Глав: 18 | Статей: 18
Оглавление
Летом 1944 года экипажи «Летающих крепостей», бомбивших Германию с 10-километровой высоты, где обычные поршневые истребители двигались как «сонные мухи», были потрясены появлением у гитлеровцев новых летательных аппаратов — крошечные самолеты странной формы на невероятной скорости догоняли американские бомбардировщики, безнаказанно расстреливали их из 30-мм авиапушек и стремительно исчезали, прежде чем бортстрелки успевали открыть ответный огонь. Так состоялось боевое крещение легендарного перехватчика Me 163 «Komet», который прозвали «самым уродливым самолетом Второй Мировой» — всех, кто видел его в первый раз, брала оторопь: как этот «бочонок» вообще может летать?! Но он не просто поднялся в воздух, а стал первым летательным аппаратом, достигшим скорости 1000 км/ч., и единственным ракетным самолетом, принимавшим участие в боевых действиях. Однако за рекордную скорость, феноменальные высотность и скороподъемность, позволявшие «доставать» любые бомбардировщики противника, пришлось заплатить очень дорого, прежде всего огромной аварийностью, — запаса топлива «Кометам» хватало всего на 10 минут полета, а садиться следовало уже после остановки двигателя, на опасно высокой скорости (более 220 км/ч.), и не на шасси, для которых на первых модификациях просто не нашлось места, а на специальную лыжу, так что малейшая ошибка могла стоить пилоту жизни. Вдобавок самовоспламеняющиеся компоненты ракетного топлива были настолько токсичны, что разъедали любую органику, — известны случаи, когда после неудачной посадки тело летчика полностью растворялось за считанные минуты, не помогали даже защитные костюмы… Не удивительно, что пилотов Me 163 окрестили «смертниками», а специалисты до сих пор спорят, насколько эффективен был этот перехватчик и достоин ли называться «чудо-оружием», способным изменить ход воздушной войны, успей немцы построить больше таких машин.

Новая книга ведущего историка авиации ставит в этих дискуссиях окончательную точку, воздавая должное перспективному истребителю, со всеми его достоинствами и недостатками.

Наконец-то в бой!

Наконец-то в бой!

К началу июля 1944 г. запрет на боевые вылеты для 1./JG 400, наконец-то, сняли, и вражеские разведчики, появлявшиеся над Виттмундхафеном, были лишены «иммунитета». 6 июля такой самолет сумел сфотографировать на летном поле семь Ме 163В. На перехват противника поднялся на Ме 163B(V59) Рудольф Циммерманн (Rudolf Zimmermenn) — но безуспешно. На следующий день над Виттмундхафеном вновь появились разведчики. В этот раз два боевых вылета на Ме 163B(V55) совершил Курт Шибелер (Kurt Schiebeler) — но ни в одном из случаев атаковать противника не смог. Эти полеты стали последними боевыми вылетами для 1./JG 400, выполненными с Виттмундхафена — 10 июля началась передислокация отряда в Брандис. Это мероприятие осуществлялось в рамках концепции Г. Голлоба, предусматривавшей вместо рассредоточения — концентрацию отрядов Ме 163В на нескольких авиабазах. Находившиеся в летном состоянии «Кометы» перегонялись по воздуху — на буксире у Bf 110. При этом самолет-буксировщик нес на внешней подвеске стартовую тележку для Ме 163В для обеспечения повторного взлета в случае вынужденной посадки на каком-либо аэродроме, находившемся на пути следования в Брандис. Таким образом было перегнано 10 ракетопланов, причем два из них вынуждены были из-за ухудшавшейся погоды садиться на аэродром Боркхейде (южнее Берлина). Несмотря на то, что ВПП Боркхейде имела длину всего 1000 м, посадка прошла удачно. На следующее утро самолеты отправились по месту назначения — вот тут-то и пригодились запасные стартовые тележки, перевозимые буксировщиками. Часть личного состава отряда во главе с обер-лейтенантом Эберле оставалась в Виттмундхафене ещё около месяца — 15 августа 1944 г. британский самолет-разведчик, снимавший этот аэродром, засек на нем одного Ме 163.



Лейтенант Хартмут Рилл, в кабине своего Me 163. Рилл был первым из пилотов JG 400, убитым в бою.


Me 163 на восточном конце взлетнопосадочной полосы готовится к взлету.

В конце августа 1944 г. в Брандис из Венло прибыл и отряд 2./JG 400. Его пилоты совершили первые боевые вылеты ещё на прежнем месте, отбивая налеты вражеской авиации — Венло был важным стратегическим аэродромом, с которого стартовали самолеты Не 111Н, запускавшие крылатые ракеты V1 по Великобритании. Даты и подробности первых вылетов не установлены, но известно, что они были безуспешными.

Оба отряда ракетопланов свели в группу I/JG 400. Командиром её назначили Р. Олейника, а отряд 1./JG 400 принял гауптман Вильгельм Фульда (Wilhelm Fulda).

Служба на новом месте оказалась гораздо тревожнее, чем в Виттмундхафене: если там появлялись вражеские разведчики, то Бранидис находился поблизости Лейпцига и Мерсебурга — крупных промышленных центров, подвергавшихся систематическим налетам англо-американской авиации. Главным объектом, прикрываемым самолетами из Брандиса, был большой завод по производству синтетического бензина в Леуне. Условия на новой базе были далекими от идеальных — в частности, из-за неготовности хранилищ топлива и окислителя ракетопланы заправлялись из цистерн, стоящих на железнодорожной ветке.

В течение трех недель после передислокации самолеты 1./JG 400 приняли участие в отражении шести таких налетов. В частности, 28 июля Мерсебург и Лейпциг атаковали 766 «Летающих крепостей» В-17, сопровождаемых большим количеством истребителей Р-38 «Лайтнинг» и Р-51 «Мустанг». Утром в тот день на аэродроме Брандис дежурили пилоты 1./JG 400 — лейтенант Ганс Ботт (Hans Bott), фельдфебели Зигфрид Шуберт (Siegfried Schubert), Хартмут Рилл (Hartmut Ryll), Рольф Глогнер (Rolf Glogner), а также три других летчика.

Они ожидали сигнала взлета на перехват «автомобилей-толстяков» («Dicke Auto») — так в люфтваффе прозвали «Летающие крепости». Команда на взлет последовала в 9:40 — «Кометы» поднялись на перехват большой группы В-17. Прикрывавшие бомбардировщиков «Мустанги» 359-й истребительной группы мгновенно сбросили подвесные топливные баки и рванули навстречу ракетопланам, но те боя не приняли. Доклад, подготовленный генералом Уильямом Кепнером (William Kepner), гласил: «Наиболее интересным моментом стало появление реактивных Ме 163, которые, однако, не смогли атаковать ни бомбардировщиков, ни истребителей. Предварительный анализ докладов экипажей позволяет определить наличие в районе цели 6–8 таких самолетов. Некоторые из них были замечены экипажами бомбардировщиков в 9:46, другие — пилотами истребителей в 11:22. Согласно докладам экипажей, самолеты проскользнули сквозь строй бомбардировщиков, не пытаясь атаковать.



Фельдфебель Зигфрид Шуберт первый одержал победу в бою из JG 400, 16 августа 1944 г. 7 октября он чуть не погиб во время взлета, когда его самолет загорелся.



Отто Бёнер готовится к взлету.

Они [Ме 163] отличаются высокой маневренностью, но плохой устойчивостью, а в скорости и, особенно, в скороподъемности, существенно превосходят пытавшихся их перехватить Р-51». Командир 359-й группы полковник Эвелин Текон (Avelin Tacon) в своем рапорте отметил наличие в воздухе пяти ракетных истребителей, скорость которых он оценил в 700–800 км/ч.

Появление в воздухе Ме 163 В было отмечено противником и 29 июля. В тот день отряд 1./JG 400 совершил шесть вылетов против американских бомбардировщиков 1-й и 3-й дивизий. В 11:45 пилоты сопровождавших «Летающие крепости» «Лайтнингов» под командованием капитана Артура Джеффри (Arthur Jeffrey) перехватили одного «Комета», но тот сумел уйти от преследователей. Три минуты спустя другой ракетоплан смог прорваться к бомбардировщикам, но его атака оказалась безуспешной.

По состоянию на 31 июля 1944 г. отряд 1./JG 400 располагал 16 Ме 163В, но лишь четыре из них были исправными. Только что передислоцированный в Брандис отряд 2./JG 400 имел лишь пять «Комет» (два исправных). Несколько дней спустя командование люфтваффе приказало начать формирование третьего отряда ракетных истребителей — 3./JG 400. Командиром этой части назначили гауптмана Фальдербаума (Falderbaum), творца тактики «дикого кабана» (Wilde Sau), позволяющей достаточно эффективно применять ночью одноместные истребители, не оборудованные радарами.

В первой половине августа 1944 г. американские пилоты, летавшие на бомбежки целей в окрестностях Лейпцига, продолжали отмечать появление в воздухе ракетных истребителей. В частности, 5 августа экипажи 489-й бомбардировочной группы докладывали о появлении одиночных Ме 163В, которые, однако, не пытались атаковать «Летающие крепости». В тот же день три «Комета», шедших на высоте около 11500 м, были замечены экипажем 100-й бомбардировочной группы.

16 августа в небе над Брандисом разгорелся воздушный бой, по сравнению с которым прежние стычки с участием ракетопланов выглядели детскими потасовками. В тот день 8-я воздушная армия США выслала в общей сложности 1096 бомбардировщиков В-17 и В-24 для ударов по Бёлену, Хале, Дрездену, Магдебургу, Дессау и ряду других городов. В пределах досягаемости Ме 163В из Брандиса проследовала лишь часть этой армады — 11 боевых крыльев, в общей сложности 425 В-17, прикрываемых шестью истребительными группами (48 самолетов Р-47 «Тандерболт» и 241 Р-51 «Мустанг»). В 10:40 вражеские бомбардировщики подошли к Брандису, где в тот день дежурило пять Ме 163В. Мгновенно поднявшись в воздух, они в 10:45 начали атаку. Фельдфебель Герберт Стразницки (Herbert Straznicky) зашел в хвост одному из В-17 305-й бомбардировочной группы. Его бортстрелок, сержант Г. Кайсен (H. Kaysen), открыл огонь, когда «Комет» находился на дистанции 900 м и не прекращал до тех пор, пока ракетоплан не приблизился почти вплотную — на каких-нибудь полсотни метров. Из «мессершмитта» повалил дым. Стразницки покинул машину с парашютом, а «Комет» упал в окрестностях Брандиса. Верхний стрелок соседней «Летающей крепости» тем временем сумел отогнать пулеметным огнем ещё одного Ме 163В. Третий «Комет», пилотируемый лейтенантом Г. Риллом, атаковал В-17 из состава 91-й бомбардировочной группы. По немецким данным эта машина была сбита, но согласно американским источникам, «Летающая крепость» с номером 42-31636 благополучно пережила войну и была сдана на слом в 1946 г. Практически сразу же после атаки Рилл из охотника превратился в дичь — на него набросилась пара «Мустангов» 359-й истребительной группы, пилотируемых подполковником Дж. Б. Мерфи (J.B. Murphy) и первым лейтенантом С.У. Джонсом (C.W. Jones). Получивший несколько попаданий «Комет» в 10:52 почти вертикально врезался в землю. Пилот выпрыгнуть с парашютом не смог… Американцы приписывают Риллю атаку ещё одного В-17, в результате которой было убито два бортстрелка «Летающей крепости», но это следует признать маловероятным — учитывая заход на первый бомбардировщик и последующий бой с «Мустангами» у Рилля попросту не было времени атаковать второго В-17. Вероятно, эту атаку выполнил какой-то другой пилот Ме 163В.



B-17 Outhouse mouse (S/N 42-31636) был одним из первых летающих крепостей атакован Me 163s лейтенанта Рилла.


Один из B-17s сфотографирован после возвращения на базу. Самолет был поврежден в результате нападения 16 августа 1944 г., повреждения B-17 совпадают с фотографиями с камеры фельдфебеля Зигфрида Шуберта.


7 октября 1944 г., после нападения на B-17, фельдфебель Рудольф Циммерманн, продолжал преследовать В-17 лейтенанта Тейлора из 364-й FG, хотя самолет Циммерманна был подбит.

Ещё один Ме 163В пытался атаковать самолеты 305-й бомбардировочной группы в 11:02, а в 11:07 состоялся второй скоротечный бой между «Мустангами» и «Коме-том». На этот раз с американской стороны в нем участвовали капитан С.У. Хипшер (C.W. Hipscher) и лейтенант Дж. Шоффит (J. Shoffit). Обмен огнем между Шоффитом и пилотом Ме 163В победителя не выявил. Таким образом, не добившись существенных успехов, отряд 1./JG 400 лишился двух самолетов и одного пилота — Хартмута Рилла, ставшего первым летчиком, погибшим на Ме 163В в бою.

24 августа 1944 г. пилоты 1./JG 400 вновь вступили в бой против «Летающих крепостей». В тот день около полудня большие соединения бомбардировщиков (около 1300 В-17 и В-24) появились над Леуной, Руландом и Веймаром. Против этой армады отряд смог поднять лишь три пары Ме 163В, а затем — ещё две одиночные машины. На этот раз их действия были более результативными. Ведущий второй пары З. Шуберт в 12:07 атаковал В-17 из 92-й бомбардировочной группы, возглавлявший одну из «боевых коробок» (combat box — плотный оборонительный порядок американских бомбардировщиков). «Летающая крепость» лейтенанта Кёлера (Koehler) была сбита вследствие попаданий снарядов в левое крыло. Мгновение спустя Шуберт обстрелял другой В-17, но безрезультатно. Его ведомый лейтенант Ботт (Bott) атаковал бомбардировщик второго лейтенанта С. Наги (S. Nagy). «Бомбер», получивший попадание в двигатель, взорвался на высоте 6000 м. «Комет» неугомонного Шуберта имел ещё достаточный запас скорости, чтобы выполнить маневр и сбить ещё одного В-17 — на этот раз жертвой стала машина из 457-й бомбардировочной группы.

Менее удачливыми оказались другие пилоты Ме 163В, взлетевшие по тревоге 24 августа — они не сумели сбить ни одного бомбардировщика. Ведомый третьей пары — фельдфебель Манфред Айзенманн (Manfred Eisenmann) — едва не погиб, когда его ракетоплан буквально напоролся на очередь пулеметов хвостового стрелка одной из «Летающих крепостей». Результат боя 24 августа можно оценивать двояко: с одной стороны, «Кометы» на практике подтвердили свою способность уничтожать тяжелые бомбардировщики. С другой — несколько сбитых (по немецким данным, на счет Ме 163В записали 3 В-17) поврежденных «Летающих крепостей» никак не могли повлиять на разрушительную мощь бомбовых ударов американской 8-й воздушной армии. Для этого нужно было, по крайней мере, на порядок большие силы ракетопланов, чем горстка Ме 163В, поднятых в воздух 24 августа. Но с этим были проблемы — мало того, что поставки самолетов промышленностью шли очень медленно, так ещё вражеские налеты серьезно повредили предприятие в Киле, выпускавшее топливо для ЖРД Вальтера — «состав С». Из-за этого в конце августа полеты Ме 163В практически не производились.

Результаты боев 16 и 24 августа дали основания для весьма оптимистичных выводов, сделанных в отношении боевого потенциала Ме 163В. В докладе командира 1./JG 400 отмечалось: «24 августа 1944 г. на перехват вражеских бомбардировщиков поднялось восемь Ме 163. Самолеты взлетали тремя парами и двумя одиночными машинами. Три самолета вступили в огневой контакт с противником, три пилота видели противника, но выйти в атаку не смогли, два — вражеских самолетов не обнаружили [это была первая пара, поднятая в воздух слишком рано — к моменту входа бомбардировщиков в зону поражения, у неё закончилось топливо]…Первый отряд добился к настоящему времени пяти воздушных побед на Ме 163.

Можно считать доподлинно установленным, что Ме 163 пригодны не только для уничтожения одиночных самолетов, как считалось ранее, но и для атак соединений бомбардировщиков. Пять самолетов, взлетевших 16 августа 1944 г., добились двух побед. Восемь самолетов, взлетевших 24 августа 1944 г., сбили три бомбардировщика».



Me 163B V53 пилотируемый Куртом Шибелером, 4 августа 1944 г.


Аварийная посадка возле аэродрома по возвращении в Брандис.

Наряду с этим, в указанном докладе отмечались и недостатки Ме 163В: «Особо следует отметить недостаточную герметизацию топливной системы, приводящую к скоплению паров топлива в кабине. Возникающий в результате туман ограничивает видимость и вызывает сильное слезотечение, часто вынуждающее прервать полет.

В боевых полетах часто отмечаются случаи остановки двигателя, вызванные прерыванием подачи топлива из-за отрицательных ускорений, возникающих при переходе от набора высоты в горизонтальный полет. Указанные недостатки требую неотложной доработки топливной системы».

Именно результаты боев 16 и 24 августа позволили «генералу истребителей» Г. Голлобу объявить Ме 163 достигшим боеготовности. В соответствующем приказе, датированном 8 сентября, говорилось: «Первый боеготовый отряд сбил три четырехмоторных бомбардировщика наверняка и ещё два — вероятно, подтвердив тем самым свою полезность и пригодность предусмотренных тактических приемов. Состав каждого отряда для повышения эффективности боевого применения следует довести до 20 самолетов и пилотов. Несмотря на то, что боеготовность самолетов до сих пор ограничивается нехваткой запчастей для планеров и двигателей, самолет с данного момента объявляется боеготовым».



Ме 163s в конце взлетно-посадочной полосы накрытые брезентом, для защитить от дождя.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.309. Запросов К БД/Cache: 3 / 1