Глав: 26 | Статей: 242
Оглавление
Первая книга масштабной дилогии Теодора Роско, посвященная боевым действиям американских эсминцев в Атлантике в годы Второй Мировой войны. Несмотря на заметный "звездно-полосатый уклон" книга написана живым красочным языком и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

Разгром конвоя ON-67 (Эсминцы против «волчьей стаи»)

Разгром конвоя ON-67 (Эсминцы против «волчьей стаи»)

Американские эсминцы «Эдисон», «Николсон» (капитан 2 ранга Дж. С. Китинг), «Ли» (капитан-лейтенант Ч. Бруссар) и «Бернаду» (капитан-лейтенант Р.Э. Брэдди) участвовали в одном из самых упорных сражений против «волчьих стай» в первом квартале 1942 года. Старшим офицером эскорта был командир «Эдисона» капитан 2 ранга Э.К. Мурдо.

В этом бою эскорт действовал плохо, и причинами тому были нехватка современного оборудования и неподготовленность экипажа. Радар имел только «Николсон», а «Бернаду» лишь недавно был выведен из резерва.

16 февраля группа эсминцев под командованием Мурдо покинула Хваль-фиорд в Исландии, чтобы встретиться с конвоем через 3 дня посреди Атлантики.

Конвой состоял из 35 судов, которые следовали 8 колоннами. Встретив его, американские эсминцы сменили британские корабли охранения. Остался лишь канадский корвет «Элгома», который должен был сопровождать конвой, пока позволяет запас топлива. Среди 25 транспортов находилось британское спасательное судно «Товард», оснащенное специальным спасательным оборудованием и коротковолновым пеленгатором.

По указанию командира эскорта капитана 2 ранга Мурдо конвой продолжал следовать 8 колоннами со скоростью 8,5 узлов. Эсминцы охранения патрулировали на скорости 12,5 узлов, держась в 4000 ярдов от конвоя. Днем Мурдо держал их на следующих позициях:

«Эдисон» (флагман) справа по носу от конвоя

«Николсон» слева по носу от конвоя

«Ли» на правом фланге, на траверзе последнего судна колонны

«Бернаду» на левом фланге, на траверзе последнего судна колонны

«Элгома» позади конвоя

Ночью эсминцы продолжали вести круговое охранение конвоя, но основное внимание переносилось на носовые курсовые углы.

19 и 20 февраля прошли спокойно. Утром 21 февраля конвой, следовавший курсом 204?, продолжал отчаянно дымить. Видимость составляла около 10 миль, но постепенно сгущалась дымка, что было дурным знаком. В полдень опустился туман, который мог укрыть приближающегося противника. В то время как конвой двигался в сгущающейся мгле, сонар «Эдисона» что-то обнаружил.

Сигнал был нечетким, но капитан 2 ранга Мурдо решил подстраховаться. «Эдисон» сбросил серию из 5 глубинных бомб. После этого акустик не сумел восстановить контакт, и «Эдисон» вернулся на свое место в строю.

Во второй половине дня видимость улучшилась. А в 17.30 спасательное судно «Товард» засекло пеленгатором передатчик подводной лодки по пеленгу 107?. После поиска в течение часа эсминец «Ли» сообщил, что ничего не обнаружил и вернулся в строй.

Наверное, поиск следовало вести более настойчиво, так как противник находился поблизости. На следующий день в 03.05 подводная лодка атаковала конвой с левого фланга сзади.

В этот момент корабли сопровождения располагались согласно ночному ордеру. «Бернаду» и «Ли» были передвинуты на траверзы головных судов в колоннах. Лодка сумела атаковать концевые суда, оставшись незамеченной. Торпеды были выпущены с большой дистанции, и в ночи прогремели взрывы. Полыхнуло оранжевое пламя, поднялись грибовидные столбы дыма, и 2 транспорта остановились, получив смертельные повреждения.

«Николсон» пошел назад, чтобы помочь «Товарду» и «Элгоме» подобрать спасшихся моряков. Спасательное судно выбросило с бортов крупноячеистые сети и приготовило свой хорошо оборудованный лазарет. Команда эсминца сделала все, что могла, чтобы вытащить из моря дрожащих людей.

На рассвете 22 февраля на поверхности моря не было обнаружено никаких подводных лодок. Однако они могли скрываться под поверхностью. В любом случае, в течение дня ничего не происходило. В 17.30 конвой повернул на курс 240?, а в 21.30 — на курс 200?. Эти маневры уклонения принесли временный успех, так как ночью атак не последовало.

Тем не менее, противник держал конвой под наблюдением. На следующий день в 12.10 эсминец «Эдисон» установил надежный гидролокационный контакт с подводной лодкой. Мурдо приказал атаковать лодку, которая находилась прямо впереди колонны № 8. Еще 5 глубинных бомб разорвались в глубине. Из-за шумов винтов конвоя контакт восстановить не удалось, но «Эдисон» продолжал поиск, пока конвой не скрылся за горизонтом. После этого он на скорости 25 узлов догнал конвой.

Во второй половине дня эсминцы «Бернаду» и «Ли» также проводили поиск подводных лодок. Радар «Ли» был включен, но надводных целей не было обнаружено. Зато «Бернаду» в 16.45 установил гидролокационный контакт с лодкой в 12 милях по левому траверзу конвоя. Капитан-лейтенант Брэдди приказал сбросить 2 глубинные бомбы, и контакт пропал.

Эти спорадические контакты говорили, что вблизи конвоя крутится «волчья стая». Мурдо делал все возможное, чтобы избежать столкновения с ней. Он несколько раз менял курс, чтобы стряхнуть противника с хвоста. Но, несмотря на все его усилия, немецкие лодки нанесли удар.

Первая атака была проведена 24 февраля в 00.30. Затем атаки продолжались до 06.45. Конвой был атакован с обеих сторон 5 или 6 подводными лодками. 4 транспорта были торпедированы, причем 2 из них затонули. 2 транспорта сохранили ход.

Во время этой бойни корабли использовали осветительные ракеты, чтобы помочь военным командам транспортов обнаружить подводные лодки, находящиеся на поверхности. Но даже этот яркий свет не позволил артиллеристам увидеть хотя бы одну цель.

В разгар боя капитан 2 ранга Мурдо отправил в штаб флота радиограмму, предложив рассредоточить корабли конвоя или хотя бы резко изменить курс с целью уклонения. Получив разрешение, конвой лег на курс 285?. Корабли охранения начали вести поиск более интенсивно.

Утром спасательное судно «Товард» снова засекло пеленгатором работу чужой станции. Выйдя на 15 миль вперед для разведки по указанному пеленгу, эсминец «Николсон» увидел 2 лодки в надводном положении. Эсминец смело бросился в атаку, загнал лодки под воду и продержал их там до наступления темноты.

В это же время «Ли» произвел поиск на кормовых курсовых углах. Возвращаясь к конвою, эсминец получил приказ проверить район в 20 милях по правому борту конвоя. Там он заметил лодку в надводном положении. Когда она погрузилась, «Ли» атаковал ее глубинными бомбами. Капитан-лейтенант Бруссар доложил, что в ходе атаки лодка, вероятно, получила некоторые повреждения.

В сумерках «волчья стая» пошла на сближение с конвоем. Немецкие подводники использовали свою излюбленную тактику. В темноте они всплывали и полным ходом обгоняли конвой, а потом дожидались его приближения. Вскоре после наступления ночи «Эдисон» установил гидролокационный контакт с лодкой справа по носу от конвоя. Затем в лунном свете наблюдатели увидели силуэт лодки. Силуэт исчез, прежде чем артиллеристы сумели открыть огонь, но «Эдисон» сбросил глубинные бомбы в месте погружения лодки.

Эсминец сбросил 6 глубинных бомб, но контакт восстановить не сумел. Мурдо приказал провести тщательный поиск и лишь после этого разрешил эсминцу занять свое место в охранении конвоя. Затем 25 февраля в 02.05 «Эдисон» заметил еще одну подводную лодку.

Она находилась совсем близко — в 200 ярдах — практически на траверзе. Мелькнувший в темноте силуэт растаял прежде, чем «Эдисон» успел повернуть, чтобы таранить лодку, а его артиллеристы — навести орудия. Подводная лодка казалась настоящим призраком, даже сонар «Эдисона» не сумел установить контакт. Эсминец сбросил глубинную бомбу и продолжал патрулировать между местом погружения лодки и конвоем до рассвета.

В результате всех этих мер ночью 24/25 февраля новых атак не последовало. Но на рассвете подводная опасность не пропала вместе с темнотой. В 14.10 конвой вошел в полосу тумана, и все отошедшие корабли сопровождения были отозваны назад. Эскорт перестроился, когда пеленгатор «Товарда» засек очередную передачу с подводной лодки. «Бернаду» пошел по указанному пеленгу и в 14.59 установил гидролокационный контакт. Он сбросил 7 глубинных бомб на невидимую цель и производил поиск до наступления темноты.

Всю ночь 25/26 февраля конвой следовал в тумане, а на рассвете попал в полосу штормовой погоды. На рассвете к охранению присоединился сторожевой корабль Береговой Охраны «Спенсер» (капитан 2 ранга Фриче). Конвой ON-67 уже находился недалеко от пункта назначения, и последний отрезок перехода на запад прошел спокойно.

Однако для эсминцев капитана 2 ранга Мурдо этот переход стал тяжелым испытанием. Досталось и экипажам торговых судов. 4 транспорта были потоплены, а 2 — повреждены, чего было вполне достаточно. Хотя в ответ 2 подводные лодки могли получить повреждения, это считалось не более чем «вероятным». Зато 4 транспорта точно ушли на дно. ON-67 стал первым конвоем под охраной американских кораблей, который понес тяжелые потери.

Адмирал Бристоль так прокомментировал это:

«Действия капитана 2 ранга Э.К. Мурдо в качестве командира «Эдисона» и командира эскорта были просто выдающимися, учитывая сосредоточенные противником силы. Он умело и агрессивно руководил своими силами, несмотря на давление противника, и полностью сорвал его план массированной атаки. Мурдо эффективно атаковал противника. Вне зависимости от судьбы атакованных подводных лодок капитан 2 ранга Мурдо переманеврировал противника и выиграл бой у большой группы лодок, полностью нейтрализовав их усилия».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.058. Запросов К БД/Cache: 0 / 0