 6 Ер-2, а днем — 11 «еров» под прикрытием девяти Пе-3. Все они вернулись без потерь.

Большой удачей ознаменовался дневной налет на железнодорожный узел Старая Русса, выполненный 22 сентября. В этот день шестерка Ер-2 из 421-го ап в сопровождении девятки Пе-3 из 40-го сбап столь эффективно отбомбилась по станционным путям, что вражеские эшелоны по меньшей мере в течение трех дней вынуждены были искать другие пути на восток. Между прочим, «пешки» также отбомбились по противнику, ведь мотогондольные бомбоотсеки для пары ФАБ-100 при переделке самолета в «ястребок» сохранились. Спустя месяц за этот и ряд последующих вылетов ведущий группы Пе-3 капитан А. Г. Рогов получил Золотую Звезду Героя.


Майор А. И. Молодчий впоследствии стал одним из четырех дважды Героев Авиации дальнего действия и закончил службу командиром авиакорпуса.

23, 24 и 25 сентября целями «еров» вновь стали железнодорожные узлы Новгород, Луга, Псков, Старая Русса, Дно, аэродромы противника Сольцы и Рельбицы. Стараясь привлекать максимальное количество бомбардировщиков, командование дивизии распорядилось, чтобы 420-й и 421-й авиаполки действовали поочередно через день, а перерыв использовали для восстановления поврежденных машин. Впрочем, в этот период потери Ер-2 были относительно небольшими. К примеру, 23 сентября в нанесении ударов по железнодорожным узлам Старая Русса, Дно, Батецкая участвовали 12 Ер-2 из 421-го ап под прикрытием пятерки Пе-3 из 40-го сбап. Все вылетавшие экипажи благополучно вернулись на свои аэродромы.

С обострением обстановки на московском направлении после начала немецкого наступления в конце сентября 1941 г. все чаще самолеты Ер-2 стали уходить в бой днем, нанося удары по мотомеханизированным частям противника на дорогах, бомбардируя железнодорожные станции и мосты. 30 сентября 1941 г. своими истребителями по ошибке был сбит бомбардировщик лейтенанта Еременко из 421-го ап, погиб штурман капитан Полищук. 2 октября неприятная история повторилась: при возвращении с боевого задания самолет лейтенанта Жильцова атаковал истребитель И-16. Одна из его очередей угодила в среднюю часть фюзеляжа, был убит воздушный стрелок Ефанов.

Однако главной угрозой для дальних бомбардировщиков, выполнявших не свойственные им боевые задачи, все же оказались немецкие истребители. Вот как описывал один из своих вылетов известный летчик А. И. Молодчий, единственный из пилотов Ер-2 удостоенный звания Героя Советского Союза в 1941 г.:

«Мы летим плотным строем. Наш бомбардировщик зажат в тиски двумя фашистскими истребителями с крестами на крыльях и фюзеляже. Me-109 подошли так близко, что, казалось, даже зазоров между крыльями нашего самолета и их почти не было.

— Летящий справа что-то показывает, — докладывает воздушный стрелок Васильев.

— Покажи и ты ему, — вмешивается Панфилов.

Я вначале сделал вид, что, мол, не понимаю. Он повторил свои жесты. Стрелять, мол, не будет, потому что нам и так капут. Саша Панфилов не удержался и показал ему в ответ внушительную фигу.

И тут доклад штурмана:

— Впереди цель, что будем делать?

— Бомбить, — отвечаю утвердительно. — Бомбить будем, Сережа.

— Тогда доверни вправо на три градуса.

Я довернул. К нашему удивлению, истребители сделали то же самое.

Еще несколько неописуемо длинных секунд, и наши бомбы полетели в цель.

И тут вражеские истребители поняли свой промах. Но для открытия огня им нужно занять исходное положение.


Командир 421-го ап полковник А. Г. Гусев у машины с хвостовым номером «5». Самолет несет камуфляжное покрытие (вероятно, нанесенное после ремонта, так как с завода № 18 все машины выходили с однотонным верхом защитного цвета).

А тут еще и зенитная артиллерия заработала. Им-то что — свои или чужие в воздухе. Ведь бомбы-то сыплются.

Воспользовавшись этим, я резко убрал газ, заложил крутое, недопустимое для бомбардировщика скольжение и камнем полетел к земле. Это произошло неожиданно не только для фашистских летчиков, но и для экипажа. И главная цель была достигнута. Истребители потеряли нас. А мы перешли на бреющий полет. И вот теперь-то, «облизывая» каждый овражек, каждый кустик, мы летели, едва не цепляя воздушными винтами землю. Благополучно прошли линию фронта, экипаж ликовал. Еще одна наша победа! Ни одна из сброшенных нами четырнадцати бомб не вышла за пределы железнодорожного узла».

Далеко не всегда встреча с «мессерами» заканчивалась столь удачно. 3 октября для нанесения ударов по железнодорожным узлам Новозыбков, Пироговка, Бахмач и Гомель вылетели 16 «еров» из обоих полков. Бомбометание осуществлялось в светлое время суток с высоты 500–800 м. Бомбардировщик лейтенанта Володина из 420-го ап стал жертвой немецких истребителей, а Ер-2 лейтенанта Максименкова из 421-го ап не вернулся с боевого задания.

6 октября десятка «еров» из 420-го ап под командованием капитана Андреева и девятка из 421-го ап под прикрытием 13 Пе-3 бомбили неприятельскую колонну на шоссе Чиплево — Юхнов. Обратно не вернулись пять Ер-2 и три Пе-3. Пропали без вести экипажи командира группы Андреева (хвостовой номер — белая «1») и лейтенанта Жильцова (голубая «1»), позднее из этого экипажа вернулись штурман капитан Чипура и стрелок Невмержецкий. Самолет капитана Брусницына был сбит истребителями противника, оба стрелка погибли еще в воздухе, а пилот и штурман выпрыгнули с парашютами. Из экипажа летчика Клименко вернулись к своим только штурман и стрелок-радист, а из экипажа пилота Нечаева — напротив, только командир и воздушный стрелок. Немцам также пришлось несладко: по отчету полка, вражеского истребителя свалил сержант Павлович из экипажа голубой «четверки». Погода была безоблачной, поэтому, как утверждалось в боевых донесениях, падение горящих вражеских самолетов наблюдали многие.[13]

7 октября 1941 г. пятерка Ер-2 из 420-го ап и шестерка Ер-2 из 421-го ап под прикрытием восьмерки Пе-3 из 40-го сбап бомбила и штурмовала мотомеханизированную колонну противника на дороге Юхнов — Спас-Деменск, сбросив 176 ФАБ-100. В районе цели группа снова столкнулась с «мессершмиттами». На свои аэродромы не вернулись три Ер-2 (лейтенанта Хорпякова из 420-го ап, капитана Алексеева и лейтенанта Бойко из 421-го ап) и один Пе-3, впоследствии к своим вышел только экипаж Бойко. Стрелки белой «восьмерки» из 421-го ап Балобуто и Пшеничный сбили по «мессершмитту».

На следующий день сборная семерка «еров» из двух полков в районе цели снова столкнулась с вражескими истребителями, их жертвами стали бомбардировщики лейтенантов Хохлова и Минакова из 420-го ап.

В ночи на 10 и 11 октября экипажи 420-го и 421-го полков бомбили железнодорожные узлы Рославль и Смоленск, добившись прямых попаданий в эшелоны и станционные сооружения. На свой аэродром не вернулся Ер-2 лейтенанта Канарского, но позднее экипаж подбитого зенитной артиллерией бомбардировщика в полном составе вышел к своим. В ночь на 13 октября целями стали аэродромы противника. Пара самолетов из 420-го полка бомбила Могилев, а 421-й ап отправил на задание пять машин: три на Смоленск и две на Бобруйск.

На рассвете 14 октября тройка Ер-2 (один из самолетов пилотировал Молодчий) атаковала большую немецкую колонну на дороге Микулино — Калинин. Освободившись от бомб, самолеты снизились и обстреляли врага из пулеметов. На обочинах осталась догорать дюжина грузовиков. Затем звено «еров» из 421-го ап нанесло повторный удар по той же цели. Все шесть машин вернулись на свои аэродромы. Постепенно стала сказываться усталость экипажей: в ночь на 15 октября летчик Ткаченко из 420-го авиаполка не справился с машиной при взлете и свалился на крыло, потеряв скорость на небольшой высоте. Машина была разбита, но экипаж уцелел.

Сведения о наличии самолетов Ер-2 2М-105 в 421-м ап на 16.10.41 г.



Еще одно фото капитана Баленко, слегка расшатывающее известный тезис о применении белой окантовки звезд на советских самолетах с 1943 г. Видимо, на некоторых машинах такой вариант оформления опознавательных знаков применяли и ранее.

Самый трудный день для 421-го полка выдался, по-видимому, 18 октября 1941 г. Напомним, что в середине октября, быстро продвинувшись, передовые немецкие части сумели захватить неповрежденными несколько стратегически важных мостов через Волгу в районе Калинина. Сорвать дальнейшее продвижение врага, разрушить с воздуха мосты — такую задачу получили все авиационные полки, имевшиеся под рукой у командования ВВС Западного фронта. В дело пошли даже четырехмоторные бомбардировщики ТБ-7, вылетавшие на задания днем, без истребительного прикрытия. Аналогичную задачу получил и гусевский полк. В малооблачную погоду, в 12.45 в воздух поднялась пара Морозов (голубая «2») и Гайворонский (хвостовой — «звезда»). Приблизившись к цели незамеченными, экипажи сбросили бомбы — по 4 ФАБ-250 и 2 ФАБ-100, но оба промахнулись. На боевом курсе самолеты были обстреляны зенитной артиллерией, а затем атакованы «мессершмиттами», в результате чего оба загорелись и упали в лес. Погиб стрелок одной из машин, остальные члены экипажей впоследствии вернулись в полк. По их докладам, немцы также потеряли один истребитель.

Но боевую задачу требовалось выполнить любой ценой. В 15.07 на цель ушла тройка: Баленко (белая «4»), Бузовир (желтая «6») и Тыклин (белая «8»). Она в точности повторила судьбу пары Морозова — Гайворонского: промах мимо моста, обстрел зениток, все самолеты на обратном пути сбиты истребителями противника, уцелевшие члены экипажей доложили об уничтожении одного Bf 109. Самолет Баленко горящим сел на поверхность Московского моря и, говорят, даже некоторое время держался на воде, дав возможность экипажу выбраться из машины. Третью, и последнюю, попытку разбомбить мост в тот день предприняла пара Тихонова (желтая «3») — Тряпицына (желтая «8»), вылетевшая в 16.24. Погода заметно испортилась, небо затянуло облаками, что, с одной стороны, обеспечило скрытность, а с другой — затруднило прицеливание. Оба экипажа не сумели поразить цель, ближайшие разрывы легли с перелетом в 15–20 м от моста. Спрятавшись в облаках, самолет Тихонова избежал атак неприятельских истребителей, а Тряпицыну пришлось отбиваться от одиночного Bf 109. Противниками полка в октябрьских боях выступали, по-видимому, летчики III/JG51. Во всяком случае, командир именно этой группы капитан Р. Леппла докладывал о проведенном 10 октября бое с «огромными русскими двухмоторными бомбардировщиками, формой крыла напоминавшими Ju 87». Правда, в тот день о сбитых немцы не сообщали.

В сумерках 22 октября на задание отправились семь Ер-2: пять из 420-го и пара из 421-го полков. Снова не обошлось без потерь: экипаж лейтенанта Кубышко на обратном пути потерял ориентировку, полностью выработал топливо и вынужден был в полной темноте покинуть самолет с парашютами, а летчик Струков из 420-го полка при посадке на своем аэродроме «снес шасси». 25 октября с задания не вернулся экипаж летчика Малинина, того самого, который единственным из всех экипажей «еров» успешно выполнил боевую задачу в ночь на 11 августа 1941 г., отбомбившись по Берлину и без происшествий совершивший посадку на аэродроме Пушкин.

Октябрь оказался последним месяцем эксплуатации «еров» в 420-м авиаполку. Выполнив 154 боевых самолето-вылета,[14] полк понес серьезные потери, утратив 30 машин из имевшихся у него 40. Экипажи сбросили на противника около 200 т бомб и доложили об уничтожении трех истребителей противника. Начиная с 5 ноября оставшуюся матчасть новодрановский полк начал передавать в 421-й ап. В декабре 1941 г. на базе 420-го и 212-го авиаполков был сформирован новый — 748-й (впоследствии преобразованный во 2-й гв. ап ДД, а затем — в 37-й гв. бап). Он получил на вооружение бомбардировщики ДБ-3Ф.

Структура потерь 420-го ап в 1941 г.


Структура потерь 421-го ап в 1941 г.


В 421-м ап дела складывались несколько удачнее.

18 октября часть располагала 14 машинами, в том числе девятью исправными. 28 октября Ер-2 летчика Кондратьева (голубая «9») после выполнения бомбометания по цели в районе Калуги подвергся атаке трех неприятельских истребителей: одного Bf 109 и двух Bf 110. В результате нескольких атак бомбардировщик получил 58 пробоин, два члена экипажа ранены, и все же пилот привел машину на свой аэродром. По докладам стрелков, один из нападавших Bf 110 был сбит меткой очередью сержанта Санкевича. Чаще других в 421-м полку на боевые задания в октябре летали капитаны И. Ф. Галинский (11 вылетов на голубой «3») и И. Т. Щербатенко (9 вылетов, самолет с желтой «1»).

Заметим, что еще 22 октября 1941 г. наиболее отличившиеся экипажи ВВС КА, в том числе пилоты и штурманы 420-го и 421-го авиаполков, получили боевые ордена. В числе лучших, удостоенных орденов Ленина, были названы капитан И. Ф. Галинский, лейтенанты А. А. Баленко, Н. А. Мирошников и Н. П. Тыклин. Одновременно свою первую звезду Героя Советского Союза получил заместитель командира эскадрильи младший лейтенант А. И. Молодчий, а комполка Н. И. Новодранов был награжден орденом Красного Знамени.

Ноябрь для 421-го ап оказался заметно менее напряженным: всего 43 самолето-вылета и одна потеря — при взлете из-за отказа двигателя летчик Бойко вынужден был посадить «на живот» командирский Ер-2 (хвостовой знак — «звезда», второй с таким обозначением). Бомбардировщики летали ночью на полный радиус, имея целями Кенигсберг, Данциг, Тильзит и Варшаву. Двигатели многих машин почти полностью выработали ресурс, что ухудшало и без того не блестящие взлетные свойства, а тут еще снежные заносы… В ходе одного из вылетов тяжело нагруженный Ер-2 при взлете зацепился крылом за телеграфный столб, однако, как бесстрастно отмечено в отчете полка, «летчик продолжил выполнение задания, поскольку считал, что самое трудное — взлет — уже сделано».

Количество боевых вылетов, выполненных полками Ер-2 в 1941 г. по наиболее важным целям


Примечание. В октябре — ноябре 1941 г. полки 81-й авиадивизии совершили 138 самолето-вылетов на бомбардирование мостов через Волгу в районе города Калинин. Свой вклад в решение этой задачи внесли экипажи 421-го ал, сбросившие на цели 10 ФАБ-500, 26 ФАБ-250 и 52 ФАБ-100.

Судя по журналу боевых действий, в декабре полк отдыхал и приводил в порядок технику. На всех самолетах завершили установку стрелковых башен ТАТ с пулеметами БТ взамен малоэффективных МВ-3 со ШКАСами.

Вероятно, в это время произошло перераспределение бомбардировщиков между эскадрильями и их «перенумерация». В дальнейшем заметно чаще стали упоминаться самолеты с голубыми и белыми цифрами на килях, а вот желтая «5» осталась в одиночестве, зато появились красные с номерами «5» и «7» (скорее всего, из полка Новодранова). Одновременно в ДБА прошла реорганизация: 81-ю дивизию расформировали, авиаполк ТБ-7 сделали отдельным (с присвоением нового номера — 746), а гусевский полк, получивший номер 747, был включен во вновь созданную 3-ю ад под командованием Голованова. В конце года в боевом строю части имелось до 20 бомбардировщиков, в том числе 13–15 исправных. Две машины проходили восстановительный ремонт: одна в Сальске, другая в Раменском. Последние дни 1941 г. были отмечены высокой боевой активностью: 28, 29 и 30 декабря полк всем составом вылетал для нанесения ударов по скоплению танков и живой силы в районе Истры.[15]

20 января 1942 г. четверка Ер-2 нанесла удар по штабу неприятельского соединения, расположившемуся в бывшем санатории НКВД в местечке Борок, что в 20 км западнее Смоленска. Отличились экипажи лейтенантов Гайворонского и Линева, метко сбросившие бомбы ФАБ-100 с высоты 150 м. Стрелки заявили, что в здание санатория угодили 2–3 бомбы, по их оценкам, вряд ли кто-либо мог уцелеть. Но и полк нес потери: 15 января в результате атаки вражеских истребителей получила тяжелые повреждения одна из машин, 31 января погиб Ер-2 летчика Еременко, а 17 февраля из налета на Смоленск не вернулась голубая «8» летчика Горохова. Перебазировавшись в Кратово, 747-й ап переключился на ночные удары по аэродромам Орша, Смоленск, Брянск, Витебск, Ново-Дугино и по железнодорожным узлам Минск, Гомель, Брянск. Одновременно он вел ночную разведку в ближнем и дальнем тылу противника. Начальник аэрофотослужбы полка С. А. Крылов сумел удачно переделать «нормальный» дневной фотоаппарат АФА-Б в ночной, что способствовало заметному снижению потерь.[16]

В марте 1942 г. в связи с организационным оформлением Авиации дальнего действия был проведен анализ эффективности боевого применения дальних бомбардировщиков за первые восемь месяцев войны. В сообщении военинженера 1 ранга Маркова, в частности, отмечалось: «…дальний бомбардировщик обязательно должен быть ночным. Отсюда требования к простоте пилотирования (особо взлет и посадка), а также к наличию необходимого спецоборудования.

ДБ-3Ф для этой цели мало приспособлен, Ер-2 лучше, но разворачивается при взлете, что не было замечено при испытаниях. На дальнем бомбардировщике следует иметь двух летчиков, так как при продолжительности полета около 10 часов одному справиться трудно, а на Ер-2 нет даже автопилота.[17] При ночных полетах не было ни одного воздушного боя… В дневных условиях отмечались случаи, когда хорошо вооруженный дальний бомбардировщик (Ер-2) сбивал за один вылет два самолета противника… По боевой нагрузке Ер-2 также превосходил ДБ-3Ф. Последний обычно брал 1000 кг бомб, а Ер-2 — до 1500 кг…»

14 марта 1942 г. командир 747-го ап ДД подполковник Гусев в письме главному конструктору Ермолаеву сообщал: «За шесть месяцев боевой работы полка на самолетах Ер-2 совершено около 500 боевых вылетов днем и ночью с налетом 2000 часов и успешным решением разнообразных боевых задач, включительно до полетов на радиус (11–12 час).

Весь летный состав боевых экипажей единодушно оценивает высокие летно-тактические качества самолета Ер-2 как дальнего бомбардировщика. Наряду с этим в процессе боевого использования самолета выявлена необходимость производства по самолету некоторых второстепенных работ, указанных на совещании летного состава… Основным недостатком <…> Ер-2 на сегодня является тяжелый старт (длинный разбег), особенно тяжело это сказывалось при взлетах с аэродромов без бетонных дорожек на размякшем или снеговом насте, т. е. в действительных боевых условиях. Это, пожалуй, единственная серьезная претензия к самолету, которую и необходимо решить за счет увеличения мощности моторов и диаметра винтов.

Командование полка считает, что в интересах войны самолет Ер-2 является крайне необходимым как один из лучших бомбардировщиков дальнего действия».

Таким образом, общий вывод был сделан в пользу ермолаевского бомбардировщика. Однако уцелевшие самолеты Ер-2 все чаще выходили из строя по причине интенсивной эксплуатации и отсутствия запчастей. Число исправных машин в 747-м ап ДД, выведенном из состава 3-й ад и ставшем отдельным, весной 1942 г. обычно не превышало 6–8 единиц, но ждать пополнения «ерами» не приходилось.

11 апреля 1942 г. заместитель наркома авиапромышленности П. В. Дементьев сообщил в ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову: «Из 70 построенных Ер-2 68 принято АДД, из которых 60 приступило к боевой работе и 8 разбиты при формировании. По состоянию на 10 апреля 1942 г. 41 самолет уничтожен в боевых операциях, 11 — в строю у Голованова, 7 — в ремонте у Ермолаева, 1 — на Калининском фронте и требует ремонта.

Кроме того, 5 самолетов у Ермолаева, на которых установлены АМ-37 и проводятся опытные работы. По заявлению… Ермолаева, самолеты… с АМ-37 для боевого применения не годятся и целесообразно на них поставить моторы АМ-35».

Вместе с тем в полку чувствовался избыток высококвалифицированных «безлошадных» экипажей. В последний день мая из-за нелепой ошибки зенитчиков, прикрывавших аэродром Кратово, при заходе на посадку был сбит Ер-2 голубая «1». Погиб экипаж пилота Калинина. В следующем месяце полк впервые за полгода пополнился техникой: ему передали четыре бомбардировщика В-25, полученные по ленд-лизу. Эти машины не имели бортовых номеров. Использовались они главным образом в качестве разведчиков в интересах штаба АДД. Чаще других на заморских самолетах летали на задания летчики Черноморец и Висковский. Оба летчика в июле — августе совершили несколько вылетов и на «ерах» с необычными красными хвостовыми номерами (возможно, это были Ер-2 с АМ-35А, полученные после ремонта с ермолаевского завода).

В августе 1942 г. 747-му ап довелось непродолжительное время участвовать в оборонительных боях на сталинградском направлении. В один из дней красная «7» пилота Висковского подверглась нападению звена Bf 109. Стрелок Абдулин из верхней установки сумел подбить два вражеских истребителя, но и «ер» получил тяжелые повреждения при вынужденной посадке. В дальнейшем машина с таким номером в боевых действиях не участвовала. По состоянию на 4 августа 1942 г. в части осталось всего 10 Ер-2.

Налет некоторых наиболее опытных пилотов и штурманов Ер-2 из 747-го ап ДД на 1 октября 1942 г.


Результаты боевых действий 421-го ап с октября 1941 г. по апрель 1943 г.


Примечание. В конце марта 1943 г. в полку оставалось всего шесть боеспособных «еров». Все они несли на бортах голубые номера: 2, 3, 4, 5, 8, 9. Самолет с голубой «единичкой» под управлением ст. лейтенанта Мирошникова не вернулся из полета на Брянск в ночь на 22 февраля 1943 г., а голубая «шестерка» (летчик Иванов) в последний раз вылетала на боевое задание 25 января 1943 г. Вероятно, она получила какие-то повреждения и не восстанавливалась, хотя в списке потерь не отмечена. Судьба голубой «семерки» неясна.

К концу 1942 г. количество «еров» уменьшилось до восьми, а к началу апреля 1943 г. — до шести. 8 апреля 1943 г. тройка Ер-2 2М-105 выполнила последний боевой вылет. В том же месяце уцелевшие ермолаевские бомбардировщики были переданы в Челябинскую школу штурманов АДД, а полк начал перевооружение на бомбардировщик Ил-4.[18] Сменилось и руководство: 17 июля 1943 г. в командование полком вступил ветеран части майор И. Ф. Галинский.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.297. Запросов К БД/Cache: 3 / 1