Главная / Библиотека / Русский флот на чужбине /
/ Глава 5 Снова в боях / Моряки-эмигранты в вооруженных силах стран антигитлеровской коалиции

Глав: 11 | Статей: 56
Оглавление
Многие морские офицеры не смогли смириться с гибелью Российской империи. Они прошли через горнило Гражданской войны, не раз стояли перед выбором — жизнь или смерть, принимали неравный бой, умирали, но не изменяли присяге. По-разному сложились их судьбы за границей…

Книга историка Н. Кузнецова повествует о трагических последствиях Гражданской войны, о нелегкой жизни русских моряков в эмиграции, об участии офицеров флота в войнах и конфликтах XX века, их службе в иностранных флотах, культурной жизни многочисленных морских эмигрантских организаций.

Моряки-эмигранты в вооруженных силах стран антигитлеровской коалиции

Моряки-эмигранты в вооруженных силах стран антигитлеровской коалиции

Наибольшее количество русских моряков-эмигрантов служило в военно-морском флоте Польши. В межвоенный период выпускники русских военно-морских учебных заведений составляли до 72 % комсостава польского флота.

Сразу после получения независимости Польша стала активно создавать собственные военно-морские силы. Географическое положение Польши осложняло возможность ее вхождения в число стран, обладающих большим военно-морским флотом. Узкая полоска побережья выглядела более чем уязвимой для захвата с суши. Отсутствие развитой системы военно-морских баз и слабая морская авиация ставили молодой немногочисленный польский флот, Не имеющий военно-морских традиций и опыта проведения морских операций, в положение легкого противника для соседних государств. Польское правительство пыталось разными способами решить проблему создания боеспособного флота, в т. ч. приобретением кораблей додредноутного типа в США, но для бюджета маленькой страны столь масштабные проекты оказались неподъемными.

Только в 1922 г. появилась морская таможенная охрана, в 1925 г. — пограничная. Самой крупной боевой единицей военно-морского флота Польши до начала Второй мировой являлся минный заградитель «Гриф» водоизмещением 2250 т, вступивший в строй в 1938 г. К началу военных действий в составе польского флота числились 4 эсминца, 5 подводных лодок, 2 канонерские лодки, тральщики, транспорты и плавбазы, а также различные катера и вспомогательные суда. После начала войны судьба польского флота сложилась не слишком удачно — часть кораблей погибла в боях (уже 3 сентября 1939 г. немецкая авиация потопила эсминец «Вихер» и минный заградитель «Гриф»); ряд кораблей (три подводные лодки и катер) был интернирован в портах иностранных государств; некоторые корабли, по заранее намеченному плану, за два дня до нападения Германии, были отправлены в Англию и участвовали в войне под британским командованием и польским флагом. При этом польские офицеры и матросы сохранили свои звания, по отношению к ним применялись польские уставы.

Польские корабли на английской службе сумели проявить себя вполне боеспособными, отличившись в ряде боевых эпизодов. Кроме собственных кораблей, поляки в ходе войны получали от англичан новые боевые единицы. Всего под флагом Польши в течение войны находилось 47 боевых кораблей, в том числе 2 крейсера, 8 подводных лодок и 10 эсминцев. В ходе боевых действий польские корабли потопили семь надводных кораблей (предположительно девять) и 2 подводные лодки (предположительно пять). Сами поляки потеряли семь кораблей. Из офицерского состава по боевым и небоевым причинам погибло 69 человек. Польский флот был официально возрожден 7 июля 1945 г. после признания западными державами коалиционного правительства Осубки-Моравского — С. Миколайчика и прекращения руководства польским подпольем из зарубежья. Однако большинству русских морских офицеров, создававших этот флот и вынесших основную тяжесть войны, в нем места не нашлось…

Судьбы Польши, польского флота и, соответственно, русских эмигрантов, служивших в нем, сложились трагично в силу того, что они предопределялись решениями других держав — СССР и Германии. 23 августа 1939 г. в Москве был подписан печально знаменитый пакт Молотова — Риббентропа, спровоцировавший нападение Германии на Польшу, которое произошло 1 сентября этого же года. 17 сентября советские войска пересекли восточную границу Польши и заняли восточную часть страны, так называемые Западную Украину и Западную Белоруссию. К октябрю сопротивление польских вооруженных сил прекратилось, а Германия и СССР подписали договор о разделе Польши. На офицеров польских вооруженных сил, оказавшихся в зоне советской оккупации, обрушились репрессии.

Таким образом, в плену в Германии и СССР оказались польские офицеры польских вооруженных сил Одной из наиболее страшных страниц в истории польского офицерства является Катынь (Катынский лес) — урочище в 14 километрах к западу от Смоленска, где были убиты несколько тысяч польских офицеров. Споры о том, кто расстрелял офицеров, — советские или немецкие оккупационные власти — идут до сих пор. Среди жертв оказались и бывшие русские моряки.

По подсчетам современного историка флота Стрельбицкого, из тех, кто числился на действительной службе в составе ВМФ Польши, погибли 16 офицеров, окончивших российские военно-морские учебные заведения, а также 6 офицеров запаса польского флота, окончивших Морской корпус Кроме того, на территории Польши скончались восемь отставных офицеров флота, также окончивших морские учебные заведения в России. Известен ряд офицеров, состоявших на службе в польском флоте, начавших обучаться в российских морских учебных заведениях до Февральской революции 1917 г., но не закончивших обучение (их точное число не установлено). Из этих офицеров десять человек были расстреляны сотрудниками НКВД, 1 офицер — «… застрелен красноармейцем за ношение служебного оружия», 6 — расстреляны немцами либо умерли в немецком плену, 3 — погибли вместе со своими кораблями, 1 — погиб при бомбардировке и 1 — скончался в Англии[166].

Ниже приводятся данные о службе русских моряков польского происхождения в военно-морском флоте в период Второй мировой войны.

Полковник Корпуса корабельных инженеров Беренс Николай Освальдович (1881–1944). Окончил Морское инженерное училище (1906 г.). Служил в штабе польского флота (ответственный за заключение контрактов с предприятиями). Участник антифашистского сопротивления (псевдоним — Вронблевский), офицер Армии Крайовой. Умер 11 декабря 1944 г. Точная причина смерти и обстоятельства неизвестны.

Инженер-механик генерал-майор Боровский Михаил Казимирович (1872–1939). Окончил Морское инженерное училище (1894 г.). Инженер-механик контр-адмирал польского флота Умер в Вильнюсе.

Мичман Боровский Михаил. Окончил Морской корпус (1916 г.). Капитан 3-го ранга польского флота. После 17 сентября 1939 г. сумел уйти в одну из Скандинавских или прибалтийских стран.

Лейтенант Бродовский Богдан Казимирович (1891–1939). Окончил Морской корпус (1913 г.). Капитан 3-го ранга запаса польского флота. В сентябре 1939 г. (по другим данным, в 1944 г.) застрелен красноармейским патрулем за ношение оружия в Восточной Польше. Точное место и дата неизвестны.

Мичман де Вальден Стефан. Окончил Морской корпус (1917 г.). В польском флоте перед началом Второй мировой войны имел чин капитана 2-го ранга. В начале войны командовал эскадренным миноносцем «Вихер», стоявшим на рейде военно-морской базы Хель. 3 сентября 1939 г., в ходе атаки германских пикировщиков Ju-87B из состава соединения пикирующих бомбардировщиков 4/186, польский эсминец получил попадание в носовую оконечность, которая оказалась оторвана почти до мостика; еще одна бомба взорвалась рядом с правым бортом корабля. Следующие два бомбовых удара привели к тому, что «Вихер» начал быстро погружаться в воду; командир приказал экипажу немедленно покинуть корабль.

5 сентября моряки экипажей потопленного минного заградителя «Гриф» и эсминца «Вихер» смогли демонтировать и установить на берегу три кормовых 120-мм орудия «Грифа», образовав новую батарею Хеля. Полуостров Хель стал одним из последних рубежей обороны. Гарнизон главной военно-морской базы продолжал обороняться до 2 октября. Только после оккупации немцами большей части страны главнокомандующий польским флотом контр-адмирал Ю. Унруг приказал защитникам Хеля сложить оружие.

Однако не все польские моряки смирились с обстоятельствами. Они предприняли несколько попыток покинуть Хель на катерах. Значительное количество офицеров (в том числе старших) оказалось на борту катера «Хе-117» (всего на нем пыталось спастись от плена 50 человек). Командовал катером де Вальден. (Кстати, на борту «Хе-117» находился еще один бывший русский моряк — А.А. Могучий.) В прорыве участвовал еще один катер, название которого не установлено. Во время движения катеров их экипажи соблюдали идеальную дисциплину и порядок, и, казалось, все шло по намеченному заранее плану. Но светила полная луна, и в момент поворота на север недалеко от катеров появились два немецких тральщика — «Пеликан» (бывший М-25) и «Наутилус» (бывший М-81), входивших в состав минно-заградительного отряда, использовавшегося для блокады польского побережья. Катера сразу были взяты на буксир и отведены в Пиллау.

Де Вальден и другие польские моряки попали в плен. Первоначально они содержались в австрийском городе Линц, а 1 июля 1940 г. их перевели в лагерь для военнопленных IIC в городе Ольденбурге (там содержалось большинство представителей польского флота). По воспоминаниям очевидцев, условия содержания в лагере были довольно неплохими. Пленники жили в двухместных камерах и имели возможность общаться между собой. Часто своими силами ставились различные пьесы, был создан хор и оркестр, различные кружки самообразования. Большинство старших офицеров, знавших русский язык, обучали ему своих молодых коллег. Де Вальден совместно с капитаном флота Юзефом Ходаковским занимался астрологией и составлял гороскопы. После капитуляции Германии пленные были освобождены. О дальнейшей судьбе Стефана де Вальдена нам известно немного. На страницах польской литературы есть упоминания о том, что в 1947 и 1957 гг. он выступал с ходатайствами о награждении участников войны.

Юнкер флота Вольбек Марион. Капитан 1-го ранга польского флота. Осенью 1939 г. — начальник морского отдела штаба флота. Эвакуировался из Варшавы, затем оказался в Румынии. Был личным референтом начальника Морского штаба вице-адмирала Г.В. Свирского. С 7 апреля 1943 г. — военно-морской атташе в Швеции. С 1965 г. жил в Лондоне.

Лейтенант Вонсович (Вонсович-Дунин) Антон Николаевич (1892–1945). Окончил Морской корпус (1913). Капитан 3-го ранга запаса польского флота. До 1926 г. служил в польском торговом флоте. В октябре 1939 г. попал в немецкий плен и 9 февраля 1945 г. скончался в лагере для военнопленных в Пренцлау (Германия).

Мичман Гриневецкий Станислав Адольфович. Окончил Морской корпус (1917) Капитан 2-го ранга польского флота. Погиб 8 октября 1943 г., командуя эсминцем «Оркан», потопленным в Северной Атлантике, у юго-западного побережья Исландии, немецкой подводной лодкой «U-378».

Мичман Гулевич Александр. Окончил Морской корпус (1917). Капитан 2-го ранга польского флота. Летом 1940 г. командовал группой вооруженных траулеров, затем эсминцем «Гром», потопленным германскими бомбардировщиками Не-111 из состава 100-й бомбардировочной эскадры 4 мая 1940 г. в районе Нарвика. Впоследствии он служил старшим офицером и стал последним командиром крейсера «Дрэгон», который был тяжело поврежден германской человеко-торпедой 8 июля 1944 г. у побережья Нормандии (впоследствии крейсер не восстанавливался, а был затоплен в качестве элемента волнолома). Дальнейшая судьба Гулевича неизвестна.

Дзевалтовский (Дзевальтовский) — Гинтовт Ромуальд Ромуальдович (? —1956). Окончил Морской корпус (1918 г.). Капитан 3-го ранга польского флота. Был в немецком плену. В лагере для военнопленных вступил в одну из подпольных организаций. Скончался в Бельгии.

Мичман военного времени Дурач Томаш (Фома) (? —1942). Школа мичманов военного времени (1917). Капитан-лейтенант польского флота. Расстрелян немцами. Точных данных о месте и обстоятельствах смерти нет.

Инженер-механик старший лейтенант Жейма Вацлав Фаддевич (1887–1949). Окончил Морское инженерное училище (1909). Капитан 1-го ранга — инженер-механик польского флота. Умер в Лондоне.

Лейтенант Зайончковский Витольд Брониславович (1892—?). Окончил Морской корпус (1913 г.). Во время Советско-польской войны 1920 г. командовал 3-м батальоном Морского полка. Капитан 1-го ранга польского флота, командовал Пинской флотилией. В 1939 г. эмигрировал в одну из прибалтийских стран. С 15 июля 1940 г. служил в Морском штабе, в качестве начальника школы подхорунжих флота (аналог в советском флоте — школа мичманов), размещенной на плавбазе «Гдыня». Участвовал в подготовке к приемке французских кораблей, передаваемых Польше Великобританией. Умер после 1965 г. в Канаде.

Лейтенант Ивашкевич Вацлав Вацлавич (1893—?). Окончил Морской корпус (1914 г.). Служил в польской авиации в чине полковника. Во время Второй мировой войны находился в Англии на административной должности.

Инженер-механик мичман Каменский Станислав. Окончил Морское инженерное училище (1916 г.). Капитан 2-го ранга польского флота. Перед началом Второй мировой войны — начальник технической службы Штаба флота. Предположительно расстрелян в Катыни в 1939 г.

Мичман Лесневский Бронислав (? —1968). Окончил Морской корпус (1916). Капитан 3-го ранга польского флота. Служил в комиссии по надзору за производством торпед в Веймуте.

Лейтенант Могучий Адам Адамович (1891–1953). Окончил Морской корпус (1911). Контр-адмирал польского флота. Был в немецком плену. 7 мая 1953 г. скончался как политзаключенный. Скорее всего, он подвергся аресту из-за командования во время Советско-польской войны 1920 г. 2-м батальоном Морского полка.

Мичман Могучий Александр Адамович (? —1962). Окончил Морской корпус (1917 г.) Капитан 1-го ранга польского флота. Был в немецком плену. Скончался в Варшаве.

Мичман Наброцкий Витольд Степанович (1894–1939). Окончил Морской корпус (1915 г.). Капитан 3-го ранга польского флота. К началу Второй мировой войны — в отставке. Арестован после занятия Гдыни и, вероятнее всего, сразу убит.

Мичман Нагорский (Нахорский) Станислав. Окончил Морской корпус (1916). Капитан 1-го ранга польского флота. Командовал эсминцем «Бужа». В конце войны — комендант командования «Юг». К 1965 г. жил в Англии. Скончался в Лондоне.

Мичман Плавский Евгений Александрович (1895–1972). Окончил Морской корпус (1914). В России служил на Черноморском флоте. До 1916 г. Плавский ходил на эсминце «Дерзкий», активно принимая участие в боевых операциях, с февраля по сентябрь 1916 г. занимал должность флаг-офицера начальника 2-ю дивизиона эскадренных миноносцев, хотел продолжить службу в гидроавиации, но с апреля по октябрь 1917 г. ходил на кораблях Минной бригады. Последней должностью Плавского в Российском (но уже не Императорском) флоте было временное командование эсминцем «Звонкий», который в 1918 г. при уходе флота из Севастополя в Новороссийск во время наступления германской армии выбросился на берег.

После окончательного развала флота Плавский перешел на польскую службу 18 декабря 1918 г. Будучи в составе польского флота, с 1 июля 1925 г. по 26 мая 1926 г. обучался в школе подводного плавания во Франции (в Тулоне), в 1928–1929 гг. занимал должность начальника польского отдела этой школы. В 1931 г. он командовал подводной лодкой «Жбик», в 1936 г. возглавлял минно-торпедный отдел ВМФ Польши. В 1940 г. Плавский получил в командование эсминец «Ураган»; в октябре того же года возглавил эсминец «Перун».

22 мая 1941 г. «Перун» вместе с тремя английскими эсминцами вышел из Клайда, сопровождая конвой «WS-8B». В это же время английской авиацией был обнаружен и атакован немецкий линкор «Бисмарк». Адмиралтейство приказало командиру конвоя кэптену Вайяну, державшему флаг на «Перуне», присоединиться к поискам немецкого корабля. Во время поиска «Перун» оторвался от остальных кораблей.

26 мая в 22 час 37 минут польский эсминец обнаружил крупный корабль и семафором запросил его принадлежность. В ответ с корабля открыли огонь. Это и оказался «Бисмарк». С «Перуна» немедленно послали радиограмму об обнаружении немецкого линкора. Тем временем «Бисмарк» вновь открыл огонь по «Перуну» и эсминцу «Маори», но уже всей своей мощью, включая артиллерию главного калибра Польский и английский корабли отвечали из 120-мм пушек. Через час с небольшим противники потеряли контакт из-за налетевшего дождевого шквала и ухудшившейся видимости.

После перестрелки «Перун» некоторое время занимался поисками «Бисмарка», но около 5 утра получил приказ идти в Плимут для пополнения топливного запаса. Когда эсминец пришел в базу, в его цистернах оставалось лишь 30 т топлива К утру 27 мая 1941 г. «Бисмарк» отправили на дно основные силы британского флота.

Таким образом русский моряк на польской службе под английским командованием принял участие в охоте за легендарным немецким линкором. За участие в бою с «Бисмарком» Плавского наградили польским «Крестом храбрых» и английским орденом «За выдающиеся заслуги». В 1942 г. Евгений Александрович был произведен в командоры (капитаны 1-го ранга) и назначен представителем польской морской миссии в Швеции, в 1943 г. он командовал крейсером «Дрэгон», затем стал членом военно-морской миссии во Франции и в Англии. В 1944 г. занимал должность начальника штаба польского флота. После войны, до июля 1947 г. Плавский находился в Англии, будучи начальником учебного центра переподготовки бывших военнослужащих. С сентября 1948 г. жил в Канаде. Первоначально работал лесорубом (разменяв шестой десяток лет к этому времени!), затем в течение 20 лет — переводчиком при местном штабе Королевской конной полиции. Одновременно заведовал сторожевыми катерами конной полиции. Скончался Е.А. Плавский в Ванкувере 23 мая 1972 г.

Лейтенант Ростковский Феликс Феликсович (1892—?). Окончил Морской корпус (1913 г.). Капитан торгового флота до 1939 г. Работал в морском департаменте Министерства промышленности и торговли. Участвовал в антифашистском Сопротивлении (псевдоним «Данброва»).

Лейтенант Рудницкий Мечислав Станиславович (1891—?). Окончил Отдельные гардемаринские классы (1916). Старший лейтенант польского флота, с 1928 г. — в торговом флоте. Умер во время немецкой оккупации Польши.

Капитан Корпуса корабельных инженеров Рыльке Александр Станиславович (1885—?). Капитан 1-го ранга — инженер-механик польского флота. Вышел в отставку в 1932 г. Участвовал в антифашистском Сопротивлении (псевдоним «Петр»).

Инженер-механик лейтенант Рымшевич Станислав Иосифович (1890—?). Окончил Морское инженерное училище (1913). Капитан 1-го ранга — инженер-механик польского флота. Отвечал за вопросы снабжения в Морском штабе, где и прослужил всю войну. После окончания войны вернулся в Польшу.

Капитан 1-го ранга Свирский Георгий Владимирович (1882–1959). Окончил Морской корпус (1902). Вице-адмирал польского флота. Начальник Морского штаба с 1925 по 1947 г. Прибыл в Англию через Венгрию и Югославию. Скончался в Лондоне.

Инженер-механик мичман Семашко Константин Камильевич (1885–1956). Окончил Морское инженерное училище (1915). Капитан 2-го ранга — инженер-механик польского флота. Начальник технической службы управления военного порта в Гдыне. Был в немецком плену. Умер в Польше.

Инженер-механик мичман Сипович Гилярий Окончил Морское инженерное училище (1917). Капитан 2-го ранга — инженер-механик польского флота. Участвовал в антифашистском Сопротивлении (псевдонимы «Бзура» и «Лис»). Эвакуировался вместе со штабом флота. После войны вернулся в Польшу. В 1965 г. жил в Польше.

Мичман Соколовский Болеслав (? —1940). Окончил Отдельные гардемаринские классы (1917). Капитан 2-го ранга польского флота. В сентябре 1939 г. попал в советский плен; в апреле — мае 1940 г. был расстрелян в Катыни.

Лейтенант Станкевич Маммерт Феодосиевич (1890–1939). Окончил Морской корпус (1910). Капитан 3-го ранга польского флота. Командовал военным транспортом «Пилсудский», подорвавшимся 26 ноября 1939 г. на немецкой мине у побережья Великобритании. Погиб вместе с кораблем.

Мичман Станкевич Роман Феодосиевич. Окончил Морской корпус (1917). Капитан 2-го ранга польского флота. Командовал дивизионом эсминцев, пришедших в Англию в 1939 г., затем — патрульным кораблем «Медок» (переданным из состава французского флота). 22 октября 1940 г. польские флаги на «Медоке» и другом патрульном корабле — «Помероль» — были спущены, однако на кораблях остались польские командиры и часть команды. 26 ноября 1940 г. корабль Станкевича был атакован и потоплен немецким торпедоносцем в Ла-Манше; погибла почти половина экипажа, в том числе три польских моряка, включая и командира.

Лейтенант Станкевич Роман Феодосиевич (1888–1950/51). Окончил Морской корпус (1910). Капитан 2-го ранга польского флота. Скончался в Южной Африке.

Мичман Сташкевич Владимир Станиславович (1892–1940). Окончил Морской корпус (1914). Капитан 3-го ранга польского флота. Вышел в отставку в 1926 г. В сентябре 1939 г. попал в советский плен; в апреле — мае 1940 г. был расстрелян в Катыни.

Старший гардемарин Сулковский Генрих (? —1940). Окончил Морской корпус (1918). Капитан-лейтенант польского флота. Командир отряда катеров Пинской флотилии. В сентябре 1939 г. попал в советский плен; в апреле — мае 1940 г. был расстрелян в Катыни.

Мичман Таубе Генрих Генрихович (? —1940). Окончил Морской корпус (1917). Капитан-лейтенант польского флота, служил в штабе флота. Попал в советский плен в 1939 г.; в апреле — мае 1940 г. расстрелян в Харькове.

Лейтенант Франковский Стефан Иванович (1887–1940). Окончил Морской корпус (1909). Контр-адмирал польского флота (посмертно). Командующий обороной побережья. Умер в немецком плену по дороге в госпиталь.

Подполковник Корпуса корабельных инженеров Черницкий Ксаверий Эдуардович (? —1940). Окончил Морское инженерное училище (1905). Инженер контр-адмирал польского флота. Был начальником администрации при Морском штабе. Попал в советский плен в 1939 г.; в апреле — мае 1940 г. был расстрелян в Катыни.

Инженер-механик — лейтенант Чесновицкий Алоизий Антонович (1893–1943). Окончил Морское инженерное училище (1914). Капитан 2-го ранга — инженер-механик польского флота. Старший инженер-механик крейсера «Дрэгон». Скончался в Англии 3 августа 1943 г.

Мичман Шистовский Эдуард Мечиславович (? —1939). Окончил Морской корпус (1917). Капитан 2-го ранга польского флота. Командовал воздушным дивизионом Погиб 1 сентября 1939 г. во время немецкой бомбардировки воздушной базы в городе Пуцке. Первый морской офицер, погибший во Второй мировой войне.

Старший лейтенант Штаер Владимир Владимирович (1892–1957). Окончил Морской корпус (1913 г.). Контр-адмирал польского флота (начал службу в 1919 г.). В 1947–1950 гг. командовал флотом В 1950 г. распоряжением министра национальной обороны К. К. Рокоссовского был отстранен от должности с запрещением «появляться на морском побережье». Скончался в 1957 г., похоронен в Гдыне на военном Редловском кладбище как герой обороны в 1939 г. — того самого побережья, где ему запретили появляться после войны[167].

В вооруженных силах Франции в годы Второй мировой служило до 3 тысяч выходцев из России. Они приняли в войне активное участие и, по данным историка М.В. Назарова, в боях 1939–1945 гг. погибло около 450 наших бывших соотечественников. Среди них значатся и люди, чьи судьбы тесно связаны с Российским флотом.

24 мая 1940 г. немецкие самолеты Ju-8 7 из состава 2-й эскадры пикирующих бомбардировщиков у мыса д'Альпрех в районе Дюнкерка тяжело повредили французский лидер эсминцев «Шакаль». Корабль потерял ход и был оставлен экипажем из-за угрозы обстрела с германских береговых батарей. Во время спасения команды погиб служивший на лидере лейтенант французского флота (выпускник Морского училища в Бресте 1924 г.) Григорий Митрофанович Афанасьев. За проявленный героизм он был посмертно награжден французским правительством орденом Почетного Легиона.

Афанасьев — бывший корабельный гардемарин (произведен 5 июля 1922 г. в Бизерте). Еще до поступления в Севастопольский морской кадетский корпус участвовал в боевых действиях на Черном море, будучи добровольцем на крейсере «Кагул». Во время обучения в Морском корпусе в Севастополе Афанасьев сумел проявить мужество и отличные морские качества. 3 сентября 1919 г. во время учебного плавания яхты «Забава», на которой проходили обучение гардемарины корпуса, произошел несчастный случай. Во время маневрирования налетел шквал, и командира яхты лейтенанта М.Л. Глотова ударом гика выбросило за борт. Яхта потеряла управление и полным ходом удалялась от места катастрофы. Боцман гардемарин Афанасьев смог справиться с ситуацией и вернуть яхту на место падения командира. Всю ночь команда занималась поисками, — правда, оказавшимися безуспешными, — и утром Афанасьев привел «Забаву» в Севастополь.

Воевали российские моряки и во французских сухопутных частях. Так, 14 июня 1940 г. в Ла Гранж-о-Буа (коммуна Сен-Меннегульд, департамент Марна) погиб сержант Алексей де Вульф (родился в 1899 г.). Он был моряком торгового флота, окончил Одесское мореходное училище, работал на судах Русского общества пароходства и торговли. Погребен на кладбище Сент-Женевьев де Буа.

В Тонкине (Северный Вьетнам) 1 апреля 1945 г. сложил голову Владимир Комаров — капитан французской армии, командир б-й роты 2-го батальона 5-го полка Иностранного легиона. Комаров — бывший кадет Севастопольского Морского корпуса, окончивший в 1926 г. французскую Сен-Сирскую военную школу.

Одному из русских эмигрантов — гардемарину Игорю Алексеевичу Буланину — провидение уготовило погибнуть на территории французской колонии в Индокитае[168], оккупированной в годы Второй мировой войны японцами.

Буланин был гардемарином Владивостокского морского училища. С июня по сентябрь 1921 г. он служил на Сибирской флотилии, вахтенным начальником на канонерской лодке «Патрокл», затем — рядовым Морской роты Сибирской флотилии. В эмиграции Буланин жил в Шанхае, затем — в Кантоне и Сайгоне. После занятия японцами Индокитая русский моряк ушел воевать в джунгли вместе с остатками французских колониальных частей. Впоследствии он возглавил партизанский отряд из местного населения (племя мяо), который вел боевые действия в джунглях. По свидетельству очевидца, «с таким отрядом, очень успешно воевал против японцев, заняв две главные дороги через Лаос и не пропуская ни один неприятельский караван; японские караваны безошибочно разбивались, а имущество передавалось дикарям». Успешная деятельность отряда Буланина продолжалась до декабря 1943 г. К этому времени на территории Индокитая активизировалось националистическое движение коммунистического толка — «Вьетминь», которое вело активную борьбу с колониальной администрацией. В итоге коммунистические партизаны, которым по каким-то причинам активная деятельность Буланина очень мешала, подкупили часть партизан из племени мяо. «Буланина они выдали, вернее указали, где он обретается; а жил он для безопасности на деревьях. Тут, после обеда, он крепко заснул и не слышал, как его окружили, потом схватили и отвели в тюрьму. Дело разбиралось не долго; Буланин был приговорен к смерти, его заставили рыть могилу». Казнь отважного русского моряка произошла 7 декабря 1943 г. По другой версии, Буланин был убит копьями. Посмертно Игорь Алексеевич Буланин был награжден правительством Франции орденом Почетного легиона.

Принять участие во Второй мировой войне довелось детям и внукам русских моряков, многие из которых пошли по стопам своих предков. Например, во французском флоте служил в чине мичмана Владимир Мстиславович Ермаков — сын инженера-механика генерал-лейтенанта М.П. Ермакова. Кстати, погибший в мае 1940 г. на лидере «Шакаль» Афанасьев приходился М.П. Ермакову племянником. Во французских сухопутных войсках служили и оба сына контр-адмирала Г.И. Бутакова.

В 1944 г. немцами был расстрелян Константин Иванов-Тринадцатый, бывший кадет Морского корпуса, внук скончавшегося во Франции в 1933 г. контр-адмирала Константина Петровича Иванова-Тринадцатого.

Во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. лейтенант К.П. Иванов, служивший на броненосном крейсере «Рюрик», 1 августа (по старому стилю) 1904 г. вступил в бой с японскими кораблями эскадры адмирала Камимуры. В ходе ожесточенною боя корабль получил ряд тяжелых повреждений. Иванов, проявил настоящий героизм и, как положено командиру, последним покинул погибающий крейсер. За проявленную доблесть Константин Петрович удостоился ордена Святого Георгия 4-й степени. Кроме того, высочайшим повелением ему было дано право носить приписку «Тринадцатый» к фамилии. Здесь необходимо отметить, что все офицеры-однофамильцы в Русском флоте в официальных документах имели обозначавшиеся цифрами после фамилии номера. В зависимости от увеличения или уменьшения количества офицеров с одинаковыми фамилиями менялись и номера, что отмечалось в специальных приказах.

Нельзя сказать, что почетная приставка к фамилии принесла счастье ее обладателю. В 1916 г. Иванов командовал крейсером (бывшим броненосцем) «Пересвет» с момента выкупа у Японии вплоть до его гибели у Порт-Саида 22 декабря 1916 г. (корабль погиб либо подорвавшись на поставленной германской подводной лодкой мине, либо в результате диверсии). Затем участвовал в Гражданской войне на Юге России, уехал в эмиграцию, жил во французской «глубинке» и умер на чужбине. О службе его внука во французской армии, к сожалению, кроме факта гибели, ничего не известно[169].

В армии и флоте «владычицы морей» Великобритании также служили русские моряки. Например, инженер-механик капитан 1-го ранга Борис Германович Брандт, скончавшийся в Лондоне 31 октября 1939 г.

Наиболее известным из русских моряков, оказавшихся на английской службе, является капитан 1-го ранга Георгий Ермолаевич Чаплин, родившийся 5 апреля 1886 г. На его решение связать свою жизнь с морем во многом повлияли события Русско-японской войны 1904–1905 г. Чаплин поступил на флот юнкером в 1905 г.; через три года его произвели в мичманы по экзамену. В 1914 г. Чаплин окончил Николаевскую морскую академию (военно-морской отдел).

Во время Первой мировой войны Георгий Ермолаевич Чаплин находился на Балтике. С 9 октября 1914 г. по 9 июля 1915 г. место его службы — английская подводная лодка «Е-1», базировавшаяся на Либаву и принимавшая активное участие в боевых действиях. Затем Чаплина назначили исполнять должность старшего флаг-офицера по оперативной части штаба начальника минной обороны Балтийского моря. На этом посту он находился более полутора лет. По неподтвержденным данным, опубликованным в эмиграции, в конце войны Чаплин командовал эсминцем и даже отрядом миноносцев. Войну закончил в чине капитана 2-го ранга (произведен 28 июля 1917 г.). За участие в боевых действиях Чаплин был удостоен ряда наград, в том числе и Георгиевского оружия(1 декабря 1915 г.).

По примеру многих других офицеров, не желавших мириться с развалом страны и вооруженных сил, Чаплин решает поступить на английскую службу. По совету британского военно-морского агента капитана 1-го ранга Ф.-Н.-А. Кроми, Чаплин отправился на Русский Север. При поддержке местных офицерских организаций Чаплину в ночь на 2 августа 1918 г. удалось успешно провести антибольшевистский переворот в Архангельске. После падения советской власти он стал «командующим всеми морскими и сухопутными силами Верховного управления Северной области». Однако социалистический состав и недостаточная твердость нового правительства, возглавляемого старым эсером Н.В. Чайковским, не удовлетворяли чаяний совершивших переворот военных. 8 сентября группа офицеров во главе с Чаплиным арестовала членов Верховного управления и отправила их в Соловецкий монастырь.

Этот шаг вызвал резкий протест союзных посольств, и правительство вскоре вернулось к исполнению своих обязанностей. Зато самого Чаплина отправили в «ссылку»: ему запретили покидать деревню Исакогорка близ Архангельска. Впрочем, уже весной 1919 г. он командовал 4-м Северным стрелковым полком и был награжден британским орденом «За выдающиеся заслуги». Вскоре Чаплин получил чин капитана 1-го ранга и назначение на пост командующего действующими в Северной области речными и озерными флотилиями. В конце 1919 — начале 1920 г. Чаплин командовал Морским стрелковым полком, частично сформированным из матросов речных флотилий, не действовавших в зимний период.

После падения Северного фронта в феврале 1920 г. Чаплин покинул Архангельск вместе с эвакуирующимися морем частями на яхте «Ярославна» (он занимал должность ее коменданта). Местом эмиграции Чаплин выбрал Англию. В межвоенный период он не очень активно участвовал в т. н. «общественной жизни» русской колонии: «…эмигрантская политика, споры и раздоры казались ему настолько ничтожными по сравнению с задачами, которые стоят перед нами, что он оставался в стороне от всего». В 1930 г. Чаплин стал председателем «Союза участников Гражданской войны в Англии», входившего в 1-й отдел РОВС, т. е. фактически он стал английские представителем этой главной эмигрантской военной организации.

С началом Второй мировой войны Чаплин обратился в британский Генеральный штаб с предложением по организации русского добровольческого корпуса. По замыслу Чаплина, корпус предназначался для борьбы против Германии, а при благоприятном стечении обстоятельств, — и против СССР. Но этим планам, как и многим другим аналогичным проектам, не было суждено сбыться, и Чаплин поступил на службу в английскую армию в чине майора. Он занял должность командира 120-й роты Королевского корпуса пионеров (саперов). Первоначально Чаплин и его подчиненные занимались строительством укреплений на Шетландских островах.

6 июня 1944 г., во время знаменитой десантной операции по высадке войск союзников в Нормандии, находившаяся под командованием бывшего русского моряка часть оказалась отрезана от основных сил. Однако благодаря искусному маневру, разгромив преграждавшие ему путь немецкие подразделения, Чаплин соединился с главными силами. За этот подвиг он один из немногих во всем Корпусе пионеров получил младшую степень ордена Британской империи. В июле 1944 г. британский командующий фельдмаршал Монтгомери предложил Чаплину возглавить формирование, созданное из ранее находившихся в составе немецких войск бывших красноармейцев. Однако часть так и не сформировали, а захваченных англичанами в плен бывших бойцов Красной армии, впоследствии выдали СССР.

После войны Чаплин служил в должности коменданта лагеря военнопленных, а осенью 1947 г. вышел в отставку в чине подполковника. В конце службы Георгий Ермолаевич Чаплин возглавлял офицерскую школу Корпуса пионеров. После выхода в отставку активно участвовал в деятельности русского Национального объединения. Эта организация, созданная им самим, А.В. Байкаловым и Ф.А. Ивановым в 1939 г., имела широкие культурно-просветительские и политические задачи. Но лишения военных лет подорвали здоровье Георгия Ермолаевича Чаплина. 1 февраля 1950 г. он скончался от приступа стенокардии[170].

В Канаде, в Королевских воздушных силах, командиром спасательного катера служил лейтенант Н.А. Бекетов — выпускник Морского корпуса 1914 г. Он продолжал службу на флоте до самой смерти, наступившей в 1964 г. По морскому обычаю Бекетова похоронили в море с воинскими почестями. Бекетов — автор руководства по морскому делу и навигации, принятого в качестве официального наставления военно-морскими силами Канады.

В армии и флоте США служили некоторые члены Общества бывших русских морских офицеров в Америке. Так, в американский флот в 1942 г. были зачислены мичман военного времени А.Н. Ворыпаев в чине лейтенанта, корабельный гардемарин выпуска 1920 г. А.М. Кремков в звании субалтерн-офицера (соответствует рулевому-квартирмейстеру русской службы). Кремков (в Америке известен под фамилией Gard), прославился в эмиграции как художник-график и был похоронен на знаменитом Арлингтонском военном кладбище в Вирджинии.

Во время второй мировой войны в американскую армию были призваны бывший воспитанник Морского корпуса П.Н. Николаев; штабс-капитан по Адмиралтейству Б.С. Афросимов (призван как холостой, но через год демобилизован по возрасту и состоянию здоровья), капитан 2-го ранга Резерва американского флота (выпускник Школы мичманов военного времени 1917 г.) В.М. Фриде. В 1943 г. в американской армии служили лейтенант В.Н. Савинский, имевший аналогичный чин в американской армии, и мичман (производства 1920 г.) B.C. Веденяпинский. В отличие от других упоминаемых в статье моряков, его биография относительно известна. Веденяпинский прибыл в США из Бизерты, окончил университет, получил диплом инженера-строителя. Во время войны он три с половиной года служил в американском флоте, выйдя в резерв в звании старшего лейтенанта.

Из сыновей русских морских офицеров в течение 1941–1942 гг. против Германии и ее союзников воевали О. Жукорнов, Д. Погожев, В. Головизнин, Н. Совинский (до осени 1945 г. числился в американском флоте, в гидрографическом управлении, и его отец — лейтенант В.Н. Совинский), А. Головачев. Первые трое в 1943 г. окончили различные военные школы и были произведены в офицеры. В. Головизнин в чине мичмана воевал на Тихом океане, а О. Жукорнов — лейтенантом на итальянском фронте. Там же в авиации воевал и Н. Совинский, произведенный в чин, соответствующий мичману. Совинский был награжден за боевые заслуги рядом медалей, в том числе «Серебряной звездой». В Северной Африке в боях у Орана погиб сын мичмана С.А. Кушнарева, лейтенант американской армии Г.С. Кушнарев. Добровольцем поступил в американский флот бывший корабельный гардемарин Сибирской флотилии Юрий Петрович Хейсканен. Первоначально он ходил на одном из кораблей в Тихом океане, а затем состоял офицером для связи с советским морским командованием в Майами (штат Флорида) и в Колд-Бее на Аляске. О встрече с Хейсканеном оставил воспоминания контр-адмирал Б.В. Никитин, в 1942–1945 гг. — член закупочной комиссии СССР в США по приемке кораблей. «Однажды ко мне на прием пришел американский офицер, отрекомендовавшийся лейтенантом резерва Юрием Петровичем Хайксаненом [так в тексте, здесь и далее следует читать — Хейсканен. — Н.К.]. Было заметно, что он очень взолнован. После неловкой паузы Хайксанен сказал, что он из гардемаринов царского Морского корпуса, бывший белогвардеец. Я никак не реагировал на это заявление, и лейтенант совсем смутился. Наконец Хайксанен проговорил, что прошлое не позволяет ему выполнять обязанности переводчика: как бы добросовестно он ни выполнял их, доверять ему советские моряки не будут. В то же время он — как русский и патриот — любит Россию и всем сердцем на стороне ее народа и героической русской армии. Я успокоил лейтенанта, постарался убедить, что сейчас дело не в прошлом, а в честной совместной работе. Надо сказать, что опыт дальнейшего сотрудничества в базах на восточном побережье Штатов, а затем и на Аляске показал, что Хайсканен говорил правду: работал он очень хорошо»[171]. После войны Хейсканен продолжал состоять в резерве флота и к концу своей жизни (он скончался в 1956 г.) имел звание капитана 2-го ранга резерва флота США.

Служили под звездно-полосатым флагом и сыновья известного, русского морского летчика, продолжившего свою летную карьеру в эмиграции, — Виктора Викторовича Утгофа. Наибольшую известность получил его младший сын — Вадим Викторович Утгоф. Он родился в 1917 г., ребенком вместе с родителями эмигрировал из России. В 1939 г. Утгоф-младший закончил Морскую академию США в Аннаполисе, в 1942 г. получил диплом морского летчика. В годы Второй мировой войны В.В. Утгоф командовал авиационной эскадрильей, в состав которой входили самолеты PBY «Каталина». Его эскадрилья действовала в юго-западной части Тихого океана. Об эскадрилье Утгофа, уничтожившей в итоге ряд судов (по официальным американским данным — общим водоизмещением около 96 тысяч т), неоднократно писала пресса Соединенных Штатов; о ней упоминалось и в реляциях, направляемых президенту США. За участие в боях Второй мировой Вадим Викторович удостоился ряда высоких американских боевых наград: ордена «Легион Почета», креста «За выдающиеся летные заслуги» и «Воздушной медали» с золотыми звездами. В период войны в Корее Утгоф командовал 40-й патрульной эскадрильей морской авиации и был награжден «Поощрительной медалью военно-воздушных сил». Летом 1963 г. он вышел в отставку в чине капитана 1-го ранга с поста командующего американской морской авиационной базой в городе Сигонелла на острове Сицилия (Италия). Находясь в отставке, начиная с осени 1964 г. Утгоф состоял преподавателем инженерной аэронавтики в Морской академии США в Аннаполисе. В 1983 г. он оставил эту должность, получив звание почетного профессора Утгоф являлся членом различных ученых и ветеранских организаций, стал автором многочисленных научных трудов. Вадим Викторович Утгоф скончался 18 июля 2002 г. в своем доме в Айлсборо (штат Мэн, США) от сердечного приступа.

По-иному сложилась судьба его старшего брата — старшего лейтенанта американского флота Виктора Викторовича Утгофа (полного тезки своего отца). Он родился в 1915 г. в Севастополе. По примеру отца Утгоф-младший выбрал авиационную карьеру. До войны он работал летчиком на различных авиазаводах, впоследствии организовал частный аэродром С началом войны Утгоф поступил на службу в морскую авиацию США бороться против «коричневой чумы». 25 сентября 1942 г. он был произведен в мичманы Морского резерва и в дальнейшем служил пилотом военной авиатранспортной службы. После войны по решению особой комиссии Утгофа перевели в боевую авиацию. Как и брат, участвовал в войне в Корее 1950–1953 гг. в составе эскадрильи, патрулировавшей побережье Китая и Кореи. За участие во Второй мировой и Корейской войнах Виктора Викторовича наградили рядом американских медалей. После окончания войны в Корее, окончив специальную школу, Утгоф стал испытателем морских самолетов. На этой службе его и настигла гибель. 7 декабря 1955 г. Виктор Викторович погиб при взрыве на испытаниях гидросамолета Мартин ХР6М «Симастер».

На американской военной службе состоял и второй лейтенант инженерных войск — Д.В. Погожев. После окончания различных курсов (в том числе и по ведению войны в джунглях) он принимал участие в боях на севере Новой Гвинеи, в высадках на островах Моротай и Лусцон Филиппинского архипелага. Против Германии воевал сын капитана 1-го ранга И.В. Миштовта, бывшего морского агента в США, капитан американской пехоты В.И. Миштовт. За боевые заслуги капитан получил несколько наград, в т. ч. «Серебряную Звезду».

Необычна судьба Георгия Семеновича Серебреникова, старшего лейтенанта Российского флота, закончившего Морской корпус в 1909 г. В 1930 г. он сумел из Владивостока перебраться в Мукден, а в 1940 г. прибыл в США. Во время войны служил на десантных транспортах на Тихом океане (известно, что после окончания войны Серебреников командовал LST-715).

Но, пожалуй, самая неординарная боевая биография оказалась у гардемарина Морского училища во Владивостоке Вадима Алексеевича Багговута. Ему довелось сражаться с японцами в армии Филиппинской республики. Стоит напомнить, что со второй половины XVI в. по 1896 г. Филиппинские острова являлись испанской колонией. В 1896–1898 гг. в стране предприняли попытку провозглашения независимой Филиппинской республики, но после войны Испании с США 1899–1901 гг. Филиппины до 1934 г. оставались американской колонией. С 1934 г. Республика Филиппины получила автономию, но окончательно была признана в качестве суверенного государства в 1946 г.

Багговут в составе 3-й роты Отдельных гардемаринских классов в октябре 1917 г. убыл для прохождения практики на вспомогательном крейсере «Орел» на Дальний Восток В декабре следующего года он был зачислен в Морское училище, но в январе 1920-го не покинул Владивосток вместе с большинством гардемарин, а остался на Дальнем Востоке. В 1921–1922 гг. Багговут воевал в Морской роте Сибирской флотилии и 2-й роте Отдельного морского десантного батальона Проходя службу в этих частях, он получил чин подпоручика (в августе 1921 г. «переименован» в мичманы военного времени). С августа 1922 г. Багговут служил на канонерской лодке «Манджур», и 13 августа воеводой Земской рати он был разжалован «в рядовые за отсутствие чести и достоинства офицерского звания» (конкретная причина неизвестна). Впрочем, на момент эвакуации он вновь числился мичманом военного времени. Прибыв на одном из кораблей Сибирской флотилии на Филиппины, Багговут остался там на всю жизнь. Во время оккупации Филиппин японцами Вадим Алексеевич участвовал в партизанском движении и получил звание капитана регулярной армии Филиппин. Умер на Филиппинах, в Маниле, 1 октября 1966 г.[172].

Завершая главу, посвященную участию русских моряков в различных войнах и конфликтах XX века, хотелось бы остановиться на одном важном моменте. В последнее время в работах, повествующих о русской эмиграции, появилась тенденция разделения эмигрантов, воевавших в различных армиях мира, на «плохих» и «хороших». При этом в отрицательные персонажи огульно записываются все, кто воевал в годы Второй мировой на стороне Германии и ее союзников, а также ряда «тоталитарных» правительств.

На наш взгляд, такое огульное деление совершенно недопустимо. Необходимо учитывать обстоятельства, которые привели русских людей в тот или иной лагерь. Для многих из них страны, давшие им приют, оказались действительно второй Родиной, которой ее новые сыновья искренне желали помочь. Кто-то из эмигрантов искренне намеревался добиться освобождения России от большевиков с помощью иностранного оружия. Другие эмигранты, руководствуясь своими идеями и представлениями, встали на противоположный путь. Нельзя забывать и том, что многие эмигранты (и особенно их дети) были мобилизованы в вооруженные силы тех стран, в которых они жили.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.366. Запросов К БД/Cache: 0 / 0