Глав: 14 | Статей: 100
Оглавление
Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые бои танков с танками

Первые бои танков с танками

К началу мартовского германского наступления 1918 г. армии франко-британских союзников имели 216 танков, но в боях участвовали 180, остальные вышли из строя по техническим причинам. Танки, вышедшие в бой, все же помогли войскам, но с 21 по 30 марта британский Танковый корпус потерял почти всю матчасть. При такой крайне низкой плотности танков с обеих сторон первое столкновение танков с танками, кроме случая, можно объяснить важностью пункта, вокруг которого шли бои и на который, соответственно, обе стороны направляли усилия.



Два танка A7V движутся через Виллер-Бретонне.

Столкновение произошло у Виллер-Бретонне 24 апреля 1918 г. Захват и удержание этого населенного пункта обеспечили бы германцам последующий захват Арраса и углубление разрыва между союзными армиями. Поэтому здесь были задействованы все три имевшиеся на тот момент «штурмовые отделения» A7V.

Еще до начала подготовки к бою, во время тренировок в лагере в Шарлеруа, вышел из строя танк № 540 второго отделения, а перед боем обнаружилось повреждение головки цилиндров у танка № 503 третьего отделения. Поэтому только 13 A7V, разбитые на три группы, вышли в бой в полосе наступления 2-й германской армии против частей 4-й британской армии. Первая группа под командой обер-лейтенанта Скопника включала танки №№ 526 (им и командовал Скопник), 527 и 560 первого отделения и действовала с 228-й пехотной дивизией; вторая под командой обер-лейтенанта Вилайна (танки №№ 501, 505, 506, 507 второго отделения, № 541 и № 562 первого отделения) с 4-й гвардейской дивизией; третья обер-лейтенанта Штайнхарда (танки №№ 525, 542, 561 и 504 третьего отделения) — с 77-й резервной дивизией. В соответствии с избранной тактикой танки направили на важный объект — деревню Виллер-Бретонне. Чтобы не подвергаться слишком большому риску поражения огнем британской полевой артиллерии, танки по выполнении своих задач должны были вернуться к сборному пункту позади передовых германских окопов.

Атака началась, по британским данным, в 7.00 утра под прикрытием утреннего тумана и дымовой завесы

Первая группа A7V двигалась непосредственно на Виллер-Бретонне. Все три ее танка успешно продвинулись до деревни, обогнав свою пехоту, прошли по деревне и расположенной рядом роще, захватили пленных. Но вынуждены были вернуться, чтобы помочь продвинуться пехоте, остановившейся перед британскими позициями. К полудню танки первой группы, выполнившие свою задачу, были отведены на сборный пункт.

Вторая группа двигалась на южную окраину Виллер-Бретонне и расположенный рядом лес д'Акенн вдоль железнодорожной линии, некоторым танкам пришлось преодолевать железнодорожные пути. Один танк вышел из строя, но был отремонтирован экипажем на месте. Танк № 506 («Мефисто», командир лейтенант Тойниссен) вскоре застрял на местности. Часть танков этой группы в тумане сбилась с курса, но все же достигла намеченных объектов.

Танки третьей группы наступали по склону за рощей д'Ангар и достигли деревни Каши (южнее Виллер-Бретонне) и леса Л'Аббе. Здесь в 9.30 три A7V третьего «штурмового отделения» встретились с вышедшими из леса тремя британскими Mk IV роты A батальона A (1-й танковый батальон). Так что первый в истории бой танков с танками носил характер встречного и для обеих сторон был внезапным.

Британцы оказались в не самом выгодном положении — из трех танков два были пулеметными («самки»). Кроме того, английские позиции накануне были обстреляны химическими снарядами, и экипажи танков были измотаны длительным нахождением в противогазах. Британские танки выдвигались вдоль южной опушки леса д'Акенн. Командир роты капитан Ф. Браун находился в пушечном танке («самце», № 4066), командиром которого был второй лейтенант Фрэнсис Митчелл. На подходе к Каши подбежавший пехотинец сообщил о появлении германских танков. Тут уже и Браун, и Митчелл увидели танки противника метрах в четырехстах.



Схема боя у Виллер-Бретонне 24 апреля 1918 г.

Германские A7V остановились неудачно, бой фактически вел только один из них — танк № 561 с именем «Никсе» (командир — лейтенант Вильгельм Бильц). Тем не менее вначале бой складывался в его пользу. Увидев британские танки, лейтенант Бильц дал задний ход, а остановившись, дал команду артиллеристам открыть огонь. Когда «пушечный» Mk IV остановился, Бильц решил, что он выведен из строя, и перенес огонь на пулеметные танки. Пока капитан Браун пешком направился к своим пулеметным танкам, танк лейтенанта Бильца успел подбить один из них. Вскоре и второй Mk IV-«самка» получил германский снаряд в борт. Оба подбитых танка вынуждены были отойти в тыл, и бой продолжил пушечный Mk IV Митчелла. В отличие от германцев, он постоянно маневрировал, ведя огонь из пушек и пулеметов. Однако наводчики не могли вести прицельный огонь в движущемся и раскачивающемся танке. К тому же управление Mk IV требовало работы трех человек, и помощники водителя, работая на бортовых коробках передач, не могли исполнять обязанности заряжающих при орудиях в спонсонах. Стрельба с ходу оказалась безрезультатной. Митчелл остановил танк так, что дал возможность наводчику в левом спонсоне вести прицельный огонь по германскому танку. «Я осторожно двигался вдоль линии обороны, — писал позже об этом бое Митчелл — Артиллерист орудия левого борта (насколько я помню, его звали Картер) стрелял точно. Его снаряды разрывались в непосредственной близости от немецкого танка. Я открыл амбразуру в верхней части кабины для лучшей видимости, и, когда мы оказались напротив нашего оппонента, мы остановились. Затем я увидел разрыв снаряда в передней части немецкого танка. Это было прямое попадание. За ним последовало второе, несколько ниже, затем третье… Это была великолепная стрельба для человека, глаза которого заплыли от воздействия газа и который управлял орудием в одиночку из-за нехватки людей… Немецкий танк резко остановился и слегка наклонился. Из бокового люка выскочили люди, и я открыл огонь по ним из моего «Льюиса». Немецкая пехота, следовавшая за танком, тоже остановилась».

После трех попаданий у A7V был поврежден масляный радиатор, три человека, включая наводчика орудия, убиты, трое легко ранены. Это произошло около 10.20.

Однако и Mk IV попал под огонь других германских танков — два A7V — № 525 и № 504 (под командой лейтенантов Ф.-В. Биттера и А. Мюллера соответственно) — не смогли продвинуться на Каши, поскольку германская пехота была здесь остановлена сильным огнем, и оставались на месте. С началом их отхода Mk IV Митчелла еще продолжал вести по ним огонь, но на дальности около 900 м (1000 ярдов) попасть уже не мог. Танку Митчелла явно перестало везти — для начала его обстрелял британский же самолет, приняв за вражеский. Потом Mk IV попал под огонь минометов 5-го германского гвардейского полка, и разрывом мины ему перебило гусеницу. Британцам пришлось покинуть свой танк и укрыться в ближайшей траншее позади него (это было в 12.45). Тем временем командир поврежденного A7V лейтенант Бильц, пользуясь тем, что огонь по его танку прекратился, а двигатели продолжали работать, смог отойти примерно на 2 км, после чего вышел из строя один из двигателей (из-за полного вытекания масла). Экипаж окончательно покинул танк и в соответствии с инструкцией принял участие в бою вместе с германской пехотой.

Британские танки на первый взгляд уступали встреченным ими германским в огневой мощи, бронировании и работоспособности экипажей. Однако уже в этом бою сказались такие факторы, как маневренность танков, опыт и слаженность экипажей Интересно, что бой происходил возле позиций британской пехоты и на виду у германской артиллерии. Но они не приняли в нем участия — германские артиллеристы опасались поразить свои танки, а британские пехотинцы попросту не имели противотанковых средств.

Танковый бой разыгрался и восточнее Каши. A7V № 525 лейтенанта Ф.-В. Биттера (этот танк нес имя «Зигфрид») из третьей группы встретился с семью средними английскими танками Mk A «Уиппет» 3-го танкового батальона (C) Танкового корпуса. Командир этой группы «Уиппетов» капитан Т.Р. Прайс, получив вымпел с сообщением, сброшенный аэропланом, около 11.00 выдвинулся к Каши с целью контратаковать наступающую германскую пехоту. Миновав на максимальной скорости линию британских заграждений, «Уиппет» встретили в ложбине два пехотных батальона противника и открыли по ним огонь. Германских танков капитан Прайс не заметил, что вполне объяснимо и условиями боя, и плохой обзорностью из танков. В результате, пока «Уиппеты», развернувшись, обстреливали из своих пулеметов германскую пехоту, лейтенант Битер, наблюдавший за боем, выдвинул свой A7V № 525 вперед так, что мог с расстояния около 300 м вести по «Уиппетам» огонь с места. К нему присоединилась германская полевая артиллерия. Один «Уиппет» был подбит, три получили повреждения. Причем Прайс был уверен, что это сделали не германские танки, а полевая артиллерия 4-й гвардейской германской дивизии. Тем не менее «Уиппеты» в ходе своей контратаки, по английским отчетам, успели «опрокинуть 1200 человек, из которых не менее 400 были убиты», и фактически сорвать германскую атаку на этом направлении. Прайс дал команду своим танкам отойти за возвышенность в направлении Каши. Один «Уиппет» опрокинулся, еще один отошел, так и не вступив в дело, а три поврежденных «Уиппета» смогли своим ходом вернуться в расположение. Это столкновение танков с танками носило чисто «местное значение».



Танк A7V № 542 «Эльфриде» опрокинувшийся при переходе через воронку и ставший трофеем британцев.

Подбитый A7V № 561 германцы ночью эвакуировали, но в тылу его пришлось разобрать. Эвакуировать провалившийся в воронку танк № 506 («Мефисто»), несмотря на одну попытку в течение боя и две ночью, немцам не удалось, с него не сняли даже орудие и пулеметы. 14 июня этот танк взяла как трофей австралийская пехота (позже он был переправлен в Австралию и установлен в музее штата Квинсленд в г. Брисбен, в 1972 г. отреставрирован). Танк № 542 лейтенанта Штайна опрокинулся, переходя через воронку, экипаж покинул машину с карабинами и тремя пулеметами и принял участие в атаке как штурмовая пехотная группа. 15 мая англичане оттащили танк № 542 двумя танками Mk IV той же роты A 1-го танкового батальона с помощью солдат 37-й марокканской дивизии. Танк нес имя «Эльфриде», из-за чего в литературе танки A7V долгое время именовали также «танками типа Эльфриде»

В результате боя и со стороны германцев, и со стороны англичан по два танка было потеряно и по два повреждено. Потери со стороны германских танкистов, по одним данным, 6 убитых, 28 раненых, 1 пленный, по другим — 9 человек убитыми, включая одного офицера, 36 ранеными, включая трех офицеров, и 1 пропавший без вести. Поле первого боя танков с танками осталось за англичанами. Это дало англичанам основание считать себя победителями в первой танковой схватке. Как писалось в истории Танкового корпуса: «Знаменательно то, что победителем в первом в истории танковом бою стал танк № 1 из 1-го взвода роты A 1-го батальона Танкового корпуса». Второй лейтенант Митчелл был награжден Военным Крестом, сержант МакКензи — Военной медалью. Два лейтенанта — британский Митчелл и германский Бильц, — по сути, положили началу боям танков с танками.

В целом, однако, германская атака на Виллер-Бретонне оказалась удачной и позволила улучшить положение германских войск на этом участке, хотя саму Виллер-Бретонне в ночь с 24 на 25 апреля отбили британские танки с австралийской пехотой. Бой у Виллер-Бретонне открыл еще одну роль танка — роль эффективного противотанкового средства. Впрочем, Дж. Фуллер писал об этом в главный штаб еще в декабре 1917 г.: «Подвижная противотанковая оборона, без сомнения, самое сильное из имеющихся на сегодня средств… Танки обладают важнейшим преимуществом перед артиллерией, ввиду того, что двигаются за счет бензиновых моторов, а не на конной тяге».

Следующий бой танков с танками состоялся почти через полгода, в октябре, к югу-востоку от Камбрэ во время наступления союзников, начавшегося 5 октября на фронте Камбрэ-Сен-Кантен. 8 октября танки 11, 15 и 16-го германских танковых отделений были введены в «брешь», образовавшуюся в линии германского фронта, против частей 1-й британской армии. Уже утром 8 октября около деревни Нирньи британские танки Mk IV (по другим данным, более новые танки Mk V) рот A и C батальона L (12-й танковый батальон Танкового корпуса) встретились с германским танковым отделением, оснащенным трофейными Mk IV (1 пушечный «самец» и 3 пулеметных «самки»).



Танк A7V № 506 «Мефисто» — трофей австралийской пехоты. На борту трофейной машины нарисовали «имперского» британского льва, наложившего лапу на германский танк, и обозначили дату, когда он был выведен из строя.

Предрассветные сумерки и однотипность машин поначалу сыграли на руку германцам. Британский танк L16 роты A под командованием капитана Ро принял германские танки за танки действующей у соседней деревни Серенвиль роты C того же батальона L и понял свою ошибку, только приблизившись на дальность 50 м. Прежде чем танк L16 успел выстрелить, он получил два прямых попадания, командир был ранен, водитель убит. Капитан Ро с остальными членами экипажа покинул танк и перебрался в танк L19. Но в этом танке уже были убиты 5 человек экипажа, включая наводчиков орудий, поэтому огонь из орудий он не вел. Командир танка L19 лейтенант Уорсеп обстреливал германские танки из пулемета, но вскоре танк получил прямое попадание снаряда, в нем возник пожар. Покидая танк вместе с уцелевшими танкистами, лейтенант подорвал его. Танк L12 той же роты также поздно заметил противника и поначалу принял его танки за танки роты C. В результате и этот танк был выведен из строя двумя попаданиями снарядов. Попадание германского снаряда получил и танк L8: у него оказался пробит радиатор, и машина неподвижно остановилась. Командир танка лейтенант Мартель приказал экипажу покинуть танк и принял участие в бою пешим порядком Вместе с офицером — артиллерийским наблюдателем он развернул оставленную германцами полевую пушку, расстрелял из нее свой танк, чтобы не дать его захватить, после чего вывел из строя два германских Mk IV — из них один пушечный. Так трофейная германская пушка в руках британцев действовала против трофейных британских танков в германских руках.

Танк L54 роты C под командой лейтенанта Уолтерса, столкнувшись с германскими пулеметными Mk IV, обстрелял их пулеметным огнем, принудив отойти. Еще два германских пулеметных танка были подбиты пушечными британскими танками, командирами которых были лейтенанты Кларк и Шерат. Британская танковая рота A потеряла в этом бою почти все танки (кроме одного) и 19 человек личного состава.

Этот бой, во-первых, показал возросшее боевое мастерство германских танкистов, во-вторых, еще раз подтвердил слабость чисто пулеметных танков. Кроме того, в британском Танковом корпусе основательно занялись улучшением огневой подготовки наводчиков. Два небольших, локальных по своему значению столкновения дали немалый материал для дальнейшей разработки танковой техники и тактики.

Оглавление книги


Генерация: 0.183. Запросов К БД/Cache: 0 / 0