Глав: 13 | Статей: 19
Оглавление
Нападение на американскую базу Перл-Харбор было первой частью большого наступательного плана Японии на Тихом океане. Главной целью плана был захват месторождений нефти и других стратегических материалов, которые позволили бы Японии вести длительные боевые действия. Налет на Перл-Харбор был согласован с наступлением на юге: Филиппины, Гонконг, Сингапур и Голландская Ист-Индия.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.
С. Ивановi

Предисловие

Предисловие

В 1932 году адмирал Шефилд провел 14-е тактические учения Тихоокеанского флота в районе Гавайев. Самолеты с американских авианосцев провели внезапное нападение на Перл-Харбор и захватили врасплох защитников острова. Ямамото оценил план американского адмирала и постарался извлечь из него для себя урок. Японский адмирал обратил внимание на новый перспективный класс надводных кораблей — авианосцы. Он решил, что эти новые корабли станут основой боевого флота Японии, а палубная авиация будет главным наступательным оружием. Он начал собирать всю доступную ему информацию, касающуюся базы Перл-Харбор. Он собрал все данные об учениях американского флота на акватории в радиусе 500 км от базы на острове Оаху. Были собраны сведения о системе противовоздушной обороны острова, маршруте ежедневных патрулей. Все это позволило Ямамото определить вероятный распорядок базы, а также установить возможные маршруты, по которым американские корабли могут подходить и покидать базу. Американский флот проводил активные учения, поэтому корабли редко стояли в порту. Японцы выяснили, что американским линкорам для того, чтобы покинуть базу, требуется по меньшей мере три часа. Этого времени вполне хватало на то, чтобы провести налет. В случае вынужденного выхода в море, американские корабли стали бы легкой добычей японских подводных лодок. Вокруг базы заранее расположили подводные лодки, которые должны были наглухо перекрыть выход из базы. Кроме боевых кораблей в Перл-Харборе находились доки, склады боеприпасов и топлива, а также другие важные цели. Американцы, также наученные опытом упомянутой учебной атаки, считались с возможностью внезапного нападения с воздуха.

Командующий тихоокеанским флотом адмирал О. Ричардсон считал, что держать флот в гавайских водах слишком рискованно. Он обратился к начальнику штаба ВМФ адмиралу X. Старку с рапортом о цели дальнейшего пребывания флота на базе Перл-Харбор. Ответ Старка не удовлетворил Ричардсона, и командующий добился личной встречи с президентом. В октябре 1940 года, находясь по делам в Вашингтоне, Ричардсон посетил Белый Дом. Рузвельт не придал значения предупреждению Ричардсона. Он заявил адмиралу, что американский флот находится на Гавайях с целью противодействовать агрессивным планам Японии. Адмирал выразил сомнения в компетентности президента в этом вопросе и был смещен со своей должности. 1 февраля 1941 года его место занял адмирал Хазбенд Э. Киммель. Киммель, будучи по натуре конформистом, не сомневался в необходимости держать флот на Гавайях. За оборону Гавайских островов с моря отвечало командование 14-го военно-морского округа (Naval District), которое возглавлял адмирал К. Блок, в прошлом начальник Киммеля.



Базы японской морской авиации

Тем временем в Японии адмирал Ямамото в обстановке строжайшей секретности приступил к разработке плана нападения на Гавайи. Он понимал, что идея нападения на американский флот многим покажется абсурдной. Действительно, у японского флота не было никаких шансов в традиционном морском бою. Но Ямамото в отличие от большинства консервативных японских генералов делал ставку на новые корабли — авианосцы.

В ночь с 11 на 12 ноября 1940 года 21 устаревших английских торпедоносцев Swordfish провело налет на итальянский флот в Трентском заливе. 12 торпедоносцев, шедших двумя эшелонами, сумели потопить или серьезно повредить три итальянских линкора. Потери англичан составили всего два самолета. Эта короткая атака резко изменила соотношение сил на Средиземном море. Секретарь ВМФ США Нокс высоко оценил действия англичан. Он сразу понял, какую угрозу представляет для американского флота, стоящего на якоре в Перл-Харборе, возможный налет японской авиации. Он заявил, что нужно немедленно предпринять определенные шаги, с целью предупредить такую атаку. Остров следовало оборудовать дополнительными зенитными батареями, призванными защитить остров от авиации противника. Кроме того, остров следовало оснастить радарами и другими устройствами, облегчающими обнаружение приближающихся самолетов. Однако аргументов Нокса никто не принял всерьез кроме адмирала Ямамото, который скорректировал свой план в соответствии с новой информацией.

После налета англичан на итальянский флот, японский генштаб поручил двум офицерам осмотреть итальянскую базу. Подполковник Такеси Наито в это время был морским атташе при японском посольстве в Берлине. В феврале 1941 года он прибыл в Трент, чтобы лично оценить ущерб, причиненный итальянским кораблям, а также изучить остатки английских торпед, которые оказались столь эффективным оружием.



Авианосец «Акиги» – флагман вице-адмирала Чуичи Нагумо во время нападения на Перл-Харбор.


 «Акаги» с которого Мацио Фучида руководил налетом на Перл Харбор

Тем временем Ямамото сообщил о своих планах контр-адмиралу Коидзиро Ониси, начальнику штаба 11-го воздушного флота. Они обсудили возможность быстрого перебазирования самолетов с наземных аэродромов на авианосцы, а также определили дальность, с какой следует выпускать самолеты в атаку. Последний вопрос остался без ответа. Ониси заметно охладел к проекту Ямамото, и переадресовал адмирала к своему заместителю, Минору Генда, который был большим энтузиастом авиации, верящим в ее безграничные возможности.

В январе 1941 года Генда активно присоединился к разработке плана, дав за несколько дней ответы на все заданные вопросы и подготовил окончательный рапорт контр-адмиралу Ониси. Трудностью, на которую обратил внимание Генда, были горы, облететь которые не было никакой возможности. Это препятствие могло заметно сократить шансы на успех операции.

Были в плане пункты, в которых мнения Ямамото и Генда принципиально расходились. Адмирал считал, что главной целью удара должны быть линкоры, в то время как Генда настаивал на том, чтобы основной целью были авианосцы. Он заявил, что господство в воздухе будет главным условием победы в войне. Достичь превосходства в воздухе можно было только одним способом — отправив на дно американские авианосцы. Идея Ямомото отправить в налет самолеты-смертники также встретила сильные возражения со стороны Генда. Молодой офицер считал, что такие действия недопустимы. Отправлять на смерть пилотов в самом начале войны, по мнению Генда, было чистейшей воды безумием.

Другим спорным пунктом плана было участие истребителей в налете. Генда был против того, чтобы отправлять в налет крупные силы истребителей, оголяя авианосцы перед возможным ответным ударом противника. Генда считал, что для успешного осуществления к операции следует прилечь 300 самолетов, базирующихся на шести авианосцах. В то время ВМФ Японии располагал четырьмя авианосцами, еще два авианосца — «Сёкаку» и «Дзуйкаку» — находились на последних стадиях постройки. Это отодвигало начало операции как минимум на лето 1941 года. План предусматривал использовать в нападении самолеты 11 — го воздушного флота, поскольку летчики и техники уже имели богатый опыт их эксплуатации.

В марте 1941 года Ямамото и Генда приступили к новому туру обсуждений плана. Спустя два месяца все детали удалось согласовать. Оставалось решить несколько технических вопросов, к сожалению, решение многих из них оттянули до последней минуты.

Пока шли учения японских авианосцев в заливе Кагосима, разведка на Гавайях следила за маневрами американского флота. 22 марта 1941 года японским резидентам на Гавайях было приказано активизировать деятельность и активнее использовать подкуп для получения информации. Американцы перехватили этот приказ, но со странным упорством проигнорировали его.

10 апреля 1941 года был сформирован 1-й воздушный флот. Одновременно сформировали 1-й дивизион авианосцев, в состав которого вошли «Акаги» и «Kara». Сопровождение авианосцев обеспечивали четыре эсминца. В состав 2-го дивизиона авианосцев вошли «Сорю» и «Хирю» с четырьмя другими эсминцами сопровождения.



Авианосец «Сёкаку».


Авианосец «Дзуйкаку».

В конце апреля в районе острова Кюсю прошли интенсивные учения, в ходе которых отрабатывалось бомбометание по кораблям. В качестве цели использовался линкор «Сетцу». Первый налет пикирующие бомбардировщики провели с высоты 3000 м. В качестве бомб использовали десятикилограммовые дымовые бомбы. Результаты бомбометания оказались символическими. В ходе длительной штурмовки удалось добиться всего пяти попаданий.

На основе разведывательной информации Генда заключил, что американские самолеты никогда не патрулируют северные районы Гавайев. Вероятность встретить в том районе американские корабли также была минимальной. Осенние и зимние туманы, которые накрывали Гавайи с севера и северо-востока, могли послужить отличным укрытием для японской эскадры. При этом американцы могли заметить японские корабли лишь в конце маршрута, уже в момент старта самолетов. Серьезную проблему представлял ограниченный запас топлива, пополнять который приходилось бы по дороге с помощью танкеров. Японские корабли не были приспособлены для столь дальних походов — политика императорской Японии не предполагала строительства кораблей с большим запасом хода. Генеральный штаб верил в повторение успеха Цусимы, когда война на море выигрывалась бы в одном генеральном сражении в непосредственной близости от Японии. Только семь кораблей могли пройти маршрут от залива Хитокаппу до острова Оаху. Это были авианосцы «Кага», «Секаку», «Дзуйкаку», линкоры «Хией» и «Кирисима», а также два тяжелых крейсера «Тоне» и «Чикума». Остальным кораблям требовалась дозаправка. В середине 1941 года легкий крейсер «Абукума» и несколько эсминцев проводили интенсивные учения по дозаправке в открытом море. Эсминцы отрабатывали дозаправку, швартуясь к левому или правому борту танкера, а также за его кормой. Авианосцы «Акаги», «Сорю» и «Хирю» должны были взять на борт дополнительный запас топлива в бочках, которые расставлялись по всем свободным участкам палуб. По соображениям остойчивости эсминцы сопровождения и легкий крейсер «Абукума» не могли взять дополнительный запас топлива. Поэтому план предусматривал одну дозаправку для авианосцев и две для кораблей сопровождения. Несмотря на высокую подготовку экипажей, большой фактор неопределенности вносила погода, из-за которой вся операция могла быть поставлена под вопрос.

До этого времени еще не был решен вопрос о том, как придется сбрасывать торпеды в высокие волны Перл-Харбора. Рапорты от офицеров, посетивших Трент, позволили начать работы в этом направлении. Арсенал в Йокосуке приступил к модернизации имеющихся торпед. Однако пробные сбросы торпед не принесли ожидаемых результатов. Торпеды зарывались слишком глубоко, и требовалось не менее 200 метров, чтобы торпеда вышла на боевую глубину. Таким образом, применять торпеды при налете на Перл-Харбор не было никакой возможности. Кроме того, американцы обычно швартовали корабли парами. Снаружи линкоры прикрывались менее крупными кораблями, поэтому были хорошо защищены от торпед. Единственной возможностью поразить линкор было использовать бронебойные бомбы. Из имевшихся в арсенале японской авиации бомб ни одна не могла подойти на эту роль.



Самыми маленькими авианосцами в операции были «Сорю» (сверху) и «Хирю» (снизу).



Группа летчиков-истребителей с «Сёкаку», ноябрь 1941 года, база Оита. Во втором ряду второй слева лейтенант Macao Изука. Рядом с ним капитан Такуми Хоаси.

Пробные метания бомб массой 250 кг прошли успешно, но по расчетам бомбы не пробивали броню американских линкоров. Было решено использовать в качестве бомб 409 мм снаряды главного калибра линкоров «Нагато» и «Муцу». На снаряд наваривалось хвостовое оперение, и получалась авиабомба массой 800 кг. Такая бомба по расчетам уже могла пробить самую толстую броню линкора класса «Maryland», и разорваться внутри корпуса корабля, причинив ему тяжелые повреждения. Импровизированную бомбу приняли на вооружение как Тип 99 номер 80 модификация 5. Очень быстро были готовы несколько бомб, которых использовали в опытном бомбометании по макету линкора «West Virginia». Однако все бомбы, сброшенные самолетами морского авиационного корпуса из Йокосуки, легли мимо цели. Вскоре к испытаниям привлекли пилотов 1-го воздушного флота Мицуо Фучиды. Новая серия испытаний также закончилась неудачно. Макет удалось поразить лишь спустя несколько дней. Было решено, что бомбометание будет проводиться с высоты 3000 метров, опускаться ниже было невозможно из-за зенитного огня.

25 августа подполковник Мицуо Фучида (15 октября произведенный в полковники) прибыл на борт авианосца «Акаги» в качестве командующего всех частей 1-го воздушного флота.



Истребители с «Акаги», январь 1941 года, база Кагосима. Во втором ряду в центре подполковник Сигеру Итая, командир истребителей сопровождения первого эшелона. Справа от него сидит капитан Сабуро Синдо.


Экипажи пикирующих бомбардировщиков с «Акаги», январь 1941 года, база Кагосима.


Экипажи пикирующих бомбардировщиков с «Сорю», ноябрь 1941 года, база Касанохара.


Группа истребителей с «Дзуцкаку» на палубе авианосца перед налетом. Во втором ряду третий справа капитан Macao Сато, командир эскадрильи. Слева от него капитан Масатоси Макино, дальше лейтенант Юзо Цукамото (командир группы прикрытия эскадры).

Вместе с Минору Генда он проводил в заливе Кагосима подготовку пилотов, которые должны были участвовать в налете на Перл-Харбор. В ходе учений снова обнаружилась проблема с торпедами. Пилотам не удавалось сбросить торпеды при глубинах менее 12 метров, несмотря на то, что торпеды оснащались деревянными стабилизаторами. Учения продолжались весь сентябрь, но так и не дали ожидаемых результатов.

В конце сентября группа японских специалистов из Йокосуки, проводившие эксперименты над торпедными стабилизаторами, удалось добиться первых успехов. Работая над торпедой Модель 2, они сумели добиться уверенного сброса торпеды при глубинах до 13 м.

В октябре новая торпеда была принята на вооружение как Тип 91 Модификация 2. В конструкцию торпеды по сравнению с базовой моделью внесли ряд изменений, которые, к сожалению, привели к росту массы торпеды. Торпеда оснащалась стабилизаторами, установленными в хвостовой части. Эти стабилизаторы не давали торпеде глубоко зарываться в воду, а также обеспечивали ей быстрый выход на боевую глубину. Торпеду следовало сбрасывать с высоты 10 м (или 20 м для усовершенствованных образцов). Минимальная дальность сброса 200 м. Это расстояние требовалось для активизации запала торпеды. Скорость самолета в момент сброса ограничивалась 160 узлами. Механизм глубины стоял на всех торпедах и позволял торпеде после погружения выходить на глубину атаки 2 метра.

Торпеды, подготовленные к налету на Перл-Харбор, отличались повышенной надежностью. Все они оснащались деревянными стабилизаторами, закрепленными на металлическом оперении торпеды. Небольшие стабилизаторы, установленные перед рулями с обеих сторон, помогали торпеде держать нужную глубину сразу после сброса. После того, как торпеда выходила на нужную глубину, стабилизаторы на ее оперении помогали торпеде удерживать глубину и курс. Пилоты, проводившие опытные сбросы, определили, что лучших результатов удавалось добиться при угле атаки 17–20 гр. Если торпеду сбрасывали с большой высоты, она зарывалась в дно залива. Если торпеду сбрасывали на большой скорости, то при ударе о воду повреждались стабилизаторы и торпеда могла отклониться от курса. Пилоты сами решали с какой высоты им сбрасывать торпеду. Каждый из них ощущал на себе огромный груз ответственности. Все этапы атаки он должен был проводить по своему усмотрению (выбор цели, дистанция до цели, скорость самолета, коррекция высоты сброса, сближение с целью). Простая ошибка в оценке дистанции до цели могла привести к тому, что запал торпеды не успевал привестись в боевое положение.



Панорама базы корпуса морской пехоты США Эва (в глубине). На переднем плане заброшенная база Барберс-Нойшт.


На палубе «Акаги», район Хитокаппу. Слева на право видны авианосцы: «Кика», «Сёкаку», «Дзуйкаку», «Хирю» и «Сорю». 23 ноября 1941 года.


Банкет на борту «Акаги», данный 25 ноября перед выходом в поход. Банкет ознаменовал окончание цикла оперативно-штабных учений. Собравшиеся офицеры подняли тост за Императора, а также за успех предстоящей операции. Па снимке под пиллерсом сидит полковник Мицуо Фучида.

Проблему представлял и сам процесс оснащения торпед стабилизаторами. До 15 октября арсенал мог собрать 30 торпед. Другая партия в 50 торпед должна была поступить в последних числах октября. Еще одна партия в 100 торпед могла быть доставлена не ранее конца ноября. Однако командование настаивало на интенсификации тренировок, что заставило ускорить работы над торпедами. В результате в период с 30 октября по 4 ноября удалось получить достаточное для учений число торпед. Первые испытания со сбросом на глубине 12 метров прошли успешно. Все оставшееся время экипажи отрабатывали элементы атаки в море между островами Кюсю и Окинава. В конце октября самолеты в двух группах прошли двухнедельную практику. Учебные воздушные бои вела группа, состоявшая из истребителей А6М2. Другая группа, составленная из бомбардировщиков-торпедоносцев B5N2 и пикирующих бомбардировщиков D3A1, отрабатывала бомбометание по надводным и наземным целям. В каждой группе из девяти бомбардировщиков-торпедоносцев четыре лучших экипажа отрабатывали сброс торпед. Летчиков доставили на базу в Кагосиме и там они отрабатывали заход на цель и уход из-под заградительного зенитного огня в районе цели. План полета заключался в следующем. На высоте 2000 м самолеты выходили к городу Сакурадзима. Далее, командир звена снижался до 500 м и вел звено по дуге над долиной реки Коцуки, имитирующей долину между горными гребнями на острове Оаху. Следующее снижение до 50 метров проводилось над долиной Ивасакидани (имитирующей район к югу от Перл-Харбора), а над базой Кагосима самолеты снижались до 15 м, отрабатывая заход на цель. Отрабатывались взлет в темноте, а также ночная торпедная атака.

К тому времени, как в строй встали авианосцы «Сёкаку» и «Дзуйкаку», экипажи четырех авианосцев находились в непрерывных тренировках. Благодаря этим мерам удалось заметно поднять боеспособность кораблей, а также наладить взаимодействие между моряками и летчиками. 8 августа в строй встал авианосец «Сёкаку» и немедленно подключился к маневрам. Покинув базу в Йокосуке, авианосец прибыл в залив Ариаке и там вошел в состав 5-го дивизиона авианосцев. В течение двух месяцев экипажи самолетов авианосца проходили курс ускоренной подготовки, отрабатывая взлет и посадку на палубу. 25 сентября в строй встал и авианосец «Дзуйкаку».



Авианосцы в северной части Тихого океана. На снимке, сделанном с палубы «Акаги», видны «Кага» и «Дзуйкаку» (справа).


Палуба «Дзуйкаку». Следом за ним идут «Кага» и «Акаги».


Снимок с кормы «Акаги». За ним видны «Кага» и «Дзуйкаку».

Кульминацией маневров стал сбор 3 ноября всех шести авианосцев с кораблями сопровождения в заливе Ариаке. На следующий день, 4 ноября, эскадра провела генеральную репетицию налета на Перл-Харбор. Авиационные дивизионы, ведомые лично Мицуо Фучидой, поднялись с палуб четырех авианосцев (5-й дивизион в операции не участвовал) и провели атаку цели в заливе Кагосима. Самолеты обнаружили и атаковали двумя эшелонами цель, удаленную на 200 миль от авианосцев. Первый эшелон атаковал в 7:00, в 8:30 атаковал второй эшелон. На расстоянии около 20 миль от Саэки полковник Фучида отдал приказ начать атаку. Пикировщики D3A1 набрали высоту, а торпедоносцы B5N2, напротив, снизились. Целями для самолетов служили японские линкоры, участвовавшие в маневрах. В составе второго эшелона были пикировщики D3A1 и самолеты B5N2 в бомбардировочном варианте. Во втором эшелоне не было торпедоносцев по той причине, что на этой стадии атаки уже не предусматривался элемент внезапности. Пикирующие бомбардировщики отрабатывали бомбометание на плавучих целях, а торпедоносцы-бомбардировщики упражнялись в районе аэродрома Саэки. В 9:30 маневры завершились. Корабли, участвовавшие в маневрах, возвратились в залив Ариаке. Вечером на авианосец «Акаги» прибыл адмирал Ямамото.

Во время совещания, состоявшегося на борту авианосца, адмирал подтвердил сведения о идущих переговорах с американцами, а также о продолжающейся параллельно подготовке к войне. Был разобран ход учений, упомянуты обнаруженные трудности, в частности, недостаточно надежное действие боевых головок торпед. Кроме того, торпеды все еще часто уходили на слишком большую глубину, что в условиях мелководья Перл-Харбора означало зарывание торпеды в грунт.

7-8 ноября 1941 года Минору Генда прибыл в Кагосиму на совещание с пилотами торпедоносцев. Главной темой совещания был способ уменьшить глубину погружения торпед. Было предложено два способа. Первый, уже известный способ заключался в сбросе торпед с высоты 20 м на скорости не более 100 узлов. Второй способ состоял в том, что при той же скорости самолет следовало снизить до 10 м, а его нос наклонить вперед на 1,5°. Второй, совершенно новый способ, был тут же опробован командующим авиабазой в Кагосиме Сего Масудой. Ему удалось добиться 80 % попаданий. 5 ноября проводились учения с участием истребительных групп. В 9:00 истребители «Зеро» начали бой на удалении 8 миль к северу от атакованной цели, имитируя отражение контрудара американской авиации с баз на острове Оаху. Учения завершились в 11:40. Была отработана техника отражения атаки американских истребителей.

Тем временем адмирал Ямамото старался убедить начальство в необходимости провести неожиданный налет на Перл-Харбор. План нападения был представлен начальнику Генерального Штаба адмиралу Осами Нагано. Подробный план, подготовленный Ямамото, должен был стать последним аргументом, убеждающим морское командование в успешности всей операции. В период с 11 по 16 сентября в Императорской Академии ВМФ проводились штабные учения, отрабатывающие план воздушной атаки Перл-Харбора. В ходе учений стало ясно, что затопленные в мелководном заливе американские линкоры могут быть в короткое время подняты, отремонтированы и возвращены в строй. Атака была бы более эффективной, если бы ее проводили в глубоких водах Лахайни. Затопленные там корабли были ли бы потеряны для американцев навсегда. В ходе учений была назначена первая дата налета на Перл-Харбор — 16 ноября 1941 года. Однако эта дата была слишком близкой, чтобы авиация и флот смогли подготовиться к операции. Официально штабные учения завершились 20 сентября 1941 года.

В Генеральном Штабе ВМФ 24 сентября 1941 года, в оперативном отделе главнокомандующий флотом адмирал Ямамото участвовал в дискуссии, посвященной налету на Перл-Харбор. Одним из аргументов был тот факт, что имевшихся запасов топлива хватало бы на 18 месяцев боевых действий. Если Япония думала о проведении войны, то ее следовало бы начать немедленно, или забыть о ней навсегда. В ходе дискуссии столкнулись взгляды двух школ. Консерваторы считали необходимым сначала ударить на юге, и лишь в случае вступления Соединенных Штатов в войну, подготовиться к решающей битве, которая должна была произойти недалеко от Японии. Фактически, эти адмиралы намеревались провести еще одно Цусимское сражение. Сторонники адмирала Ямамото думали иначе. Они видели перспективы, открываемые авианосцами. Эффективность палубой авиации уже была доказана в ходе войны с Китаем. Конец спорам положил адмирал Ямамото, который заявил, что раз он занимает должность командующего, то всем следует исполнять его приказы.

24 сентября министр иностранных дел в зашифрованной телеграмме японскому консулу в Гонолулу приказал выяснить расположение американских кораблей. Особое внимание следовало уделить кораблям, пришвартованным парами. Базу в Перл-Харборе поделили на пять зон, это должно было облегчить обмен информацией.

4 ноября 1941 года во время заседания командования императорского ВМФ было принято решение о начале войны. На следующий день объединенный флот получил приказ № 1.7 ноября датой нанесения удара по Перл-Харбору было объявлено 8 декабря.

13 ноября «Акаги» поднял якоря и направился в сторону Кагосимы. На борт авианосца прибыли летные офицеры: Мурата, Фучида и Масуда. После полудня на борт «Акаги» прибыл адмирал Нагумо со своим штабом. Тем временем другие авианосцы эскадры принимали авиационные экипажи. Переброска большого числа техники и живой силы на авианосцы оказалось делом достаточно сложным. Провести операцию незаметно для американцев можно было только при известной подготовке и растянутости во времени. 16–17 ноября авианосцы «Сёкаку», «Дзуйкаку», «Сорю» и «Хирю» приняли на борт полный комплект самолетов.

17 ноября 1941 года все авианосцы, предназначенные для участия в операции, прибыли в залив Саэки. Линкор «Нагато» с адмиралом Ямамото на борту покинул Ивакуни и также бросил якоря в Саэки. В 15:00 Ямамото прибыл на «Акаги» вместе со своими начальниками штабов. На борту авианосца собралось около 100 высших морских и летных офицеров, в том числе вице-адмирал Нагумо со штабом, капитаны кораблей с помощниками, а также командиры авиачастей, перебазировавшихся на авианосцы. Ямамото произнес короткую речь, которую закончил заверением в успешности предстоящей операции.



Расчеты универсальных 127-мм орудий изготовились к стрельбе, «Акаги».

Около 16:00 один за другим корабли покинули бухту Саэки. Первым в поход вышел авианосец «Хирю» с двумя эсминцами сопровождения. Следом за ним выступил «Сорю», также в сопровождении эсминцев. Вскоре авианосцы разошлись. «Хирю» обошел остров Окиносима и вышел в открытое море, направившись к точке сбора в районе Курильского архипелага. На закате «Сорю» обошел южную оконечность острова Сикоку и взял курс на залив Танкан. Позднее залив Саэки покинули авианосцы «Сёкаку» и «Дзуйкаку». Они взяли курс на залив Беппу, откуда также направились в сторону Курил. Тем временем удалось устранить неисправность в системе выхлопа «Сёкаку» и корабль смог продолжить участие в операции.

С наступлением темноты авианосец «Акаги» также поднял якоря и покинул залив Саэки. В районе острова Нанпо корабль взял курс на север и пошел в направлении залива Танкан, пройдя мимо Йокосуки и Иокогамы. Авианосец «Kara» перед сбором в заливе Саэки, в период с 11 по 14 ноября стоял в доке в Сасебо. 17 ноября, покинув залив Саэки, авианосец вернулся в Сасебо и принял на борт 100 торпед, предназначенных для удара по Перл-Харбору. Кроме того, на борт «Каги» поднялись специалисты из Йокосуки, которые уже в море завершили все необходимые переделки в конструкции торпед.



Совещание летчиков-истребителей на палубе «Акаги» S декабря. Корабль уже полностью подготовлен к бою.


Совещание пилотов на палубе «Каги».

Одним из агентов японской разведки, отправленных на борту пассажирского парохода «Тайё-мару», был офицер морской авиации Сугуру Сузуки. В сентябре он получил приказ отправиться на Гавайи и собрать там всю добытую японской разведкой информацию. Вместе с Сузуки на Гавайи прибыли специалисты по подводным вооружениям Маэдзима и Мацуо. Задачей последнего было разработать план применения миниатюрных подводных лодок. «Тайё-мару» покинул Иокогаму и направился на север, двигаясь курсом, похожим на предполагаемый курс эскадры. На маршруте Сузуки каждый день проводил подробные метеорологические измерения, фиксируя видимость, силу и направление ветра, степень продольной и поперечной качки, а также состояние моря. Чем ближе корабль приближался к Оаху, тем более точными и подробными становились исследования офицера. На расстоянии 200 миль от Оаху он заметил первые американские патрульные самолеты. В 100 милях Сузуки отметил уже групповые полеты американцев. В то же время, к северу от Оаху не встретилось ни одного корабля. «Тайё-мару» вошел в залив Гонолулу утром в субботу 1 ноября. На следующее утро Сузуки и Маэдзима осмотрели в бинокль базу Перл-Харбор. Наблюдение затруднялось тем обстоятельством, что база находилась на значительном удалении от Гонолулу. На борт парохода в тот же день прибыл японский консул Кита, который передал офицерам информацию, собранную японской и немецкой разведкой. Сузуки передал консулу список из 100 вопросов, составленный штабом ВМФ. Кита убыл в консульство, чтобы там подготовить ответы. Там консул передал вопросник агенту Йосикаве. Йосикава работал целые сутки. В последний раз он лично проверил всю собранную информацию. Кроме ответов на вопросы разведчик представил множество карт и набросков. Он указал запасные аэродромы, и даже обозначил поля для гольфа, с которых при необходимости могли взлетать самолеты. Пока «Тайё-мару» стоял в Гонолулу, Сузуки постоянно занимался наблюдениями за американскими самолетами. 5 ноября корабль покинул Гонолулу и лег на обратный курс. 17 ноября «Тайё-мару» прибыл в Японию. Сузуки получил приказ прибыть на борт линкора «Хией». На следующий день линкор покинул Йокосуку и взял курс на залив Танкан.

Прежде чем эскадра начала концентрировать силы в заливе Хитокапу, в залив вошла канонерка «Кунадзири», которая выступала в роли плавучей станции связи. Этот шаг должен был сократить до минимума присутствие в эфире японских кораблей.

22 ноября в 15:15 сбор эскадры был завершен. Последним в залив вошел авианосец «Сёкаку».

Вспомогательные суда последовательно заправляли боевые корабли топливом, водой, пищей для экипажей. На борт авианосцев было погружены тысячи бочек с топливом. По соображениям секретности все транспорты должны были оставаться в заливе Хитокапу до 10 декабря.



Бомбардировщик-торпедоносец Тип 97 модель 3 (B5N2), «Сорю». Пилот матрос 1-й статьи Назаки, командир фельдфебель Ясиро, стрелок-радист матрос 1-й статьи Вакабаяси.


Торпеда «Тип 91 модификация 2», использовавшаяся в ходе налета на Перл-Харбор.

Оглавление книги


Генерация: 0.379. Запросов К БД/Cache: 0 / 0