Глав: 10 | Статей: 20
Оглавление
Летчики-истребители всегда очень строго относятся к самолетам, на которых они идут в бой. Споры на тему какой самолет лучше столь стары, сколь стара сама авиация. Получилось так, что пары конкурентов сложились исторически: «Спитфайр» сравнивают с Bf.109, «Мустанг» с Fw-190. А еще можно бесконечно выбирать лучший самолет из «модельного» ряда «Спитфайр», «Мустанг», «Тандерболт», Fw-190 и Bf.109. Дебаты на эту тему бесконечны, каждый самолет имеет своих приверженцев. В Советском Союзе, а теперь и в России ведутся споры на тему что лучше Як или Ла.
С. Ивановi

ЛаГГ-3

ЛаГГ-3

В 1939 г. Сталин лично занялся проблемами истребительной авиации — в ВВС не имелось современных одномоторных истребителей-монопланов. Был объявлен беспрецедентный конкурс, в котором наряду с маститыми конструкторами принимали участие совершенно безвестные молодые люди с дипломами авиационных инженеров. Были представлены десятки проектов, часть из них реализовали в виде опытных самолетов. Победителями стали три летательных аппарата: МИГ-1, ЛаГГ-1 и Як-1. Самолет ЛаГГ-1 проектировался под руководством трех специалистов Наркомата авиационной промышленности Владимира Горбунова, конструкторов Семена Лавочкина и Михаила Гудкова. Впоследствии из триумвирата остался один Лавочкин, обозначение самолетов сменилось с ЛаГГ на Ла.

Истребители МиГ и Як имели традиционную для того времени смешанную конструкцию: дерево, металл, перкаль. ЛаГГ был выполнен цельнодеревянным, из так называемой «дельта-древесины» — древесины, пропитанной особыми смолами. Конструкция получилась более тяжелой, но и более прочной, более устойчивой к боевым повреждения и гораздо менее пожароопасной (дельта древесина не горела, а только обугливалась). Двигатель — мотор жидкостного охлаждения М-105П мощностью 1100 л.с. Первоначальный вариант вооружения включал 23-мм пушку МП-6 и два 12,7-мм пулемета УБ конструкции Березина. Прототип совершил первый полет в марте 1940 г., а в декабре уже началось серийное производство ЛаГГ-3. К началу вторжения немецко-фашистских агрессоров немногие строевые полки успели получить и освоить ЛаГГ-3. Государственные испытания истребителя ЛаГГ-3 закончились всего за несколько дней до начала войны, в строевых подразделениях самолетов этого типа было меньше всего, по разным оценкам от 29 до 75. В боях истребители этого типа стали применяться только с конца июля — начала августа 1941 г.

Первым ЛаГГи поступили на вооружение 19-го истребительного авиационного полка (ИАП) системы ПВО Ленинграда. Позже этот полк будет преобразован в 176-й гвардейский. Вторым и третьим полками, оседлавшими ЛаГГ, стали 157 и 24 ИАП, входившие в систему ПВО Москвы. Германия в 1940–1941 г.г. официально являлась дружественным СССР государством, в то время как на Дальнем Востоке со времен Халхин-Гола сохранялся очаг напряженности. Советское руководство не исключало крупномасштабной войны с Японией, поэтому большинство ЛаГГ-3 было направлено на Дальний Восток. В результате в составе ВВС западных военных округов 22 июня 1941 г. истребителей ЛаГГ-3 почти не имелось, но уже в июле они появились на фронте в ощутимом количестве. Новенькие, только с заводов, самолеты поступали для восполнения тяжелейших потерь, понесенных ВВС РККА в первые недели войны.

ЛаГГ-3 как истребитель оказался не адекватным. Прежде всего, самолет обладал недостаточной максимальной скоростью полета, величина которой к тому же снижалась от серии к серии. Снижение скоростных характеристик самолета связано с ухудшением технологической дисциплины на заводах и ростом массы вследствие установки бронеспинки, дополнительных топливных баков, радиостанции. На 50 % у серийных самолетов по сравнению с прототипом упала скороподъемность.

Все-таки основной вклад в снижение летных характеристик внесло производство. Совпало слишком много неблагоприятных факторов: эвакуация авиационных заводов на Восток, нехватка материалов, снижение квалификации рабочих. Очень часто отмечались такие дефекты как несоединенные трубопроводы. Отсутствие ряда болтов и заклепок, забытый в самолетах инструмент. Резко снизилось качество отделки внешних поверхностей планера, следствием чего стал рост лобового сопротивление и падение скорости полета. Управление истребителем было затяжелено, угловая скорость крена — явно недостаточна, на пикировании машина сильно вибрировала. Не все ладно обстояло и с моторами Климова. Они постоянно грелись и «плевались» маслом. Слой масла провоцировал налипание грязи на планер, что в еще большей степени увеличивало лобовое сопротивление. Масло на фонаре кабины ограничивало обзор летчику порой до такой степени, что тот ничего не мог увидеть в прицеле.

Даже чистый фонарь кабины был мутноват. Остекление изготавливалось из нитроцеллюлозы, которая теряла прозрачность под воздействием солнечных лучей. Неудивительно желание пилотов летать с открытыми фонарями кабины, а открытый фонарь вновь означает рост лобового сопротивление самолета и дальнейшее снижение скорости.

Хватало дефектов в гидросистеме истребителя, известны случаи самопроизвольной уборки опор шасси ЛаГГов на стоянках, или же шасси самопроизвольно выпускалось в полете.

Вооружение новых истребителей летчики оценивали очень неоднозначно. Опытные пилоты, пересевшие на ЛаГГи с вооруженных только пулеметами самолетов Поликарпова, приходили в восторг от 20-мм пушки, двух крупнокалиберных и двух 7,62-мм пулеметов. Однако, начиная с самолетов 8-й производственной серии, ШКАСы устанавливать перестали — вооружение было ослаблено.

Впрочем, многие летчики не особенно жалели о ШКАСах. Эти пулеметы с самого начала воины получили сомнительную славу гуманного оружия, пригодного только для повреждения окраски германских аэропланов. Реальным оружием считались пушки ШВАК и 12,7-мм пулеметы Березина.

Подобно большинству советских самолетов начала войны, ЛаГГи имели очень скромное радиооборудование. На многих самолетах стояли только радиоприемники, приемо-передающими радиостанциями оборудовались лишь машины командиров.

Обладая внушительным букетом дефектов и конструктивных недостатков ЛаГГ-3 в одном начисто превосходил истребитель Яковлева: поджечь ЛаГГ оказалось делом почти невозможным, в то время как Яки горели подобно свечкам. Высокая боевая живучесть ЛаГГа опять же вызывает сомнения в «военном» происхождении пресловутого прозвища «Лакированный Гарантированный Гроб».

Характеристики ЛаГГа несколько поднялись после установки на самолет в 1942 г. двигателя М-105ПФ, который был на ПО л.с. мощнее, чем М-105П. Правда, прирост мощности почти «съел» прирост массы конструкции планера. Самолет по прежнему уступал по характеристикам немецким истребителям.

В ходе серийного производства конструкция самолета постоянно менялась: изменялось количество и емкость внутренних топливных баков, были внедрены подвесные баки, менялась форма руля направления и мачты радиоантенны. Начиная с самолетов 4-й серии вместо двух 12,7-мм пулеметов устанавливался один. Причина снятия одного крупнокалиберного пулемета была двоякой: желание снизить массу самолета и нехватка пулеметов УБ. Как уже говорилось, на самолетах 8-й и более поздних производственных серий не ставились пулеметы ШКАС, зато начиная с 11-й серии появилось шесть направляющих РО-82 для подвески реактивных снарядов РС-82.

Базовыми стали 1-я, 4-я, 8-я, 11-я, 23-я, 29-я и 66-я производственные серии.

Серийное производство Ла-5 началось в июне 1942 г. на авиационном заводе в Горьком. Некоторое время выпуск Ла-5 и ЛаГГ-3 шел параллельно, но в 1943 г. завод в Горьком стал строить только Ла-5, а выпуск ЛаГГов был сосредоточен на заводе в Тбилиси. Последние 229 истребителей грузинское предприятие сдало в 1944 г. ЛаГГ-3 оставались на вооружении истребительных авиационных полков ВВС Красной Армии на протяжении всей войны; ЛаГГи принимали участие в войне с Японией.

К концу 1943 г. большая часть ЛаГГов находилась в полках, действовавших на южном участке фронта, поближе к заводу-производителю. Как правило, ЛаГГами вооружали обычные строевые полки, но несколько гвардейских частей летали на ЛаГГах.

Как правило, изначально полк получал ЛаГГи одной серии, но затем на восполнение потерь поступали самолеты других производственных серий, а истребители, пошедшие ремонт в полевых мастерских, порой вообще трудно было отнести к какой-нибудь серии. Идентифицировать ЛаГГи по производственным сериям по фотографиям очень сложно, чаще всего просто невозможно. Более менее надежно определяются только машины 35-й и 66-й производственных серий.

В первые недели войны во фронтовые части поступило много ЛаГГов, восполняя потери первых дней в И-16 и МиГ-3. Летом и осенью 1941 г. ЛаГГи сыграли заметную роль не только в противоборстве с люфтваффе. Имевшие мощное вооружение живучие деревянные самолеты успешно штурмовали колонны наступающих частей вермахта.

Одним из первых ЛаГГи получил 164-й ИАП, базировавшийся на Кавказе. В этом полку начал свою карьеру военного летчика маршал авиации Н.М.Скоморохов, войну он закончил майором, сбил 46 самолетов лично, восемь — в группе. Три звена ЛаГГов 160-го полка обеспечивали перелет в осажденный Ленинград Г.К.Жукова. На другом фланге огромного фронта ЛаГГ-3 1 — и серии имелись на вооружении 44-го ИАП Ленинградского фронта, 7 марта 1942 г. преобразованного в 11-й гвардейский.

В августе 1941 г. на ЛаГГ-3 летчики 17-го ИАП прикрывали днепровские переправы в районе Кременчуга. Полк сменил «ишаки» на ЛаГГи в конце июля в Ростове-на-Дону. В июле ЛаГГи получил также 170-й ИАП.

Осенью 1941 г. с И-16 на ЛаГГ-3 был перевооружен 69-й ИАП, в котором служил один из самых результативных летчиков-истребителей Великой Отечественной войны — А.В.Алелюхин (40 побед, одержанных лично и 17 — в группе).

ЛаГГ-3 не стал символом битвы за московское небо, но вклад в общее дело полки, воевавшие на ЛаГГах внесли значительный. На Калининском фронте истребители этого типа занимали даже доминирующее положение, другое дело, что их было мало. Полки, вооруженные ЛаГГами действовали в составе Брянского, Западного и Калининского фронтов. В составе 6-го истребительного корпуса ПВО, на который возлагалась защита столицы от фашистских бомбардировщиков по состоянию на 31 июля 1941 г. входили два полка, имевших на вооружении ЛаГГи — 24-й ИАП (27 истребителей) и 233-й ИАП (в нем ЛаГГами была вооружена одна эскадрилья — 10 самолетов).

Начиная с 5 октября 1941 г. в 43-й авиадивизии проходили войсковые испытания три ЛаГГ-3, вооруженные 37-мм пушками; согласно отчету эти самолеты смогли уничтожить пять немецких танков. Мощное вооружение буквально провоцировало использовать эти машины в качестве штурмовиков. Однако новые пушки Шпитального были еще сырыми и работали ненадежно. Воевали эти три истребителя недолго — в середине октября их сбили в районе Вязьмы.

Авиационная группировка на Московском направлении в преддверии «решительного» наступления немцев на столицу усиливалась — Ставка в начале октября перебросила сюда семь истребительных авиаполков, в том числе два (524-й и 415-й), вооруженных ЛаГГ-3. В третьей декаде октября на Калининский фронт прибыли два полка, вооруженных ЛаГГами — 193-й (19 истребителей) и 129-й. Вся истребительная авиация фронта насчитывала 39 ЛаГГ-3 и 17 МиГ-3. К 1 декабря количество боеготовых ЛаГГов уменьшилось до 35.

В составе 10-й смешанной авиационной дивизии действовал 168-й ИАП на самолетах ЛаГГ-3. Первоначально дивизия входила в состав ВВС Западного фронта, затем — в авиационную группу генерала И.Ф.Петрова. С 26 ноября истребители полка сопровождали пикировщики Пе-2 и Пе-3 при нанесении ударов по наступающим войскам немцев на Волоколамском, Клинском и Юхновском направлениях. ЛаГГи также и сами штурмовали вражеские колонны, мощное вооружение позволяло использовать их в этом качестве гораздо эффективней, чем «одноклассников» — МиГ-3 и Як-1. Особенно хорошо себя проявили самолеты, оснащенные пусковыми установками PC, причем ракетами стреляли и по воздушным целям — лейтенант Ф.Д.Межуев двумя PC сбил Bf 109F.

На 1 января в составе истребительной авиации ВВС Калининского фронта насчитывалось 23 ЛаГГ-3, 7 МиГ-3, 14 Як-1, 22 И-16, еще восемь ЛаГГов и семь МиГов числилось в группе генерала Петрова, действовавшей на этом направлении.

На Западном фронте ЛаГГи широко применялись как разведчики. В январе 1942 г. ЛаГГ-3 вместе с двухмоторными Пе-2 состояли на вооружении 3-го разведывательного авиационного полка.

В ходе наступления советских войск под Москвой численный и качественный состав ВВС фронтов увеличивался за счет поступления истребителей новых типов. Так в составе ВВС Калининского фронта по состоянию на 22 февраля 1942 г. числилось 13 истребительных авиационных полков, четыре из которых имели на вооружении Як-1 и пять — ЛаГГ-3 (5-й гвардейский, 21-й, 180-й, 193-й, 348-й). В 5-м гвардейском полку, вооруженном ЛаГГ-3 10-й серии, воевал в должности командира эскадрильи гвардии капитан Г. Д.Онуфриенко, к концу войны он сбил лично 21 самолет и 29 — в группе, причем 15 побед он одержал в составе 5-го ГИАП. Один Ju-88 сбил прямо над КП Калининского фронта на глазах у командующего генерал-полковника И.С.Конева. За январь 1942 г. летчики полка сбили 18 самолетов противника, потеряв одного летчика. Весной 1942 г. с молодым пополнением в 5-й ГИАП пришел сержант Виталий Попков — один из известнейших советских асов, чья боевая судьба, как и судьбы его однополчан, легли в основу лучшего кинофильма о летчиках Великой Отечественной — «В бой идут одни старики». Напоминать сюжет этого фильма — излишне. Гвардейского звания полк удостоен в числе первых — 6 декабря 1941 г., прежде полк именовался 129-м ИАП.

В ВВС Западного фронта 22 февраля 1942 г. числилось восемь истребительных авиационных полков. В отличие от Калининского фронта здесь основной силой являлись Яки, которые состояли на вооружении в четырех ИАП, на ЛаГГ-3 летали летчики 168-го и 172-го ИАП.

Под Москвой на ЛаГГах воевал также 521-й ИАП, пересевший в ходе битвы за столицу на Як-1.

В течение последующих 12 месяцев многие полки, ранее имевшие на вооружении истребители других типов, пересели на ЛаГГ-3. Отношение пилотов к новому типу повсеместно было негативным. Летчикам И-16 не нравилась плохая по сравнению с «ишаком» маневренность ЛаГГа. Пилоты МиГ-3 отмечали низкую скорость горизонтального полета ЛаГГ-3. Летчики Яков считали достаточным аргумент — …это не Як, а больше и говорить не о чем! Как бы то ни было, но не менее 143 полков советских ВВС и авиации ВМФ в годы войны имели на вооружении истребители ЛаГГ-3. Многие летчики, получившие известность после побед в воздушных боях, одержанных на «Аэрокобрах», поздних Яках или Ла-5/7, открыли свой боевой счет летая на ЛаГГ-3. Правда, всего несколько пилотов из числа известных асов большее количество побед одержали, воюя на ЛаГГ-3.

В числе первых самолеты ЛаГГ-3 получил базировавшийся западнее Мурманска 145-й ИАП: в августе 1941 г. летчики полка пересели на ЛаГГи с И-16. В числе других летчиков успехов на новом типе добился командир 2-й эскадрильи 145-го ИАП капитан Леонид Гальченко. Сравнительно немолодой пилот, 29 лет от роду, Гальченко получил боевое крещение зимой 1939–1940 г.г. в войне с Финляндией, но первую победу в воздушном бою одержал в июле 1941 г. на И-16.

Первые ЛаГГи прибыли в 145-й полк в начале августа 1941 г. один из этих самолетов достался Гальченко. Первый полет капитана на новом истребителе завершился неудачно — на посадке подломилось шасси. Освоение истребителя проходило непросто, поскольку в техническом отношении ЛаГГ резко отличался от И-16. Так летчики с трудом привыкали к винту изменяемого шага. По мере овладения самолетом, количество инцидентов уменьшилась.

В ночь на 9 августа ярко сияло полярное солнце (полярный день) Гальченко перехватил и сбил немецкий самолет-разведчик. Комэск идентифицировал противника как «Не-111, хотя на самом деле его противником стал Ju-88. Этот успех переломил отношение летчика к новому самолету: Гальченко сделался ярым адептом истребителя ЛаГГ-3, одним из немногих. Отражая 15 сентября массированный налет авиации люфтваффе на Мурманск Гальченко со своими ведомыми Мироновым и Кузьминым сбили три бомбардировщика Ju-87. В конце сентября Гальченко в 77-м боевом вылете одержал восьмую подтвержденную победу — сбил Bf.110.

Гальченко был представлен к званию Герой Советского Союза, но капитан стал настаивать, чтобы к Герою был представлен также Миронов, который служил надежным щитом ведущему. То есть все свои победы Гальченко считал «общественным» достоянием: своим и ведомого. Гальченко и Миронов были удостоены звания Герой Советского Союза позже — указом от 6 июня.1942 г.

В сентябре 1941 г. на вертикальном оперении истребителя, на котором летал Леонид Гальченко появилось изображение кошки. Гальченко после войны вспоминал, что изображение кота он подсмотрел на одном из фашистских самолетов в ходе воздушного боя.

Гальченко верил, что кот приносит удачу — изображение котофея стало теперь обязательным для всех самолетов, на которых летал в годы войны полярный ас. Леонид Гальченко не был сбит ни разу — котяра хранил его!

В сентябре 1941 г. Гальченко стал майором и был назначен командиром вновь сформированного 609-го ИАП, на вооружении которого состояли истребители И-16, МиГ-3 и ЛаГГ-3, полк базировался в Кандалакше. Позже Гальченко стал заместителем командира 324-й истребительной авиационной дивизии, ЛаГГ-3 летчик сменил на Ла-5Ф. Гальченко воевал в Арктике и Карелии до самого Дня Победы. Свою последнюю победу ас одержал 22 октября 1944 г. (сбил Bf.l09G) в районе Салмиярви. Леонид Гальченко выполнил 310 боевых вылетов, сбил 24 самолета противника лично и 12 в группе.

С первых месяцев войны плечом к плечу с Гальченко в составе 145-го ИАП сражался Александр Зайцев. Талантливый летчик командовал 3-й эскадрильей полка. Первые из своих 14 личных и 21 групповой победы Зайцев одержал на И-16, с начала августа 1941 г. Зайцев летал на ЛаГГ-3. Всего через несколько дней после первого полета на ЛаГГ-3, 4 августа 1941 г., комэск провел тяжелейший воздушный бой с группой Bf.110 из ZG-76.

В тот период Zerstorer geschwader в то время командовал Герхард Шашке, его самолет русские пилоты знали «в лицо». В первые недели войны Шашке, используя фактор внезапности и преимущество в скорости на пикировании, сбил 19 советских самолетов.

4 августа звено ЛаГГов из 145-го ИАП во главе с Зайцевым перехватило очередную группу самолетов люфтваффе. Советские летчики после набора высоты обнаружили четверку Bf.109 и четверку Bf.110. Звено 110-х возглавлял Шашке. В первой же атаке немецкий ас сбил два ЛаГГа. Сложно сказать как бы мог развиваться бой дальше, если бы на помощь пилотам 145-го полка не пришла тройка И-16.

Пока Шашке расстреливал второй ЛаГГ, в хвост его истребителя пристроился Зайцев. Первая очередь прошла мимо цели, но второй залп ЛаГГа пришелся по правому мотору Bf.110. Двигатель задымил. Добить «мессер» Зайцеву помешал другой 110-й. Бой продолжался почти полчаса. Невредимыми с советской стороны вышли только один ЛаГГ Зайцева и пара И-16. Потери наших скрасила гибель Шашке. Выкормыш Гитлера сумел посадить подбитый истребитель в тундре, но при посадке погиб, стрелка с Bf.l 10 расстреляли подоспевшие красноармейцы.

В декабре 1941 г. Александр Зайцев в течение недолгого срока командовал 760-м ИАП (вновь сформированный полк имел на вооружении «Харрикейны»), в апреля 1942 г. он опять стал командиром своей старой 3-й эскадрильи 145-го ИАП. Александр Зайцев разбился 30 мая 1942 г., осваивая «Аэрокобру».

Вернемся в лето 1941 г. 5-й истребительный авиационный полк Краснознаменного Балтийского флота стал очередным полком, получившим ЛаГГи. В начале войны эскадрильи полка базировались на аэродромах Прибалтики, между Таллинном и Ленинградом. Первые воздушные бои с германскими и финскими истребителями пилоты 5-го ИАП КБФ провели, летая на И-15бис и И-16. За отличия в боях 18 января 1942 г. 5-й ИАП КБФ был преобразован в 3-й гвардейский истребительный авиационный полк. К этому времени полк полностью был перевооружен самолетами ЛаГГ-3, первые из которых поступили еще в конце лета 1943 г. ЛаГГи находились на вооружении 3-го ГИАП до середины 1943 г., когда их сменили истребители Ла-5.

Двое пилотов 5-го ИАП КБФ добились некоторых успехов, летая на ЛаГГ-3, первым был Георгий Костылев. В июне 1941 г. Костылев носил петлицы старшего лейтенанта, он уже имел опыт финской войны. Четыре первые победы Костылев одержал на И-16, прежде чем пересел на ЛаГГ-3. 16 сентября на ЛаГГ-3 старший лейтенант Костылев сбил над Кронштадтом Ju-87, став таким образом асом. До конца месяца свежеиспеченный ас сбил еще два бомбардировщика Ju-88. Костылев был сбит 5 февраля 1943 г., остался жив, но получил ранение в руку.

К апрелю 1943 г. Георгий Костылев выполнил 223 боевых вылета и провел 59 воздушных боев. На его счету значилось девять личных и 34 групповых победы. 23 октября 1942 г. Костылев был удостоен звания Герой Советского Союза. С мая по октябрь Костылев летал на утюге под названием «Харрикейн», однако в ноябре вновь пересел на ЛаГГ-3. Результат не замедлил сказаться: в одном бою 7 ноября ас сбил пару Юнкерсов.

В феврале 1943 г. Костылев попал в серьезную передрягу. Героя-летчика пригласили на званый обед. Шикарный стол с коллекционными винами и изысканными закусками возмутил аса — дело происходило в блокадном городе, где ценилась на вес золота даже крошка засохшего хлеба. Среди приглашенных помимо Костылева были генералы и партийные бонзы Города трех революций. Случился скандал. Костылева направили в штрафбат, где он провоевал месяц. Не без помощи своего друга командира 4-го ГИАП КБФ Василия Голубева Костылев вернулся в авиацию, но не в свой старый полк, а в полк Голубева. 4-й ГИАП был вооружен истребителями Ла-5.

В конце августа 1943 г. Костылева полностью реабилитировали, вернули все награды. Аса часто спрашивали, почему у него столько групповых побед и сравнительно немного личных. Костылев обычно отвечал, что главное научить молодых воевать, дать им почувствовать вкус победы. А лучший вкус победы — сбитые самолеты противника.

Первый боевой вылет в составе 4-го ГИАП КБФ Костылев выполнил 21 апреля 1943 г. и сразу же добился успеха: сбил финский Фиат G.50. Летая на Ла-5 в составе 5-го ГИАП Костылев одержал в воздушных боях девять побед, в том числе сбил три Fw-190.

В октябре 1943 Георгий Костылев получил назначение на должность инспектора истребительной авиации ВВС КБФ, ему было присвоено воинское звание майор. Во время поездок по полкам ас умудрялся выполнять боевые вылеты, его боевой счет потихоньку рос. До конца войны Георгий Костылев выполнил 418 боевых вылетов и провел 112 воздушных боев. Точное число побед аса не известно, считается, что на счету у Костылева 22 личных и 34 групповых победы, однако совершенно достоверно известно, что многие сбитые Костылев записывал молодым пилотам.

Другим известным асам, начинавшим войну в 5-м ИАП КБФ, был Игорь Каберов. Каберова не хотели брать в военную авиацию по медицинским показаниям. Юноша научился летать на планере, затем на самолете. Некоторое время работал летчиком-инструктором в аэроклубе Осоавиахима. Из аэроклуба Каберов прорвался в школу морских летчиков. Июнь 1941 г. застал лейтенанта Каберова в 5-м ИАП КБФ, имевшим на вооружении истребители И-16. В августе молодой летчик одержал свою первую победу в воздушном бою.

В конце августа личный состав эскадрильи, в которой служил Каберов, был направлен в Горький для получения самолетов ЛаГГ-3. Новый самолет очень понравился пилоту, Каберов — один из немногих советских летчиков, сумевших в полной мере раскрыть возможности «маленького деревянного чуда» и влюбившихся в него. Даже полетав на Як-1, Каберов остался верным ЛаГГу.

Первый боевой вылет на ЛаГГ-3 Игорь Каберов выполнил утром 10 сентября 1941 г. в кампании с Георгием Костылевым и Владимиром Халдеевым (Халдеев был командиром эскадрильи). Тройка ЛаГГов перехватила разведчик Hs-126. Халдеев атаковал «костыль»-корректировщик, но сам подвергся атаке пары Bf.109. Каберов инстинктивно бросил свой самолет между ЛаГГом Халдеева и мессерами, сорвав атаку последних. Между тем, пилот Хеншеля резким маневром вышел из-под удара комэска, а мессера зашли во вторую атаку, на сей раз со стороны солнца. На сей раз немецким летчиком казалось сопутствовал успех: ЛаГГ-3 сорвался в нисходящую спираль. Перед самой землей советский истребитель вышел из спирали и атаковал Хеншель в брюхо. Hs-126 был сбит, после чего тройка ЛаГГов немедленно покинула район воздушного боя.

Летчики толком не успели передохнуть после напряженной схватки, как в небо взвилась сигнальная ракета: «Взлет». Тройка в том же составе перехватила три шедших без эскорта истребителей бомбардировщика Ju-88. Немецкие самолеты держали курс на аэродром базирования 5-го полка. Обнаружив истребители, два бомбардировщика спикировали к земле в надежде прорваться к цели на малой высоте, а третий бомбер наоборот полез за облака. Полез он туда не по своей воле — на хвосте Юнкерса плотно висел ЛаГГ Каберова. Из облаков Каберов вывалился в идеальной позиции для стрельбы — четко в хвосте Юнкерса. Оставалось нажать на гашетку, что пилот и сделал с огромным удовольствием. Юнкере упал в трех километрах от аэродрома.

В тот день Каберов выполнил семь боевых вылетов. Усталость была столь велика, что пилот заснул в кабине самолета на рулежке после седьмой за день посадки. День 11 сентября стал еще более тяжелым, в одном из боев 11 сентября Каберов сбил Hs-126.

Через двое суток эскадрилье пришлось спешно перебазироваться в Ленинград, так как аэродром начала обстреливать немецкая артиллерия. 14 сентября летчики увеличил свой боевой счет, сбив Bf. 109.

16 сентября люфтваффе, в основном силами Ju-87 из StG-2, предприняли массированный налет на корабли Балтийского флота, стоявшие на рейде Кронштадта. В отражении налета принимала участие в том числе и эскадрилья, к которой служил Каберов. Каберов взлетел последним на только отремонтированном ЛаГГе. Левая стойка шасси после взлета не убралась. Каберов получил по рации приказ садится, но попробовал решить проблему выпустив и убрав повторно шасси. Со второй попытки шасси убрались нормально.

На подходе к Кронштадту Каберов обнаружил огромное количество пикирующих бомбардировщиков Ju-87, которые сопровождали истребители прикрытия. При заходе в атаку на ЛаГГе вновь выпала левая стойка шасси. Тем не менее. Каберов выпустил очередь по пикировщику. Советский истребитель с выпущенной стойкой шасси казался легкой добычей для пилотов мессершмиттов. Один мессер немедленно зашел в хвост ЛаГГу. На помощь Каберову пришел Матвей Ефимов, очень вовремя заваливший немецкий истребитель. Каберов благополучно вернулся на аэродром базирования. Ожесточенные воздушные бои в небе Кронштадта продолжались неделю.

2 ноября началась эвакуация гарнизона Ханко, изолированного далеко в тылу противника. Ефимов, Костылев и Каберов в числе других пилотов выполнили несколько боевых вылетов на прикрытие кораблей и транспортов с эвакуируемыми. В одном из таких полетов Каберов заметил одиночный бомбардировщик СБ, шедший встречным курсом с почему-то выпущенными стойками шасси. Обычно бомбардировщики СБ действовали только в темное время суток и не летали с выпущенным шасси.

Поскольку требовалось соблюдать тишину в радиоэфире, Каберов не имел возможности обратить внимание коллег на странный самолет, который явно летел в Выборг. Каберов решил действовать самостоятельно. Он подошел к СБ поближе, после чего с удивлением увидел на плоскостях крыльев опознавательные знаки финских ВВС! Атаки не получилось — ЛаГГ проскочил веред, но во втором заходе балтийский ас сбил бомбардировщик. Как оказалось, за боем наблюдали с земли, командование какого-то подразделения Красной Армии поторопилось доложить о сбитом истребителем ЛаГГ-3 советском бомбардировщике. На аэродроме Каберов с нетерпением ожидал особист. Летчика арестовали, но ненадолго: стрелок СБ был взят в плен, им был финн. В полк поступила новая телеграмма, в которой говорилось о том, что СБ был финским. Каберова освободили из-под ареста.

В конце 1941 г. полк, в котором служил Каберов, начал патрулировать воздушное пространство над Дорогой жизни, ледовой трассой, которая связывала Ленинград с Большой Землей. Первый день нового 1942 г. Игорь Каберов отметил сбитым Bf. 109. 31 января Каберов перехватил над Ладожским озером два мессершмитта и сбил один из них. В свою очередь снаряд, выпущенный из пушки немецкого истребителя попал в радиатор ЛаГГа. Каберову пришлось выполнить вынужденную посадку. Уже на выравнивании ЛаГГ неожиданно резко клюнул носом и рухнул на землю. Самолет был разбит, но летчик не пострадал. Едва Каберов выбрался из кабины, как попал в плен. Красноармейцы не сильно разбирались в типах самолетов, зато неплохо владели русским устным, на котором пилот популярно рассказал бойцам об их родственниках. Знание летчиком родословной совершенно незнакомых людей произвело на бойцов огромное впечатление и помогло в полной мере осознать ошибку.

ЛаГГ рухнул на землю, зацепив за незамеченную пилотом линию электропередачи. При падении самолет буквально развалился на части: отломились консоли крыла и хвостовое оперение. Каком образом уцелел летчик — совершенно непонятно! Каберов вернулся на аэродром, где по исконно русской традиции выпил 100 граммов водки: «Ну, с возвращением». Друзья сказали пилоту: «Ты не мог погибнуть, ведь кроме тебя в полку никто не умеет играть на гармошке!» Как известно, Красная Армия смогла победить в войне только благодаря водке и гармони!!!

В декабре истребитель Каберов (ЛаГГ-3 с бортовым номером «88» красного цвета) разбил молодой летчик. На вооружение полка между тем поступили «Харрикейны». Русские летчики терпеть не могли эти знаменитые британские самолеты. Мало кому удавалось одерживать на этих утюгах победы в воздушных боях. Активность финских истребителей в тот период на этом участке фронта была низкой. У разведки появилась информация об использовании финнами трофейного истребителя И-153 с советскими опознавательными знаками.

В один из дней Каберов в паре с Костылевым получили задание перехватить истребители противника, подходившие к Кронштадту на высоте 5000 м. Каберов самолетов противника в указанном районе не обнаружил, зато заметил одиночную «Чайку», шедшую на малой высоте над Балтикой в направлении аэродрома 4-го ГИАП КБФ. Каберова и Костылева не смутили красные звезды на крыльях биплана: Костылев атаковал и сбил «Чайку». И-153 упал на границе аэродрома.

Оба советских летчика немедленно приземлились, уверенные, что спасли от внезапного удара свой аэродром. Увы, в кабине И-153 находился не финский летчик, а начальник штаба 4-го ГИАП КБФ майор Бискуп, который облетывал истребитель после ремонта. Майор не пострадал, но «Чайку» ремонтировать еще раз смысла не имело.

Несколько последующих месяцев Каберов летал на «Харрикейне». ЛаГГи полк получил только в октябре. Среди поступивших в полк отремонтированных самолетов был и любимый ЛаГГ Каберова с бортовым номером «88». Летчик с радостью пересел на свою старую машину!

12 января 1943 г. началась наступательная операция Красной Армии, направленная на прорыв блокады Ленинграда. Активность авиации с обеих сторон резко возросла. Каберов пополнил свой боевой счет сбитыми лично истребителем Bf. 109, бомбардировщиком Ju-88 и парой Bf.110. Еще две победы ас разделил с молодым летчиком, которого он учил искусство воздушного боя. В одном из боевых вылетов стрелок с Ju-88 и повредил двигателя ЛаГГа Каберова. Летчик посадил истребитель на брюхо.

Летчикам пока поставили задачу прикрывать переправу через Неву. 10 февраля пятерка Лагов во главе с Каберовым (ведомые Шестопалов, Шилков, Царев и Прасолов) вступила в бой с шестеркой Bf. 109 и парой Fw-190. Каберов при казал Цареву и Прасолову набирать высоту и быть готовыми отразить внезапную атаку других истребителей противника. Немцы часто практиковали внезапные атаки сверху на советские самолеты, уже связанные боем.

Шилков быстро попал под удар Fw-190. Каберов пошел в лобовую атаку на фоккер. Противники стремительно сближались, ведя друг по другу огонь из всех бортовых точек. Нервы советского пилота оказались крепче: в последний перед казалось неминуемым столкновением миг, немец взял ручку на себя. Каберов вспорол пулями и снарядами брюхо Fw-190. Немецкий истребитель задымил, остальные вышли из боя. Это была 28-я победа Каберова.

Летом 1943 г. 4-й ГИАП КБФ был перевооружен более современными истребителями. Первая эскадрилья получила Як-1, вторая (в ней служил Каберов) и третья — Ла-5. Ла-5 был единственным истребителем, который Каберов считал лучше ЛаГГ-3. Первые боевой вылет на Ла-5 Каберов выполнил 18 июля — истребители прикрывали штурмовики Ил-2. Через шесть дней Игорь Каберов был удостоен звания Герой Советского Союза.

Последняя победа аса стала и самой необычной. Эскадрилья Каберова базировалась на Сескаре, ему понадобилось слетать на основной аэродром базирования полка. В полк надо было попасть также инженеру эскадрильи. Каберов посадил технаря в фюзеляж своего истребителя — обычная практика. На маршруте одинокий Лавочкин подстерегла четверка мессеров. Каберову пришлось принять в бой. Один Bf. 109 балтийский ас сбил сходу, однако потом ему пришлось туго. К счастью вовремя подошли Яки, Каберов смог выйти из боя. Каберов был настолько увлечен схваткой, что забыл про техника в фюзеляжа. Летчик крайне удивился когда на аэродроме из фюзеляж его истребителя вылез человек!

18 августа 1943 г. Игоря Каберова отозвали с фронта и назначали инструктором. Он оставался на должности инструктора до конца войны в Европе, затем принял участие в короткой войне с Японией. Всего Игорь Каберов сбил 29 самолетов противника, 11 лично и 18 в группе.

Андрей Кулагин окончил летную школу весной 1942 г., в июле получил назначение в 249-й ИАП (с февраля 1944 г. 163-й ГИАП). Полк был вооружен истребителями ЛаГГ-3. Молодой летчик не мог одержать победы в воздушном бою очень длительное время. Первый сбитый занесли на личный счет Кулагина лишь 27 марта 1943 г. Кулагин сбил ведущего четверки Bf. 109, которые штурмовали позиции советских войск. Теперь боевой счет пилота стал пополняться регулярно.

В январе 1944 г. летчики 249-го полка привлекались к полетам на ночные перехваты бомбардировщиков противника — очень сложная задача для лишенных радаров одноместных ЛаГГов. Тактика действия истребителей ЛаГГ-3 была аналогична той, которую использовали в 1941–1942 г.г. пилоты британских «Харрикейнов» и в 1944–1945 г. немцы на Bf. 109 и Fw-190 из подразделений Wilde Sau.

Летчики ЛаГГов получил с земли общее направление на самолеты противника, перехват выполнялся во взаимодействии с зенитными прожекторами. Кулагин отличился в этих полетах: на его счету семь сбитых ночью бомбардировщиков Не-111. К февралю 1944 г. Андрей Кулагин выполнил 320 боевых вылетов, провел 106 воздушных боев, сбил 22 самолета лично и четыре в группе; 1 июля 1944 г. он был удостоен звания Герой Советского Союза.

В конце 1944 г. 163-й ГИАП перевооружили с ЛаГГ-3 на Ла-5. Войну Кулагин закончил командиром эскадрильи в звании капитана. Он выполнил 762 боевых вылета, провел 146 воздушных боев, сбил лично 32 самолета противника и семь в группе. 26 побед ас одержал, летая на ЛаГГ-3 — один из лучших, если не лучший, результат в ВВС! Кроме того, Кулагин стал самым результативным летчиком-ночником советских ВВС.

Подобно 163-му ГИАП, 88-й ИАП также летал на ЛаГГ-3 почти до середины 1944 г. Первые ЛаГГ-3 88-й полк получил в ноябре 1942 г., полк сражался на Северном Кавказе и Южной Украине. 5 февраля 1944 г. был преобразован в 159-й гвардейский истребительный авиационный полк. Первые Ла-5 полк получил в мае 1944 г. Девять летчиков полка стали Героями Советского Союза, не менее 15 — асами.

Одним из этих асов был Василий Максименко, окончивший авиационное училище в Оренбурге в 1938 г. Боевое крещение летчик получил во время освободительного похода Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию. Июнь 1941 г. застал Максименко в 88-м полку. Прежде чем Максименко сбили под Моздоком 25 августа 1942 г., он успел выполнить 250 боевых вылетов и сбить семь самолетов противника. Летчик остался жив, а 23 ноября того же года был удостоен высокого звания Герой Советского Союза. Указ о своем награждении Василий Максименко прочитал в госпитале.

К моменту возвращения Максименко в строй, 88-й полк был перевооружен истребителями ЛаГГ-3. В августе 1943 г. Максименко стал майором и был назначен на должность командира полка. В начале 1944 г. известному пилоту вручили именной ЛаГГ-3 с надписью «Герою Советского Союза Максименко В.И. от земляка рабочего завода «Главармалит» Гончаренко М.М.» Максименко недолго летал на этом самолете, поскольку в мае 1944 г. полк получил Ла-5. С лета 1944 г. и до конца войны 159-й ГИАП действовал в составе 2-го Белорусского фронта. Всего за войну Василий Максименко выполнил 516 боевых вылетов и сбил 17 самолетов противника лично и восемь в группе.

Еще одним выдающимся летчиком 88-го ИАП являлся Василий Князев. Этот опытный пилот накануне войны командовал звеном. Уже на вторые сутки войны Князев сбил на И-16 бомбардировщик Ju-88. Первая победа, занесенная на боевой счет Князева, стала и первой победой, занесенной на счет полка.

За первые два года войны Князев выполнил 576 боевых вылетов и провел 122 воздушных боя. 24 августа 1943 г. Князев стал Героем Советского Союза, на его счету числилось 11 личных и девять групповых побед. Василий Князев сражался на Северном Кавказе, над Кубанью, южной Украиной, Восточной Пруссией, войну закончил в Берлине. Ас выполнил за войну 1088 боевых вылетов (очень немногие летчики-истребители всех воющих стран, включая германских «экспертов», могут сравниться с Князевым по числу боевых вылетов), провел 139 воздушных боев, сбил 29 самолетов противника лично и не менее девяти в группе.

Кабардиней Кубати Карданов также пришел в 88-й полк еще до войны. Первую победу Карданов одержал 13 июля 1941 г. К июню 1943 г. он выполнил 550 боевых вылетов, провел 90 воздушных боев, сбил семь самолетов противника лично и 12 в группе. Курбанов отличился также при штурмовках наземных войск: на его счету числилось два уничтоженных танка, 127 грузовиков, семь пушек и 13 зениток. 24 августа 1943 г. Кубати Карданову было присвоено звание Герой Советского Союза.

В одном из полетов конца ноября 1943 г. Карданов патрулировал воздушное пространство, когда услышал по радио просьбу о помощи, исходившую от экипажа разведчика Пе-2, атакованного вражескими истребителями. Карданов во главе звена устремился к «пешке». Разведчик атаковало сразу шесть Bf.109. В короткий срок кабардинец сбил два истребителя противника, но и сам получил ранение в левую руку. Тем не менее, Карданов не вышел из боя. Пе-2 и все четыре ЛаГГа благополучно вернулись на свои аэродромы. Ранение оказалось тяжелым — Карданов после своего 663-го боевого вылета провел в госпиталях больше года.

В полк ас вернулся в начале 1945 г. Врачи разрешили Карданову летать только на По-2. Естественно запрет был нарушен немедленно — последние боевые вылеты Карданов выполнил на Ла-5 в небе Кенигсберга. Всего Курбати Карданов совершил более 700 боевых вылетов, сбил 17 самолетов противника лично и 12 в группе.

Лейтенант Евгений Пылаев прибыл в 88-й ИАП в августе 1942 г., ранее он в течение двух лет служил в авиационном училище инструктором. Свое мастерское владение истребителем И-16 Пылаев продемонстрировал уже в первую неделю пребывания на фронте — сбил два мессершмитта 109.

В ноябре вместе с другими летчиками полка Пылаев освоил ЛаГГ-3. 3 июня 1943 г. летчик провел свой самый успешный воздушный бой. Пылаев возглавлял шестерку ЛаГГов. Ведомыми летело пятеро молодых необстрелянных летчиков. Пилоты надеялись на рутинное патрулирование над Кубанью, но их ждала встреча с сотней пикирующих бомбардировщиков Ju-87 и истребителей Bf.109. Помимо ЛаГГов в бою принимали участие восемь истребителей Як-1 из 42-го ГИАП. Яки связали боем мессершмитты, а ЛаГГи атаковали «лаптежников». В первой же атаке Пылаев сбил один пикирующий бомбардировщик, а летчик еще одного Ju-87, уклонясь от атаки, столкнулся с другой «штукой».

Первая группа пикировщиков рассыпалась и неприцельно сбросила бомбы. Пылев со своими орлами атаковал вторую волну бомбардировщиков. Всего в том памятном бою Пылаев сбил четыре пикирующих бомбардировщика, а все пятеро «желторотых» сбили по одной «штуке». ЛаГГи без потерь вернулись на аэродром.

В ноябре 1943 г. Пылаев стал капитаном и получил назначение на должность заместителя командира полка по воздушно-стрелковой подготовке. К моменту перевооружения полка на Ла-5 в мае 1944 г. Пылаев выполнил 285 боевых вылетов, провел 94 воздушных боя, сбил 16 самолетов противника лично и четыре в группе, еще как минимум один вражеский самолет ас уничтожил на земле. Евгению Пылаеву Указом от 26 октября 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.

В августе 1942 г. в 88-й полк пришел еще один будущий ас — лейтенант Афанасий Лукин. Лукин закончил летное училище в 1939 г. и был оставлен в нем инструктором. В ноябре 1943 г. капитан Лукин стал командиром эскадрильи. 21 ноября 1943 г. Лукин во главе восьмерки ЛаГГов провел воздушный бой с группой Ju-87, которую сопровождало восемь Bf. 109. В воздушном бою комэск лично сбил пару «лаптежников» и повредил третий. Кроме того, Лукин сбил один Bf. 109. Один ЛаГГ получил в бою повреждения, среди пилотов потерь не было. Афанасий Лукин стал Героем Советского Союза 26 октября 1944 г. К этому времени он выполнил 325 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев, сбил 14 самолетов лично и четыре в группе. Осенью 1944 г. Лукина отозвали с фронта для обучения в Военно-воздушной академии.

Павел Камозин закончил авиационное училище в 1938 г., затем служил летчиком-инструктором. Июнь 1941 г. застал молодого лейтенанта в 269-м полку, имевшим на вооружении истребители И-153 «Чайка». В своем самом первом боевом вылете Камозин был ранен в ногу, но ранение оказалось не тяжелым. Камозин сражался на истребителях Поликарпова до перевооружения полка ЛаГГами. Повоевать на ЛаГГах, однако тогда Камозину не пришлось — его вновь направили на инструкторскую работу. В полк летчик вернулся почти через год, но уже в первом боевом вылете над Туапсе Камозин сбил Bf. 109.

В боевом вылете 19 июля 1942 г. Камозин возглавил пятерку ЛаГГ-3. Над Шаумяном, Северный Кавказ, пятерка советских истребителей вступила в бой с шестью Bf. 109. Камозин сразу сбил одного мессера, второй германский самолет уничтожил кто-то из ведомых. Немцы по радио вызвали подмогу — к месту схватки подтянулось еще 15 Bf. 109. Камозин сбил еще двух, все советские истребители вернулись на базу.

Свои лидерские качества Камозин в очередной раз продемонстрировал в бою 7 октября 1942 г., когда он возглавлял пятерку ЛаГГов из своего полка и пару приблудных Яков из 518-го ИАП. Сталинские соколы перехватили 11 пикировщиков Ju-87, которые шли под охраной четырех Bf.l 10 и шести Bf. 109. Камозин и его ведомый в первом же заходе сбили по одномоторному мессеру, а другие летчики зажгли две «штуки». В бой вступило еще шесть Bf.l09. К концу боя Камозин сбил три Bf. 109, а всего немцы потеряли шесть Bf. 109 и два Ju-87. Потери советской стороны составили три истребителя и один пилот.

В следующем месяце Камозин записал на свой счет два Bf.l09 и один Bf.ПО. 1 мая 1943 г. он был удостоен звания Герой Советского Союза. В мае 1943 г. капитана Камозина перевели командиром эскадрильи в вооруженный «Аэрокобрами» 66-й ИАП. К этому времени Камозин совершил на ЛаГГ-3 более 100 боевых вылетов и сбил 17 самолетов противника лично и семь в группе, став вторым по результативности (после Андрея Кулагина) пилотом ЛаГГ-3. Всего же за войну Павел Камозин выполнил более 200 боевых вылетов, провел 70 воздушных боев, сбил 35 самолетов лично и 13 в группе.

Дмитрий Тормахов закончил авиационное училище в июне 1942 г. Сержант Тор-махов получил назначение в 269-й ИАП (полк базировался в Лазоревском, под Сочи) в январе 1943 г. Удача улыбнулась парню — его взял к себе ведомым Камозин.

Свою первую победу Тормахов одержал 4 февраля, сбив северо-западнее Геленджика истребитель Bf.109. Через 18 дней молодой летчик принял участие в знаменательной схватке. Камозин и Тормахов перехватили пару Bf.109, которая атаковала штурмовики Ил-2. Как ужас, летящий на крыльях ночи, набросились славные летчики на фашистских агрессоров. Короткой очередью зажег Камозин один мессершмитт, а второй в панике скрылся в облаках.

Довольные Камозин и Тормахов раскланялись со штурмовиками и полетели дальше. Не тут-то было! Уцелевший фашист поборол страх и ужас, отсидевшись в своем облаке. Гитлеровский выкормыш из-подтишка атаковал самолет Камозина. У Тормахова не оставалось времени для атаки — отчаянный летчик бросил ЛаГГ под трассы недоноска из люфтваффе, приняв огонь на себя. ЛаГГ Тормахова получил тяжелые повреждения, но рано ликовал стервятник. ЛаГГ Камозина в крутом вираже повис на хвосте мессера. Лучше бы фриц сидел в своем облаке — а так ему пришлось стать рыбьем кормом.

18 марта Тормахов в составе группы истребителей 269-го ИАП принял участие в воздушном бое с группой из 27 Ju-87, державшей курс на Геленджик. Атаку ЛаГГов попыталась сорвать пара мессеров. Один из них атаковал самолет Тормахова, но промахнулся. Мессер проскочил при выходе из атаки вперед, Тормахов использовал свой шанс: очереди вспороли фюзеляж «худого». Дымящий мессер вышел из боя. Второй мессер в это время крутил карусель с парой Яков. Тормахов короткой очередью прекратил цирк — мессер угомонился на дне Черного моря.

Очередной воздушный бой летчик провел 18 апреля 1943 г. в составе пятерки ЛаГГов. Патрулирование уже подходило к концу, когда со стороны солнца атаковали немецкие истребители — излюбленный прием трусоватых гитлеровцев. Немецкие летчики избегали предупреждать по радио советских коллег о грядущих атаках, а ведь могли бы, как никак — типа наследники рыцарей. Пара мессеров в атаке с пикирования успеха не добилась, а на выходе из атаки охотники сами превратились в добычу. Тор-махов сбил одного Bf. 109 (летчик мессера унтерофицер Г. Пабст погиб), а второй тяжело повредил. Немецкий истребитель вышел из боя, волоча за собой шлейф дыма. Тормахову засчитали две победы, но летчик мессера известный ас Вольфганг Эттель все-таки сумел дотянуть израненный самолет до аэродрома.

Через пять дней 269-й полк сняли с фронта, так как в части оставалось всего шесть боеспособных самолетов. Эти машины вместе с летчиками, в числе которых оказался Тормахов, передали в 267-й ИАП.

К этому моменту Тормахов сражался в течение трех с половиной месяцев, выполнил 90 боевых вылетов, провел 30 воздушных боев и одержал девять побед. Десятый самолет противника молодой ас сбил в начале мая, получив право быть представленным к присвоению звания Герой Советского Союза. 27 мая 1943 г., прежде чем были оформлены наградные документы он, не вернулся из своего 99-го боевого вылета. В списки полка Тормахов был занесен как пропавший без вести.

На самом деле летчику удалось покинуть горящий истребитель. Обоженный пилот приземлился прямо на минное поле, однако судьба хранила юношу — его спасли красноармейцы. Два месяца ас провел в госпитале. В августе Тормахов вернулся в полк, перевооруженный к этому времени на Як-7Б. До конца войны Тормахов воевал на Яках, последний боевой вылет выполнил в Югославии.

Всего Дмитрий Тормахов выполнил 366 боевых вылетов, 34 из них на нанесение ударов по наземным целям, 86 на разведку и 186 на сопровождение штурмовиков. Ас провел 71 воздушный бой, сбил 14 самолетов лично (восемь Bf. 109, два Не-111, по одному Fw-190, Me-210, Ju-87, Ju-88), два самолета (Bf. 109 и Ju-52/3 т) на земле. В феврале 1945 г. командование представило Тормахова к званию Герой Советского Союза, но представление не прошло из-за того, что личный счет летчика со времени последнего награждения почти не вырос. От Тормахова в тот период количество сбитых зависело не так уж и сильно: его посылали главным образом на штурмовку наземных целей.

Тот факт, что ЛаГГ-3 в опытных руках превращается в грозное оружие, подтвердил лишний раз Аркадий Суков. На Западе Суков известен как «асе killer», его специализацией стали эксперты из Jagdgeschwader-54. К сожалению, сведения о Сукове весьма скупы и отрывочны. В мае 1942 г. капитан Суков воевал на ЛаГГ-3 в составе 41 — го ИАП на Волховском фронте. 22 мая не вернулся из боевого вылета ас с 47-ю победами лейтенант Отто-Бруно Люрцер (сын известного аса времен первой мировой войны) из П./ JG-54. Люрцер пропал северо-восточнее Киришей, где восьмерка Bf. 109 должна была перехватить группу советских штурмовиков Ил-2. Мессера стали добычей группы ЛаГГов, Аркадий Суков завалил аса — сына аса в первой же атаке. Мессершмитт Люрцера взорвался в воздухе.

9 августа 1942 г. Суков завалил еще более «жирную» дичь. Снаряды и пули бортового оружия ЛаГГа поставили точку в карьере кавалера Рыцарского креста командира 7./JG-54 обер лейтенанта Макса-Гельмута Остермана, на счету Остермана значились 102 победы.

18 сентября 1942 г. Аркадий Суков во граве группы ЛаГГов сопровождал Ил-2 из 448-го ШАП. В районе железнодорожной станции Тосно советские самолеты атаковала восьмерка Bf. 109. В воздушном бою наши летчики потерь не понесли, а Суков сбил еще одного аса, увенчанного Рыцарским крестом — гауптмана Герберта Финдейзена из II./JG-54 (67 побед). Финдейзен выпрыгнул с парашютом, а после приземления был взят в плен.

В начале ноября 41-й ИАП сменил ЛаГГ-3 на Як-7. 11 числа Суков уже на Яке вылетел на свободную охоту в район Большой Вишеры. Недалеко от линии фронта ас заметил пару мессеров, которые на малой высоте пытались незамеченными пройти линию фронта. Внезапной атакой суков сбил один Bf.109. Надо ли говорить, что в кабине мессера сидел кавалер Рыцарского креста? Ну да — сидел, Ганс-Иоахим Хейер из III./JG-54 с 54 победами.

Вероятно, в 1943–1944 г.г. Суков много времени провел в госпиталях, залечивая полученные раны. Следующий после 11 ноября 1942 г. воздушный бой с участием Аркадия Сукова датирован уже 17 декабря 1944 г. К этому времени Суков стал капитаном и летал на Ла-5 в 254-м ИАП. Жертвой Сукова опять стал ас — летавший в тот день на Fw-190 обер-фельдфебель Генрих Вефкрс, 52 победы. Бой проходил над Рижским заливом.

3 января 1945 г. Суков во главе группы истребителей прикрывал бомбардировщики Пе-2. Над Либавой самолеты перехватили Fw-190 из столь любимой Суковым 54-й эскадры. Как говорит Михаил Задорнов, вы будете смеяться, но Суков сбил командира 3./JG-54 лейтенанта Ганса-Иоахима Крошински, кавалера Рыцарского креста, аса с 76 победами! Тяжело раненый Крошински покинул горящий фоккер.

Аркадий Суков сбил как минимум 12 Fw-190 и четыре Bf.109, его жертвами стало четыре кавалера Рыцарских крестов!

Оглавление книги


Генерация: 0.038. Запросов К БД/Cache: 0 / 0