Глав: 7 | Статей: 19
Оглавление
Переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) представляют собой легкое и компактное управляемое оружие, предназначенное для борьбы с различными воздушными целями в ближней зоне. Габариты, вес, массовость производства, реализация принципа «выстрелил и забыл» в системах наведения наиболее распространенных комплексов в числе прочего обусловили широкое распространение этого оружия мире, включая развивающиеся страны, в которых такими системами в немалых количествах обладают многочисленные негосударственные вооруженные формирования. От поколения к поколению значительно возросла эффективность комплексов и дальность поражения ракетами при сохранении прежних массо-габаритных характеристик. В совокупности вышесказанное делает ПЗРК грозным оружием как на поле боя, так и при применении в отдельных операциях и террористических целях, а их распространение — трудно отслеживаемым и контролируемым.

В работе представлен общий обзор истории создания комплексов, характеристики наиболее массовых образцов, практики применения, средств противодействия, а также масштабов распространения.

СРЕДСТВА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

СРЕДСТВА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

Средствами противодействия ПЗРК являются меры тактического и технического характера, имеющие свои особенности в зависимости от того, относятся ли они к боевой или гражданской авиации.

Кратко останавливаясь на мерах тактического характера, отметим лишь несколько общих принципов. Очевидно, что активное маневрирование как способ срыва сопровождения ГСН ракеты доступно лишь боевым самолетам и вертолетам огневой поддержки. Кроме того, оснащение их системами управляемого оружия с дальностью действия большей, чем у зенитных средств ближней зоны (ПЗРК и ЗСУ, ЗУ), или применяемых с высот, недосягаемых для таких средств, позволяет авиации в определенной мере обесценивать рассматриваемые ПЗРК как средства защиты.

Тяжелые транспортные самолеты и вертолеты военной авиации, а тем более гражданские воздушные суда не могут полагаться на маневрирование как средство противодействия ПЗРК в силу своих технических ограничений. Единственным действенным вариантом остается тщательное планирование маршрутов подхода воздушных судов к аэродрому, но и эти мероприятия имеют понятные ограничения. Так, после теракта, повлекшего гибель российского гражданского лайнера над Синаем в 2015 г., были изменены маршруты подхода и ухода для гражданских воздушных судов, следующих в израильский Эйлат, зажатый на узкой полоске территории страны на юге.

Следует учитывать, что по расчетам, для обеспечения безопасного режима взлета и посадки гражданских самолетов с учетом возможности их поражения в зоне дальнего привода к аэродрому необходимо контролировать зону прямоугольной формы размером 80 км в длину и 10 км в ширину[34]. Естественно, что обеспечить контроль такой зоны крайне сложно, особенно с учетом того, что большинство аэропортов, общее количество которых в мире оценивалось ЦРУ США на 2012 г. в 43 794, расположены в урбанизированных районах.

Пример британских спецслужб показывает, что даже в развитой стране Запада в реальности государство не в состоянии обеспечить контроль зоны, необходимой для обеспечения безопасности на случай атаки на аэропорты или самолеты, прилетающие или взлетающие в прилегающем пространстве. Причем это касается даже отдельно взятых, выборочных объектов, не говоря уже о том, чтобы обеспечить безопасность некоторого количества объектов.

В 1994 г. Ирландская республиканская армия сделала попытку обстрела аэропорта Хитроу из минометов, но атака не удалась по причине отказа оружия.

В 2003 г. там же в Хитроу были развернуты армейские подразделения, включая бронетехнику для предотвращения, как предполагали, атаки со стороны «Аль-Каиды», но никаких более конкретных данных о возможной угрозе или иной информации относительно этого события не сообщалось.



ФОТО 7. Необычная картина — БРМ Scimitar британской армии на патрулировании в районе 4-го терминала лондонского аэропорта Хитроу в период ожидавшейся террористической атаки (снимок датируется 11.02.2003) // Reuters.com

В 2008 г. в Великобритании были созданы специальные подразделения полиции — группы обеспечения безопасности (Flight Path Protection Teams — FPPT), на которые возлагались задачи обнаружения и нейтрализации угроз применения ПЗРК и другого оружия по взлетающим и прибывающим бортам из зон вокруг аэропортов. Однако, несмотря на признание высокого уровня террористической угрозы, в том числе в связи с присоединением Великобритании в конце 2015 г. к коалиции западных стран во главе с США, ведущим борьбу с ИГИЛ и наносящим авиаудары по его объектам и формированиям, в начале декабря 2015 г. появилась информация о планируемом сокращении штата команд FPPT с 50 офицеров на всю страну до 2, находящихся в Лондоне. Reuters сообщает со ссылкой на свои источники, что предполагается, что эти оставшиеся сотрудники специализированных команд в случае возникновения угрозы возглавят выделенные для реагирования силы, и должны будут обеспечить охват зоны в 1000 квадратных километров. Один из недавно уволившихся сотрудников FPPT заявил Reuters, что «думать о том, что группа может прибыть на место и в кратчайшее время „закрыть“ всю зону — совершенно нелепо». Решение обосновывают тем, что вероятность применения ПЗРК в настоящее время оценивается как небольшая, и полиция может сэкономить 3 млн фунтов стерлингов в год[35]. Но такая позиция выглядит формальной, учитывая то, что теракты, естественно, носят неожиданный характер. При таком подходе Великобритания, равно как и любая другая страна, в определенный момент будет совершенно не готова к подобного рода событиям.

Меры технического противодействия были с самого начала применения ПЗРК отработаны на самолетах боевой авиации и состоят в оснащении летательных аппаратов средствами отстрела ложных тепловых целей (ИК-ловушек) и дипольных отражателей, установки аппаратуры обнаружения пусков ракет, постановки радиоэлектронных помех, а также разработанных позже средств направленного воздействия на ГСН, работающие в ИК-диапазоне (бортовые комплексы обороны, БКО).

В настоящее время такие бортовые комплексы обороны получают распространение не только на боевых машинах. Совершенствование технологий, уменьшение габаритов и увеличение функциональности комплексов дает возможность установки на гражданских самолетах, причем системы такого рода активно предлагаются на экспорт.



ФОТО 8. Элемент бортового комплекса обороны (БКО) для самолетов и вертолетов «Президент-С» // vpk-news.ru

Ограничением для широкого распространения БКО на гражданских лайнерах выступает большая стоимость систем и неочевидная необходимость их установки, учитывая географию атак на воздушные суда. По существующим оценкам, оснащение крупного пассажирского самолета БКО может обходиться в суммы более 1–4 млн. долл., а ежегодные издержки, связанные с эксплуатацией такой системы, могут составлять примерно 300 тыс. долл.[36] Затраты на оснащение всего флота больших гражданских самолетов США оценивались в 40 млрд долл.[37]

Тем не менее единственной в мире авиакомпанией, все самолеты которой оснащены такими системами, является небольшая израильская правительственная компания E1 А1. С наличием таких систем на борту связывают и неудачу террористов при атаке на израильское гражданское судно (но другой авиакомпании) в Момбасе в 2002 г., хотя эта информация носит предположительный характер.

Примерами БКО являются MUSIC (разработки Elta), Guardian (Northrop Grumman), Jet Eye (BAE Systems), Commercial-Aircraft Protection System (C-APS) (Thor Systems), L166C1 (Zenit), MANTA (Cassidian), CASAM (SAGEM)[38] и аналогичные российские разработки.

6 апреля 2016 г. на сайте холдинга «Вертолеты России» (входит в Госкорпорацию Ростех) появилось более конкретное сообщение об оснащении экспортных версий многоцелевых вертолетов Ми-171Ш и Ми-17-В5, тяжелого транспортного Ми-26Т2, ударных Ми-28НЭ и Ка-52 новейшими бортовыми комплексами обороны «Президент-С». Согласно размещенной информации, уже в 2016 году 12 поставляемых вертолетов для иностранных заказчиков будут оснащены комплексом «Президент-С». Кроме того, в 2017 году установка бортового комплекса запланирована на Ми-28НЭ «Ночной охотник» и Ка-52 «Аллигатор». Комплексом «Президент-С» могут оснащаться и вертолеты для первых лиц государств. В информации холдинга указывалось, что в настоящее время на Московском вертолетном заводе им. M.Л. Миля уже успешно проходит испытания вертолет Ми-171Ш, принадлежащий одной из зарубежных стран, оснащенный, в том числе, интегрированным в состав машины комплексом «Президент-С». После проведенных испытаний специалистами холдинга «Вертолеты России» и КРЭТ будет выполнена модернизация крупной серии Ми-171Ш непосредственно на базе инозаказчика.

Установка бортового комплекса обороны «Президент-С» будет проводиться не только на новые вертолеты в рамках поставочных контрактов, но станет важной составляющей программы модернизации вертолетной техники в интересах инозаказчиков, проводимой совместно с КРЭТ. Конструктивно аппаратура БКО «Президент-С» выполнена в виде блоков (станций), которые могут размещаться как внутри фюзеляжа вертолета, так и на внешних узлах крепления[39]. Очевидно, что, как и в случае с западными компаниями, разрабатывающими подобные системы, российские боевые самолеты и вертолеты должны были уже получать БКО, на основе которого создан экспортный вариант, сообщения о котором цитируются.

Свидетельством существования и возрастания угрозы со стороны ПЗРК может служить программа переоснащения армейской авиации США. Армия проводила конкурс на разработку новой унитарной системы защиты от ракет ПЗРК с ПК ГСН — CIRCM (Common Infrared Countermeasure system), которая должна заменить устаревшую систему компании BAE Systems (Advanced Threat Infrared Countermeasure system), и в конце августа 2015 г. победителем была объявлена компания Northrop Grumman, с которой планировалось заключение контракта стоимостью 35 млн долл. на разработку и создание первой партии из 21 комплекта БКО. Вторым участником конкурса была BAE Systems, подавшая 8 сентября протест на результаты конкурса, но отозвавшая его 25 ноября 2015 г. На начало 2016 г. было подтверждено, что Армия продолжит реализацию программы, общая стоимость которой оценивалась в 3 млрд долл.[40]

Программа рассчитана на принятие решения о производстве установочной партии БКО к 2018 г., испытания и оценку в 2019 г. и начало полномасштабного производства в 2020 г. Предполагается приобретение комплексов в количестве 1076 единиц. Ими будут оснащены вертолеты армейской авиации и некоторое количество самолетов. Разрабатываемый комплекс значительно легче — его вес должен быть в пределах 120 фунтов против 300 у используемой в настоящее время системы[41].



ФОТО 9. БКО AN/AAQ-24 компании Northrop Grumman, установленный на ударном вертолете АН-64 Apache // www.flightglobal.com


ФОТО 10. Элемент БКО AN/AAQ-24(V) компании NorthropGrumman // www.flightglobal.com)

Насколько велик интерес к БКО, демонстрируют сообщения о контрактах на такого рода системы. В начале марта 2016 г. Объединенные Арабские Эмираты вели переговоры об оснащении восьми своих военно-транспортных самолетов С-17А комплексами LAIRCM (large aircraft infrared countermeasures) компании Northrop Grumman (обратите внимание на тот факт, что относительно новые ВТС были приобретены ОАЭ, видимо[42], без БКО, а планы установить такие системы по времени соотносятся с периодом активного распространения ПЗРК как в результате известных событий в Ливии и Сирии, так и в целом с тенденциями в области распространения ПЗРК; у авторов нет данных, имелись ли БКО на приобретавшихся воздушных судах, но вышеизложенные соображения все же говорят в пользу того, что такое оборудование отсутствовало).

Стоимость собственно оборудования для оснащения 8 самолетов составляет 83 млн долл., а полная стоимость контракта с учетом 6 лет эксплуатации — 225 млн долл. Как сообщает Defensenews.com, БКО, предполагаемый к установке на названных С-17А, представляет собой систему AAQ-24 LAIRCM, состоящую из трех лазерных излучателей Guardian, шести ультрафиолетовых датчиков предупреждения пусков ракет и других компонентов.

В то же время материалы разработчика — компании Northrop Grumman, — содержат несколько иное описание БКО. В них указывается, что комплекс Guardian представляет собой адаптированный для установки на гражданские воздушные суда комплекс AAQ-24(V) DIRCM, используемый на сотнях американских и зарубежных воздушных судов, включая С-17 Globemaster, V-22 Osprey, АН-64 Apache, а также VIP-моделях. Комплекс, предлагающийся для установки на гражданские суда, в целом весит около 250 кг, включая вес, связанный с необходимыми доработками борта, размещается практически полностью в одном модуле в нижней задней части фюзеляжа воздушного судна, выступая за его обводы на 45 см. Длина модуля составляет 236 см, ширина 81 см. БКО обеспечивает круговую защиту (360 град.) самолета, общее время процесса обнаружения ракеты ПЗРК до противодействия ей составляет порядка 2–5 секунд и не требует никаких действий от экипажа. В случае, если на самолете были произведены доработки для установки системы, ее монтаж занимает 10 минут. Несмотря на то, что в независимых исследованиях указывается на такие виды издержек, связанных с эксплуатацией БКО, как повышенный расход топлива, компания-разработчик утверждает, что влияние установки системы на такие показатели самолета незначительно.

Ранее, в середине 2015 г., сообщалось о планах ОАЭ оснастить комплексом AAQ-24(V) DIRCM парк самолетов правительства. Общая сумма контракта составляла 355 млн долл. и предполагала поставку 4 комплексов[43].

В июне 2013 г. израильская компания Elbit Systems представила комплекс С-Music (commercial multi-spectral infrared countermeasures; также используется название Sky Shield), установленный на гражданском Boeing-737-800 национальной компании E1 А1, который будет использоваться на определенных маршрутах. Исполнительный директор компании-разработчика Bezhalel Machlis на Парижском авиасалоне заявлял 19 июня 2013 г., что интерес к комплексу очень большой и исходит как от военных, так и от гражданских[44]. В апреле 2014 г. сообщалось о завершении испытаний системы.


ФОТО 11. Модуль комплекса C-Music компании Elbit Systems, установленный (но центру фюзеляжа, на фото — справа от левой стойки шасси) на гражданском Boeing-737-800 национальной компании E1 А1 // www.flightglobal.com

В ноябре 2014 г. было объявлено о решении оснащать германские военно-транспортные самолеты А-400М израильскими комплексами J-Music. Другими подтвержденными заказчиками семейства израильских комплексов являются ВВС Италии, устанавливающие БКО на военно-транспортные C-27J, Бразилия, намеревавшаяся ставить комплекс на КС-390, одна из стран Азии, планировавшая закупку для оснащения флота вертолетов UH-60 Black Hawk (сообщение датировалось январем 2015 г.).

В октябре 2015 г. израильтяне провели демонстрационные тесты для НАТО на полигоне министерства обороны Германии WTD-91 в Меппене с использованием военно-транспортного самолета С295[45].

Процессы распространения и применения ПЗРК оказывают непосредственное влияние на активизацию поиска технических решений противодействия им, и в последнее время можно наблюдать всплеск интереса к оснащению такими системами воздушных судов как военного, так и гражданского назначения.

Оглавление книги


Генерация: 0.155. Запросов К БД/Cache: 0 / 3