Глав: 14 | Статей: 100
Оглавление
Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Некоторые итоги

Некоторые итоги

Утвержденный в январе 1917 г. план формирования броневых частей русской армии предусматривал создание 13 дивизионов по 30 боевых машин нескольких типов: 1) бронеавтомобили по проекту Поплавко на шасси «Джеффери», «Рено», «Панар-Левассор» и ФВД (FWD — «Форд-Виль-Дрейф»); 2) бронированных автомобилей «Паккард», «Остин»… на вездеходных приспособлениях Кегресса; 3) заказом у французов танков «малого типа». Под танками «малого типа» понимались средние танки, которые по сравнению с тяжелыми британскими выглядели «малыми». То есть в начале 1917 г. планировалось практически перевооружить броневые силы русской армии танками и бронемашинами повышенной проходимости. Заметим, что на тот момент опыт применения британских танков был еще весьма ограничен (не более 50 боевых «танко-дней»), а французские еще не выходили в бой. Между тем, как мы могли уже видеть из ранее приведенных документов, русские специалисты внимательно отслеживали и тщательно анализировали сведения о новом боевом средстве.

На межсоюзнической конференции весной 1917 г. была заявлена потребность России в 390 танках — рассчитывали иметь по 6 танков на каждое из 50 отделений бронедивизионов плюс треть машин в резерв. Первоначально планировали закупить средние CA-1 «Шнейдер», но в сентябре 1917 г. военному агенту в Париже поручили: «…остановить приобретение тракторов Шнейдера среднего типа, которые по указанию Ставки оказались непригодными для службы на нашем фронте. Благоволите сообщить результаты испытаний танков легкого типа «Рено» с одним пулеметом» (в это время завод «Рено» только-только закончил постройкой первые серийные легкие танки. — С.Ф.). Летом находящаяся в Англии временная техническая комиссия ГВТУ обратила внимание на «новый тип тяжелых полевых крейсеров английской армии номер 2» (скорее всего, имелся в виду прототип тяжелого Mk V, но термин «крейсер» наводит на мысль и о прототипе среднего Mk A). В обоих случаях подчеркивалась проходимость танков, имевшая «огромное для русских условий значение».

Однако ни французские, ни британские танки так и не попали в Россию — союзники, сами лишь разворачивавшие выпуск нового средства войны, не слишком спешили делиться им с русской стороной (британцы предпочитали «маскировать» свои работы мифическими «русскими заказами», но даже показывали танки русским представителям неохотно), а тут еще и начавшаяся русская революция. Зато в 1918 г. танки союзников «добрались» сюда для противодействий красным армиям, после чего в качестве трофеев все-таки стали первой материальной частью танковых сил, но уже Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Новый план формирования броневых частей русской армии выглядел вполне реально, тактический и технический опыт личного состава бронечастей также обещал удачное применение новых машин, однако реализовать план не удалось даже частично. И помешала этому не революция сама по себе, а общее положение надорвавшейся русской промышленности и глубокий финансовый кризис — т. е. те же причины, которые и подготовили революцию. Все это вызвало приостановку работ, затрудняло необходимые новые закупки шасси и оборудования, а развернувшиеся с февраля 1917 г. события лишь довершили дело.

Что касается построенных в России опытных машин, то наиболее практичными и близкими к типу «танка» оказались полугусеничные бронеавтомобили, собранные на Путиловском заводе по схемам полковника Гулькевича и прапорщика Кегресса. Они же и получили боевое применение уже в ходе Гражданской войны. Бронеавтомобиль Гулькевича на шасси полугусеничного трактора имел более живучие металлические гусеницы и потенциально лучшую проходимость, был лучше вооружен и, конечно, мог бы стать «русским типом танка». Но сложилось так, что из всех проведенных в России до 1918 г. работ над вездеходными боевыми машинами, пожалуй, только «полу-танк» схемы Кегресса имел какое-то влияние на дальнейшее развитие техники.

Первые проекты танков в Советской России были рассмотрены уже в 1918 г. Это были «вооруженный пушкой и пулеметом бронированный трактор Шаманова», «вездеход-пулемет Сотьянова» в начале 1919 г. Два проекта «вездеходного бронированного пулемета» на базе механизмов «малого автомобиля» представил инженер Максимов — это были одноместные легкие гусеничные машины, вооруженные одним пулеметом, причем в варианте «Щитоноски» единственный член экипажа располагался полулежа. По сути, это было нечто промежуточное между идеей «бронированных застрельщиков» генерала Этьена и типом танкетки, которому еще предстояло сформироваться в 1920-е годы.

В 1920 г. Броневое управление Главного Военно-инженерного Управления провело первый проект советского танка. Было рассмотрено 12 проектов, первую премию присудили проекту Ижорского завода, известному под названием «Теплоход АМ» (автор проекта — инженер Г.В. Кондратьев). Любопытно, что конструкция корпуса этого плавающего танка (согласно проекту он даже имел гребной винт) была подобна корабельному — с кильбалкой и шпангоутами; можно вспомнить, что и проект В.Д. Менделеева предполагал сборку корпуса по типу корабельного. На заводе даже начали изготовление двух танков, но дело ограничилось неполной сборкой корпусов. Второй конкурс — 1922 г. — не дал ни одного приемлемого проекта.

Танки «Русский Рено», строившиеся в 1920–1921 гг., упомянуты особо. Наконец, в 1923 г. было образовано Московское танковое бюро Главного Управления военной промышленности (ГУВП), а в сентябре 1924 г. при ГУВП создана специальная комиссия по танкостроительству. Началась систематическая работа по созданию отечественного танкостроения.

Оглавление книги


Генерация: 0.178. Запросов К БД/Cache: 3 / 0