Глав: 14 | Статей: 100
Оглавление
Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

В колониальных войнах

В колониальных войнах

Танкам «Рено» FT, сохранившимся в наибольшем количестве, просто не могло не найтись работы между двумя мировыми войнами. Они участвовали в большем числе войн и конфликтов, чем любая другая модель Первой мировой войны. Небольшие размеры танка облегчали доставку даже в отдаленные регионы, а простая конструкция — эксплуатацию в различных условиях, включая «малокультурные» территории. Географический охват стал гораздо шире, хотя масштаб, конечно, был уже не тот.

На подмандатной территории Сирии французы в разное время держали 30–50 легких танков «Рено» FT и 10–15 средних «Сен-Шамон» и «Шнейдер». 24 июля 1920 г. у Хан-Мейслуне один взвод «Рено», оттеснив арабскую пехоту и уничтожив заходом с фланга полевую батарею, помог сводной бригаде генерала Гуро расчистить дорогу на Дамаск. В сентябре 1925 г. в Сирию направили 5-ю роту 521-го полка (RCC) для подавления восстания друзов. Небольшие рейды танковых взводов в окрестностях Дамаска были удачны, а позднее танки успешно поддерживали подразделения французской пехоты и Иностранного легиона при взятии селений и разгоне пехоты и конницы повстанцев в Сирии в 1926 г.

В 1919 г. небольшие танковые силы направили во французский протекторат Марокко для охраны постов на границе с Южным Алжиром в ходе непрекращавшихся восстаний и межплеменных войн В Марокко танки впервые прошли проверку в условиях горного театра — прибывшая туда в июле 1920 г. рота «Рено» AS 327 участвовала как в ряде учений, так и в боях против кочевников у Кассарата (1920 г.) и Эль-Хемиса (1921 г.), а в марте 1922 г. вернулась во Францию.

В 1921 г. вспыхнуло вооруженное восстание племени Рифф под командованием Абд-Эль-Керима в испанском Марокко. Первоначальные успехи восставших обеспокоили французских колонизаторов, которые начали захват риффских территорий. В 1925 г. испанцы и французы (под командованием того же Петена) развернули в Марокко масштабные действия как против активизировавшихся сил Республики Рифф, так и против мародерствующих отрядов местных племен. Во Франции в мае сформировали сводный 1-й марокканский танковый батальон «Рено», который выгрузился в Касабланке в начале июня 1925 года. Его роты получили номера по номерам полков, от которых были выделены 504, 511 и 61-я. 2-й марокканский танковый батальон был сформирован в июне в составе 506, 507 и 508-й рот, а в Марокко прибыл в конце июля.

Уже 25 июля один взвод 511-й роты поддерживал атаку двух пехотных батальонов на Семиет, причем никакого взаимодействия не было, и танки вышли «мимо цели», хотя на следующий день все же помогли пехоте захватить селение. 6 сентября 504-я рота, совершив перед этим ночной марш своим ходом, помогла отогнать противника от блокгауза Исуль-Бас, после чего танки в качестве неподвижных огневых точек прикрывали работу пехоты по укреплению блокгауза и оставались так до 11 сентября, когда рота поддержала атаку форта Баб-Хуссейн. Не слишком удачен был первый бой 61-й роты у Баб-Моруджа 23 августа — «Рено» вели огонь по своей пехоте; один взвод, вырвавшись вперед, едва не попал в окружение, и пришлось выручать его резервным взводом. Посланная 3 сентября к Амеллил на помощь пехотной колонне рота опоздала из-за малой скорости хода тракторных тягачей, и бой окончился раньше ее прибытия. В конце сентября 504-ю и 61-ю роты придали 19-му корпусу, действовавшему севернее Киффане. 30 сентября 504-я рота не без успеха поддержала атаку у Джебель Керкур, хотя каменистая резко пересеченная местность не слишком благоприятствовала действиям танков. У Керкур рота действовала до 8 октября, после чего была возвращена на базу в Таза. При возвращении танки прошли своим ходом 50 миль по плохим дорогам. 61-я рота 1 октября направлена к селению Уиззерт, жители которого «хотели вступить в переговоры», но при появлении французов открыли огонь. Рота без участия пехоты быстро «замирила» селение, разрушив огнем несколько домов и отправив в штаб несколько заложников. 3–5 октября рота патрулировала окрестности селения.

Танки «Рено» 506-й роты 2-го танкового батальона 2 августа близ селения Азжен, блокировав скрывавшихся в пещерах риффов, обстреляли с коротких дистанций входы в пещеры, нанеся противнику, не располагавшему никакими противотанковыми средствами, большие потери. Вскоре после отвода танков риффы снова заняли Азжен, и 10 августа французы повторили операцию, причем танки сгружали с грузовиков у самого селения.

Осенью 1925 г. началось скоординированное наступление французских экспедиционных сил и испанских оккупационных войск против риффов в Северном Марокко. В ходе этого наступления испанцы 8 сентября высадили переданные им танки «Рено» FT с десантных судов в Алуцемас — первая, хотя и очень ограниченная по масштабу, успешная операция высадки танков с моря. Французская 507-я рота 11 сентября приняла участие в операциях на высотах Мосстгиф. Танки продвигались в отдельной колонне, подходя к пехоте, когда ту останавливал огонь. Выдвигаясь вперед, танки открывали огонь, и противник всякий раз отходил столь поспешно, что пункт Хаддарин, например, танки заняли по ходу движения сами, без пехоты. Также без сопротивления, одной угрозой танковой атаки, были заняты 16 сентября высоты Бибан. 26 сентября танки 506-й и 507-й рот, двигаясь впереди транспортных колонн, обеспечили снабжение блокгауза Бу-Ганус. Предварительная наземная и воздушная (с аэростата) разведка позволила определить характер местности, обнаружить расположение противника и подготовленные им противотанковые рвы. Танки отогнали риффов от дороги в пещеры и удерживали там огнем, пока проходили колонны.

Действия роты AS 508 интересны тем, что это было единственное боевое применение — точнее, боевое испытание — танков «Рено» M24/25 с резиновой гусеницей «Кегресс-Хинстин», которыми роту укомплектовали в опытном порядке. 3 октября 508-я рота должна была поддержать атаку у Спахиса пехоты и кавалерии против риффов, расположившихся на господствующих высотах. После 3-часового боя позиция противника была захвачена, но для танков бой был неудачным. Пехота и кавалерия (спаги) действовали сами по себе. На камнях с одного танка соскочила гусеница, экипаж пытался поставить ее на место, но был расстрелян противником 11 другим танкам пришлось отбивать аварийный танк. Они пытались его отбуксировать, но их собственные резиновые гусеницы проскальзывали на грунте, а скоро были повреждены острыми камнями 4 танка из 11 вышли из строя и не были отремонтированы даже на следующий день — установка резиновой гусеницы оказалась чрезвычайно трудоемкой, а восстановить порванные гусеницы было невозможно.

Использование танков в Марокко сильно ограничивалось слаборазвитой дорожной сетью и малым запасом хода самих «Рено». Там, где подходящие дороги имелись, танки удавалось перебрасывать на грузовиках и прицепах-платформах на расстояние до 80—110 км за сутки. Часто марши совершались комбинированно — на некоторых участках пути танки сгружались для перехода ручьев или легких мостов. На дорогах, размытых дождями, танкам нередко приходилось самим вытаскивать свои застрявшие грузовики и трактора; после таких маршей иногда уходило до 8—10 дней на приведение танков в порядок. Горно-пустынный «театр» обусловил и более быстрый выход танков из строя, более частые техосмотры и ремонты. При действиях повзводно оказалось, что взвод из двух пушечных и одного пулеметного танков предпочтительнее пятитанкового, поэтому роты перевели на штат по 13 танков (4 взвода плюс танк командира роты). Кроме того, рота имела 10–15 грузовиков или трактора с прицепами для перевозки танков и 12 вспомогательных машин Как и в Сирии, в Марокко противник не располагал противотанковыми средствами, которые оказались бы очень опасными в узостях и дефиле Это позволило применять танки для решения широкого круга задач: патрулирование, обеспечение флангов блокгаузов в качестве неподвижных огневых точек, рейдовые действия, поддержка разведывательных и передовых отрядов, быстрое создание подвижного укрепленного пункта, атака укрепленных позиций, подъем на высоты 75-мм пушек и вытаскивание застрявших орудий, вывоз раненых, снабжение блокгаузов и гарнизонов (например, доставка грузов блокгаузу Дохар танками б1-й роты 20 августа, ведь специальных машин для этих целей на шасси «Рено» так и не построили). Для снабжения опробовали двухколесную прицепную к танку рессорную тележку на 600 кг груза — например, две бочки горючего по 150 л и 200 кг ЗИП.

Единственной «активной противотанковой тактикой» риффов был такой прием: 4 человека с железными прутьями и канистрой бензина скрывались в ямах или за камнями, пока танк не подходил вплотную, и втыкали прутья между ведущим колесом и гусеницей, останавливая танк, обливали его бензином и поджигали факелом. Это действовало против отдельных тихоходных танков на узких дорогах, но при движении колонной сзади идущий танк обстреливал смельчаков из пулемета или картечью прежде, чем они успевали поджечь обездвиженный танк (тем не менее в 1940 г. подобные группы «истребителей танков» готовили в английских частях местной обороны в ожидании германского вторжения на Британские острова).

После падения Республики Рифф и подавления выступлений племен испанские «Рено» FT вернулись в Испанию, а танки французского 517-го танкового полка остались в Марокко, образовав 62-й полк (RCC) Снова она приняла участие в боях в апреле 1930 г. — октябре 1933 г. в районе горного массива Атлас во время усмирения местных восстаний — например, в августе — сентябре 1933 г. в районе Центрального Атласа и в январе — марте 1934 г. в районе Анти-Атласа. «Рено» участвовали также в «замирении» племен юга Марокко. Танки изолировали селения и округу, обеспечивая свободу действий пехоте. Поскольку баз и постов здесь у французов не было, на ночлег танки и пехота иногда строили подобие «вагенбурга», выстраивая «Рено» по периметру лагеря и выкладывая между ними невысокие стены из камней (незадолго до этого подобную охрану отдыха танковых частей предлагал генерал Фуллер; к схеме «вагенбурга» танкисты будут прибегать еще не однажды).

Интересы Франции были обширны, и в 1924 г. одну роту «Рено» FT направили в помощь персидским националистам Реза-Хана, вскоре ставшего Реза-шахом Пехлеви.

В 1920-е годы два взвода «Рено» FT содержались во Французском Индокитае: один в Сайгоне, другой — в крепости Ханой. Во время очередной вспышки волнений в Китае в 1927 г. французские «Рено» FT из Ханоя направили в Шанхай для защиты французских концессий. Год спустя туда же прибыл взвод легких танков корпуса Морской пехоты США (из Экспедиционных сил Восточного побережья), оснащенный американскими «6-тонными танками модели 1918 г.». Эти танки охраняли железнодорожную линию между Шанхаем и Тяньцзинем. В 1928 г. в Тяньцзинь прибыло еще два взвода французских «Рено» FT. Для тех же целей японцы привлекли часть своих «Рено» FT и NC-27 (Тип 89 «Оцу»). В 1929 г. США отозвали свои танки, но французские и японские остались в Китае и использовались в Шанхае в 1931 г.

Опыт Марокко, Китая и Сирии заставил французов держать танки «Рено» FT в своих колониях до конца 1930-х годов.

Все три взвода французской «китайской» роты легких танков были в конце 1930-х захвачены японцами. Французский взвод «Рено» FT оставался в Ханое до 1945 г. и использовался здесь против японских войск в ходе боев за крепость.

Оглавление книги


Генерация: 0.134. Запросов К БД/Cache: 0 / 0