• Тут

    Смотрите тут курсы avaya.

    www.deltat.ru


Глав: 15 | Статей: 15
Оглавление
Его величали «бесстрашным рыцарем Рейха».

Его прославляли как лучшего танкового аса Второй мировой.

Его превозносила геббельсовская пропаганда.

О его подвигах рассказывали легенды.

До сих гауптштурмфюрер Михаэль Bиттманн считается самым результативным танкистом в истории – по официальным данным, за три года он уничтожил 138 танков и 132 артиллерийских орудия противника.

Однако многие подробности его реальной биографии до сих пор неизвестны. Точно задокументирован лишь один успешный бой Виттманна, под Вилье-Бокажем 13 июня 1944 года, когда его тигр разгроми британскую колонну, за считанные минуты подбив около 20 вражеских танков и бронемашин. Не до конца прояснены и обстоятельства смерти Виттманна – существует несколько взаимоисключающих версий его гибели. Почти 40 лет его экипаж считался пропавшим без вести – его останки были обнаружены только в 1983 году...

Эта книга — первая русская биография знаменитого танкового аса, подробный рассказ о его боевом пути от простого артиллериста до командира роты тяжелых танков. Изучив всю доступную литературу, проанализировав противоречивые сведения и показания очевидцев, пересмотрев список боев и побед, автор разоблачает многочисленные мифы о «лучшем танкисте всех времен и народов», сложенные еще при жизни Виттманна и окружающие его имя после смерти, вплоть до наших дней.

Глава 1. «ЛЕЙБШТАНДАРТ»

Глава 1. «ЛЕЙБШТАНДАРТ»

Создание тяжелых танковых батальонов для специального бронетанкового корпуса СС было запланировано еще на 1942 год. Но на этой задумке в декабре 1942 года был поставлен крест. В итоге каждая из дивизий танкового корпуса: «Лейбштандарт», «Рейх» и «Мертвая голова» получила по одной роте тяжелых танков. Организация данных рот несколько отличалась от традиционных подразделений. Первоначально в каждую роту «тигров» должен был входить взвод средних танков, с задачей прикрывать тяжелые машины от поражения огнем противника с близкого расстояния.

По мере дальнейшего расширения танкового корпуса СС из «тигров» были сформированы самостоятельные танковые батальоны, которые стали постоянными подразделениями танковых корпусов СС. Тяжелые танковые роты, входившие в дивизии «Лейбштандарт» и «Рейх», были выведены из подчинения соответствующих бронетанковых полков и стали самостоятельными единицами соответственно I и II танковых корпусов СС. Тяжелые танковые батальоны уже к середине Второй мировой войны появились и в III танковом корпусе СС, но в рамках IV танкового корпуса СС (дивизии СС «Мертвая голова» и «Викинг») их формирование не закончилось даже к концу войны. Вплоть до 1945 года в составе дивизии СС «Мертвая голова» продолжала оставаться только рота тяжелых танков, которая не была самостоятельным подразделением, а подчинялась командованию полка.


«Тигр» в движении

4-я рота бронетанкового полка дивизии СС «Лейбштандарт» получила в свое распоряжение танки «тигр» в начале 1943 года. Где-то в январе 1943 года первые тяжелые танки стали поступать на вооружение в дивизии II танкового корпуса СС, которым командовал Пауль Хауссер.

Если посмотреть на боевой путь элитной части ВаффенСС — «Лейбштандарта Адольф Гитлер», то она принимала участие в кампании против Польши, в захвате Голландии, Бельгии, Франции, балканской кампании, агрессии против СССР. Но при этом надо отметить, что с лета 1942 года «Лейбштандарт» являл собой что-то вроде усиленного полка или, правильнее говорить, эсэсовской бригады.

Первое расширение ожидало «Лейбштандарт» во время боевых действий во Франции, когда в его составе появились собственные противотанковое, зенитно-артиллерийское и саперное подразделения. К концу французской кампании в «Лейбштандарте», кроме всего прочего, имелась батарея штурмовых орудий (самоходных артиллерийских установок), артиллерийский и разведывательный батальоны. Накануне вторжения в СССР в «Лейбштандарт» был добавлен четвертый пехотный батальон. Когда началась операция «Барбаросса», обергруппенфюрер Зепп Дитрих имел под своим началом четыре пехотных батальона, батальон, вооруженный легкими и тяжелыми полевыми орудиями, а также противотанковый батальон, который был оснащен 50-миллиметровыми орудиями. Кроме этого, под его командованием находились батальон Щенбергера, рота самоходных 47-миллиметровых противотанковых орудий, батарея штурмовых орудий, батальон легкой зенитной артиллерии и артиллерийский полк, который был укомплектован двумя усиленными батальонами. Видно, что к 22 июня 1941 года «Лейбштандарт» по своим силам был равен усиленному полку.


Оберстгруппенфюрер СС, генерал-полковник Ваффен-СС, командующий «Лейбштандартом Адольф Гитлер» Зепп Дитрих.

К этому моменту «Лейбштандарт» обладал едва ли не легендарной репутацией и был (хотя и не совсем официально) провозглашен главной воинской частью Германского рейха. При этом имелась тенденция поручать «Лейбштандарту» задания, которые обычно возлагались на дивизии. Миф о «Леибштандарте», который постепенно формировался вокруг этой воинской части, не давал никаких практических преимуществ. Из раза в раз в тяжелых условиях командованию приходилось подтверждать репутацию «Лейбштандарта» как самой боеспособной части. В итоге почти всегда это было сопряжено с предельно большими потерями в личном составе. На начало Великой Отечественной войны единственным бронетанковым подразделением в «Лейбштандарте» была батарея штурмовых орудий.

Планы относительно увеличения и усиления застали «Лейбштандарт» уже на Восточном фронте. Почти всю зиму 1941 года «Лейбштандарт» занимал позиции близ Самбека. В феврале 1942 года в местечке Вильдфлекен началось формирование танкового батальона. Личный состав в данный батальон набирался из самых разных учебных и резервных частей. Первоначально командование тремя танковыми ротами и штабной ротой осуществлялось шгурмбаннфюрером СС Манке. Однако Манке вскоре тяжело заболел, после чего командование батальоном принял штурмбаннфюрер Шёнбергер. На тот момент в танковых ротах «Лейбштандарта» на вооружении стояли средние танки PzIV, оснащенные короткоствольным 75-миллиметровым орудием.

Формирование батальона, которое теперь велось в специальном лагере близ Хаустенбека, было завершено в июне 1942 года. Почти сразу же танковый батальон «Лейбштандарта» был направлен по железной дороге на Восточный фронт, чтобы воссоединиться с основными силами воинской части. Разгрузка эшелонов с техникой происходила в Сталино, где уже на полных парах шло создание двух пехотных полков. Основой для них должны были послужить отведенный с Ленинградского фронта 5-й батальон, и заново сформированный 6-й пехотный батальон. Но в том же июне 1942 года «Лейбштандарт» в полном составе был вновь погружен в железнодорожные составы и направлен во Францию. Именно там он должен был быть преобразован в панцергренадерскую дивизию «Лейбштандарт». Почти все подразделения были увеличены на порядок. Так, в составе «Лейбштандарта» возникли противотанковый батальон и батальон штурмовых орудий, а уже ранее существовавший батальон зенитной артиллерии был расширен до шести батарей, а артиллерийских батальонов стало четыре. В составе пехотных полков были созданы специальные части: разведывательные, саперные и противотанковые роты и т.д. К моменту, когда на Восточном фронте «Лейбштандарт» участвовал в Харьковской битве, оба его панцергренадерских полка имели самую высокую численность: один состоял из двадцати рот, а второй — из девятнадцати.

Осенью 1942 года 3-й батальон 2-го панцергренадерского полка был преобразован в мотопехотный и был полностью оснащен бронетранспортерами. В то же самое время в Эвре шло формирование танкового батальона. Уже существовавший к тому моменту танковый батальон стал 2-м батальоном танкового полка «Лейбштандарта». Согласно этому произошло и изменение нумерации танковых рот. 1-я, 2-я и 3-я танковые роты стали соответственно 5-й, 6-й и 7-й. 1-м танковым батальоном командовал штурмбаннфюрер СС Макс Вюнше, а 2-м танковым батальоном — гауптштурмфюрер СС Мартин Гросс. Командование танковым полком «Лейбштандарта» было поручено штурмбаннфюреру Шёнбергеру. Каждый из танковых батальонов состоял из трех танковых рот и штабной роты.


Оберстгруппенфюрер СС и генерал-полковник Ваффен-СС Пауль Хауссер

В то же самое время вновь появляются планы объединить три панцергренадерские дивизии СС («Лейбштандарт», «Рейх»и «Мертвая голова») в единый танковый корпус Ваффен-СС, которым должен был командовать Пауль Хауссер. В составе единого танкового корпуса СС уже было предусмотрено существование самостоятельного тяжелого танкового батальона. Его формирование началось осенью 1942 года в Фаллингбостеле (Германия). Именно этот батальон должен был быть самым первым вооружен новым на тот момент немецким танком — «тигр». Предполагалось, что каждая из трех эсэсовских дивизий выделит из своего состава личный состав для создания трех танковых рот (одна дивизия — одна рота). Однако на практике только у второй танковой роты появился командир — гауптштурмфюрер Герберт Кульман. Создание самостоятельного корпусного тяжелого танкового батальона было решено в очередной раз отложить. В итоге каждая из трех дивизий получала в свой состав свою собственную тяжелую танковую роту, укомплектованную «тиграми». Так, в ноябре 1942 года в «Лейбштандарте» появились первые тяжелые танки «тигры».

15 октября 1942 года Главное оперативное управление СС выпустило приказ «О формировании тяжелой танковой роты танкового полка дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Запланированная вначале как 1-я рота отдельного тяжелого танкового батальона танкового корпуса Ваффен-СС с почтовым индексом 03828, эта рота переводилась в «Лейбштандарт». Теперь ее военный почтовой индекс был 48165.

Местом ее окончательного укомплектования должен был стать уже упоминавшийся выше городок Эвре (Нормандия), где дислоцировался танковый полк «Лейбштандарта». Однако сама уже начавшая формироваться тяжелая танковая рота все еще располагалась в Фаллингбостеле, а стало быть, была весьма удалена и от полка и от места расположения самой дивизии. В итоге командование «Лейбштандарта» должно было обеспечить кадрами состав роты, которая к тому моменту в большей степени существовала только на бумаге. Главное оперативное управление СС должно было одобрить проведенные замены. Речь шла не только об офицерах. Дивизии предстояло подобрать для новой роты также унтер-офицеров и рядовой состав. В итоге состав тяжелой танковой роты формировался не только из служащих танкового полка, но и батальона штурмовых орудий, а также учебного танкового батальона СС.


Гауптштурмфюрер СС Клинг, награжденный Рыцарским крестом

На Рождество 1942 года тяжелая танковая рота «Лейбштандарта» была передана под командование гауптштурмфюрера СС Клинга. Хайнц Клинг родился в Касселе 10 сентября 1913 года. 27 августа 1935 года он поступил на службу в 7-ю роту эсэсовского полка «Германия», которая базировалась в Арлозене. Чуть позже Клинг проходил обучение в юнкерской школе СС в Бад-Тёльце. 9 ноября 1938 года, после присоединения к Германии Судетской области, он был возведен в чин унтерштурмфюрера СС, став командиром 10-й роты полка СС «Германия». Во время Польской кампании он принимал участие в боях в составе 9-й роты, а несколько позже был переведен в состав 12-го полка (штандарта) «Мертвой головы», где принял командование -6-й ротой. Получив звание оберштурмфюрера СС, он командовал 3-й ротой и в качестве ее командира 20 августа 1940 года был награжден Железным крестом второго класса. После того как в конце лета 1940 года его эсэсовский штандарт был расформирован, он возглавил 10-ю роту в 15-м штандарте «Мертвой головы». С декабря 1940 года он командовал 1-й ротой 5-го пехотного полка дивизии «Мертвая голова». Его рота побывала почти на всех восточных территориях от Растебурга (Кенштин) до Вишау. В июле 1941 года он оказался в Брюне, где и принял под свое начало 18-ю роту 4-го батальона «Лейбштандарта». После начала агрессии против Советского Союза Клинг был дважды ранен в ногу. В итоге 16 июля 1941 года он был награжден Железным крестом первого класса, а 9 ноября того же года произведен в чин гауптштурмфюрера СС. После второго ранения он провел несколько месяцев в госпитале. В итоге в июне 1942 года он был направлен в резервный батальон СС, где впоследствии занимался подготовкой командиров танковых рот. В ноябре 1942 года Клинг получил приказ направиться во 2-й батальон танкового полка «Лейбштандарта». В Фаллингбостель он прибыл 24 декабря 1942 года. С этого момента он командовал тяжелой танковой ротой дивизии «Лейбштандарт». По своему составу рота «тигров» была во много уникальным подразделением. В ней числилось 306 человек, которым было придано 119 машин, включая танки. Несмотря на то, что Клинг командовал ротой, его официальные обязанности были весьма близки к функциям командира батальона. Его непосредственным помощником был оберштурмфюрер СС Вальдемар Шютц, который формально являлся лишь командиром взвода, но в помощи Клингу реально доходил в своих полномочиях до командира роты. В командовании танковыми подразделениями это был уникальный случай. Когда рота «тигров» начала свои действия на Восточном фронте, Шютц так и остался командиром 1-го взвода.


Оберштурмфюрер СС Вальдемар Шютц

Вальдемар Шютц родился 9 октября 1913 года в Даузенау. С молодости он двигался по партийной и военной лестнице. Так, например, в 1937 году он стал юнкером одного из орденсбургов («орденских замков»). После Польской кампании «Лейбштандарт» переместился в Прагу. Штаб элитной части и некоторые офицеры «Лейбштандарта» разместились в Бад-Эмсе. 7 декабря 1939 года бургомистр этого местечка пригласил к себе на встречу сотрудников штаба «Лейбштандарта» во главе с обергруппенфюрером Зеппом Дитрихом. На встрече присутствовал и Вальдемар Шютц, который являлся приятелем бургомистра. Во время застольной беседы Шютц спросил, не мог ли бы он вступить в ряды «Лейбштандарта». 3епп Дитрих спросил одного из своих офицеров: «Кайльхаус, мы можем принять его к нам?», в ответ про звучало: «Мы не можем, а Вы лично — можете». В итоге вопрос был решен за несколько минут. Так Шютц оказался в 13-й роте. 8 декабря 1939 года он снял партийную форму юнкера орденсбурга и облачился в серую униформу Ваффен-СС. В марте 1940 года Зепп Дитрих послал Шютца в юнкерскую школу СС в Бад-Тёльц, чтобы тот после ее окончания стал кандидатом в офицеры СС. В итоге 9 ноября 1940 года Шютц стал унтерштурмфюрером. Во время Балканской кампании и нападения на СССР он служил в своей старой роте (в то время 1-я рота тяжелого батальона). В 1941 году он получил в награду пехотный знак «За атаку», а чуть позже Железный крест второго класса. В начале 1942 года Шютц перешел в 1-ю танковую роту и перебрался в Вильдфлекен. В Эвре он оказался в 7-й танковой роте, а в ноябре 1942 года уже в звании оберштурмфюрера СС занимался в Фаллингбостеле комплектацией 7-й роты тяжелыми танками.


Унтерштурмфюрер СС Ханнес Филипсен

Командиром 2-го взвода роты тяжелых танков был унтерштурмфюрер СС Ханнес Филипсен. «Ганнес» родился 16 декабря 1921 года в Доллерупе в окрестностях Фленсбурга, который лежал на границе с Данией. В сентябре 1939 года семнадцатилетний студент сельскохозяйственного факультета и юнгштаммфюрер местной ячейки Гитлерюгенда намеревается добровольцем уйти на фронт. Он попадает в ряды 2-й мотоциклетной роты полка «Германия», которая располагалась в Элльвангене. После прохождения военной подготовки 5 мая 1940 года Филипсен оказывается уже в только что сформированной в «Лейбштандарте» батарее штурмовых орудий. Там он проходит повторную подготовку уже в качестве артиллериста. В период с октября 1940 года по март 1941 года он покидает ряды «Лейбштандарта», так как был направлен в качестве руководителя в Лотарингию, где ему предстоит несколько месяцев командовать 715-м банном Гитлерюгенда. Но 4 марта 1941 года он убеждает руководство нацистской молодежной организации вернуть его в ряды «Лейбштандарта». Некоторое время он служит мотоциклистом, который осуществляет связь между штабом части и батареей штурмовых орудий. Именно Филипсен станет первым служащим этой батареи, который вначале будет награжден Железным крестом второго класса, а затем общим знаком «За атаку». После участия в боях на Восточном фронте в ноябре 1941 года Филипсена пошлют с юнкерскую школу СС в Бад-Тёльце. После удачного завершения курса офицерской подготовки, который закончился 1 марта 1942 года, Филипсен в чине обершарфюрера переходит в состав танкового батальона «Лейбштандарта», где вливается в ряды 4-го взвода. 9 ноября 1942 года он получает повышение. Уже в чине унтерштурмфюрера 15 декабря 1942 года он возглавляет танковый взвод.


0берштурмфюрер СС Гельмут Вендорф — кавалер Рыцарского креста (12 февраля 1944)

3-м танковым взводом командовал унтерштурмфюрер СС Вендорф. Гельмут Макс Эрнст Вендорф родился 20 октября 1920 года в Граувинкеле близ Швайдница. В 1931 году он вместе со своей семьей переехал в Дамме (Укермарк), где его отец занялся крестьянским хозяйством. Вендорф-младший смог сделать карьеру в Гитлерюгенде. Осенью 1939 года он даже окончил Национально-политическое воспитательное учреждение (Наполас) в Наумбурге. Когда началась Вторая мировая война, он записался добровольцем в «Лейбштандарт». 6 ноября Вендорф оказался в Праге, где временно после Польской кампании пребывал «Лейбштандарт». Поначалу он был зачислен в 11-ю роту, но уже в феврале 1940 года был переведен в батарею штурмовых орудий. Боевым крещением Вендорфа стала Балканская кампания, которая почти плавно перетекла в нападение на Советский Союз. 14 сентября 1941 года штурмман СС Вендорф был награжден Железным крестом второго класса и нагрудным 3наком «За танковый бой». 1 ноября 1941 года уже в чине обершарфюрера СС его, как и многих других сослуживцев, направили на обучение в юнкерскую школу СС в Бад-Тёльце. В апреле 1942 года Вендорф вернулся уже в звании унтерштурмфюрера СС в батарею штурмовых орудий. Но там он задержался ненадолго. Рождество 1942 года он встретил уже в составе «тигровой» роты в Фаллингбостеле. Гельмут Вендорф, которому сослуживцы дали прозвище Буби, пользовался популярностью среди эсэсовских офицеров. Он выделялся среди них своими военными способностями.


Унтерштурмфюрер СС Михаэль Виттманн — командир легкого танкового взвода

Легким танковым взводом, который состоял из пяти средних танков PzIII, командовал человек, которому и посвящена данная книга, — унтерштурмфюрер СС Михаэль Виттманн.

Михаэль Виттманн родился 22 апреля 1914 года в крошечной деревне Фогельталь в Верхнем Пфальце. Он был первенцем Иоганна Виттманна и его жены Урсулы. Почти все предки Михаэля были баварскими крестьянами. Таковыми были и его дедушки и бабушки. Его отец Иоганн родился в том же самом Фогельтале 5 октября 1889 года. Его жена Урсула, которая была тремя годами старше своего супруга, родилась в деревне Маршал близ городка Хольцкирхен. Их свадьба состоялась 6 апреля 1913 года. Бабушка и дедушка Михаэля владели большим домом в Фогельтале, который имел номер 3. Сам Фогельталь был небольшой (по баварским меркам) деревней, в которой едва ли насчитывалось более 120 жителей. Это была типичная немецкая деревня, которых в тот момент в кайзеровской империи насчитывались тысячи. У Михаэля были младшие брат и сестра: Иоганн, который родился 1 июля 1916 года, и Франциска Мари, рожденная 22 февраля 1918 года. Большую часть своего детства Михаэль провел в деревенских хлопотах в баварском селе. Когда ему исполнилось шесть лет, он пошел в местную начальную школу. Свое школьное обучение он закончил в апреле 1930 года.


1934 год. Михаэль Виттманн добровольно проходит Имперскую трудовую повинность

В начале 1920 года отец Михаэля продал свой дом в Фогельтале и с семьей перебрался в Нидревёр, деревню в районе Мюнхмюнстера. Там 20 апреля 1921 года в семействе Виттманнов родилась вторая дочь — Анни. Между тем глава семейства продолжал покупать и продавать сельские угодья, что означало очередные переезды. В итоге семья Михаэля оказалась в Заустеле, где 3 октября 1923 года родилась третья дочь — Тереза. Теперь в семействе Виттманнов было пять подрастающих детей. Шестой ребенок умер в возрасте восьми лет. Между тем Иоганн Виттманн перебрался в деревню Раммерсберг, что располагалась в округе Ноймаркт (Верхний Пфальц). Позже он опять переехал — на этот раз Хёхенберг (деревню с 80 жителями). Там он стал владельцем постоялого двора.

Как уже говорилось, свое десятилетнее школьное обучение Михаэль закончил в апреле 1930 года. Он вспоминал об этом времени: «После того как оставил школу, я помогал родителям по хозяйству». 16-летний юноша не мог продолжить свое обучение, так как бедственное экономическое положение в стране вынуждало его трудиться. 10 декабря 1932 года отец Михаэля без семьи перебрался в Ингольштадт, где в апреле 1933 года младший брат Иоганн стал подмастерьем у пекаря.

Михаэль вырос красивым молодым человеком. Его рост составлял 176 сантиметров. У него было открытое, несколько округлое лицо с ясными серо-голубыми глазами. Он рос тихим и производил впечатление очень умного юноши. С 1 июля по 1 октября 1933 года Михаэль трудился на маслобойне. После этого он добровольно пошел на службу в только начавшую формироваться Имперскую трудовую повинность. В рамках этого социального проекта Третьего рейха он трудился с 1 февраля по 1 августа 1934 года. После прохождения трудовой повинности Михаэль Виттманн жил некоторое время в Вайденхюлле, небольшой деревне с 50 жителями близ городка Фельбург. К тому времени его мать с частью сестер перебралась в Маршал.

Важным событием для всей Германии стал экономический подъем, который стал возможен благодаря хозяйственной политике национал-социалистов. В результате Михаэль Виттманн, которому исполнилось 20 лет, решил вступить в рейхсвер. На два года он уходит на военную службу. 30 октября 1934 года он оказался в воинской части во Фрайзинге, городе, расположенном чуть севернее Мюнхена. Он попал в 10-ю роту 19-го пехотного полка. В течение последующих 23 месяцев молодой баварец осваивал все виды стрелкового оружия. Его инструкторами и командирами в основном были ветераны Первой мировой войны. В то время в Германии еще не была введена всеобщая воинская повинность, и рейхсвер формировался исключительно из добровольцев. Многие позже отмечали, что Виттманн был хорошим пехотинцем. Он выгодно выделялся во время марш-бросков и учений. За точную стрельбу ему был вручен значок 1-го класса. После года службы он получил свое первое повышение. 1 ноября 1935 года он стал ефрейтором. Именно в этом году Гитлер распорядился ввести в Германии всеобщую воинскую повинность.


1935 год. Михаэль Виттманн служит в 19-м пехотном полку

Период службы в пехотном полку для Виттманна закончился 30 сентября 1936 года. Еще во время службы отец не раз рекомендовал ему приехать в Ингольштадт. 1 октября 193б года он последовал совету отца. На гражданке Виттманн обнаружил, что жизнь в стране значительно улучшилась — ушли в прошлое нищета и экономические бедствия, без труда можно было найти работу.

Несколько недель он жил в доме военного пенсионера Йозефа Графа (дом 7 по Шпрайтштрассе), который располагался на окраине города. Если говорить об отце Михаэля Виттманна, тот еще в 1932 году перестал заниматься крестьянским трудом. К моменту демобилизации сына он трудился на текстильной фабрике. Самому Михаэлю не составило особого труда найти работу. 17 октября 1936 года он стал железнодорожным рабочим в Райхертхофене, соседнем с Ингольштадтом городке. Виттманн, которому к тому моменту исполнилось 23 года, был немало поражен достижениями национал-социалистов. Никогда не интересовавшийся политикой, Виттманн 1 ноября 1936 года подал заявление о вступлении в эсэсовский штурм (батальон) 1/92, который базировался в Ингольштадте. Так молодой человек попал в новую элиту Третьего рейха. После прохождения обязательных процедур (предоставление родословной и т.д.) он был принят в СС. Он получил номер 311 623. Поначалу его служба в СС сводилась к тому, что он принимал в свободное от работы время участие в ряде мероприятий: спортивных соревнованиях, демонстрациях и парадах. В 1936 — 1937 годах Виттманн два раза меняет местожительство. Сначала он жил в доме Манны Майер, вдовы ветерана Первой мировой войны, а 18 марта перебрался в дом часовщика Йозефа Артмайера. В те дни Виттманн уже работал охранником складов амуниции, которые принадлежали вермахту. Однако эта скучная и рутинная работа ему не нравилась. Он хотел быть солдатом. Его тянуло к новым видам вооружений. В итоге он осмелился подать заявление на вступление в «Лейбштандарт», который уже был самой известной и самой популярной воинской частью во всем Третьем рейхе. Несмотря на строгие критерии отбора, он был принят. 3 апреля 1937 года Михаэль Виттманн перебрался из Ингольштадта в Берлин. Его служба в «Лейбштандарте» началась 5 апреля 1937 года с обучения в бывшей кадетской школе по адресу: аллея Финкенштайн, дом 63 (Берлин — Лихтерфельд). Примечательно, что Виттманн почти всю свою жизнь был добровольцем: добровольно пошел в Имперскую трудовую повинность, добровольно вступил в рейхсвер, а затем в СС. В силу того, что Виттманн уже прошел воинскую службу, в СС он был принят не в чине соискателя, а уже в чине эсэсманна. Почти сразу же он попал в 17-ю роту «Лейбштандарта», которая ранее была танковым разведывательным взводом. Этот взвод был сформирован в октябре 1936 года оберштурмфюрером СС Георгом Шёнбергером из двадцати солдат и унтерофицеров. Процесс увеличения взвода начался в марте 1937 года. Ему требовались новобранцы. Его реорганизация была закончена 5 апреля 1937 года, то есть именно в тот самый день, когда Михаэль Виттманн вступил в ряды «Лейбштандарта». Командиром роты был оберштурмфюрер Шёнбергер, а командирами взводов унтерштурмфюреры Макс Вюнше, Эрнст Бальс и Ганс Пфайфер. За обучение новобранцев был ответственен именно Макс Вюнше. В итоге Виттманн стал одним из первых служащих бронетанковых подразделений СС. Он и его сослуживцы носили не стандартную эсэсовскую, а черную униформу танкистов. Кроме этого, их отличал большой черный берет. Служба в роте состояла из изучения новых видов оружия, которое сменялось несением караульной службы в Берлине.


Виттманн (третий слева) — ефрейтор 19-го пехотного полка

В сентябре 1937 года 17-я рота «Лейбштандарта» по случаю визита в Германию Муссолини была переведена в Мюнхен. Затем она должна была стоять в оцеплении, когда дуче посещал Берлин. 7 — 10 ноября 1937 года Виттманн и его товарищи вновь оказались в Мюнхене. Их приводили к специальной присяге. Церемония состоялась ночью 9 ноября у мемориального комплекса Фельдхеррнхалле, который освещался множеством факелов. В тот же самый день Михаэлю Виттманну было присвоено звание штурммана СС. В марте 1938 года рота Виттманна, как и весь «Лейбштандарт», приняла участие в марше на Австрию, который закончился воссоединением этой страны с Третьим рейхом. В апреле рота вернулась в Германию. В октябре того же года Виттманн принял участие во вступлении в Судетскую область. На него произвело глубокое впечатление ликование жителей Австрии и Судет. В дальнейшем его служба была во многом рутинной, если не считать несчастного случая в 1938 году, когда он был ранен в голову. 13 марта и 1 октября 1938 года он получил свои первые награды — это были медали за аншлюс и Судеты.

В марте 1939 года Германия вторглась в распавшуюся Чехословакию, аннексировав Богемию и Моравию. K тому моменту Виттманн получил чин унтершарфюрера СС. После этого взвод Виттманна (рота годом ранее была реорганизована) направился в местечко Гросс-Борн, где проходили учения 13, 14 и 15-я роты «Лейбштандарта». К началу Второй мировой войны он был командиром экипажа бронеавтомобиля.

Моторизированный полк «Лейбштандарт» с первых дней войны принимал участие в боевых действиях на территории Польши. В первый день взвод, в котором служил Виттманн, продвинулся от Намслау до Гола, а затем дал свой первый бой близ Болиславице. Но самому Виттманну пришлось не очень долго воевать на территории Польши. Его бронеавтомобиль был поврежден, и он сам был вынужден вернуться в Берлин. Там он принял участие в формировании 5-й роты резервного батальона «Лейбштандарта». Позже это подразделение стало 5-й разведывательной ротой. Сам Виттманн использовался в ней как инструктор для новобранцев. Там с Виттманном произошла одна забавная история. В отличие от многих чинов СС и вермахта, он «щелкал» каблуками, не сдвигая их вместе, а производя движение одной ногой, что приводило к более резкому звуку. Но однажды на заледенелом плацу этот прием не удался, новобранцы стали хихикать над молчаливым инструктором. И здесь Виттманн продемонстрировал, что не всегда он мог быть мягким и снисходительным. Он не на шутку рассердился, показав «новичкам», что хорошо смеется тот, кто смеется последним. Он заставил едва ли не по частям разбирать и собирать изучаемый бронеавтомобиль «Опель» Р4, который был вооружен пулеметом МГ-34. Но даже в данном случае он был далек от муштры и уставщины.


Лето 1943 года. Михаэль Виттманн и Ханнес Фишер

В начале 1940 года Виттманн и несколько его товарищей по службе были переведены в Ютербог, где только-только начинала формироваться ударная батарея «Лейбштандарта», которая позже будет обозначаться как батальон штурмовых орудий. 25 апреля 1940 года командование батареей было поручено гауптштурмфюреру СС Шёнбергеру, прежнему командиру Михаэля Виттманна. В те дни батарея штурмовых орудий формально относилась не к бронетанковым войскам, а к артиллерии, а стало быть, курировалась вермахтом. Единственное, что роднило экипажи штурмовых орудий с танкистами, это был покрой их формы, которая отличалась только цветом — у танкистов она была черная, у «штурмовиков» — серая. После окончания обучения шесть штурмовых орудий «Лейбштандарта» были преобразованы в три взвода. Были подобраны соответствующие расчеты (вскоре это слово было заменено более танковым— «экипажи»). Виттманн стал командовать 2-м штурмовым орудием в 1-м взводе Реттлингера. В то время командирам еще позволялось самим набирать себе экипажи. Так под командованием Виттманна оказался штурмман Карл Брюггенкамп (наводчик-артиллерист). Примечательно, что Виттманн буквально «вырвал» его у другого командира штурмового орудия. Водителем-механиком у него был унтершарфюрер СС Филипп Фриц, а заряжающим штурмман СС Герман Кнойзген. 16 июля 1940 года батарея штурмовых орудий «Лейбштандарта» принимала участие в марше на Париж. Затем наступило временное затишье. В это время «Лейбштандарт» начал значительно расширяться. В итоге батарея штурмовых орудий стала 4-й ротой 5-го тяжелого батальона «Лейбштандарта».

В феврале 1941 года «Лейбштандарт» был переброшен в Румынию, а затем в Болгарию. 6 апреля 1941 года Третий рейх начал завоевание Балкан. Немецкие войска вторглись на территории Греции и Югославии. В Греции, кроме местной армии, им противостояли также англичане, среди которых были австралийские и новозеландские подразделения. Штурмовому орудию Виттманна предстояло перебраться по узким тропам через горы.

30 апреля захват Греции завершился. После этого «Лейбштандарт» был переброшен в Югославию. Там самая элитная часть рейха получила подкрепление, включая пехотный батальон. Батарея штурмовых орудий и самоходные противотанковые артиллерийские установки были объединены в тяжелый батальон «Лейбштандарта», который более известен как «батальон Шёнбергера».

После развязывания агрессии Германии против СССР, в июле 1941 года «Лейбштандарт» был переброшен на Восточный фронт. В первом же бою штурмовое орудие Виттманна оказалось атакованным восемнадцатью советскими танками. Уже тогда в нем проявились задатки гениального танкиста. Несмотря на значительный советский перевес, Виттманн смог подбить шесть танков и обратить в бегство остальные. Это был его первый феноменальный успех. За этот бой Виттманн был награжден Железным крестом второго класса. Во время боев 1941 года Виттманн продемонстрировал себя как приверженец индивидуалистической тактики. Он предпочитал быть истребителем-одиночкой. Его артиллерист Отто Шельте вспоминал: «Muшель (именно так его звали товарищи по службе. — Авт.) был тихим и весьма одаренным унтер-офицером, который ясно осознавал цели, стоявшие перед ним».


Нападение на СССР. Михаэль Виттманн — первый слева

В первые недели августа 1941 года немецкие войска выходят к побережью Черного моря. 10 — 17 августа «Лейбштандарт» ведет бои в районе Нового Буга. 19 августа эсэсовцы вступают в Херсон. В ходе боев в Херсоне штурмовые орудия, находившиеся под командованием Виттманна, совершают нечто необычное — они топят советскую субмарину и канонерскую лодку. К этому моменту Виттманн уже подбил десять советских танков. В ходе этих боев Виттманн был ранен осколками снаряда в лицо. В итоге его награждают не только знаком «За ранение», но и представляют к Железному кресту первого класса. В сентябре 1941 года Виттманн снова в строю. В это время «Лейбштандарт» наступает от Черного моря вдоль Днепра. В октябре это эсэсовское соединение вело бои у Мелитополя и Бердянска. 8 октября Мелитополь был взят немцами. Днем ранее Виттманн прорвался слишком далеко по улицам города и потерял ориентиры. Ему с трудом удалось пробиться обратно к немецким позициям. В ходе этого боя он был ранен в бедро.


Ноябрь 1941 года. Наступление на Ростов. Третий справа (стоит) унтершарфюрер СС Михаэль Виттманн

Интересную характеристику Виттманну дал гауптштурмфюрер Эрнст Вальтер: «Он был достаточно тихим типом, но отнюдь не замкнутым. Во всех отношениях он был моделью для своих подчиненных, и не только для них. Его поведение в военных условиях было скорее присуще обычному человеку в обыкновенных условиях. Я редко встречал человека, в котором бы столь хорошо сочетались всевозможные достоинства».

Тем временем продолжалось немецкое продвижение по Восточной Украине. 17 октября 1941 года немцами был взят Таганрог. К этому моменту Виттманн в общей сложности был ранен три раза. 9 ноября 1941 года ему было присвоено звание обершарфюрера СС. В то время в ходе постоянных атак и ожесточенного советского сопротивления «Лейбштандарт» оказался обескровленным. Его боевая численность упала до критически опасной точки. После захвата Ростова-на-Дону Виттманн получает серебряный знак «3а ранения». К концу 1941 года батарея штурмовых орудий стала размещаться в Таганроге. Именно отсюда они совершали вылазки на Восток и на север. Виттманн фактически не принимал участие в этих эпизодических боях — он вновь выступал в роли инструктора.

В феврале 1942 года батарея штурмовых орудий «Лейбштандарта» была увеличена до размеров батальона. Произошло это за счет передачи части самоходных орудий из состава дивизии СС «Викинг». Командование новым батальоном было поручено гауптштурмфюреру СС Максу Вюнше. Сам Шёнбергер в этот момент находился в Германии, где должен был заниматься формированием танкового батальона «Лейбштанцарта».


Начало 1942 года, Таганрог. Михаэль Виттманн второй слева

Сам Михаэль Виттманн в начале 1942 года стал кандидатом в офицеры СС. В июне 1942 года он покинул батальон, чтобы пройти специальные курсы в юнкерском училище СС в Бад-Тёльце. Обучение он начал 4 июня. В 1942 году Бад-Тёльц был одной из самых современных офицерских школ. Виттманн осваивал там навыки тактического планирования. Полученные знания он соединял воедино со своим боевым опытом. В юнкерской школе СС он стал одним из самых талантливых учеников. После окончания учебы, которое состоялось 5 сентября 1942 года, он был направлен в Веймар, где был назначен командиром танкового взвода. Виттманну пришлось вновь сменить свою униформу. Из серой формы штурмовой артиллерии он переоделся в черную форму танкиста, которую уже носил с 1937 по 1940 год. 21 декабря 1942 года Виттманну было присвоено звание унтерштурмфюрера СС. После этого он получил приказ направляться в Фаллингбостель, где формировалась тяжелая танковая рота «Лейбштандарта». Ему предстояло познакомиться с «тиграми».

Виттманн в силу своего характера уважался и ценился своими новыми сослуживцами, но в те дни ничто не указывало на то, что он станет самым знаменитым танкистом Третьего рейха. Первоначально функции Михаэля Виттманна как командира легкого танкового взвода сводились лишь к тому, чтобы оберегать тяжелые «тигры» от атак с близкого расстояния. По сути, во всех наступательных операциях ему отводилась второстепенная роль. Его взвод был своего рода «защитным экраном» для новой танковой техники. Танки PzIII были оснашены длинноствольным 50-миллиметровым орудием, а также имели дополнительное бронирование башни. Одним из танков РzIII командовал девятнадцатилетний Франц Штаудеггер, который в тот момент был роттенфюрером СС. Унтер-офицерские чины роты тяжелых танков «Лейбштандарта» были выходцами из разных подразделений. Во время нападения на СССР унтершарфюрер СС Юрген Брандт служил в артиллерии. К осени 1941 года он стал артиллеристом одного из штурмовых орудий. Осенью 1942 года было принято решение направить его в состав танкового полка «Лейбштандарта». Но для начала он прошел обучение в 4-м учебном танковом батальоне, который базировался в Медлинге (окрестности Вены). Только после этого он оказался в «тигровой» роте.


Унтерштурмфюрер СС Михаэль Виттманн

Роттенфюрер СС Карл Вагнер был поначалу пехотинцем. В июне 1940 года он начал свою службу во 2-й роте резервного батальона «Фюрер». Несколько позже он был переведен в 10-ю резервную артиллерийскую батарею СС, располагавшуюся в Мюнхене. Там он обучался обращению с полевым орудием, установленным на тракторную базу типа IFH 18. Летом 1942 года Вагнер был направлен в состав реактивной батареи артиллерийского полка дивизии «Лейбштандарт». Но оттуда он почти сразу же попал в 3-ю роту танкового полка. 28 октября 1942 года он начал обучаться как танковый заряжающий. 8 декабря 1942 года он оказался в составе роты СС тяжелых танков. В тот момент его личный номер в роте был 206, что уже само по себе является показателем количественного состава данного подразделения.


Гауптшарфюрер Юлиус Порупски, командир взвода технического обслуживания (к 1944 году оберштурмфюрер СС)

В отличие от прочих танковых рот «Лейбштандарта», рота из тяжелых танков имела собственный взвод технического обслуживания, который был укомплектован механиками высшего класса, способными отремонтировать сложные механизмы «тигра». Этим взводом, который включал в себя эвакуационное отделение и отделение артиллерийско-технического снабжения, командовал гауптшарфюрер СС Юлиус Порупски. Тридцатилетний уроженец Каринтии, который был один из ветеранов «Лейбштандарта», был известен под прозвищем «Бимбо». Во главе отделения технического обслуживания стоял унтершарфюрер СС Эрих Корайнке. Не меньшим уважением в роте тяжелых танков пользовался и гауптштурмфюрер СС Курт Хаберманн. Он считался незаменимым человеком, так как заведовал поставками топлива.

Почти сразу же после получения нового военно-почтового индекса рота тяжелых танков приобрела и свое официальное название. Она именовалась 4-й (тяжелой) ротой танкового полка СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Как 4-я рота данное подразделение должно было подчиняться командиру 1-го танкового полка, но с учетом ее особого характера она подчинялась напрямую командиру танковой дивизии.

Имеет смысл сказать несколько слов о рядовом составе тяжелой танковой роты. Как они попадали в ее состав? Альфред Люнзер, панцершютце СС, так описывал свое назначение в данное танковое подразделение. «Я родился 2 июля 1925 года. Из числа 42 шестнадцатилетних добровольцев было только 7, которые смогли попасть в «Лейбштандарт». Но я был одним из них. Как мне только исполнилось 17 лет, 19 июня 1942 года в Берлине я записался в «Лейбштандарт». Предстояло пройти подготовку, которая длилась от трех до четырех месяцев. За это время учебная рота уменьшилась с 270 до 180 человек. Этот недолгий период сыграл огромную роль во всей моей остальной жизни. Те, кто не смог пройти подготовку, пропадали из нашего кругозора. В октябре 1942 года все это «общество» и я, в том числе, направились в Эвре во Францию. В бывших французских казармах разместилось приблизительно три пехотные роты. Из нас решили сделать танковую часть. Объявили: «Все, у кого есть водительские права, шаг вперед. Вы будете водителями-механиками. Все выпускники гимназий и технических школ, шаг вперед. Вы будете стрелками-радистами. Все, кто до этого изучал тяжелые пулеметы, шаг вперед. Вы станете заряжающими». Я оказался в последней группе. Доэтого момента мне был знаком только пулемет. Несмотря на то, что нам предстояло стать танкистами, мы все еще носили серую пехотную униформу. Чтобы обучить три роты, имелось в распоряжении всего лишь три танка. В начале у нас было только несколько преподавателей, которые обладали знаниями лишь в тактико-технических данных танка. Большинство полученных от них сведений были чистой теорией. Командирам взводов было весьма присуще объяснять нам устройство танка при помощи картинок, после чего заявлялось: «Мы никогда не видели этого собственными глазами». В ноябре 1942 года несколько десятков человек из нас послали в Фаллингбостель (Нижняя Саксония, Люнебургская пустошь). Там мы стали проходить переподготовку, после чего пехотинцы стали называть нас «панцершютце». Туда же прибыли санитары из Штеттина, радисты из Нюрнберга, водители танков из Веймара, артиллеристы из Мюнхена, и множество других, которые прибыли непосредственно из полевых частей СС «Лейбштандарта Адольф Гитлер». Командиром роты был Клинг, за ним следовали Шютц, Филипсен, Вендорф, Виттманн. Экипажи еще не были сформированы, и вокруг царила жуткая неразбериха. На Рождество, 25 декабря 1942 гoда, пятнадцать панцершютце, один штурмман и один роттенфюрер, а также командир взвода получили специальное задание. Нам его дали рано утром, сразу же после завтрака. «Вам дается час, чтобы собрать вещи и получить паек на несколько дней, после чего направляетесь к складам с боеприпасами». В тот же день мы сели на поезд и направились через Ганновер к армейским складам с боеприпасами в Магдебурге-Кёнигсборне. Нас ожидали танки PzIIIно нам долгое время отказывались предоставить их в распоряжение, так как не хватало тормозной жидкости для 50-миллиметровых танковых орудий. Нас, приблизительно около сотни мужчин, разместили в зале старой гостиницы, посредине которой стояла старая пузатая печь. Утром мы облились во внутреннем дворе из шланга. Нам выдали карточки. Каждое утромы слушали в одной из комнат лекции об особенностях использования транспорта в зимних условиях. Днем мы были свободны и гуляли по Магдебургу. Именно там я встретил свою будущую жену, с которой мы переписывались до января 1948 года. Я писал ей шесть лет письма сначала как солдат, а затем как военнопленный. Сейчас трудно понять, но тогда наличие кого-то на Родине значило для нас очень много. Я вспоминаю письма из-под Харькова, и некоторые из них достигали двадцати четырех страниц. Мои злоключения закончились в конце 1947 года, когда я был выпущен на свободу англичанами. Я написал в Магдебург, что, как член СС, никогда не направлюсь в советскую зону. В Англии меня как служащего СС держали в специальном лагере, в Кембридже, где нас потчевали демократическими идеями. Но к этому моменту она встретила другого человека. Поэтому у меня не было никакой надобности вновь направляться в Магдебург.

Каждый из нас должен был подобрать в Магдебирге-Кёнигсборне танк PzIII. Танки были доставлены к железнодорожным платформам. Там нам былзачитан вслух список принадлежностей. Вне зависимости, чтомы указали, без какой-либо проверки у нас приняли списки, в которых мы пометили галочкой то, чего недоставало. В итоге я оказался с двойным комплектом инструмента для моего танка.


Наводящий Хайнц Бухнер на танке Pzlll из состава легкого танкового взвода которым командовал Виттманн

С танками PzIII мы прибыли в Фаллингбостель. К тому времени были уже сформированы экипажи танков. Это произошло в первых числах января 1943 года. К этому моменту уже стали прибывать танки PzVI — «тигры». Каждый день до полуночи мы занимались подготовкой и другими обязанностями. В Фаллингбостеле мы тренировались на танках Pzlll и Pz VI, а в Эвре мы должны были практиковаться на PzIV. В кратчайшие сроки мы должны были обучиться всему. Экипажи были окончательно укомплектованы в январе 1943 года. Я был артиллеристом в экипаже Штаудеггера, водителем-механиком был Фоке, заряжающим был Граф, не помню, как звали нашего радиста. Вместе мы оставались до середины марта, до возвращения из-под Харькова».

Штурмман СС Рольф Шамп прибыл в Фаллингбостель из состава 2-й роты учебного танкового батальона СС. Там его командиром взвода некоторое время был Михаэль Виттманн, который тогда был еще обершарфюрером СС. В своем дневнике Шамп в неком телеграфном стиле записал: «28. 12.1942 — прибытие в Фаллингбостель. 29. 12. 1942 — Виттманн легкий взвод. 30. 12. 1942— построение роты, артиллеристы с командиром взвода. 31. 12.1942 — пение в классах, праздничный ужин. 1.01.1943 — построение. 2.01.1943 — уборка территории». В те холодные зимние дни пение было скорее исключением, нежели правилом. Больше времени уделялось тренировкам. Члены экипажа должны были быть хорошо знакомы с устройством «тигра», а также уметь действовать слаженно.

В первые дни морозного января 1943 года новую роту тяжелых танков «Лейбштандарта» осмотрел гауляйтер Ганновера Хартманн Лаутебахер. Его встречал и проводил «экскурсию» Михаэль Виттманн. Интерес Лаутебахера не был праздным. Он сам в свое время хотел стать служащим «Лейбштандарта», но несчастный случай во время подготовки поставил крест на его карьере в ВаффенСС. Поэтому он воспользовался случаем, чтобы лично поприветствовать новую роту элитной эсэсовской дивизии. К январю 1943 года рота тяжелых танков была полностью укомплектована личным составом и танками. Она состояла в общей сложности из пятнадцати «тигров» и пяти PzIII. На тот момент в составе роты не хватало нескольких командиров экипажей и механиков-водителей, которые были посланы в Кассель на предприятие Хеншеля, чтобы в течение трех недель пройти там техническую подготовку. Обучение шло очень быстрыми темпами. Там они пытались моделидовать бои, обучались использованию орудия и пулемета. Как только закончилось обучение, стала изучаться тактика действия роты, основным построением которой был бронированный клин прикрывавшийся с флангов легким взводом Виттманна. На этом подготовка танковых экипажей была завершена. В конце января стали готовиться к отбытию. «Тигры» и PzIII были покрашены в белый камуфляжный цвет. Теперь ни у кого не было сомнений в том, что впереди их ожидал Восточный фронт.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.176. Запросов К БД/Cache: 0 / 0