Главная / Библиотека / Русский флот на чужбине /
/ Глава 1 Российский флот в 1905–1918 гг / Офицеры Российского флота / Чинопроизводство и прохождение службы. Численность офицерского корпуса флота.

Глав: 11 | Статей: 56
Оглавление
Многие морские офицеры не смогли смириться с гибелью Российской империи. Они прошли через горнило Гражданской войны, не раз стояли перед выбором — жизнь или смерть, принимали неравный бой, умирали, но не изменяли присяге. По-разному сложились их судьбы за границей…

Книга историка Н. Кузнецова повествует о трагических последствиях Гражданской войны, о нелегкой жизни русских моряков в эмиграции, об участии офицеров флота в войнах и конфликтах XX века, их службе в иностранных флотах, культурной жизни многочисленных морских эмигрантских организаций.

Чинопроизводство и прохождение службы. Численность офицерского корпуса флота.

Чинопроизводство и прохождение службы. Численность офицерского корпуса флота.

В Российском императорском флоте существовали две основные категории офицеров — строевые офицеры (которые могли нести обязанности вахтенного начальника на корабле) и специалисты. Прежде всего необходимо сказать, что помимо строевых в состав флота входили офицеры, числящиеся по Адмиралтейству, офицеры специальных корпусов и Военно-морского судебного ведомства. Некоторые из этих категорий командного состава имели свою систему чинов и принципы чинопроизводства. Так, по Адмиралтейству производились те офицеры, которые по каким-либо причинам (отсутствие специального образования, плавательного ценза) не могли быть зачислены в строевой состав флота, в какой-либо из корпусов или в состав Военно-морского судебного ведомства. По Адмиралтейству числились и чины, перешедшие на флот из армии, а также произведенные из кондукторов. В ряде случаев офицеры данной категории могли переводиться в состав флота с переименованием во флотские чины. Офицеры, окончившие специальные классы и имеющие специальности летчика, водолаза и другие, могли иметь как чины строевого состава, так и по Адмиралтейству. Также в составе флота существовали следующие воинские части:

Корпус гидрографов. Учрежден в 1912 г. Основная цель — обеспечение общегосударственных нркд по безопасности мореплавания. В корпус зачислялись офицеры, занимающие должности в Главном гидрографическом управлении, соответствующих портовых учреждениях, а также «находящиеся при гидрографических, геодезических и лоцмейстерских работах».

Корпус корабельных инженеров. Основан в 1826 г. Являлся формированием офицеров-кораблестроителей, проходивших службу в соответствующих учреждениях Морского ведомства.

Корпус морской артиллерии. Образован в 1734 г. Главная задача — обучение морских артиллеристов и комплектование ими кораблей и береговых частей флота. Упразднен в 1885 г., после чего должности офицеров корпуса замещались офицерами флота. На 1917 г. в составе флота числилось 44 офицера корпуса морской артиллерии.

Корпус флотских штурманов. Создан в 1827 г. для подготовки штурманских специалистов и комплектования ими кораблей, частей и учебных заведений Морского ведомства Упразднен в 188 5 г. После упразднения должности офицеров корпуса замещались офицерами флота. На 1917 г. в составе флота находилось 3 офицера корпуса флотских штурманов.

Корпус морской строительной части. Появился на флоте в 1838 г. В него входили офицеры, инженеры и техники, занимавшиеся строительством различных береговых сооружений.

Корпус инженер-механиков флота. Образован в 1854 г. В корпусе состояли специалисты, обслуживающие судовые машины и трюмные системы. Упразднен в 1913 г., после чего инженер-механики стали входить в состав флота.

К 1914 г. все офицерские чины флота в дисциплинарном, строевом и служебном отношениях разделялись на следующие категории чинов: 1) адмиральские: адмирал, вице-адмирал и контр-адмирал; 2) штаб-офицерские: капитан 1-го ранга и капитан 2-го ранга: 3) обер-офицерские: старший лейтенант, лейтенант и мичман.

По традиции, заведенной еще с петровских времен, офицеры флота имели перед своими армейскими коллегами преимущество на одну ступень (первоначально на две), то есть флотские чины приравнивались к гвардейским. Таким образом, первый чин — мичман — соответствовал армейскому поручику. С 1884 г. для офицеров флота предусматривались следующие чины: мичман (этот чин соответствовал X классу Табели о рангах), лейтенант (IX класс), старший лейтенант (с 1907 по 1909 г. относился к тому же IX классу, в 1909 г. преобразован в чин IX класса, с 1911 г. — чин VIII класса вместо капитан-лейтенанта, существовавшего в 1909–1911 гг.), капитан 2-го ранга (VII класс), капитан 1-го ранга (VI класс), контр-адмирал и генерал-майор флота (IV класс, так как военного чина, соответствующего V классу, с начала XIX в. не существовало), вице-адмирал и генерал-лейтенант флота (III класс), адмирал и генерал флота (II класс) и генерал-адмирал (I класс, этот чин не присваивался с 1908 г.). Генеральские чины устанавливались для лиц берегового состава флота, а также лиц судового состава, не подлежащих производству в адмиральские чины в соответствии с положениями о прохождении службы.

Офицерам по Адмиралтейству, специальных корпусов и Военно-морского судебного ведомства с 1884 г. присваивались следующие чины: подпоручик (XII класс), поручик (X класс), штабс-капитан (IX класс), капитан (VIII класс), подполковник (VII класс), полковник (VI класс), генерал-майор (IV класс), генерал-лейтенант (III класс), генерал (II класс). Чины, соответствующие XI, V и I классам, для этих офицеров не предусматривались.

Состоящие в корпусе корабельных инженеров в 1885–1908 гг. и корпусе инженер-механиков флота в 1885–1904 гг. офицерских чинов не имели, а получали специальные звания: младший инженер-механик, младший судостроитель и т. д. С упразднением в 1913 г. корпуса инженер-механиков флота состоящие в нем получили чины, установленные для офицеров флота, с добавлением слов «инженер-механик»: инженер-механик лейтенант, инженер-механик генерал-майор и т. д. Адмиральские чины для инженер-механиков не предусматривались.

Для медиков и гражданских лиц Морского ведомства предусматривались следующие чины: коллежский регистратор (XIV, низший класс), губернский секретарь (XII класс), коллежский секретарь (X класс), титулярный советник (IX класс), коллежский асессор (VIII класс), надворный советник (VII класс), коллежский советник (VI класс), статский советник (V класс), действительный статский советник (IV класс), тайный советник (III класс) и действительный тайный советник (II класс). Чинов, соответствующих другим классам, не предусматривалось. 24 марта 1914 г., согласно высочайшему повелению, гражданские чины морского ведомства были переименованы в военно-морских чиновников[2].

Надводный флот




Помимо воинских чинов офицеры-моряки, входившие в состав Императорской свиты, могли получать свитские звания. В этом случае обер- и штаб-офицеры именовались флигель-адъютантами Свиты Его Императорского Величества, контр-адмиралы — Свиты Его Императорского Величества контр-адмиралами, а вице-адмиралы и адмиралы — генерал-адъютантами. В обязанности чинов Свиты входило несколько раз в год нести дежурство во дворце, а в остальное время они занимали свои обычные должности. При этом они имели ряд преимуществ при получении следующего чина. К 1914 г. в состав Свиты входило более 150 моряков.

Все российские чины и звания были упразднены большевистским декретом от 16 декабря 1917 г.

Чтобы более четко понять основы прохождения службы строевыми офицерами плавающего состава флота (надводного и подводного), обратимся к двум таблицам, составленным на основе сборника официальных законодательных материалов, относящихся к флоту — «Свода морских постановлений» издания 1910 г.[3]

Необходимо отметить, что предельный возраст пребывания в чине для офицеров береговой службы был выше. Инженер-механики флота и офицеры, окончившие авиационные школы и курсы, подчинялись особым правилам прохождения службы. Для производства по старшинству требовались наличие вакансии и представление начальства, за отличие — также наличие вакансии, выполнение указанного морского ценза и выслуга в предыдущем чине. За боевые отличия офицеры могли получать чины вне вышеуказанных правил, но исключительно на основании оценки их боевой службы собранием флагманов и командиров кораблей эскадры путем закрытой баллотировки, но не чаще одного раза в год.

В случае непрерывного пребывания в надводном флоте более трех лет для возвращения офицера на соответствующую должность подводного плавания требовалось повторное плавание вахтенным начальником подводной лодки не менее месяца.

Подводный флот




Одним из главных принципов прохождения службы всеми чинами флота считалась непрерывная служба на одном и том же корабле, поскольку длительная совместная служба сплачивала личный состав и повышала боевую эффективность флота. Перевод офицеров, врачей и гражданских чинов из одной команды или части в другую мог осуществляться раз в год, одновременно с увольнением в запас нижних чинов. Такое положение было установлено не случайно. Ранее, с 1855 по 1907 г., на флоте действовало положение о морском цензе. Согласно этому документу, для получения очередного чина следовало пробыть в море определенное время. Цензовая система, имевшая целью благое желание избавить флот от не ходивших в походы офицеров, в итоге сыграла весьма отрицательную роль в должностном производстве офицеров. Часто по службе наиболее успешно продвигались моряки, не выходившие в море дальше Финского залива, и, кроме того, через корабли, находящиеся в кампании, стремилось пройти наибольшее число офицеров, что порождало настоящую чехарду в командных кадрах. Корабль, на котором служил офицер, оказывался для него не «вторым домом», а только ступенью в служебной карьере. Поскольку цензовая система во многом сыграла отрицательную роль в период Русско-японской войны, от нее отказались, хотя последствия этой системы проявлялись вплоть до 1917 г.

Вернемся к чинопроизводству. Некоторые изменения в этом вопросе произошли во время войны. Срок обучения в Морском корпусе сократился, и по окончании его гардемарины сразу получали чин мичмана. Летом и осенью 1914 г. было произведено два (осенний — досрочный) выпуска, насчитывавших 259 человек. Учебные заведения военного времени (курсы и школы) также выпускали непосредственно мичманов и прапорщиков военного времени. Во время войны лицам, имеющим морские специальности и ранее не служившим на военном флоте, после сдачи соответствующих экзаменов присваивался чин прапорщика по морской, механической или авиационной частям и по Адмиралтейству (соответствовал XIII классу Табели о рангах). Этот офицерский чин присваивался лицам, имевшим «высшие звания судоводителей или механиков торгового флота или выдержавшим теоретические испытания на право получения этих званий». К высшим относились звания капитана и штурмана дальнего плавания и механика 1-го и 2-го разрядов. Для получения чина прапорщика по авиационной части (установлен 18 мая 1915 г.) следовало пройти соответствующую подготовку и удовлетворять по своему образованию требованиям, установленным для поступления вольноопределяющимися в сухопутные войска. В период правления Временного правительства часть прапорщиков переименовали в мичманы военного времени (мичманы военного времени берегового состава).

12 января 1915 г. было высочайше утверждено «Положение о зауряд-прапорщиках флота». Этот новый чин мог присваиваться по морской или механической частям. Получить его могли лица в возрасте до 50 лет, имеющие высшие звания судоводителей или механиков торгового флота или свидетельство на право управления паровыми машинами всех разрядов. Зауряд-прапорщики имели право занимать офицерские должности на небоевых судах и младшие офицерские должности на боевых кораблях. Правом принимать на службу зауряд-прапорщиков обладали командующие флотами. Время начала и прекращения их приема на службу определялось распоряжением морского министра. Зауряд-прапорщикам присваивались права офицеров по Адмиралтейству, но в отношении старшинства они считались младше прапорщиков. Практически не имелось отличий и в форме одежды, она была такая же, как у прапорщиков по морской и механической частям, но без эполет и контриков (поперечные погоны из желтой и белой нашивочной тесьмы. — Примеч. ред.) на них. Весной 1919 г. Морское министерство правительства Александра Васильевича Колчака «на время борьбы с советской властью» восстановило чин зауряд-прапорщика. Он присваивался лицам, имеющим звания судоводителя или механика речного флота, либо выдержавшим экзамен на получение этих званий, или имеющим непрерывный стаж плавания в течение десяти навигаций в должностях судоводителей, заведующих механизмами или помощников таковых на пароходах и теплоходах. Право присваивать чин имел командующий Речной боевой флотилией (подробнее об учреждениях колчаковского Морского министерства см 2-ю главу).

Существовала еще одна категория военнослужащих, которые могли стать офицерами, не оканчивая специальных учебных заведений. 8 октября 1914 г. было высочайше утверждено «Положение о вольноопределяющихся во флоте». Согласно документу, вольноопределяющимися могли стать лица следующих категорий: окончившие полный курс в гражданских вузах или выдержавшие испытания, соответствующие курсам этих учебных заведений; гардемарины Морского корпуса и Морского инженерного училища, отчисленные из этих учебных заведений; судоводители и механики торгового флота, имеющие высшие звания; лица, имеющие степень доктора медицины или лекаря, магистра фармации или провизора. Причем лица, окончившие полный курс высших учебных заведений, получали звание гардемарина флота сразу. Вольноопределяющиеся зачислялись на службу по морской, механической или кораблестроительной части. В конце первого года действительной службы, но не ранее выслуги девяти месяцев в звании вольноопределяющегося, лица с высшим образованием могли держать экзамен на право производства в корабельные гардемарины, а лица, имеющие звания судоводителей и механиков — в прапорщики запаса флота. По выслуге установленного срока службы вольноопределяющиеся увольнялись в запас флота. Вольноопределяющиеся проходили службу на льготных условиях (в частности, они проживали в отдельных помещениях казарм или на частных квартирах). К 1 января 1915 г. в составе флота числилось 75 вольноопределяющихся по морской части (из них 41 гардемарин), 35 — по механической части (25 гардемарин) и 11 гардемарин — вольноопределяющихся по кораблестроительной части.

Также за боевые отличия в чин подпоручика по Адмиралтейству могли производиться унтер-офицеры и кондукторы.

Однако отметим, что Морское ведомство считало службу в своих рядах значительного количества офицеров военного времени мерой вынужденной и относилось к данной категории офицеров с некоторым недоверием В частности, во «Всеподданнейшем докладе по Морскому министерству за 1915 г.» говорилось: «…проступки против дисциплины, совершенные офицерами [за истекший год. — Н. К.], носили единичный характер и имели место почти исключительно в среде прапорщиков, по своему образованию и воспитанию в большинстве случаев стоящих ниже офицеров флота, что, в общем, вынуждает признать эту категорию офицеров не вполне желательным элементом в кают-компаниях боевых судов флота и обращать их для службы предпочтительно на судах вспомогательного назначения».

Еще до Великой войны немаловажную роль в жизни флота стал играть фактор постоянной нехватки кадров. С развитием боевых действий дефицит кадровых офицеров проявлялся особенно остро. Прежде всего — из-за боевых потерь и со вступлением в строй новых боевых кораблей и мобилизацией в состав военного флота гражданских судов. Так, в начале 1915 г. некомплект штаб-офицеров на флоте составлял 32 %; обер-офицеров — 10 %; инженер-механиков —16 %. Морское ведомство старалось решать данную проблему разными способами: ускоренным выпуском из учебных заведений, созданием новых школ и курсов, активным производством в офицеры военного времени, приемом на службу офицеров из отставки и запаса. К 1915 г. на действительную службу призвали 354 офицера запаса флота (всего к 1 января 1917 г. из запаса и морского ополчения призвано 578 офицеров), произведено из нижних чинов в прапорщики — 300 человек по морской части, 73 — по механической и 13 человек — по авиационной. 124 человека были произведены по экзамену в прапорщики по морской и механическим частям.

Частично нехватку офицеров удалось преодолеть. На 1 января 1916 г. она составляла: 31 % штаб-офицеров; 8 % обер-офицеров и 2,5 % инженер-механиков. 16 декабря 1916 г. на совещании в Главном морском штабе определили потребность в дополнительном числе офицеров, требующихся флоту в следующем году — 1500 человек. Большую их часть для прохождения службы предполагалось направить в отдаленные и невоюющие флотилии, например, в Амурскую, Каспийскую, ряд флотилий, образованных в период войны (хотя офицеров на них служило значительно меньше, чем в составе воевавших флотов). В среднем нехватка офицерского состава составляла к 1917 г. примерно 24 %. Определенные надежды в области решения этой проблемы возлагались на вновь открытый в Севастополе Морской кадетский корпус, но Февральские и Октябрьские события 1917 г. перечеркнули все планы Морского ведомства, а в 1918 г. большевиками на его месте был создан наркомат по морским делам…

К 1 января 1917 г. офицерский корпус флота, согласно официальным материалам Морского министерства, насчитывал 6095 офицеров, среди которых — 179 адмиралов и генералов и 5916 штаб- и обер-офицеров. К 1 января следующего года офицерский состав флота несколько увеличился, в его составе числился 8371 человек (54 адмирала, 135 генералов, 1160 капитанов 1-го и 2-го ранга, полковников и подполковников, 4065 старших лейтенантов, лейтенантов, мичманов, капитанов, штабс-капитанов, поручиков и подпоручиков, 2957 мичманов военного времени и прапорщиков). Около 70 % морских офицеров служили в составе Балтийского флота. Потери офицерского корпуса флота состава за всю войну составили (по разным данным) от 208 до 245 человек.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.126. Запросов К БД/Cache: 0 / 0