Главная / Библиотека / Танки Первой Мировой /
/ Британские танки / Организация первых танковых частей

Глав: 14 | Статей: 100
Оглавление
Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Организация первых танковых частей

Организация первых танковых частей

В марте 1916 г., вскоре после выдачи заказа на первые 100 танков, полковник Суинтон получил от генерала У.Д. Берда, занимавшего в военном министерстве пост начальника штаба, официальные полномочия на формирование первого танкового подразделения, поступавшего под командование Суинтона. Подразделение именовалось сначала «отделением бронеавтомобилей службы моторизованных пулеметов», а с мая — «тяжелым отделением Пулеметного корпуса» (Пулеметный корпус был создан в октябре 1915 г. для подготовки пулеметных расчетов, и появление его «тяжелого отделения» выглядело вполне естественно). Штаб отделения находился поначалу в Лондоне. Первый учебный лагерь в Бисли расположили на ферме с русско-звучащим названием Сибирь, расположенной недалеко от учебного лагеря «службы моторизованных пулеметов», — лагерь и депо были организованы еще в конце 1914 г. и занимались подготовкой подразделений мотоциклов-пулеметовозов, вооруженных автомобилей, а также бронеавтомобилей. Позиционная война сделала «моторизованные пулеметы» не столь актуальными, и начальника лагеря подполковника Р.У. Бредли и еще 7 старших офицеров в том же марте перевели «в танкисты». Из «службы моторизованных пулеметов» взяли первые 600 человек для обучения, 30 офицеров пришли из той же службы и из RNAS, еще 15 назначил главнокомандующий во Франции. Первые 100 водителей и первые механики для ремонта прибыли из 711-й роты армейского вспомогательного корпуса — они имели опыт обслуживания во Франции тракторных рот и осадных батарей Королевской крепостной артиллерии. До 900 добровольцев взяли особой вербовкой из числа машиностроительных рабочих — в чем оказал помощь издатель журнала «Мотоциклист» Джофрей Смит — и различных учебных заведений.

Предполагали сформировать 15 рот по 10 танков, но, по просьбе главного командования, в апреле — мае начали формировать 6 рот по 25 танков — 4 взвода по три секции (каждая из «самца» и «самки») плюс 1 запасной танк. Для этого требовалось 75 танков-«самцов» и столько же «самок». Штат роты состоял из 28 офицеров и 255 нижних чинов. Общая численность «тяжелого отделения пулеметного корпуса» составляла 184 офицера и 1610 нижних чинов. Согласно принятому в британской армии порядку роты обозначались не номерами, а буквами латинского алфавита. Ротой A командовал К.М. Типпетс, ротой B — Т.Р. МакЛеллан, ротой C — А. Холфорд-Уолкер, ротой D — Ф. Саммерс, ротой E — Т.Х. Натт, ротой F — У.Ф.Р. Кингдон.



Организация «тяжелого отделения Пулеметного корпуса» на сентябрь 1916 г.

В июне 1916 г. эти 6 рот перевели в Бульхауз, в имение Ивиф в Эльведен, организовали учебное поле, названное «полигоном для опытных взрывов» (так объясняли присутствие военных инженеров). Ходили слухи, что оттуда роют тоннель до Германии — вероятно, такие нелепицы распускали намеренно. Личный состав не знал о танках до их прибытия — говорили, что ожидают машины, которые «могут переплывать реки, как крокодил, прыгать, как кенгуру, и карабкаться, как медведь». В июне, наконец, отделение получило первые машины Mk I и начало обучение на них.

В начале июля в присутствии Ллойд-Джорджа и Робертсона провели первое учение 20 танков с пехотой. На следующих учениях присутствовал король Георг V под видом «русского генерала» (все те же ссылки на Россию). В другой раз король уже официально посетил танковое учение в Вуле 25 октября 1918 г., а вообще к концу войны посещение танковых частей стало у королевской фамилии хорошим тоном.

17 сентября Стэрн и Суинтон обсудили результаты первых боев с Хэйгом, высказавшим свое удовлетворение опытом. Однако Суинтона, не очень ладившего со Ставкой, решили заменить во Франции командиром с большим фронтовым опытом. И 29 сентября командиром тяжелого отделения назначили подполковника Хью Джеймисона Эллиса (сразу по назначении он стал полковником), а кроме того, выдали заказ на 1000 танков. Штаб нового командира составили капитан Дж. ле Кью Мартель (помощник командира), капитан Т.Дж. Узиелли (квартирмейстер), капитан Дж. Г. Тэппер (начальник штаба) и капитан Ф Э. Хотблэк (начальник разведки). Эллис переместил штаб тяжелого отделения из деревни Бокенэ в деревню Бермикур, где он оставался до конца войны. Вернувшийся в Англию Суинтон был «отставлен» от танковых частей, в лагере танковых частей (танковом депо) в Тэтфорде его заменил бригадный генерал Гор-Эшли. Лишь позднее Суинтон получил звание генерал-майора и положенные почести А о деятельности генерала Гор-Эшли сохранилось свидетельство одного из первых британских танкистов капитана Д.Г. Брауна: «Явился пехотный бригадир, который отличился в первые месяцы войны, однако понятия не имел о танках. Он прибыл в Тэтфорд, чтобы принять командование, и крепко нас порадовал своей первой речью. Он открыто заявил, что прислан подтянуть дисциплину в нашем корпусе, что танки его не интересуют вообще и он не желает их видеть». Назначение «пехотного» офицера, возможно, имело смысл — танкам предстояло стать «пехотным» средством прорыва, да и дисциплине инженеров и автомобилистов командование, видимо, не доверяло. Но пехотные офицеры слишком плохо знали технику, что не способствовало взаимопониманию.



Посещение «тяжелого отряда Пулеметного корпуса» королем Георгом V и королевой Марией. Фотографироваться на фоне танков дамы полюбили еще в Первую мировую войну.

В ноябре отделение переименовали в «тяжелый отряд Пулеметного корпуса», а офицеры отряда представили исследование «Танковая армия». Основные его положения тогда не могли быть реализованы, но позже они использовались в теориях механизированной войны.

С 15 ноября 1916, по 15 февраля 1917 г. танковые роты во Франции переформировали в четыре батальона, сохранившие те же обозначения, на базе двух рот в Англии начали формировать еще пять батальонов. Танковые взводы внутри батальона имели сквозную нумерацию. Танковое депо перевели из Тэтфорд в Бовингтон. Батальоны свели в бригады — 1-ю (батальоны C и D) полковника Бэкер-Кар в январе 1917 г., 2-ю (A и B) полковника Кураж в феврале. 27 апреля начали формировать 3-ю бригаду, полковника Хардресс-Ллойда. Количество танков в батальоне уменьшили с 72 до 48 (36 боевых и 12 учебных). Бригады были чисто административной единицей, поэтому состав их постоянно менялся. Более-менее стабильны были танковые батальоны и роты, но в бою и они дробились до групп в несколько машин. 1 мая 1917 г. Эллис стал бригадным генералом, что свидетельствовало о признании за тяжелым отрядом прав отдельной части.

После сражения под Аррасом предложили увеличить отряд вдвое до 18 батальонов (9 батальонов тяжелых и 9 батальонов средних танков). 28 июня утвердили соответствующий штат. А 28 июля 1917 г. отряд переименовали в Танковый корпус (Tank Corps) — в секретности смысла уже не было, да и признание новый род оружия уже получил. Штаб корпуса расширился, в нем появились майоры Грин и Брокбэнк, капитаны Азин-Берри, Дандас, а возглавил штаб майор Джордж Фредерик Чарльз Фуллер, считающийся создателем тактики танков. Участник англо-бурской войны, Фуллер к началу мировой войны был штабным офицером, что позволило ему избежать гибели в окопах во Франции, зато он оказался в штабе Танкового корпуса — поначалу без особой охоты. Но он смог быстро оценить преимущества нового рода оружия и с тех пор стал самым ярым пропагандистом его превращения в самостоятельный род войск, «пророком механизированной войны» (хотя, как и всякий «пророк», он в своих теориях оказывался экстремистом). Составленный Фуллером «План 1919», представленный в апреле 1918 года, был, вероятно, первым внятным и обоснованным предложением создания танковой (механизированной) армии и ее использования для решения оперативных и стратегических задач при поддержке ударной авиации и мобильной артиллерии. Согласно плану тяжелые танки с пехотой прорывали фронт обороны противника, а «быстроходные» танки вместе с бронеавтомобилями проникали в глубокий тыл, нарушая работу штабов и коммуникации противника. Некоторые черты этого плана в несколько более «скромном» варианте будут реализованы уже в 1918 г. в сражении при Амьене.



Организация британского Танкового корпуса на ноябрь 1917 г.

Расширение корпуса постоянно откладывалось в основном из-за нехватки людских ресурсов — пехотные соединения поглощали массу пополнений. Но успели устроить новые лагеря Танкового корпуса в Воргрете, Лулворте, Свэнэдже. В конце 1917 г. сформировали 4-ю танковую бригаду подполковника Мориса Хэнки, а в марте 1918-го — 5-ю танковую бригаду бригадного генерала Аллана Паркера. Кстати, с марта 1918 года танковые батальоны предпочитали обозначать уже не буквами, а номерами.

В главном учебном лагере танков в Бовинггоне (Дорсет) за первый год сформировали батальоны E, F, G, H, I, за 1917–1918 гг. — J, K, L, M, N, O, P, Q, R. Для батальона тяжелых танков Mk V был принят такой штат: 3 танковые роты 4-взводного состава, в каждом взводе — по 3 танка. В батальоне танков Mk V* роты имели 3-взводный состав, но каждый взвод включал 4 танка, т. е. в тяжело-танковых батальонах обоих типов имелось по 36 боевых танков плюс танки снабжения и технического резерва. Учитывая «кавалерийское» назначение танков «Уиппет», их сводили в самостоятельные батальоны по 48 машин со своей организацией.

Средний срок подготовки танкового батальона составлял 4 месяца. На 1918–1919 гг. планировали сформировать 13 английских, 3 канадских, 1 новозеландский батальон, но к перемирию подготовили только 8 английских и 1 канадский. Лагерь в Бовинггоне служил и главным опытным полигоном, где рождались и проверялись предложения по конструкции танков, приемам управления. движения и т. п. К концу войны имелись школы (курсы) стрельбы из орудий и пулеметов, револьверов, расшифровки аэрофотоснимков, танковой разведки, службы связи и голубиной почты, маскировки, противогазовая, топографическая.

Личный состав для тяжелого отделения набирали: водителей и механиков — из автомобильного корпуса, пулеметчиков — из пулеметного корпуса, наводчиков — из запасных артиллерийских частей, остальных из запасных пехотных. С расширением отделения личный состав набирали из кавалерии, нестроевых частей, авиации (вполне обычно для броневых частей и в других армиях) и флота. Добровольцев уже не хватало — к февралю 1917 г. численность тяжелого отряда достигла 9000 человек, а Танковый корпус к ноябрю 1918 г. включал 20 000. После успеха танков в сражении у Камбрэ главное командование утвердило увеличение штата Танкового корпуса до 24 653 офицеров и солдат, 864 тяжелых и 610 легких («маневренных») танков. Офицеры со знанием техники набирались в основном из инженерного корпуса, а потому были более свободны от «традиций», более склонны к «дисциплине деловой, а не педантичной». Это способствовало формированию особого, корпоративного духа танкистов. Для того же ввели вымпелы рот (батальонов) и личный флаг командира корпуса. Флагу из коричневой, красной и зеленой полос Фуллер придал символику «стихии» танка: «Из грязи — через кровь — на зеленые поля по ту сторону». У корпуса появился и девиз: «Не страшусь ничего».



Организация британских танковых батальонов на июль 1918 г.

В 1918 г. попытались привести нумерацию подразделений в соответствие с правилами — батальонов номерами, рот буквами. В результате танковые батальоны именовали двояко — буквой и номером. 1 августа 1918 г. Департамент снабжения танками Министерства снабжения заменили соответствующим отделом Департамента штабной службы военного министерства, как бы «узаконив» танки в качестве рода войск.



Организация британского Танкового корпуса на 27 сентября 1918 г.

К середине 1918 г. наладился механизм приемки и отправки танков. С заводов их отправляли на станцию в Ньюбери (Беркшир), обслуживаемую 20-й эскадрильей RNAS, оттуда через Саутгэмптон и Ричборо на пароме в Гавр, где их принимала другая группа 20-й эскадрильи, затем — в Бермикур и на центральный склад в селении Эрен.

Большое значение придавали ремонтно-эксплуатационной службе и технической подготовке. В конце 1916 г. вместо ротных мастерских создали батальонные, а через год — бригадные, а также Центральные мастерские в Эрен, позднее переведенные в Тенер, из рот изъяли мастеров. Вопросы поддержания танков в исправности все больше переходили к экипажам, водители превращались в механиков-водителей. С октября 1917 г. практиковали выдвижение грузовиками к линии фронта передовых складов корпуса. 1 февраля 1918 г. начали формировать танковые роты снабжения — каждая из 4 взводов по 6 танков. В начале августа во Франции находилось 5 рот снабжения и 2 танковые роты перевозки орудий.

На июль 1918 г. Танковый корпус включал 14 батальонов тяжелых танков, 2 батальона средних (C (3-й) и F (6-й) танковые батальоны) и 1 бронеавтомобилей (17-й батальон). 26 октября военное министерство утвердило развертывание корпуса в 1919 г. до 34 батальонов. Заказ на 1919 г. включал 1500 тяжелых и 1500 средних танков. Но перемирие 11 ноября положило конец этим планам.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.259. Запросов К БД/Cache: 3 / 0