Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Добро пожаловать в реальный мир! Скрытое наблюдение больше не миф. Бывший сотрудник АНБ Эдвард Сноуден раскрывает тайны, вызывающие шок и трепет. Оказывается, частной жизни нет. Всюду и везде за нами наблюдает Большой Брат. Беспрецедентную глобальную электронную слежку осуществляет Агентство национальной безопасности, а конфиденциальное общение между людьми перестает быть возможным.

Эта книга – не просто поток ценной информации, она читается как настоящий детективный роман и дает исчерпывающие ответы на множество разных вопросов.

В чем сенсационность разоблачений Эдварда Сноудена?

Какова подлинная мотивация его откровений?

Почему Эдвард Сноуден поделился секретными материалами именно с Гленном Гринвальдом?

Насколько безопасна Сеть и можно ли скрыться от зоркого глаза Дядюшки Сэма?

Как именно осуществляется сбор секретной информации по всему миру?

Является ли вторжение в частную жизнь необходимостью?

Как отражается слежка на нашем психическом здоровье?

И наконец…

Приведет ли цифровая эпоха к формированию глобальной системы контроля, о которой тиранам прошлого приходилось только мечтать?..

Эпилог

Эпилог

При нашем первом общении через Интернет Эдвард Сноуден сообщил мне, что он боится только одной вещи: что информацию, которую он раскрывает, встретят с апатией и равнодушием, а это будет означать, что он рисковал лишением свободы и разрушал свою жизнь просто так. Сказать, что его опасения не оправдались, означает не сказать ничего.

Действительно, последствия раскрытия Сноуденом секретной информации оказались намного сильнее и шире, чем мы смели надеяться. Опасности, которые таит в себе тотальная государственная слежка и секретность, привлекли внимание мировой общественности. Это вызвало первую глобальную дискуссию о ценности неприкосновенности частной жизни в цифровую эпоху и создало проблемы для установления правительством Америки контроля над Интернетом. По всему миру изменились взгляды людей на надежность заявлений, сделанных чиновниками США, и отношения между странами трансформировались. Коренным образом поменялись воззрения на роль журналистики в создании доверительного отношения к государственной власти. И в Соединенных Штатах представителями различных политических взглядов и идеологических убеждений была создана коалиция, которая настаивает на содержательной реформе законов, позволяющих государственную слежку.

В частности, один эпизод подчеркнул глубокие сдвиги, вызванные раскрытием секретной информации Сноуденом. Всего через несколько недель после моей первой статьи для Guardian, основанной на материалах Сноудена, в которой рассказывалось о массовом сборе данных, осуществляемом АНБ, два члена Конгресса вынесли на рассмотрение предложение о прекращении финансирования этой программы Агентства. Удивительно, что инициаторами этого предложения были Джон Конирс, представитель либеральной партии Детройта, переизбранный в Палату представителей в двенадцатый раз, и Джастин Амаш, представитель консерваторов и видный член движения Tea Party, переизбранный во второй раз. Трудно представить себе двух более различающихся взглядами членов Конгресса, объединившихся для того, чтобы бороться с внутренним шпионажем, осуществляемым АНБ. Их предложение сразу же нашло десятки сторонников среди чиновников, придерживающихся абсолютно разных политических воззрений, начиная от самых либеральных и заканчивая наиболее консервативными, также его поддержали все те, кто находился между ними, – а это очень редкое событие для Вашингтона.

Когда дело приблизилось к голосованию, дебаты транслировались по телевидению на C-SPAN. Я смотрел их, параллельно переписываясь в чате со Сноуденом, который наблюдал за происходящим из Москвы. Мы были поражены тем, что увидели. Я думаю, именно тогда он по-настоящему осознал, что ему удалось сделать. Чиновники вставали один за другим и гневно осуждали программу АНБ, поднимая на смех саму идею того, что для противодействия терроризму необходим сбор данных о звонках каждого отдельного американца. Безусловно, это был самый агрессивный выпад против Агентства национальной безопасности со времен атак 11 сентября.

До Сноудена было просто немыслимо, чтобы законопроект о сокращении финансирования крупной программы национальной безопасности получил хотя бы небольшое количество голосов. Но окончательный подсчет голосов по законопроекту Конирса – Амаша шокировал Вашингтон: он не прошел в результате крошечного разрыва – 205 против 217. Законопроект поддержали представители обеих партий, за его принятие проголосовали 111 демократов и 94 республиканца. Это нарушение традиционного хода событий и стремление держать АНБ под контролем были поразительны как для меня, так и для Сноудена. Правительство, заседающее в Вашингтоне, зависит от фанатичной приверженности своей партии, порожденной жестким политическим противостоянием. Но если паттерн «красные против синих» может быть разрушен, появляется надежда, что разработка политики государства действительно будет основываться на интересах граждан.

В течение нескольких следующих месяцев по всему миру публиковалось все больше и больше историй об АНБ. Многие эксперты говорили о том, что в скором времени общественность потеряет интерес к произошедшему. Но на самом деле внимание к дискуссии на тему слежки усилилось, причем не только внутри страны, но и на международной арене. События одной-единственной недели в декабре 2013 года – спустя более шести месяцев после выхода моей первой статьи в Guardian – свидетельствуют о том, насколько сильный отклик получило раскрытие секретной информации Сноуденом и в каком неприятном положении оказалось АНБ.

Неделя началась с резкого заявления федерального судьи Ричарда Леона о том, что сбор метаданных АНБ является нарушением Четвертой поправки Конституции, в котором он объявил его «практически оруэлловским» по масштабам. Как уже отмечалось, судья Ричард Леон, назначенный Бушем, подчеркнул, что правительство не смогло привести ни одного случая, «в котором анализ огромного количества собранных метаданных» позволил бы остановить террористическую атаку. Всего два дня спустя группа консультантов президента Обамы, созданная, как только разразился скандал, связанный с АНБ, опубликовала отчет, состоящий из 308 страниц. В нем также решительно опровергались утверждения АНБ о необходимости шпионажа. «Наша работа показала, что полезная при расследовании террористических атак информация, полученная в результате использования раздела 215 [“Патриотического акта”], не сыграла особой роли при предотвращении атак», – пишет комиссия, подтверждая, что не было ни одного случая, результат которого был бы другим, «если бы не использовался сбор данных».

На этой неделе дела АНБ шли не лучше и за пределами Соединенных Штатов. Генеральная Ассамблея ООН единогласно проголосовала за резолюцию против деятельности АНБ, предложенную Германией и Бразилией. Тем самым они подтвердили, что конфиденциальность в Интернете является одним из основных прав человека. Один из экспертов охарактеризовал резолюцию как «мощное послание в Соединенные Штаты о том, что пришло время изменить курс и положить конец слежке АНБ в сети». И в тот же день Бразилия объявила, что она не будет подписывать долгожданный контракт на 4,5 млрд на покупку истребителей американской корпорации Boeing, а вместо этого приобретет самолеты шведской компании Saab. При принятии этого неожиданного решения ключевым фактором стало недовольство Бразилии, вызванное шпионажем АНБ за ее правительством, компаниями и гражданами. «Проблема, созданная АНБ, сыграла с американцами злую шутку», – сообщил анонимный источник из бразильского правительства информационному агентству Reuters.

Конечно, рано говорить о том, что битва выиграна. Стремление к безопасности является невероятно мощным фактором, и широкий круг влиятельных лиц готов эксплуатировать его до бесконечности. Так что неудивительно, что они тоже заработали несколько очков. Через две недели после решения судьи Леона другой федеральный судья, напомнив о событиях 11 сентября, заявил, что программа АНБ соответствует Конституции. Европейские союзники оправились от гнева и, как это обычно и бывает, присоединились к Соединенным Штатам. Поддержка со стороны американской общественности также носит непостоянный характер: опросы показывают, что хотя большинство американцев и выступают против программы АНБ, они считают, что Сноуден должен быть привлечен к ответственности за свои действия. А высокопоставленные чиновники сказали, что не только Сноуден, но и некоторые журналисты, с которыми он работал, в том числе и я, заслуживают уголовного наказания и тюремного заключения.

И все-таки сторонники АНБ явно не были готовы к подобному развитию событий, и большая часть их аргументов против реформы является надуманной. Например, защитники массовой профилактической слежки часто настаивают на том, что какая-то доля шпионажа всегда необходима. Но в этом утверждении нет никакого смысла, потому что с этим никто и не спорит. Альтернатива массовой слежки – это не полная ликвидация наблюдения. Наоборот, это слежка, направленная именно на тех людей, которые занимаются реальными правонарушениями. Гораздо вероятнее, что именно такие целевые наблюдения, а не метод «собрать все», позволят раскрыть террористический заговор. Недостатком тактики АНБ является то, что спецслужбы тонут в огромном море данных и аналитики не могут отфильтровать их. В отличие от массовой слежки, предлагаемый подход согласуется с ценностями, охраняемыми американской Конституцией, и основными принципами справедливости.

В период после скандалов 1970-х, когда комитет Чёрча обнародовал информацию о злоупотреблениях в рамках программ слежки, именно мнение о том, что, прежде чем прослушивать разговоры, правительство должно предоставить доказательства вероятного совершения преступления или того, что человек является иностранным шпионом, привело к созданию Суда по контролю за внешней разведкой. К сожалению, этот суд стал лишь формальностью, и его основание не положило начала тщательному изучению запросов правительства на установление слежки. Однако идея была озвучена, а это уже шаг вперед. Превращение Суда по контролю за внешней разведкой в настоящий судебный аппарат, а не одностороннюю систему, в которой правительство просто заявляет о своих требованиях, станет позитивной реформой.

Конечно, вряд ли такого изменения в отечественном законодательстве будет достаточно для решения проблемы слежки. Чтобы осуществлять контроль над действиями граждан, Агентство национальной безопасности часто использует различные организации. (Например, как мы уже увидели, комитеты по разведке в Конгрессе находятся полностью в подчинении у АНБ.) Но, по крайней мере, подобные изменения в законодательстве способны поддержать представление о том, что массовой слежке нет места в демократическом обществе.

Можно предпринять и другие шаги, чтобы вернуть в Интернет конфиденциальность и ограничить государственную слежку. В настоящее время Германия и Бразилия возглавляют международную кампанию по созданию новой интернет-инфраструктуры, благодаря которой основной трафик будет проходить не через Соединенные Штаты. Это должно ослабить господство американских властей в Интернете. Обычные люди также могут повлиять на возвращение неприкосновенности их интернет-жизни. Отказ от использования услуг компаний, которые сотрудничают с АНБ и его союзниками, окажет на них давление и будет стимулировать их конкурентов на создание надежной системы защиты конфиденциальности. Ряд европейских компаний уже продвигают свою электронную почту и чат-сервисы как альтернативу Google и Facebook и в качестве основного аргумента для использования их услуг приводят тот факт, что они не предоставляют данные АНБ и не собираются этого делать.

Кроме того, чтобы правительство не могло следить за личной перепиской и активностью в Интернете, всем пользователям необходимо применять инструменты шифрования и анонимного просмотра страниц. Это особенно важно для людей, работающих в таких областях, как журналистика, юриспруденция и защита прав человека. А технологическому сообществу следует продолжать разработку более эффективных и удобных для использования программ шифрования и анонимного просмотра страниц.

На каждом из этих фронтов предстоит проделать огромную работу. Но не прошло и года с тех пор, как я впервые встретился со Сноуденом в Гонконге, а его поступок уже вызвал коренные, необратимые изменения во многих странах и во многих сферах. Помимо преобразований, непосредственно связанных с АНБ, действия Сноудена привели к тому, что политика правительства стала намного более прозрачной. Поведение этого человека способно вдохновить многих других будущих активистов, которые пойдут по его стопам, совершенствуя методы, которые он использовал.

Администрация Обамы, развернувшая самую крупную кампанию по преследованию людей, раскрывающих секретную информацию, по сравнению со всеми предыдущими правительствами вместе взятыми, стремилась создать атмосферу страха, которая смогла бы задушить любые попытки разоблачения. Но Сноуден разрушил ее. Он сумел скрыться от США и остаться свободным; более того, отказавшись держать в тайне собственную личность, он гордо вышел вперед и сообщил свое имя. В результате общественность воспринимает его не как осужденного в оранжевом комбинезоне и наручниках, а как смелого, независимого человека, который способен постоять за себя и который объясняет, что он сделал и почему. Правительство Соединенных Штатов больше не может игнорировать сообщение, пытаясь демонизировать посланника. Это важный урок для будущих разоблачителей: то, что вы говорите правду, не должно ломать вашу жизнь.

Вдохновляющий поступок Сноудена сыграл не меньшую роль для всех нас. Он напомнил нам о том, что каждый человек обладает способностью изменить мир. Обычный во всех отношениях человек – выросший в семье, не обладающей ни лишними деньгами, ни властью, не получивший диплом о среднем образовании, работающий в качестве рядового сотрудника гигантской корпорации – он, однажды приняв решение поступить по совести, изменил ход истории.

Даже самые убежденные активисты часто испытывают соблазн сдаться. Нам кажется, что учреждения, обладающие властью, слишком могущественные, чтобы им можно было бросить вызов; мы считаем, что ортодоксальные взгляды проникли чересчур глубоко в сознание людей, чтобы их можно было искоренить; мы полагаем, что множество партий заинтересовано в том, чтобы сохранить текущее положение дел. Но, действуя сообща и не разбиваясь на множество обособленных групп, работающих в тайне, мы можем повлиять на то, в каком мире мы будем жить. Заставить людей рассуждать и принимать решения – вот что является целью предоставления изобличающей информации, активизма, политической журналистики. И именно это произошло теперь благодаря тем данным, которые опубликовал Эдвард Сноуден.

Оглавление книги


Генерация: 0.078. Запросов К БД/Cache: 0 / 0