Глав: 11 | Статей: 56
Оглавление
Многие морские офицеры не смогли смириться с гибелью Российской империи. Они прошли через горнило Гражданской войны, не раз стояли перед выбором — жизнь или смерть, принимали неравный бой, умирали, но не изменяли присяге. По-разному сложились их судьбы за границей…

Книга историка Н. Кузнецова повествует о трагических последствиях Гражданской войны, о нелегкой жизни русских моряков в эмиграции, об участии офицеров флота в войнах и конфликтах XX века, их службе в иностранных флотах, культурной жизни многочисленных морских эмигрантских организаций.

Быт офицеров Русского флота.

Быт офицеров Русского флота.

Весьма интересным представляется вопрос о денежном содержании офицеров. Оно состояло из следующих видов: собственно жалованья, столовых денег и морского довольствия. При этом жалованье и столовые деньги выплачивались на протяжении всего времени нахождения в должности, а морское довольствие — только во время похода. При этом жалованье делилось на три разряда: первый — для всех чинов Балтийского и Черноморского флотов и портов (за исключением некоторых категорий, получавших жалованье по второму разряду); второй разряд полагался чинам Каспийской флотилии и портов, а также чинам некоторых учебных подразделений Балтийского и Черноморского флотов и слушателей ряда учебных заведений; жалованье по третьему разряду получали чины Сибирской флотилии и портов Восточного (Тихого) океана. Наиболее высоким был третий разряд жалованья, выплачивавшийся офицерам, несшим службу в отдаленных районах. Например, контр-адмирал по первому разряду получал 2300 руб. в год (здесь и далее указана сумма с учетом ряда вычетов — в пенсионный, инвалидный капитал, при награждении орденами и других); по второму — 2768 руб.; по третьему — 3236 руб. Столовые деньги при этом составляли от 2000 до 3000 руб. в зависимости от занимаемой должности.

Морское довольствие предусматривалось в размере от 500 до 576 руб., и его сумма также зависела от должности. Размер морского довольствия варьировался в зависимости от того, в каком — внутреннем или заграничном — плавании находился офицер. При получении морского довольствия сумма остальных выплат несколько уменьшалась. Мичман получал денежное довольствие в сумме от 920 до 1244 руб. в год. Пропорциональными этим суммам были и остальные выплаты.

Чтобы представить уровень жизни того времени, откроем «Прейскурант № 41 Гвардейского Экономического Общества», изданный перед Великой войной. Этот прейскурант является уникальным источником по отображению уровня жизни русского офицерства, так как Гвардейское экономическое общество снабжало офицеров, в том числе флотских, буквально всем: от предметов формы одежды, снаряжения и оружия до детских игрушек, лекарств, напитков и еды. Например, цены на некоторые продукты составляли: 1 пуд французской муки — 3 руб. 20 коп.; гречневая крупа 4 ? коп. за фунт; бутылка молока —10 коп.; зернистая осетровая икра, 1 фунт (0,409 кг) — 10 руб.; ветчина обыкновенная окороками, 1 фунт — 38 коп.; водка английская горькая № 20 белая завода П. Смирнова в Москве 1 бутылка (0,6 л) — 1 руб. 15 коп.; пиво завода «Бавария» столовое, 1 бутылка — 14 коп.

Несмотря на указанную здесь дешевизну продуктов питания, необходимо отметить, что офицерам приходилось за собственный счет полностью нести расходы по покупке достаточно недешевой формы одежды; кроме того, им предписывалось посещать только первоклассные рестораны и другие заведения (список которых определялся приказами морского министра), ездить в вагонах 1-го класса, то есть вести жизнь на уровне, достойном высокого звания офицера Русского флота. При этом, как мы можем заметить, государство стремилось обеспечить им такие возможности. Хотя, конечно, молодым мичманам и лейтенантам приходилось иной раз испытывать определенные затруднения. Как вспоминал Нестор Александрович Монастырев, «… 30 рублей… каждый из нас вносил ежемесячно на питание [в кают-компании корабля. — Н.К.]. Вино, постоянно попиваемое вечерами в кают-компании, конечно, в эти 30 рублей не входило, не считая „чарки“ водки по воскресеньям. Кроме того, вне службы можно было заказать кофе с коньяком, фрукты и пирожные в каюту, но за дополнительную плату. То же касалось пива и прохладительных напитков. В общем, когда приходила пора получать жалование, молодые мичмана после вычета за „стол“ почти ничего на руки не получали и залезали в долги. Почти все должны были портным и сапожникам. Конечно, надо признать, что наши кредиторы не были жестоки и часто ждали сколько придется, отлично зная, что морской офицep в конце концов долг погасит». В годы войны, в связи с инфляцией, денежное содержание чинов флота несколько увеличилось.

Офицеры флота пользовались некоторыми льготами. Они имели право на льготный проезд по железным дорогам, могли посещать императорские театры в Москве и Санкт-Петербурге с 50-процентной скидкой (кстати, данная льгота относилась и к нижним чинам флота). Некоторые «особые преимущества» в виде дополнительных денежных пособий и повышенных пенсий имели чины, проходящие службу в «отдаленных местностях империи» — на Дальнем Востоке, Закавказье, части Архангельской губернии и побережья Каспия.

В брак офицеры могли вступать только по разрешению начальства, но не ранее достижения 23-летнего возраста. В возрасте от 23 до 25 лет — только при наличии недвижимого имущества, приносящего в год не менее 250 рублей чистого дохода. Кроме того, командование в обязательном порядке рассматривало «пристойность» заключаемого брака.

Необходимо сказать и пару слов и о внешнем облике морских офицеров — о морской форме, которая являлась предметом гордости и одним из внешних символов чести и достоинства. Оставляя этот вопрос для отдельного исследования, рассмотрим, в частности, форму строевых офицеров флота.

3 августа 1911 г. приказом морского министра были введены новые правила ношения формы одежды. Впервые для удобства форма одежды разделялась на номера (это деление в несколько видоизмененном виде сохраняется и по сей день в современном российском флоте): парадную (№ 1 и 2), строевую парадную (№ 3 и 4), обыкновенную (№ 5 и 6), строевую обыкновенную (№ 7 и 8), служебную (№ 9 и 10), строевую служебную (№ 11 и 12) и повседневную (№ 13). Нечетные номера относились к зимней форме одежды, а четные — к летней.

Повседневную форму (№ 13) носили вне строя зимой и летом. Она состояла из сюртука или кителя синего (летом белого) с погонами и орденами. При сюртуке по желанию носили белый или черный жилет. При этой форме носились фуражка (летом с белым верхом), кортик, белые или серые перчатки, пальто или плащ-накидка (зимой шинель) и короткие сапоги. Основными предметами обмундирования адмиралов, штаб- и обер-офицеров русского флота накануне Первой мировой войны являлись: шинель, пальто, плащ-накидка, мундир, синий и белый китель, сюртук, шляпа и фуражка, белые и серые перчатки, короткие и высокие сапоги. При соответствующих формах одежды носили эполеты, погоны, аксельбанты, ордена, ленты, знаки, саблю или кортик. Всего предусматривалось около 100 вариантов ношения формы при различных случаях (от участия в крестинах до высадки десанта).

С началом Первой мировой войны для чинов действующих флотов и портов Балтийского и Черного морей была введена форма одежды военного времени, ношение которой, впрочем, не распространялась на Петроград и его окрестности. Форма одежды стала подразделяться на парадную (№ 1, № 2, № 3), строевую парадную и строевую обыкновенную (№ 4, № 5, № 6), обыкновенную (№ 7, № 8, № 9), служебную (№ 10, № И, № 12) и повседневную для ношения вне строя (№ 16, № 17, № 18). При зимней парадной форме одежды носился синий китель, погоны, старший орден, шарф, фуражка, сабля, короткие сапоги, коричневые лайковые перчатки, шинель, пальто или плащ-накидка. При летней парадной форме офицеры могли носить как синий, так и белый китель, вместо коричневых перчаток разрешалось носить белые замшевые, а из верхней одежды — пальто или плащ-накидку. Наиболее популярным видом формы одежды стал суконный китель темно-синего цвета со стоячим воротником. Удобство и практичность этого кителя подтверждается тем, что он с минимальными изменениями он использовался и в советском флоте, вплоть до начала 1990-х гг. Сюртук носили только при повседневной зимней форме одежды и только вне строя. Практически не носились мундир, эполеты, треуголка и брюки с галунами.

С болью в сердце восприняли многие офицеры флота приказ по Морскому ведомству № 125 от 16 апреля 1917 г., подписанный морским министром Временного правительства Александром Ивановичем Гучковым. Этим приказом отменялось употребление всех видов наплечных погон, а в качестве знаков различия вводились нарукавные знаки из галуна по образцу английского флота. Неудивительно, что в годы Гражданской войны во всех Белых флотах и флотилиях погоны были введены вновь; этому факту придавалось большое значение, как самому яркому признаку возрождения одного из главных символов офицерской чести, поруганному Февральской революцией. С 1943 г. погоны появились и у советских моряков.

Оглавление книги


Генерация: 0.235. Запросов К БД/Cache: 3 / 1