Глав: 14 | Статей: 100
Оглавление
Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Британские и французские танки в России

Британские и французские танки в России

До революции союзники не передали России ни одного танка. Те же британцы охотно «маскировались» Россией, пока шли работы над первыми танками, но передавать ей новую технику не спешили. Зато во время Гражданской войны в России они сформировали для отправки в Россию специальные отряды танков Mk V, Mk A «Уиппет» и Mk B. Французы отправляли свои «Рено» FT, «высвободившиеся» после перемирия. Отметим, что в России поначалу либо прямо использовали английское «tank», либо переводили его как «лоханка Слово «танк» утвердилось у нас окончательно как раз во время Гражданской войны, когда с этими машинами пришлось иметь дело непосредственно (поначалу широко использовался и женский род — «танка»).

Войска интервентов принимали непосредственное участие в боях, соответственно, и экипажи танков были либо иностранными, либо смешанного состава.

Британские и французские танки действовали на Северном, Северо-Западном (Юденич), Южном (Деникин, Врангель) фронтах. Тихоходные, с малым запасом хода, они мало подходили к условиям гражданской войны, а их небольшое количество при обширных несплошных фронтах незначительно повлияло на ход войны. Так, Северо-Западная белая армия в сентябре 1919 г. при 17 800 штыках и 700 саблях имела всего 6 танков Mk V. Отряд из 4 танков под общим командованием майора Карсона высадился в Ревеле еще 6 августа, в сентябре доставили еще 2 танка (известны данные танкам имена «Белый солдат», «Бурый медведь», «Первая помощь», другая версия — «Скорая помощь», «Освобождение»). «Батальон» в составе всего 3 танков в октябре под Ямбургом содействовал откату красных частей на 15 км. 24 октября три танка Mk V при поддержке пехоты и сильного огня белой артиллерии атаковали позиции красных частей у д. Новое Катлино, двигаясь в направлении на Царское Село. Это вызвало отход как оборонявшейся здесь бригады красных курсантов, так и 15-го красного стрелкового полка. Однако у окраины Царского Села два танка были подбиты огнем латышской красной батареи, а красные курсанты в ходе контратаки захватили оба эти танка. Танки участвовали и в отражении ночной атаки красных войск под Царским Селом (хотя британские «инструкторы» возражали против такого их применения). Многих красных бойцов громыхающие «таньки» поначалу сильно пугали. Для поднятия их духа известный поэт Демьян Бедный написал шуточное стихотворение «Танька и Ванька», которое можно считать и первым в РККА пособием по противотанковой обороне для рядовых бойцов: например, имелись такие указания: «..танька то ж не без осечек, таньке люб не всякий грунт…», «…с пушкой подступы к пехоте не один я стерегу…» и т. п. В том же октябре, по просьбе Юденича и под давлением Франции, белой Северо-Западной армии два «Рено» FT передала Финляндия (о «Рено» в Финляндии — чуть ниже). Эти танки 17 октября 1919 г. прибыли в Ревельский порт, а 20-го своим ходом пришли в Нарву. 23 октября, пройдя своим ходом еще 130 км, «Рено» вступили в бой в составе ударной группы генерала Пермикина у деревни Кипень. В конце октября они приняли участие на стороне белых в нескольких боях под Гатчиной. После отступления Северо-Западной армии в Эстонию Mk V из ее состава продолжили службу в армиях прибалтийских «новообразований» — 4 остались у эстонцев и «прослужили» там до 1940 г., 2 танка британцы в январе 1920 г. передали Латвии. «Рено» FT через Эстонию в апреле 1920 г. вернулись в Финляндию.



Тяжелый танк Mk V с именем «Белый солдат» Северо-Западной белой армии, осень 1919 г.

В июле — августе 1919 г. отряд из трех средних Mk B и двух тяжелых Mk V под командованием майора Льюис-Брауна доставили в Архангельск для войск Северной области включая сюда и части интервентов, по английским данным, всего было доставлено 6 танков). Эти танки имели британские экипажи, но за ними особой боевой карьеры не числится. После эвакуации британских войск из Архангельска 4 танка были переданы Латвии. а один тяжелый Mk V «Композит» и один средний Mk B оставлены белым войскам. Эти танки с русскими экипажами вошли в состав «1-го автомобильного дивизиона» и осенью 1919 г. участвовали в ряде боев — в основном вдоль редких на Севере дорог. В «Военном обзоре действий войск Северного фронта с 29 августа по 15 октября» при описании боев за 410, 409, 406 и 401-ю версты на Плесецком направлении сообщается, что «значительную поддержку в этих боях оказал танк, наводивший страх на большевиков» Кроме «страха», танк произвел и боевую работу, прорвав возведенные красными частями искусственные заграждения и обстреливая окопы, чем обеспечил продвижение 3-го Северного стрелкового полка. На Наволоцком направлении 30 ноября один танк предотвратил обход красными частями белых позиций. Однако бывший боец красного 156-го стрелкового полка Росляков рассказывал позже о том бое. «Это чудовище было выведено из строя под дер. Наволоком у горбатого моста». Другой ветеран Красной Армии — Н. Попов-Введенский описал попытку подрыва белого танка импровизированными противотанковыми фугасами: «В саперные песочные мешки клали брикеты сырого пироксилина, а в середину шашку сухого пироксилина с детонатором и электропроводами, соединенными с подрывной машиной «Сименс». Каждый фугас, туго перевязанный бечевкой и весивший восемь килограммов, был зарыт на дороге в отдельную яму». Здесь видно типичное для того времени стремление уничтожить танк взрывом мощного фугаса, а не лишить главного преимущества — подвижности поражением только ходовой части. Правда, командир танка обнаружил следы закладки больших фугасов, танк остановился и не был уничтожен при подрыве; попытка захватить его стрелками была отбита огнем из танка, и второй танк отбуксировал его в тыл. После ухода в 1920 г. белых войск из Архангельска оба танка были взяты и служили потом в Красной Армии. Средний Mk B после вывода с вооружения использовался в качестве подвижной мишени для обучения расчетов противотанковой артиллерии. А танк Mk V-«самка», установленный позже на постамент в г. Архангельск, был из числа трофеев, взятых Красной Армией уже на Южном фронте. В целом белые Вооруженные силы Юга России (ВСЮР) применяли танки более масштабно. Осенью 1918 г. французская 3-я рота легких танков «Рено» FT-17 из 503-го полка «штурмовой артиллерии» была направлена на помощь Румынии. Она выгрузилась 4 октября в греческом порту Салоники, но в боевых действиях поучаствовать не успела. А уже 12 декабря рота со своими 20 танками оказалась в Одессе вместе с французскими и греческими войсками — начиналась широкомасштабная интервенция вчерашних союзников на юге России. Впервые эти танки вступили в бой 7 февраля 1919 г., поддержав совместно с бронепоездом белых атаку польской пехоты под Тирасполем. Позже, в бою под станцией Березовка недалеко от Одессы, один пушечный танк был поврежден и захвачен бойцами 2-й Украинской Советской армии, а точнее, бригады Григорьева, входившей тогда в состав этой армии. Хотя В.А. Антонов в телеграмме Председателю Совнаркома В.И. Ленину от 20 марта 1919 г. писал: «19 марта наши части наступали на Березовку, которую защищали греки, французы, добровольцы. Все преимущества техники были на стороне противника. Выбитый противник в полном беспорядке бежал. Наши трофеи около 100 пулеметов, 3 танка, бронированный поезд, 7 паровозов, 5 эшелонов, много разного снаряжения и лошадей». В другом документе упомянуты 4 захваченных в этом бою танка «системы Реналт». Один из них был отослан в Москву в подарок В.И.Ленину, 3 других направлены в Харьков, тогдашнюю столицу Советской Украины. Здесь на основе броневого отряда особого назначения и трофейных «Рено» был сформирован «Броневой дивизион особого назначения» из двух подразделений бронеавтомобилей и одного подразделения «Рено» FT — первый автотанковый отряд Красной Армии. По иронии гражданской войны уже в мае 1919 г. «Рено» из состава «бронедивизиона особого назначения» участвовали в боях в районах Екатеринослава и Кременчуга против войск того же Григорьева, теперь выступившего против Советской власти. В июне дивизион действовал уже против войск Н.И. Махно, освободив в ходе боев железную дорогу Мелитополь — Александровск. 26 июня 1919 г. в районе Новомосковска танки и бронеавтомобили дивизиона контратаковали наступавшие части Добровольческой армии. Контратака сорвалась, красная пехота отступила, оставив машины без прикрытия, танки и броневики захвачены белыми. Обычный на войне неоднократный переход техники из одних рук в другие.



Средний танк Mk B на службе Красной Армии, 1920-е годы.


Танк Mk V Вооруженных сил Юга России с девизом «За Единую Россию».

22 марта 1919 г. в Новороссийский порт вместе с британскими инструкторами прибыли 6 танков Mk V и 6 Mk A «Уиппет» (для их выгрузки пришлось задействовать самый мощный кран, имевшийся в порту). В Екатеринодаре была открыта Школа английских танков, где британские инструкторы готовили будущих танкистов ВСЮР и там же сформировали первые танковые отряды. В Таганроге организовали учебный центр и ремонтные мастерские для танков.

22 мая два Mk A участвовали в атаке у местечка Путепровод. В России танки сохраняли британскую нумерацию, но получали новые имена. По крайней мере, на одном «Уиппет» («Сибиряк») лобовой пулемет заменили 37-мм пушкой «Гочкис».

До лета 1919 г. танки использовались ВСЮР крайне редко — они рассматривались как особо ценное оружие, необходимое в крайнем случае. Кроме того, в условиях маневренной войны с постоянно меняющейся линией фронта танки, переброска которых была возможна только по железной дороге, часто просто нельзя было доставить вовремя на нужный участок. Так что техника большую часть времени оставалась в тылу.

Под Царицыном армия Врангеля имела 3 танка Mk V и 3 Mk A «Уиппет». Во время штурма 29 июня 1919 г. врангелевцами города (прозванного, кстати, «Красным Верденом» — в том числе и из-за позиционного характера боев здесь, способствовавшего использованию тихоходных танков) один Mk V с английским экипажем капитана Уэлша и один танк с русским экипажем прорвали проволочное заграждение, перешли первую линию окопов, после чего, повернув в стороны, двинулись вдоль окопов, обстреливая их. На следующий день из-за недостатка топлива и боеприпасов в бой пошел только один Mk V с английским экипажем, зато большую роль сыграл огонь подошедших белых бронепоездов. Немаловажный вклад в успех местных танковых атак внес испуг красноармейцев и ополченцев при виде грозных угрюмых машин. Танки применялись и в последующих боях за Царицын уже в ходе контрнаступления красных войск. В бою в районе Рынок — Орловка 1 декабря 1919 г. бойцы 28-й дивизии Красной Армии подбили танк несколькими выстрелами из 37-мм пушки Мак-Клена. Экипаж спешно покинул танк. В приказе № 439 по войскам 10-й Красной Армии от 12 декабря 1919 г., подписанном командующим армией Л.Л. Клюевым, говорится. «…устанавливается совершенно определенно, что неуязвимость для артиллерийского огня танков противника — пустая сказка. Снарядами малокалиберной пушки Маклина были пробиты обе стенки танка и разрушен мотор, чем танк был окончательно выведен из строя. На будущее время предписываю для борьбы с танками и броневиками широко применять малокалиберную артиллерию, тем более пригодную для этой цели благодаря своей легкости и возможности всюду поспеть за пехотой. Частям армии, не имеющим маклиновских пушек, продолжать пользоваться в этих случаях 3-дюймовыми орудиями с установкой на удар (подтверждались положения по борьбе с танками, выработанные русскими офицерами еще года за три до этого). А спустя 23 года в этом городе, носящем уже имя Сталинград, и возле него развернется одно из самых грандиозных и ожесточенных сражений с применением сотен танков, но город устоит.

Формирование 1-го дивизиона танков в составе Добровольческой армии закончилось только в мае 1920 г. В его состав вошли четыре танковых отряда и французский взвод легких танков: 1-й и 3-й отряды — по 6 тяжелых Mk V, 2-й и 4-й отряды — по 4 средних Mk A, взвод легких танков — 2 «Рено» FT-17 (под именами «Серый» и «Скромный»).

25 июня 1920 г. И.В. Сталин телеграфировал В.И. Ленину «Взятый нами в плен десятого июня на Крымском фронте боевой генерал Ревишин в моем присутствии заявил: а) обмундирование, орудия, винтовки, танки, шашки врангелевские войска получают главным образом от англичан, а потом от французов». В английской литературе приводятся сведения, что танковые силы ВСЮР включали в это время 57 Mk V и 17 Mk A «Уиппет». Всего ВСЮР получили от союзников 73 танка — Mk V, Mk A, «Рено» FT.

Количество танков, переданных союзниками ВСЮР, оказалось куда меньше, чем 120 «Рено», переданных вновь образованной Польше, — приходится признать, что откровенно антирусские режимы пользовались у вчерашних «сердечных» союзников России приоритетом перед теми же белыми русскими армиями.

Когда 7 июня 1920 г. началось контрнаступление русской армии Врангеля против 13-й армии красного Юго-Западного фронта на Перекопском перешейке, 3-й танковый отряд и взвод французских танков поддерживали кавалерию Сводного корпуса. Наступление началось 7 июня в 2.25 ночи. Танки 3-го отряда при помощи якорей-кошек разрушили проволочные заграждения, расчистив проход кавалерии, которую сопровождали два «Рено» FT-17. Эти бои стали одними из немногих, в которых FT-17 принимали участие. Активная работа танков была недолгой — из-за недостатка запчастей им приходилось много времени проводить в ремонте. 2 июля 1920 г. командир 1-го дивизиона танков полковник Бочаров докладывал: «Танк «Серый» сегодня был в бою с двух часов дня до 12.30 ночи. Мотор перегрелся, стучат поршневые кольца, необходимо перебрать коробку скоростей, радиатор течет. Танк «Скромный» — лопнула клапанная пружина и поломан стержень клапана, радиатор течет». Впоследствии один танк «Рено» был взят красными частями на станции Джанкой, один — в разобранном виде — в Севастополе (где размещалась база танкового дивизиона).

Наиболее «массированное» применение танков белыми армиями имело место на Каховском плацдарме, наступление на который соединения 2-й врангелевской армии начали 14 октября 1920 г. 2-й армейский корпус генерала В.К. Витковского на 6 тысяч штыков и 700 сабель имели 12 танков и 14 бронеавтомобилей. Однако красные части создали здесь позиционную оборону (инженерным укреплением плацдарма руководил Д.М. Карбышев) танкоопасные направления прикрыли специально выделенные орудия, противотанковые препятствия и минно-взрывные заграждения, имелся артиллерийский противотанковый резерв, распределены задачи между пехотой и артиллерией. На участке обороны 51-й красной стрелковой дивизии (начдив — В.К. Блюхер) было подбито 8 танков, 7 из них — огнем артиллерии. Наступление белых провалилось, красные части перешли в контрнаступление.

Соответственно, на Юге России Красная Армия взяла и больше всего трофейных танков: в Таганроге взято 19 танков, в Ростове — 9, в Новороссийске — 18, в Феодосии — 5, в Севастополе — 6. В 1920 г. в Екатеринодаре на базе захваченного имущества организовали красные курсы по подготовке шоферов, так что Екатеринодар стал после Москвы (см. ниже) первым в России танковым «учебным центром».



Танки «Рено» FT из состава 1-го Амурского танкового дивизиона. Обратим внимание на установку пулемета «Максим» в башне дальнего танка, а также на двухцветный желто-зеленый камуфляж машин.

10 танков «Рено» FT в марте 1920 г. доставили американским войскам во Владивосток. Но их сразу же выкрали. Во Владивосток танки прибыли в закрытых вагонах под видом «помощи от американского Красного Креста», чем и воспользовались сочувствующие красным партизанам железнодорожники. Вагоны подменили, а танки отправили в других закрытых вагонах в занятый партизанскими частями Благовещенск под видом хлеба для Дальневосточной Республики (в хаосе Гражданской войны проходили и не такие фокусы). Поскольку танки не имели вооружения, амурские партизаны сами вооружали их японской 37-мм пушкой, пулеметами «Гочкис» и «Максим». Самодельные установки вооружения с выступающей бронезащитой амбразуры не позволяли вращать башню, так что «Рено» лишились преимущества кругового обстрела. Зато экипаж каждого такого довооруженного танка составляли три человека.

Уже в августе 1920 г. из танков «Рено» в Народно-революционной армии Дальневосточной Республики сформировали 1-й Амурский танковый дивизион в составе пяти взводов по два танка в каждом плюс хозяйственная команда. На июнь взводы включали танки: 1-й взвод — танки «Беспощадный» и «Интернационал», 2-й взвод-«Сивуч» и «Зоркий», 3-й взвод — «Лазо» и «Мухин»; 4-й взвод — «Революционер» и «Гроза»; 5-й взвод — «Амурец» и «Мститель». С лета 1920-го до конца 1921 г. танки дивизиона повзводно принимали участие в боях против белых в составе Амурского фронта. Интересно, что в «Инструкции порядка введения танков в бой при полевой обстановке», разработанной командиром дивизиона Н. Шамраем, запрещалось вводить машины в бой поодиночке: «Танки наносят серьезное поражение и громадное моральное впечатление на противника только в количестве нескольких штук» Кроме того, особое внимание обращалось на сокращение движения танков своим ходом вне боя, дабы максимально использовать их незначительный ресурс для боя Танки действительно оказывали сильное моральное воздействие на противника, часто даже не слышавшего о таком оружии. При поддержке 3-го танкового взвода, например, частям 5-й амурской стрелковой бригады 20 октября 1920 г. удалось без потерь провести операцию по захвату станции Урульга. Сопротивление белых оказалось сломлено одним видом танков у разъезда Китайский. К сожалению, недостаток горючего не позволил использовать танки до конца боя. Характерно, что танковому дивизиону сразу же пришлось столкнуться с проблемой ремонта, и прежде всего с отсутствием ремней привода вентилятора, а также магнето и запчастей к вооружению. Согласно решению военного совета Народно-революционной армии ДРВ от 21 декабря требовавшую ремонта технику отправили в Россию, и только 2-й взвод с танками «Зоркий» и «Сивуч» (оба пулеметные) «в силу сложившейся боевой обстановки» оставили на месте. К 28 января 1922 г. после ремонта в строю остался один «Зоркий». 9 февраля его отправили под Волочаевку, где 10 февраля придали пехоте Особого амурского полка. Знаменитый штурм белого укрепрайона у станции Волочаевка закончил боевую карьеру этого «Рено». После неудачной атаки 10 февраля он был оставлен у проволочных заграждений, чтобы на следующий день вновь поддержать атаку. Но вскоре танк был выведен из строя артиллеристами легкого бронепоезда «Капелевец» — снаряд с бронепоезда разбил направляющее колесо танку, второй снаряд пробил оба борта, водитель и пулеметчик чудом остались живы и отошли, предварительно взорвав гранатой бензобак танка. В 1937 г. в газете «Известия» об этом бое рассказывал командующий ОКДВА В.К. Блюхер: «11 февраля атака Волочаевки была возобновлена, но убийственный артиллерийский и пулеметный огонь и проволочные заграждения опять остановили нас. 12-го вновь пошли в атаку, прокладывая свой путь через проволочные заграждения кто лопатами, кто штыком. Командиры шашками рубили заграждения, бойцы рвали проволоку руками, оставляя на ней кожу, рвали ее тяжестью своего тела. И когда в решающий момент боя единственный наш бронепоезд выпускал последние свои снаряды, а единственный танк «Рено» двигался на проволоку, сразу же подбитый противником, бойцы с криком «Даешь Волочаевку!» ворвались в расположение белых. 12 февраля станция и поселок Волочаевка были нами заняты».

В Красной Армии трофейные танки использовали для укомплектования автотанковых отрядов, бывших средством Главного командования. В соответствии с принятым тогда правилом им давали название по марке двигателей: Mk V получили название «Рикардо» или танк типа Б («большой») «Рикардо», Mk A «Уиппет» и Mk B — типа С («средний») или «Тейлор», «Рено» FT — типа М («малый») «Рено».

Для формирования автотанковых отрядов в Москве при Запасной автоброневой бригаде был создан учебный танковый дивизион. Уже в 1920 г. состоялся первый выпуск танкистов — 54 человека.

Приказом РВС Республики от 28 мая 1920 г. утверждены «Штат и табель танкового автоброневого отряда», при этом указывалось, что «в отряде могут быть танки разной величины, но в общей сложности не более трех». Причем отряд имел двойной комплект «шоферов танка», «стрелков артиллеристов» и «стрелков пулеметчиков». В июле того же 1920 г. в состав автотанкового отряда включили команду пехоты (30 стрелков, 2 пулемета) с двумя ручными пулеметами «Льюис» для прикрытия танков в бою — существенный шаг. В августе штат изменили; отряд состоял теперь из двух взводов по два танка одного типа. В частности, Приказ РВСР от 6 августа 1920 г. вводил следующий штат автотанкового отряда «типа Б» 4 танка «Рикардо» (1 «самец», 3 «самки»), 113 человек личного состава (79 в боевых подразделениях, 34 в подразделениях обеспечения), 3 легковых и 4 грузовых автомобиля, 4 специальных грузовых автомобиля, 4 мотоцикла, железнодорожный состав из 1 паровоза и 32 вагонов (включая 4 большегрузные платформы под танки) Кроме того, отряд включал связистов, подрывников (штатное «подрывное имущество» предусматривалось для «броневых частей» русской армии еще «Инструкцией для боевого применения бронеавтомобилей» 1915 г.), ремонтников на подвижных средствах — автомобилях, мотоциклах и самокатах. Автотанковым отрядам придавали также поездные команды для их перевозки со всем имуществом.

В том же июле 1920 г. автотанковый отряд централизованной организации впервые введен в бой на Западном фронте в полосе 33-й стрелковой дивизии для прорыва обороны 17-й польской пехотной дивизии в районе 40 км западнее Полоцка. В ходе советско-польской войны Красной Армией взято у поляков 7 танков «Рено».

В том же 1920 г. были разработаны «Временное краткое наставление для действий танков в бою», «Инструкция отряду танков». Приказом РВСР от б сентября 1920 г. введена «Инструкция по боевому применению танков». В объявленной Приказом РВСР от 10 сентября 1920 г. «Инструкции для боевого управления и применения броневых частей» указывалос «я «Танки действуют согласно особому наставлению»

К 1 января 1921 г. в Красной Армии имелось 10 автотанковых отрядов, хотя не все из них имели материальную часть.

Броневыми силами, в состав которых входили танки, в отношении снабжения и технического обеспечения руководил Броневой отдел Главного Военно-инженерного управления (с августа 1919 г.), в плане организационном и оперативном — Броневое отделение ЦУ ВОСО, затем — с марта 1920 г. — Управление инспектора броневых частей. Позже эти функции свели в Броневом управлении в составе ГВИУ.

Танки находили применение на разных участках фронта. Так, три танка типа Б («Рикардо») 2-го танков-го отряда участвовали во взятии Тифлиса 24–25 февраля 1921 г частями 11-й Красной Армии. Появление танков на подступах к городу на левом берегу Куры и обход флангов грузинских частей красной кавалерией вызвали почти панический отход грузинских войск; было взято 150 пленных и 3 пулемета. После короткого боя танки с пехотой продвинулись к Тифлису, который был взят 25 февраля. У грузинских частей танков не было, но на этом участке с обеих сторон действовали бронеавтомобили и бронепоезда — один грузинский бронеавтомобиль даже пытался контратаковать танки.

С мая 1921 г. сформированные в Красной Армии отряды именовались танковыми (хотя встречалось и наименование «танко-бронеотряд»). В июле 1921 г. сформировали Управление начальника бронесил РККА, которому подчинялись в том числе и танковые силы. На 15 октября 1921 г. Красная Армия имела 13 танковых отрядов с различными танками — это было максимальное их количество. С.С. Каменев писал, что на 1920 г. «трофейные танки почти что создали у нас этого рода технические средства борьбы». Штат отряда включал в это время пять танков — как правило, одного типа («одной величины»). Сокращение и реорганизация РККА сказались и на танках — к августу того же года имелось 10 танковых отрядов, 1 запасная автотанковая бригада (здесь формировались и готовились танковые отряды). В то же время в составе бронесил было 103 бронепоезда, 44 броневых отрядов, 7 отдельных учебных дивизионов. Видно, что роль главной ударной силы в бронесилах Красной Армии в то время играли бронепоезда, танковые же войска только зарождались

В 1922 г. два танковых отряда — 6-й («Рено Русский») и 7-й («Рено» FT) — были направлены для вспашки полей в Поволжье, где в это время свирепствовал голод и нужна была любая сельскохозяйственная помощь (6-й танковый отряд, в состав которого входил, кстати, и танк «Борец за свободу тов. Ленин», перед отправкой в Саратов успел принять участие в параде на Красной площади 23 февраля). Известно также об использовании в качестве сельскохозяйственных тракторов разоруженных танков Mk V, хотя большой расход ими топлива вряд ли оправдывал такое применение. При решении вопроса об отправке танков на сельскохозяйственные работы в Поволжье специальное совещание признало, что танки «Рикардо» и «Тейлор» нежелательны, «ибо, принимая во внимание большой вес танков и вследствие этого малый процент производимой работы, расход горючего будет непропорционален произведенной работе».

Любопытно проследить организационные изменения молодых танковых сил РККА В 1923 г. бронесилы вновь поменяли подчиненность — Приказом РВСР от 19 июля 1923 г. расформировывалось Управление броневых сил, они передавались в ведение Главного артиллерийского управления. Затем — в Военно-техническое управление и Инспекцию броневых сил. С 1 августа 1923 г. Приказом РВС СССР штаты автотанковых отрядов типа Б и М, отдельной учебной автоброневой и танковой бригады отменялись и вводились штаты мирного времени: управления отдельной эскадры танков, тяжелой и легкой флотилий танков — своеобразное преломление взгляда на танки как на «сухопутные корабли». Тяжелая флотилия включала 4 тяжелых дивизиона по 4 танка типа Б «Рикардо», 1 легковому, 2 грузовых автомобиля и 1 мотоциклу в каждом. Легкую флотилию составляли три дивизиона: легкий маневренный (6 танков типа С «Тейлор»), легкий истребительный (6 танков «Рено» пушечных упоминались в штате как «танки типа И»), дивизион малых танков (6 танков «Рено» пулеметных именовались также «танк типа М»), каждый дивизион также имел 1 легковой, 2 грузовых автомобиля и 1 мотоцикл. Кроме того, в тяжелой и легкой флотилиях имелись грузовой, транспортный взводы, команда связи, мастерские и т. д.



В эмблеме отдельного танкового полка РККА использован силуэт танка Mk V.

Отдельная эскадра танков являлась оперативно-тактическим резервом Главного Командования РККА и подчинялась непосредственно председателю Реввоенсовета и наркому по военным и морским делам СССР Она должна была служить средством усиления пехоты. Легкие флотилии предназначались для поддержки пехоты в наступлении и борьбы с бронесилами противника, а тяжелая — средством усиления при прорыве сильно укрепленных оборонительных линий. Использовать танки предполагалось только на наиболее важных участках фронта с ведома высшего командования Красной Армии — это отвечало их наличному количеству Зампредседателя РВСР Э.М. Склянский в докладе о состоянии армии в ЦК РКП(б) от 28 марта 1923 г. писал о состоянии бронесил. «Современного типа танков нет ни одного. Имеющиеся же 59 танков, за исключением 16 недавнего изготовления, принадлежат к числу трофейных и изношенных до крайности. Имеющиеся 20 автобронеотрядов (186 машин, тоже в значительной части устаревших типов и крайне изношенных) недостаточны даже для снабжения конницы. В общем, бронесилы Красной Армии весьма далеки от нужных переделов и в весьма неудовлетворительном состоянии».



Танкисты отдельного Танкового полка РККА на фоне танка Mk V.

На 1 октября 1923 г. танковые силы РККА включали 1 эскадру танков и 1 автотанковую бригаду. 29 февраля 1924 г. РВС утвердил штат эскадры и флотилий военного времени: тяжелая флотилия должна была включать 16 танков, 12 тракторов, 12 прицепных платформ, 6 легковых, 20 грузовых, 6–8 специальных автомобилей (включая автоцистерны), 10 мотоциклов, легкая флотилия получала второй дивизион истребителей, соответственно, должна была иметь 18 танков, 6 тракторов, 6 платформ, 25 разных автомобилей и 9 мотоциклов. Но в том же 1924 г. отдельная танковая эскадра переформирована в отдельный танковый полк. Штат полка мирного времени, объявленный Приказом РВСР от 17 сентября 1924 г., включал управление, кадровый батальон, учебный батальон, команду связи, стационарную мастерскую и т. д. Танковая рота включала 5 танков одного типа. Кадровый батальон составляли: рота танков типа Б, имевшая 5 тяжелых танков, 1 трактор и 2 прицепные 3-тонные платформы; рота танков типа М (5 легких танков, 1 трактор, 1 платформа, 1 автомобиль, 2 мотоцикла). В учебном батальоне было 6 тяжелых и 2 легких танка. Полк получил обозначение 3-й отдельный танковый полк. На 1927 г. танки подчинили артиллерии Резерва Главного командования.

Первым практическим опытом отечественного танкостроения стала попытка поставить собственное производство танка типа «Рено» FT. Один пушечный французский легкий танк, захваченный бойцами 2-й Украинской Советской Армии под Березовкой и отправленный в подарок В.И. Ленину, оказался разукомплектован, и срочно выслали второй трофейный танк. В управлении танком спешно разобрался бывший авиатор Б.И. Россинский (обычная тогда связь относительно немногочисленных пока «технических родов войск» — авиации и бронесил). Он же 1 мая 1919 г. и провел танк по Красной площади во время парада в Москве — так состоялся первый танковый парад на Красной площади. 2 мая В.И. Ленин направил телеграмму: «Штабу 2-й Украинской Советской Армии и всем товарищам этой армии… Приношу свою самую глубокую благодарность и признательность товарищам 2-й Украинской Советской Армии по поводу присланного в подарок танка. Этот подарок дорог нам всем, дорог рабочим и крестьянам России, как доказательство геройства украинских братьев, дорог также потому, что свидетельствует о полном крахе казавшейся сильною Антанты».

29 сентября танк «Рено» (в некомплектном виде, без вооружения и ряда агрегатов) был доставлен на Сормовский завод, где к тому времени уже делали бронепоезда и бронеплощадки, и послужил образцом для постройки первых советских танков. Постройка танков, известных под названием «Рено Русский», велась на заводе «Красное Сормово» под руководством инженера Центроброни (комиссара) И.Х. Гаугеля, конструкторов Н.И. Хрулева, В.А. Москвина, К.А. Бердышева, мастеров И.И. Волкова, М.И. Телогреева, С.Я. Ястребова, А.А. Чепурнова, в работах участвовали сочувствовавшие Советской власти французские инженеры Дем и Розье, ранее работавшие на «Рено». Танки снабжались двигателями «Фиат» в 34 л.с., поставлявшимися московским заводом АМО, и клепаными восьмигранными башнями. Броню поставлял Ижорский завод. К 31 августа 1920 г. был готов первый пушечный танк, получивший имя «Борец за свободу тов. Ленин»; 12 октября, после испытаний, его отправили для показа Председателю Реввоенсовета Л.Д. Троцкому (тогда это вряд ли кого-либо удивляло, но сейчас звучит с иронией). Только 1 декабря Совет военной промышленности доложил В.И. Ленину о завершении испытаний первого танка: «Все работы произведены собственными средствами русскими рабочими и техниками. Три таких танка (2 с пулеметами, 1 с пушкой) составляют боевую единицу» Далее последовали танки «Парижская Коммуна», «Карл Маркс», «Лев Троцкий», «Лейтенант Шмидт», «Карл Либкнехт», «Красный борец», «Красная Звезда», «Пролетарий», «Свободная Россия», «Черноморец», «Буря», «Керчь», «Победа» и др.



Танк «Рено Русский» с установкой в башне пушки и пулемета.

К декабрю 1920 г. собрали всего 3 танка, к марту 1921 г. — еще 12. Всего построено 15 «боевых» танков. Танки сводили в автотанковые отряды по три один пушечный и два пулеметных Для вооружения пушечных танков использовали имевшиеся 37-мм морские пушки «Гочкис» и «Пюто», пулеметных — пулеметы «Гочкис»— эти пулеметы были сняты с трофейных британских танков Mk V. На части танков позднее поставили смешанное вооружение — 37-мм пушка «Гочкис» в лобовом листе башни и пулемет «Гочкис» в ее правом борту. Но хотя эта модель «Гочкис» была компактнее, нежели ставившийся на «Рено» FT «Гочкис» Mle 1914, установка пулемета в борту башни была очень неудобна для «башнера» (так в РККА одно время называли башенных стрелков — командиров танков).

Наконец, в 1923 г. было образовано Московское танковое бюро Главного Управления военной промышленности (ГУВП), а в сентябре 1924 г. при ГУВП создана специальная комиссия по танкостроительству. Началась систематическая работа по созданию отечественного танкостроения.

Изучение трофейных танков и опыта их применения привело комиссию по танкостроительству, созданную в сентябре 1924 г. при Главном Управлении военной промышленности, к программе строительства в СССР трех типов танков — «корпусного» типа Б («большой»), «дивизионного» типа С («средний») и «полкового» типа М («малый»). Практические работы развернулись по «малому» танку (сопровождения пехоты) и «среднему» (маневренному) и привели к появлению легкого танка Т-18 (МС-1) и среднего Т-24. Но это уже совсем другая история.

К концу 1928 г. в РККА оставалось 45 старых танков типа Б («Рикардо»), 12 типа С («Тейлор») и 33 типа М («Рено»). О состоянии стремительно устаревающей материальной части можно судить по росписи танков «Рикардо» на 1 октября 1929 г.:

Танков типа Б Склад № 37, Москва 2-й Автомобильный завод, Москва 3-й танковый полк, Москва Броневые командные курсы, Ленинград Военно-техническая академия, Ленинград Всего
исправных 2 0 21 1 1 25
неисправных 5 2 13 0 0 20

Танки подвергались различным ремонтам. На танках «Рено» FT, например, в ходе ремонтов пушки 37-мм «Пюто» заменялись на «Гочкис» того же калибра, двигатели «Рено» — на «Фиат». Трофейные танки служили также учебным пособием и базой для различных экспериментов. В частности, в 1927 г. в Военной электротехнической академии (ВЭТА) РККА была разработана аппаратура телеуправления «Река-1» для легкого танка «Рено Русский» (или для «Рено» FT). Практические опыты с телеуправлением танками типа «Рено» и МС-1 (Т-18) начали в 1929 г. В частности, в феврале 1930 г. под Ленинградом прошло первое испытание танка «Рено» с аппаратурой «Река-1». Так начинались отечественные работы над телетанками.



Пушечные легкие танки на параде на Красной площади, 7 ноября 1930 г. Вместе станками «Рено» FT французского производства идет итальянский «Фиат»-3000 с 37-мм пушкой (на первом плане слева) с именем «Феникс Дзержинский» на башне.

С вооружения трофейные танки сняли в 1930 г. Несколько разоруженных танков использовали в качестве сельскохозяйственных тракторов — сообщалось, в частности, что несколько английских танков, оставшихся со времен боев за Царицын, переоборудовали в тракторы на только что пущенном Сталинградском тракторном заводе.

Согласно «Справке о наличии танков старых систем», на 30 января 1931 г. в РККА имелось 28 танков «Рено», из них:

«Рено Русский»:

— Бронекомандные курсы — 1 шт.,

— Гражданские вузы — 9 шт.,

— 2-й танковый полк — 1 шт.,

— Военно-техническая академия — 2 шт.,

— Орловская танковая школа — 1 шт.,

— ВЭО-Ц.Л.П.С. — 1 шт.

«Рено французский»:

— Гражданские вузы — 1 шт.,

— Орловская танковая школа — 1 шт.,

— Осоавиахим — 5 шт.,

— 11-я авиабригада — 1 шт.,

— Научно-испытательный полигон — 1 шт.,

— Склад № 37 — 3 шт. (из них один для обучения начсостава)».

Согласно «Статистическим материалам для руководства УММ по автробронетехнике», подготовленным 31 декабря 1932 г., среди «танков старых образцов, частью сданных Осоавиахиму, частью хранящихся на складах, на 25 ноября 1932 г. было: 45 «Рикардо», 12 «Тейлор», 15 «Рено Русских», 13 «Рено французских», 3 «Фиат» (видимо, «Фиат-3000»). На тот же момент, кстати, сохранялись старые бронеавтомобили. 4 «Остин-Кегресс», 78 «Остин», 27 «Гарфорд», 44 «Фиат», 1 «Рено», 8 «Ланчестер».

2 марта 1938 г. Начальник АБТУ комкор Павлов докладывал Наркому обороны Ворошилову: «В РККА имеются устаревшие танки разных типов, опытные образцы отечественного производства, образцы, полученные за границей и трофейные, из них… «Рикардо» 15 шт… «Рено» — 2 шт… Все эти танки не на ходу, без вооружения, хранятся на окружных и центральных складах и войсками не используются». Танки «Рикардо» в количестве 14 шт. Павлов предлагал «передать по 2 шт. городам Смоленск, Ростов-на-Дону, Харьков, Ленинград, Киев, Ворошиловград и Архангельск для использования их как исторических памятников гражданской войны», а еще один «Рикардо» и два «Рено» хранить как музейные экспонаты на НИ АБТ Полигоне (поселок Кубинка Московской области) 1 августа 1938 г. Председатель Совета Труда и Обороны В.М. Молотов подписал постановление о создании «в научно-исследовательском АБТ Полигоне АБТУ РККА Музея боевых машин». Среди машин, передававшихся музею, числились 1 «Рикардо» и 2 «Рено» 5 сентября того же года начальник склада № 37 получил распоряжение АБТУ один комплектный танк «Рикардо» отправить на НИ АБТ полигон, а «оставшиеся танки Рикардо в количестве 12 шт. отправить без разборки по нарядам 4 отдела АБТУ».

До настоящего времени на территории бывшего СССР сохранилось пять Mk V («Рикардо») — больше, чем где-либо еще. В основном это «Композиты»: один в Харькове, два в Луганске (в 2007 г. начали их реставрацию с привлечением британского «Общества друзей танка Линкольн»), один находится в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке (танк сохранили в хорошем состоянии). Один Mk V-«самка» стоит в Архангельске и недавно был отреставрирован местными энтузиастами с привлечением консультантов от ЦМВС.

Оглавление книги


Генерация: 0.258. Запросов К БД/Cache: 0 / 0