Глав: 14 | Статей: 100
Оглавление
Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Сражение у Суассона

Сражение у Суассона

Наибольшего успеха французские танкисты добились 18 июля 1918 г. под Суассоном, когда 10-я и 6-я французские армии начали контрнаступление против позиций, на которых остановилось германское наступление между реками Эн и Марна. Целью была ликвидация Марнского выступа фронта 7-й германской армии (т. н. «второе сражение на Марне»). Французский командующий Ж. Фош учел прежний промах английского генерала Хэйга, оставившего ударные части без резервов (хотя ряд историков приписывают эту предусмотрительность Петену). Основной удар на фронте 15 км между реками Эн и Урк наносила 10-я армия Манжена, обильно снабженная танками (343 машины — 3 группы «Шнейдеров», 3 группы «Сен-Шамонов», 3 батальона «Рено») и артиллерией. В первом эшелоне наступали 10 дивизий, включая 1-ю и 2-ю американские, во втором — 6 дивизий, в резерве находились 15-я и 34-я британские дивизии. 6-я армия Дегутта (всего 7 дивизий, включая 4-ю и 26-ю американские, в первом эшелоне и одна во втором) наступала между реками Урк и Марна. Специальное упоминание американских дивизий не случайно — на тот момент это были дивизии «двойной мощности» по сравнению с обычной британской или французской пехотной дивизией. Для поддержки американских дивизий им были приданы французские танки с французскими экипажами. В частности, 11-я и 12-я группы (дивизионы) «Сен-Шамонов» были приданы 1-й американской дивизии.

10-я французская армия для развития успеха получила кавалерийский корпус, которому подчинили 6 моторизованных пехотных батальонов на грузовиках вместе с саперами

Подготовку и сосредоточение танков (водным транспортом и по грунтовым дорогам) провели достаточно скрытно в частности, пять батальонов «Рено» 14–17 июля перебросили с фронта 1-й и 3-й армий (из района Амьен и С.-Эспри, Дени). В ночь на 17 июля танки занимали выжидательные позиции, причем «Рено» проходили к ним от места выгрузки своим ходом по 12–14 км — по тем временам немало. Удар наносили внезапно, без предварительной артподготовки, на рассвете, под прикрытием тумана. Танковый взвод или батарею танков обычно придавали атакующему пехотному батальону Танки должны были действовать в тесной связи с пехотой, обгоняя ее, где только возможно; для их прикрытия артиллерия с началом движения открывала контрбатарейной огонь, а затем переносила его по сигналу с самолетов — истребители должны были прикрыть танки от ударов германских самолетов. Плотность танков на участках главного удара составляла в 10-й армии 14 танков на 1 км фронта, в 6-й армии — 11.

Распределение французских танков 18 июля 1918 г.

Армия Соединение, часть Танковая часть, подразделение, марка танков Количество танков
10-я 1-й корпус 3-я группа «Шнейдер» 27
10-я 20-й корпус 11-я и 12-я группы «Сен-Шамон» 1-я и 4-я группа «Шнейдер» 156
10-я 30-й корпус (38-я, 48-я пех. дивизии) 10-я группа «Сен-Шамон» 24
10-я Армейский резерв 1, 2, 3-й батальоны «Рено» 130
6-я 2-я дивизия две роты 7-го батальона «Рено» 30
6-я 47-я дивизия 8-й батальон «Рено» 45
42-я группа «Сен-Шамон» 24
6-я 164-я дивизия рота 9-го батальона «Рено» 15
6-я 63-я дивизия две роты 9-го батальона «Рено» 30
6-я Армейский резерв 41-я группа «Сен-Шамон» 24
рота «Рено» 15

Всего в бой пошли 245 «Рено», 100 «Сен-Шамонов», 123 «Шнейдера». Танки «Рено» сыграли в этом сражении решающую роль. Французы во многом повторили тактику англичан у Камбрэ, более ясно применив массирование танков на направлении прорыва. Отметим специфику применения танков 11-й и 12-й групп, обеспечивавших огневую поддержку 1-й американской дивизии, и 10-й группы, действовавшей с 38-й и 48-й французскими пехотными дивизиями. После захвата пехотой первой линии германских окопов подошедшие танки открывали огонь по второй и третьей, зачастую недоступным для огня полевой артиллерии. Действия «Шнейдеров» и «Сен-Шамонов» дали зачатки тактики самоходной артиллерии сопровождения.

Наступление началось в 4.45 утра при небольшом тумане после всего лишь 10-минутной артподготовки. 6-я армия перешла в наступление на 1,5 часа позже и после предварительной артиллерийской подготовки. Первые линии германской обороны были быстро прорваны, в 7.15 в бой брошен и танковый резерв. Уже к 8 часам утра продвижение составило 4–5 км. Около 10.00, когда рассеялся утренний туман, французские летчики установили, что германский фронт прорван на протяжении 15 км в направлении на Суассон. 1-й и 2-й батальоны «Рено» из резерва были приданы 20-му корпусу, 3-й — 30-му корпусу 10-й армии. К полудню войска достигли артиллерийских позиций противника. К концу дня 10-я армия продвинулась на 9 км, 6-я — на 5 км. Противник потерял 12 000 пленными и 250 орудий. Именно «массами танков» объясняли германские офицеры этот успех французов. Единственным участком, где германцы не отошли со своих позиций, был фронт наступления 11-й французской дивизии, не имевшей танков.

Германский писатель Карл Рознер описывал массированную атаку легких танков «Рено» 18 июля: «Впереди атакующих шел авангард из многих сотен танков и, по-видимому, танков новой системы, маленьких и очень подвижных. Продвинувшись, они образовали прикрытие для пулеметов, и в минимальное время создалась такая картина, что наша линия фронта оказалась прорванной в бесчисленных точках, и наши люди дрались просто-напросто за собственную шкуру, тогда как их тыл уже находился под пулеметным огнем противника. Никто не знал в точности, что именно происходит».



Танки «Рено» FT с клепаной башней типа «омнибус», покрытые камуфляжной окраской.

Появление массы танков с плотностью в среднем 10 машин на 1 км фронта и массирование артогня (50 орудий на 1 км) сыграли свою роль, но прикрытие танков оказалось недостаточно эффективным. Глубина первой задачи, которую танки с пехотой выполнили блестяще, ограничивалась дальностью, на которую артиллерия могла продвинуть огневой вал, не меняя позиций. Остановка для подтягивания артиллерии задержала французов на второй позиции, а опоздание трех кавалерийских дивизий и трех пехотных батальонов на автомашинах к месту прорыва до 15.00 не позволило ввести их в прорыв и расширить его, а германские отступившие и резервные части организовали новую линию обороны, хотя и слабую. Германские пулеметы в очередной раз заставили кавалерию спешиться, эскадроны пошли в бой в пешем строю. Танки вновь действовали одной волной с распылением по всему фронту, разведка не выявила противотанковых средств, успевших занять новые позиции. Из 225 танков, вышедших в бой на фронте 10-й армии, 40 вышли из строя по техническим причинам, 62 потеряно от огня противника (общие потери — 45 %). На фронте 6-й армии 42-я группа «Сен-Шамонов» почти не участвовала в бою, поскольку не смогла догнать (!) пехоту, зато танки «Рено» действовали весьма успешно. Местные действия танков продолжались и вечером. Так, 310-я рота «Рено» поддержала атаку 7-го пехотного полка на две высоты к югу от Эйн, начатую в 18.30. Танковые роты, приданные наступавшим батальонам, выгрузились с грузовиков у самых исходных позиций и двинулись в обход высоты, подавив огнем пулеметы на обратных скатах и обеспечив выполнение задачи.

Действия легких танков позволяли войскам наступать так быстро, как быстро могла двигаться пехота. Но это же показало, что при наличии резерва танков необходим и постоянный приток свежих пехотных частей, чтобы использовать появившееся преимущество и, с одной стороны, быстро закрепить захваченные позиции, с другой — продолжить наступление с танками.

19 июля действовали сборные танковые части. 10-я армия смогла продвинуться только на 2 км, 6-я на 2,5–3 км. В полосе 10-й армии потеряно 50 танков из 105 введенных в бой (50 %), 20 июля — 17 танков из 32 (53 %), 21-го — 36 из 100 (36 %) — обычная для тех дней убыль танков по ходу операции Потери личного состава танковых подразделений в разные дни составляли от 22 до 27 %. 23 июля вновь вступают в бой оставшиеся подразделения 19 «Шнейдеров», 24 «Сен-Шамона» сводных батарей, 62 «Рено» шести сводных танковых рот. Но дело идет очень тяжело. «Рено» доходят до железной дороги и при попытке взобраться на гребень расстреливаются германской батареей с дистанции 40 м — подбито 48 танков. Поставленные задачи не выполнены, продвижение 10-й армии 0,5–1 км на фронте 5,5 км, продвижение 6-й армии — 2,5 км. Опыт французов в принципе тот же, что у англичан под Камбрэ — быстрый прорыв первых линий внезапной атакой массы танков, но нет использования и развития начального успеха. Снова возникает проблема остановки наступления даже до окончания возможной работы танков из-за необходимости подтягивать артиллерию.

Всего с 18 по 23 июля в полосе 10-й армии потеряно 102–103 танка. В полосе 6-й армии танки действовали на 3 дня дольше, потери танковых частей составили 58 танков.

Опыт французов в принципе тот же, что у англичан под Камбрэ, — быстрый прорыв первых линий внезапной атакой массы танков, но нет использования и развития начального успеха. Снова возникает проблема остановки наступления даже до окончания возможной работы танков из-за необходимости подтягивать артиллерию.

Заметим, что относительно многочисленный танковый парк позволил французам не рисковать всеми наличными силами в одной операции, выделяя подразделения танков и на другие участки. Три батальона «Рено» и две группы средних танков были подчинены 9-й армии (к югу от Марны) для проведения местных атак с целью улучшения позиций.

Развернутое производство «Рено» FT-17 позволяло французам быстро сменять танковые подразделения, утратившие боеспособность, и во французских танковых силах не наблюдалось того «таяния», как в британском Танковом корпусе. Французским танкистам доводилось поддерживать и британскую пехоту — так, 23 июля две роты 6-го батальона «Рено» действовали с 15-й британской дивизией между Эпеи и Марфо. При этом танкам на ряде участков удается продвинуться на глубину до 1,2 км через лес, местами переходя через поваленные деревья — при условии, что пехота постоянно движется с ними и оказывает помощь.

26 июля четыре взвода 317-й и 318-й рот «Рено» (20 танков) поддерживают атаку свежей 9-й пехотной дивизии к западу от Флери. Контратаки противника заставляют пехоту отойти, причем танки прикрывают ее отход.

О действиях французских «Рено» под Амьеном уже сказано выше. Заметим, что у французов во время наступательной операции под Амьеном оказывается достаточно танков, чтобы выделить их и на другие участки фронта. Так, 10 августа 10-й батальон «Рено» (45 танков) поддерживает атаку на Рессен-Сюр-Мац в центре наступления 3-й французской армии. Танки уничтожают вражеские пулеметы, захватывают станцию Рессен и передают ее и селение пехоте, затем отходят на исходные позиции для восстановления.

Оглавление книги


Генерация: 0.121. Запросов К БД/Cache: 0 / 0