Глав: 10 | Статей: 20
Оглавление
Летчики-истребители всегда очень строго относятся к самолетам, на которых они идут в бой. Споры на тему какой самолет лучше столь стары, сколь стара сама авиация. Получилось так, что пары конкурентов сложились исторически: «Спитфайр» сравнивают с Bf.109, «Мустанг» с Fw-190. А еще можно бесконечно выбирать лучший самолет из «модельного» ряда «Спитфайр», «Мустанг», «Тандерболт», Fw-190 и Bf.109. Дебаты на эту тему бесконечны, каждый самолет имеет своих приверженцев. В Советском Союзе, а теперь и в России ведутся споры на тему что лучше Як или Ла.
С. Ивановi

Ла-5 — улучшение породы

Ла-5 — улучшение породы

Все три запущенных в серию предвоенных советских истребителя имели двигатели водяного охлаждения. Нет необходимости останавливаться на причинах такого выбора, важно отметить, что в двигателях водяного охлаждения авиапром испытывал недостаток (яркое свидетельство — прекращение производства МиГ-3 в пользу Ил-2), в то время как «звезды» воздушного охлаждения М-82 в буквальном смысле было некуда девать. Выпуск разработанных под этот двигатель бомбардировщиков Су-2 и Ту-2 собирались прекращать (массовое производство Ту-2 еще и не начиналось). Секретарю пермского обкома партии Н.И.Гусарову, выпускнику МАИ, удалось «пробить» наверху решение заказать под М-82 варианты истребителей МиГ, Як и ЛаГГ.

Впрочем, конструкторы истребителей, особенно ЛаГГа, сами проявляли интерес к звездообразному мотору воздушного охлаждения. ЛаГГ получился более тяжелым по сравнению с Яком, а моторы на истребителях стояли одинаковые — М-105; неудивительно, что «летчикам больше нравились Яки.» Надежды на радикальное повышение мощности М-105 были весьма призрачные, а вот установка М-82 сулила прибавку в триста лошадиных сил и повышение живучести при попаданиях пуль и снарядов в двигатель. Правда, возрастало лобовое сопротивление самолета за счет большего миделя двигателя воздушного охлаждения, тем не менее мощность «звезды» с лихвой перекрывала рост сопротивления, позволяя получить большую скорость и скороподъемность.

Первым переделал ЛаГГ-3 под М-82 Гудков — под его руководством в августе 1941 г. к планеру серийного истребителя пристыковали носовую часть от Су-2. Самолет получил обозначение Гу-82, на нем в сентябре-октябре 1941 г. в НИИ ВВС А.И.Никашин совершил несколько полетов, но из-за эвакуации испытания прервались и больше не возобновлялись; не была закончена и постройка второго экземпляра Гу-82.

К возможности установки М-82 на ЛаГГ Лавочкин относился скептически, считая, что лобастый двигатель не удастся состыковать с фюзеляжем без существенной переделки планера, а переделка — это время, которого нет. Инициатором работ по установке М-82 на ЛаГГ стал заместитель Лавочкина С.М.Алексеев. Ему удалось убедить Главного провести прикидки по ЛаГГу с М-82 и получить в свое распоряжение двух конструкторов — начальника бригады вооружения Ивана Артемовича Шабанова и начальника моторной бригады Константина Ивановича Слепнева. Времени на проектирование обычным, бумажным, путем не было. К безмоторному планеру ЛаГГа на талях подвели двигатель М-82. Стали смотреть: оказалось, что лишние 250 кг массы мотора на центровку, как ни странно, влияют мало — устранить смещение центра тяжести вперед вполне можно за счет переноса некоторого оборудования в хвостовую часть фюзеляжа. Плавно состыковать «головастый» двигатель с узким фюзеляжем получалось путем наложения фальшбортов. Реальной проблемой являлось обеспечение охлаждения цилиндров двигателя. Обычно на моторах такого типа используются регулируемые юбки — на ЛаГГе установить такую юбку без существенной переделки не получалось никак. Заместитель Швецова Валединский предложил сделать для выпуска воздуха совки по бортам фюзеляжа. Это был выход, однако полностью решить проблему перегрева головок цилиндров, которые находились не в створе совков, так и не удалось.

Лавочкин оценил перспективы — на новый вариант истребителя стало работать все КБ.

В воздухе самолет стал неузнаваем: увеличилась скорость и скороподъемность, однако недостатков тоже хватало. Грелось масло, грелось так, что продолжительный полет не представлялся возможным, но летные данные истребителя оказались настолько впечатляющими, что совместным приказом ВВС и НКАП от 10 апреля предписывалось провести совместные государственные испытания. Для проведения испытаний была назначена комиссия в составе летчиков-испытателей А.П.Якимова (НКАП), А.Г.Кубышкина (НИИ ВВС) и ведущих инженеров В.Н.Сагинова (от НКАП), А.Н.Фролова (НИИ ВВС). Срок испытаний — пять дней. Комиссия прибыла в Горький уже 20 апреля, а через два дня начались полеты. Полеты Кубышкина и Якимова подтвердили выводы Мищенко, первым поднявшим самолет в небо — самолет очень перспективный, но греется мотор. Комиссия доложила свои соображения Москве 22 апреля, а утром 23-го пришел ответ — недостатки устранить в десять дней. Перегрев масла удалось частично устранить заменой маслорадиатора и снятием двух синхронных пулеметов. Вооружение теперь составляли две синхронные 20-мм пушки ШВАК. Самолет был запущен в серийное производство под обозначением Ла-5.

Проблему малой продолжительности полета ЛаГГа на Ла-5 попробовали преодолеть, установив пять топливных баков. Пятибачные машины оказались тяжелыми — вялыми в маневре и сложными в пилотировании. Кожедуб вспоминал, что по прибытии на фронт ему достался самолет с пятью баками, поскольку никто в полку не желал летать на этой машине. В дальнейшем на Ла-5 вернулись к трем бакам.

В теории Ла-5 не уступал по скорости основному противнику — истребителю Bf. 109F. На практике же все обстояло не так хорошо. Как и на ЛаГГе, мотор Ла-5 плевался маслом, забрызгивая фонарь кабины. Летчики предпочитали летать с открытым фонарем, створку маслорадиатора обычно открывали на максимальный угол, а хвостовую опору шасси в полете не убирали. Как результат — увеличивалась против расчетного лобовое сопротивление и падала скорость. Реально Ла-5 по скоростным показателям уступал «Фридриху».

В конце 1942 г. на Ла-5 поставили форсированный мотор М-82Ф. С января завод в Горьком начал сдавать первые Ла-5Ф, поступившие на фронт в марте 1943 г.

Единственным внешним отличием Ла-5Ф от Ла-5 являлась литера «Ф» на капоте двигателя. Позже была уменьшена высота гаргрота и установлен новый фонарь кабины, близкой к каплевидной формы.

Из-за нехватки особых смол фюзеляжи делали не из дельта-древесины, а из обычной сосны.

Дальнейшее совершенствование истребителя связано с установкой двигателя М-82ФН с непосредственным впрыском топлива в цилиндры. Внешне Ла-5ФН легко отличить по воздухозаборнику над капотом мотора. Характеристики самолета заметно улучшились. Советские летчики наконец-то получили истребитель, реально не уступавший мессершмиттам.

Неудивительно, что боевое крещение Ла-5 состоялось под Сталинградом. С лета 1942 г. сюда направлялись лучшие самолеты и лучшие летчики ВВС. Войсковые испытания Ла-5 проходили в 49-м ИАП, в 28 воздушных боях летчики полка сбили 16 вражеских самолетов. Первые полки, летавшие на Ла-5, несли очень тяжелые потери — сказывалась недостаточная подготовка летчиков. К примеру, в середине августа на Волгу после 15-дневного переучивания с ЛаГГов на Ла-5 был отправлен 240-й ИАП майора Солдатенко — тот самый, в котором с весны 1943 г. воевали прославленные асы Кожедуб и Евстигнеев. Полк принимал участие в боях всего десять дней, после чего его пришлось отвести в тыл. С 20 по 29 августа летчики 240-го ИАП совершили 109 боевых вылетов, провели 58 воздушных боев и сбили 10 самолетов противника. В самом же 240-м полку через десять дней боев осталось в строю всего несколько летчиков во главе с командиром.

Летчики 116-го ИАП в ходе Сталинградской битвы сбили на Ла-5 57 вражеских самолетов, собственные потери составили 22 летчика и 37 истребителей. Лейтенант П.А.Гнидо из 13-го ИАП сбил на Ла-5 семь Не 111, пытавшихся доставить грузы окруженной группировки Паулюса. Всего в боях над Сталинградом он одержал десять побед (семь сбитых «Хейнкелей» и три Bf 110, один из «Мессершмиттов» Гнидо таранил); 13-й ИАП получил Ла-5 в ноябре 1942 г.

Одним из первых провел воздушный бой на Ла-5 против Fw- 190 в декабре 1942 г. командир 169-го ИАП (63-й ГИАП) А.А.Федотов. Исход поединка оказался в пользу советского летчика и истребителя Лавочкина. В этом полку на Курской дуге заново открыл свой боевой счет легендарный Алексей Маресьев.

В числе первых Ла-5 получил 3-й ГИАП. До 6 декабря 1941 г. полк имел 155-й номер. В августе 1942 г. 3-й ГИАП перевооружили истребителями Ла-5 1-й производственной серии. Полк находился в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, в ноябре его направили под Сталинград.

Одним из самых известных пилотов 3-го ГИАП был Петр Базанов, закончивший летное училище в мае 1942 г. В полк он прибыл в августе, как раз в момент освоения личным составом самолетов Ла-5. В конце октября 3-й ГИАП был направлен на Калининский фронт, где находился всего несколько дней, пока не поступил приказ на перебазирование под Сталинград.

Свою первую победу Базанов одержал 5 декабря, сбив транспортный Ju-52/3 т. Трехмоторный самолет упал почти на границе аэродрома базирования истребителей 3-го ГИАП. Транспортник стал настоящим подарком для летчиков и техников: чрево самолета было набито провизией, медом, сигаретами. В тот же день Базанов сбил еще один Ju-52/3 т. 11 декабря Ла-5 гвардейского полка перехватили группу из 18 Ju-52/ 3m, летевших под эскортом истребителей. Базанов сбил три самолета.

Очередную победу молодой ас одержал 22 февраля 1943 г. уже под Ростовом-на-Дону. Возвращаясь из боевого вылета, Базанов заметил пару Bf.109, терзавшую бомбардировщик «Бостон». Базанов не успел отразить атаки немцев на «Бостон», но расквитался за бомбардировщик, сбив один мессер. Раненый немецкий летчик выпрыгнул с парашютом, а после приземления попал в плен.

1 мая 1943 г. 3-й ГИАП перебросили на Кубань, где разгорелось одно из крупнейших воздушных сражений второй мировой войны. За первые семь дней боев Базанов выполнил 45 боевых вылетов и сбил не менее двух Bf.109. 9 мая ас получил серьезное ранение при посадке тяжело поврежденного Ла-5. Несколько месяцев летчик провел по госпиталям. В строй он вернулся уже после завершения Курской битвы.

Капитан Базанов был удостоен звания Герой Советского Союза 26 октября 1944 г. Весной 1945 г. 3-й ГИАП перевооружили истребителями Ла-7. День Победы Петр Базанов встретил в Оберглогау, на его счету было 362 боевых вылета, 62 проведенных воздушных боя, 22 личных и шесть групповых побед.

В районе Керчи в начале 1943 г. на Ла-5 воевал 790-й ИАП. Летчик этого полка П.К.Бабайлов дважды таранил вражеские самолеты. До своей гибели в октябре 1944 г. Бабайлов сбил на Ла-5 28 самолетов лично и четыре — в группе. В апреле-мае Ла-5 получил действовавший в районе Великих Лук 32-й ГИАП. Командовал полком Василий Сталин. На Кубани на Ла-5 воевал 13-й, 116-й ИАП. Весной 1943 г. «Лавочкиными» перевооружили 159-й ИАП — элитный полк Ленинградского фронта. Полком командовал известный ас Ленинградского неба П.Покрышев.

На Балтике на Ла-5 воевал 4-й ГИАП ВВС Балтийского флота. Надо сказать, воевал очень успешно. На счету гвардейцев многие сбитые асы. 22 июля 1943 г. пара охотников-балтийцев подстерегла ознакомительную вывозку трех звеньев IV.JG-54, в результате атаки было сбито два «фокке-вульфа» — один пилотировал командир IV группы гауптман Эрих Рудорфер, второй — его ведомый фельдфебель Рудольф Тереке (27 побед). Рудорферу удалось выпрыгнуть с парашютом и вернуться к своим, Тереке погиб. Рудорфера балтийцы сбили первый, но не последний раз: 19 июля его «фоккер» и самолет ведомого настигли снаряды Ла-5ФН из 3-го ГИАП. Рудорфер смог дотянуть на поврежденном истребителе до финского берега, после чего выпрыгнул с парашютом, а вот лейтенант Гельмут Гроллмус (75 побед) погиб. Командиру 1 группы «Зеленого сердца» повезло меньше — майора Хорста Адамейта, имевшего на своем счету 166 побед, сбили один раз и навсегда! Вероятно, это была работа замкомандира 4-го ГИАП капитана Татаренко. Адамейт попал в плен 7 августа, а 2 августа известный балтийский ас капитан Г.Костылев из 4-го ГИАП поджег над морем еще один FW 190 с зеленым сердцем на фюзеляже. Летчик «фоккера» выпрыгнул с парашютом и был подобран советским торпедным катером. Оказалось, что Г.Костылев сбил лейтенанта Гербера Броэндле (58 побед). Сам Костылев совершил за войну 400 боевых вылетов, провел 89 воздушных боев и сбил 20 самолетов лично и 34 — в группе. Летал на ЛаГГ-3, «Харрикейне», МиГ-3, Як-1, войну закончил на Ла-5ФН.

На Ла-5 сражались летчики 5-го ГИАП, второго по результативности полка советских ВВС — 739 побед в воздушных боях за годы войны! Собственные потери составили 89 летчиков (36 в воздушных боях, семь от огня зениток, 16 человек погибло в авиакатастрофах и семь — на земле по разным причинам и 23 пилота пропало без вести). Полк дал 50 асов, 22 Героя Советского Союза, двух дважды Героев.

Перед войной 5-й ГИАП имел порядковый номер 129, полк был вооружен истребителями И-16 и МиГ-3. Указом от 6 декабря 1941 г. 129-й ИАП преобразован в 5-й ГИАП, а через несколько дней полк сняли с фронта для перевооружения истребителями ЛаГГ-3. После освоения личным составом новой техники, 5-й ГИАП был направлен на Калининский фронт, где оставался до ноября 1942 г. В ноябре 1942 г. полк получил истребители Ла-5, после чего его перебросили под Сталинград. До конца войны полк находился в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, его бросали на самые важные участки фронта.

Одним из первых титула аса в 5-м ГИАП добился Василий Зайцев. В июне 1941 г. 30-летний Зайцев занимал должность командира эскадрильи. В конце августа 1941 г. на счету Зайцева имелось шесть официальных побед в воздушных боях. В декабре 1941 г. асу присвоили воинское звание майор и назначили штурманом полка. 29 декабря Зайцев во главе группы из 12 ЛаГГ-3 провел воздушный бой с большой группой бомбардировщиков Ju-88. Зайцев сбил два бомбардировщика лично, а еще девять самолетов уничтожили его летчики.

К январю 1942 г. Василий Зайцев выполнил 115 боевых вылетов, сбив в 16 воздушных боях 12 самолетов противника. Указом от 5 мая 1942 г. асу было присвоено звание Герой Советского Союза. Через четыре месяца подполковник Зайцев стал командиром 5-го ГИАП.

В начале ноября 1942 г. полк отвели с фронта для восполнения потерь в личном составе и переучивания на новую технику — истребители Ла-5. 15 декабря полк вернулся на фронт, в район севернее Сталинграда. Зимой 1942–1943 г. летчики полка занимались в основном «свободной охотой» на самолеты, снабжавшие по воздуху окруженную в Сталинграде 6-ю армию Паулюса. За этот период летчики полка сбили 45 самолетов противника, шесть из них сбил лично командир.

Одним из самых успешных дней в ходе Сталинградской битвы для летчиков 5-го ГИАП стало 10 марта 1943 г. Зайцев во главе шестерки Ла-5 патрулировал воздушное пространство над линией фронта. В ходе патрулирования летчики обнаружили три самолета-корректировщика Fw-189. Сначала пилоты Ла-5 разбили строй «рам», после чего каждой «рамой» занялась в индивидуальном порядке пара «Лавочкиных». Все три Fw-189 были сбиты. В это время командир получил по радио просьбу прикрыть пару Ил-2 от атакующих штурмовики немецких истребителей. Штурмовики попали под удар редчайших в то время на Восточном фронте Fw-190. Зайцев со своим ведомым Княченко устремился на помощь.

Отразив атаку фоккеров на Ил-2, пилоты Ла-5 обнаружили группу пикирующих бомбардировщиков Ju-87, «лаптежники» шли без эскорта истребителей. Зайцев сбил две «штуки», а его подчиненные — еще пять. К августу 1943 г. Зайцев выполнил 299 боевых вылетов и сбил 22 самолета противника. Указом от 24 августа 1943 г. Зайцев стал дважды Героем Советского Союза.

В сражении за Харьков люфтваффе предприняли попытку установить утраченное господство в воздухе путем разгрома советской авиации на аэродромах. Межу 15 и 19 августа было поведено несколько массированных налетов, в которых принимали участие 30–40 бомбардировщиков и по 20–30 истребителей прикрытия. Только 17-го числа летчики 5-го ГИАП выполнили 96 боевых вылетов и провели пять воздушных боев, в которых было сбито 17 и повреждено пять самолетов противника.

За пять дней напряженных боев полк потерял шестерых летчиков убитыми, еще двое получили серьезные ранения. Иначе говоря, полк лишился четверти личного состава. Потери в самолетах были еще более существенными. Потери, однако, не помешали одержать в эти дню юбилейную 500-го победу. С фронта полк сняли для отдыха и пополнения в сентябре 1943 г. Летчики получили истребители Ла-5ФН. После выполнения месячной программы переучивания, полк вернулся на фронт, где принимал участие в боях за Киев и Запорожье 5 апреля 1944 г. Зайцев получил назначение на должность заместителя командира 11-й ГИАД, но продолжал довольно часто выполнять боевые вылеты со своими старыми однополчанами. Последнюю победу ас одержал на Ла-7 в феврале 1945 г. над Дрезденом. За время войны Василий Зайцев выполнил 427 боевых вылетов, провел 163 воздушных боя, сбил 34 самолета лично и 19 — в группе, еще два самолета уничтожил на земле.

Один из первых советских асов также сражался в составе 5-го ГИАП — Василий Ефремов. Ефремов стал асом еще в ходе зимней войны с Финляндией, на которой он сбил семь самолетов противника. В июне 1941 г. Ефремов служил в 133-м ИАП, но через несколько недель после начала войны его перевели в 129-й ИАП. К моменту преобразования полка в гвардейский, Ефремов выполнил 172 боевых вылета и добавил к семи «финским» победам еще пять сбитых самолетов люфтваффе. 5 мая 1942 г. капитан Ефремов стал Героем Советского Союза. Несколькими неделями ранее, 21 марта, Ефремов принимал участие в эпическом воздушном сражении. Пятерка ЛаГГов патрулировала воздушное пространство в районе Гладово — Тарутино, прикрывая наземные войска. Сюда же вышла группа из 30 германских бомбардировщиков. В первой волне шли Ju-88, за ними — Не-111 и замыкали строй пикировщики Ju-87. Опытный ас организовал атаку пятерки истребителей со стороны солнца, на пикировании. В первом заходе ЛаГГи сбили два Не-111. Остальные Хейнкели спешно освободились от бомб и встали в оборонительный круг. К месту боя подтянулись германские истребители.

Ефремов с двумя летчиками связал боем мессершмитты, а пара ЛаГГов продолжала терзать бомбардировщики. Ефремов сбил один Bf. 109, Лавейкин — Bf.110, а Журин тем временем зажег еще один бомбардировщик. ЛаГГи вышли из боя, полностью израсходовав боекомплект. Летчики 5-го ГИАП сбили семь вражеских самолетов без потерь со своей стороны. За боем наблюдали с земли, поэтому все сбитые были подтверждены. Этот бой в немалой степени повлиял на присвоение Ефремову воинского звания майор и назначению его на должность комэска.

30 июля 1942 г. началась Ржевско-Сычевская операция, которую проводили войска Калининского фронта. В этот день Ефремов полнил свой личный счет тремя сбитыми. Тремя днями позже он сбил Bf. 109. Очередной воздушный бой едва не стал для Ефремова последним. Пока он пристраивался в хвост одного мессера, второй сел на хвост Ефремова. От гибели командира спас ведомый — Виталий Попков, в будущем самый результативный ас 5-го ГИАП. Попков бросил свой ЛаГГ под трассы мессера.

Всего за войну Василий Ефремов выполнил 401 боевой вылет и сбил 12 самолетов противника, еще семь побед он одержал в период войны с Финляндией зимой 1939–1940 г.г.

Сержант Виталий Попков прибыл в 5-й ГИАП 15 мая 1942 г. Полк в тот период имел на вооружении истребители ЛаГГ-3, но машин не хватало. В пасмурный весенний день командир эскадрильи Василий Ефремов устроил новичку экзамен. Знания Попкова удовлетворили комэска, но своего самолета Попков пока не получил: ему было предложено летать на «свободных» машинах.

Вскоре сержант все-таки получил постоянный ЛаГГ-3 и стал ведомым у Ефремова. Первую победу молодой летчик одержал в первых числах июня, сбив над Холмом бомбардировщик Ju-88. Через несколько дней юноша сбил второй Юнкере. В августе — открыл счет сбитым истребителям, жертвой Попкова стал Bf. 109. А затем имел место описанный выше бой, в котором Попков подставил свой истребитель под трассы мессера. ЛаГГ-3 загорелся. Попков сумел покинуть самолет, но парашют полностью не раскрылся. К счастью летчик приземлился в болото, вода и мох смягчили удар. Пилот серьезно не пострадал.

В конце ноября, как уже отмечалось, 5-й ИАП был снят с фронта для перевооружения истребителями Ла-5. Попков сразу влюбился в лобастый истребитель. Летом 1943 г. личный счет пилота стал быстро расти: 23 июня Попков сбил Bf.109, 10 июля над Курском — два бомбардировщика. 23 июля Попков принял участие в ожесточенном воздушном бою. Звено Сергея Глинки поднялось в воздух по тревоге из положения «готовность № 1». Вместе с несколькими Яками, Лавочкины перехватили девятку «лаптежников», которую прикрывала шестерка мессеров. Чуть позже к месту боя подошло еще 16 Bf. 109, советская сторона также усилилась звеном Ла-5 и звеном Яков.

В этом бою было сбито десять и повреждено три самолета противника. 5-й ГИАП не досчитался двух летчиков — пилоты погибли. Попков сбил один Bf.109, а второй повредил. Сбитый Попковым мессер оказался одним из первых появившихся на Восточном фронте пятиточечных (с крыльевыми пушками) Bf. 109G-2.

К августу 1943 г. Виталий Попков выполнил 168 боевых вылетов и сбил в 45 воздушных боях 17 самолетов противника. Исключительный по напряженности бой с Bf.109 из JG-53 Попков провел в июле. Советский летчик при маневрировании сблизился с врагом настолько, что свободно рассмотрел эмблемы гешвадера (туз пик) и стаффеля (парусный кораблик), спираль на коке винта. В рапорте о проведенном бое Попков даже указал воинское звание своего оппонента — майор. Дуэль с майором Попков выиграл, Bf.109 был сбит.

3 августа Попков сбил еще один Bf. 109, но его Ла-5 сумели зажечь. Попков выпрыгнул с парашютом. В середине августа летчику присвоили воинское звание капитан и назначили командиром 1-й эскадрильи. 28 августа свежеиспеченный капитан одержал две победы. 8 сентября 1943 г. Виталий Попков стал Героем Советского Союза.

Попков проявил себя не только как выдающийся летчик-истребитель и талантливый командир, он как выяснилось имел еще и педагогическое дарование. С молодым пополнением в 1-ю эскадрилью прибыл Евгений Сорокин. Новый летчик не рвался в полеты, а в воздухе старался избегать боев. Командир полка предложил Попкову откомандировать Сорокина из части. Попков же взял Сорокина к себе ведомым. В результате Сорокин преодолел страх и сам стал асом, сбив до конца войны семь фашистских самолетов. «Педагог» в то время был одним из самых молодых асов ВВС РККА.

В июне 1944 г. 5-й ГИАП принимал участие в Львовско-Сандомирской наступательной операции. 16 июня Попков был сбит зенитками, но отделался легким ранением. Уже через несколько дней Попков возглавил группу Ла-5, прикрывавших бомбардировщики Пе-2. В районе цели советские самолеты атаковало 16 мессеров. Попков разбил свою группу на две части. Во главе ударного звена он бросился навстречу истребителям противника и в первой же атаке сбил один Bf.109, второй мессер сбил Пчелкин. 13 оставшихся мессершмиттов, забыв про бомбардировщики, навалились на четверку Ла-5.

В воздушном бою советские летчики сбили еще двух истребителей противника, прежде чем на Лавочкиных был израсходован боекомплект. Имитируя атаки, Попков отвел группу в облака. Пе-2 к этому времени уже выполнили боевую задачу и покинули район боя.

В середине февраля 1945 г. Красная Армия стояла у ворот Берлина. 5-й ГИАП в это время базировался в Шпротау. Основными противниками гвардейцев в то время были Fw-190, но иногда в воздухе встречались и германские двухмоторные бомбардировщики. К примеру, 17 апреля Попков уничтожил над Берлином Ju-88 таранным ударом, причем смог вернуться на поврежденном Ла-5 на свой аэродром. Свою последнюю в войне победу ас одержал 1 мая 1945 г. — сбил Fw-190. В последние дни войны полк перебросили в Чехословакии. Последний в Великой Отечественной войне, 535-й, боевой вылет Виталий Попков выполнил 12 мая 1945 г. над Прагой. Всего ас провел 117 воздушных боев, сбил 41 самолет лично и один в группе. 17 июня 1945 г. Виталий Попков стал дважды Героем Советского Союза.

Победный счет аса не завершился с окончанием Великой Отечественной войны.

В 1951 г. Попкова отправили в заграничную командировку, в Корею. Ветеран воздушной войны внес посильный вклад в Корейскую войну, записав на свой счет три сбитых американских боевых самолета.

Еще один ас из 5-го ГИАП Александр Мастерков закончил летную школу в 1941 г. Его оставили в училище инструктором. На фронт старший лейтенант Мастерков попал лишь в ноябре 1942 г., под Сталинград.

В марте 1943 г. Мастерков сумел принудить к посадке Fw-190, который стал трофеем 17-й воздушной армии. Через восемь месяцев в 5-й ГИАП прибыло два именных Ла-5Ф «Веселые Ребята». Эти самолеты были изготовлены на средства джаз-бэнда Леонида Утесова. Одного «Веселого Ребенка» получил Мастерков. К марту 1945 г. Александр Мастерков выполнил 195 боевых вылетов (большинство на именном Ла-5Ф), в 40 воздушных боях сбил 18 самолетов противника.

Свою последнюю победу Мастерков одержал 18 февраля 1945 г., когда в составе четверки Ла-5 провел бой с 24 фашистскими самолетами над Губеном. Мастерков сбил два бомбардировщика Ju-88, а третий таранил (один из последних за годы войны таранов). Александр Мастерков погиб 23 марта 1945 г. — его Ла-5 сбили зенитки. 27 июня 1945 г. ас был посмертно удостоен звания Герой Советского Союза.

Сын советского дипломата, еще один ас из 5-го ГИАП, Георгий Баевский родился в Ростове-на-Дону, с 1931 г. жил в Берлине, затем — в Стокгольме. Интересно, что в период жизни в Германии Баевский водил знакомство с пареньком, которого звали Вильгельм Батц. Батц станет одним из самых результативных асов люфтваффе. Интересно, встречались ли Баевский и Батц в небе войны? После возвращения в Советский Союз Георгий Баевский поступил в летную школу, которую окончил в ноябре 1940 г. Подобно Александру Мастеркову, Баевского оставили в школе инструктором. В 5-й ГИАП, на фронт, летчик попал только в апреле 1943 г. Весной 1943 г. в строевые части направили очень много инструкторов из летных школ, в их числе был не только Баевский, но и такие будущие асы как Кирилл Евстигнеев и Иван Кожедуб. Массовый призыв инструкторов объяснялся большими потерями в строевых частях. Вообще-то Баевский прибыл в полк на месячную стажировку, однако по истечении месяца командование полка приложило максимум усилий, чтобы оставить инструктора у себя. Баевский этому был только рад!

На момент прибытия в полк налет Баевского составлял 732 часа, в том числе 230 часов на И-16, и 4,5 ч на Ла-5. Обычно весной 1943 г. новички, прибывавшие на фронт, имели налет порядка 80 ч.

Первый боевой вылет Баевский выполнил 21 апреля 1943 г. на эскортирование «Бостонов». Тот полет прошел спокойно — противник в воздухе не появился, зато через три дня новичок попал в самую настоящую переделку. Баевский и его ведомый Быковский дежурили в кабинах истребителей, находясь в готовности № 1, когда аэродром внезапно подвергся налету группы Bf. 110, которые сопровождала четверка Bf.109. Лавочкины взлетали под бомбами.

Пара разорвалась сразу после взлета. Каждый вел бой самостоятельно. Баевский расстрелял весь боекомплект, но не сбил ни одного самолета противника. Быковский был сбит прямо над собственным аэродромом, а Баевский благополучно приземлился.

Первую победу будущий ас одержал 8 мая, когда принимал участие в известном воздушном бою ведомой Лавейкиным шестерки Ла-5 с 20 немецкими самолетами. По ходу боя Баевский заметил летевший в стороне одиночный разведчик Fw-189. Короткой атакой летчик сбил «раму», после чего вернулся к месту схватки с мессерами. Один мессер он сбил. По возвращении домой Баевскому засчитали только сбитый Bf/109, так как падения рамы никто не видел. Между тем, согласно послевоенным данным немцы на этом участке фронта не потеряли ни одного Bf/109, зато из полета не вернулся Fw-189 из 3(Н)/14, экипаж разведчика спасся на парашютах.

В ходе наступления на Белгород и Харьков за пять дней августа, с 15 по 20 число, летчики 5-го ГИАП провели множество воздушных боев. Люфтваффе стремились сорвать наступление частей Красной Армии, в каждом налете принимало участие от 40 до 50 бомбардировщиков под прикрытием 20–30 истребителей.

15 августа Баевский сбил бомбардировщик Не-111, через два дня — еще один Хейнкель и один Bf.109. В бою 17 августа Ла-5 Баевского также получил тяжелые повреждения от огня мессершмитта. Кабину буквально захлестнуло масло из разбитого двигателя. Баевский сначала подумал, что это кровь. Летчик сумел дотянуть до аэродрома. На земле выяснилось, что пилот чудом разминулся со смертью: снаряд прошел между тягами управления и ручкой, насквозь пробив парашют. Покинуть самолет в воздухе и остаться в живых шансов у Баевского не было никаких.

Сын дипломата никогда не пил, даже положенные фронтовые 100 грамм, но в тот день командир полка полковник Зайцев просто приказал выпить: «Сегодня ты родился второй раз!»

В конце августа Баевский сбил Не-111 и еще один Bf.109. За два месяца боев под Курском и Харьковом бывший инструктор одержал десять подтвержденных и несколько вероятных побед.

В сентябре 1943 г. 5-й ГИАП на месяц отвели с фронта для отдыха и переоснащения самолетами Ла-5ФН. Летчики быстро оценили преимущества модернизированного самолета. На Ла-5ФН в короткий срок гвардейцы сбили нескольких «экспертов» люфтваффе. На допросе одного такого эксперта присутствовал Баевский. Сбитый ас спросил у советского летчика с самолетом какой марки он дрался в воздухе. Баевский ответил: «Ла-5». «Этого не может быть! Я знаю Ла-5, на этом самолете меня сбить невозможно!», — искренне удивился фриц.

По возвращении на фронт, летчики 5-го ГИАП сражались над Днепром, принимали участие в освобождении Киева. Баевский в это время стал старшим лейтенантом, штурманом эскадрильи, получил право летать на «свободную охоту».

Первый боевой вылет на Ла-5ФН гвардейцы выполнили 14 октября. Баевский вел первое звено, летевшее впереди всех и ниже всех. Эскадрилью истребителей возглавлял Лавейкин. Лавочкины перехватили смешанную группу бомбардировщиков противника (13 Ju-88 и 25 Ju-87), летевших под прикрытием истребителей. Ла-5ФН на скорости понеслись сквозь завесу истребителей и сбили три бомбера. В завязавшейся карусели было сбито еще два Bf.109.

На следующий день имел место бой звена Ла-5ФН с девяткой Bf. 109. Баевский сбил один мессер. До конца ноября ас сбил еще три самолета.

12 декабря Баевский и его ведомый Петр Кальсин (16 побед) ушли на свободную охоту на временно оккупированной германскими войсками территорией. В районе аэродрома Апостолово Баевский обнаружил одиночную раму. Ведущий пары Ла-5 сбил разведчик, но его самолет был поврежден ответным огнем стрелка Fw-189. Двигатель заклинило и Баевскому пришлось садиться на ближайшее поле.

В Красной Армии с подозрениям относились к тем, кто побывал даже не в плену, а просто на оккупированной территории. Для Баевского же ситуация складывалась вообще трагически: летчик, до войны живший в Берлине и водивший дружбу с немцами, сел на занятой противником территории. Какой подарок для чинов из НКВД! НКВД осталось, однако с носом, так же как и возможные камрады Баевского по берлинскому детству. На то же поле приземлился Ла-5 Кальсина. Кальсин забрал Баевского — случай весьма характерный для советских ВВС. Оба пилота на одном Лавочкине благополучно добрались до своей базы. К несчастью, через восемь дней сам Кальсин пропал без вести.

Бой 12 декабря не прошел для Баевского просто так — его отправили в госпиталь в Москву. После госпиталя ас получил отпуск домой. К этому времени он выполнил 145 боевых вылетов, провел 45 воздушных боев и сбил 17 самолетов противника. 4 февраля 1944 г. Георгий Баевский стал Героем Советского Союза. Радостное известие застало летчика дома, в кругу родственников — немногим так повезло!

Врачи наложили Баевскому ограничения на полеты по состоянию здоровья. Тем не мене, сразу по прибытии в полк ас начал выполнять полеты на Ла-5ФН, но — недолго. В марте облетывая поступивший с завода новенький истребитель, пилот был вынужден вынужденно приземлиться на разбитое танками шоссе. Посадка выполнялась в условиях плохой погоды и ограниченной видимости. Баевский получил при посадке серьезные ранения, до конца июня он выбыл из строя.

Большинство боевых вылетов летчики 5-го ГИАП выполняли в этот период на эскортирование штурмовиков и бомбардировщиков. Противодействия со стороны люфтваффе почти не ощущалось. Воздушные бои происходили редко. Так если Баевский за восемь месяцев 1943 г. провел 45 воздушных боев, то за девять месяцев в 1944–1945 г.г. он вступал в схватку с противником всего семь раз. Один из этих боев произошел 28 февраля 1945 г. над Коттбусом, Баевский сбил тогда два Fw-190.

В апреле 1945 г. Георгий Баевский некоторое время летал на Як-9У, но посчитал этот самолет уступающим Ла-5ФН. Опробовал ас и Ла-7. Ла-7 по мнению Баевского не столь сильно превосходил любимый Ла-5ФН, и он не стал менять «шило на мыло». Свой последний боевой вылет Георгий Баевский выполнил 8 мая 1945 г. над Прагой. Всего ас совершил 252 боевых вылета, провел 52 воздушных боя, сбил 19 самолетов противника.

Накануне войны Григорий Онуфриенко считался одним из самых опытных летчиков 129-го ИАП. Онуфриенко успел понюхать пороху в финскую войну. Прежде чем полк перевооружили истребителями ЛаГГ-3, он успел сбить на МиГ-3 11 вражеских самолетов.

Первый успешный боевой вылет на ЛаГГе Онуфриенко выполнил 5 декабря 1941 г., когда вместе с другими летчиками перехватил группу бомбардировщиков Ju-88. В том бою было сбито пять Юнкерсов, один бомбардировщик уничтожил Онуфриенко. Через два дня ас сбил два «лаптежника». Примечательно, что бой проходил всего через час после вручения полку гвардейского знамени. На торжественной церемонии Онуфриенко, как самый заслуженный пилот полка, был знаменосцем. Еще до завершения торжественной церемонии было получено сообщение о подходе группы немецких пикирующих бомбардировщиков. В воздух немедленно поднялись ЛаГГи. Первую волну пикировщиков до сброса бомб истребители перехватить не успели, но Ju-87 второй волны прицельно отбомбиться уже не сумели. А на подходе были новые группы немецких самолетов. Почти выработавших топливо ЛаГГов 5-го ГИАП сменили «свежие» самолеты. Гвардейцы в день вручения знамени завалили 11 фашистских стервятников.

12 апреля 1942 г. Онуфриенко был удостоен звания Герой Советского Союза. Через четыре месяца его назначили командиром 31 — го ИАП, вооруженного также истребителями ЛаГГ-3. Позже полк летал на Ла-5 и Ла-7. 31-й ИАП сражался на Украине, принимал участие в Ясско-Кишеневской операции и закончил войну в Будапеште. За войну подполковник Григорий Онуфриенко выполнил 505 боевых вылетов, сбил 21 самолет лично и 29 в группе.

Николай Краснов стал красноармейцем в 1930 г. в возрасте 16 лет. Окончив авиационное училище, он некоторое время служил строевым пилотом, а в конце 30-х годов стал гражданским летчиком-испытателем. В июне 1941 г. Краснов вернулся в ВВС, он был направлен в 402-й ИАП, вооруженный истребителями МиГ-3. Полк был полностью сформирован из летчиков-испытателей. В боях августа-сентября 1941 г. Краснов сбил четыре самолета противника, прежде чем сам получил тяжелое ранение. Уже в первых схватках летчик-испытатель выработал свою манеру ведения боя: сближаться на предельно короткую дистанцию, на 20–30 м, атаковать с неожиданных ракурсов — снизу и сбоку. На фронт Краснов вернулся в марте 1942 г., его направили в 116-й ИАП Брянского фронта.

31 мая Краснов во главе семерки ЛаГГ-3 эскортировал восьмерку штурмовиков Ил-2. Перед штурмовиками стояла задача нанести удар по аэродрому в районе Курска. На подходах к объекту удара советские самолеты были перехвачены мессершмиттами. Краснов сбил один Bf. 109, но и его ЛаГГ получил серьезные повреждения. Летчик был ранен в ногу. Краснов посадил ЛаГГ на оккупированной фашистами территории. После посадке он поджег свой истребитель и ушел в лес. Через девять дней пилот вышел к своим.

К июлю 1943 г. Краснов стал майором, командиром эскадрильи 116-го ИАП. Матерый летчик много внимания уделял подготовке настоящих воздушных бойцов из молодых пилотов. Толк был: летчики полка за период с 5 июля по 15 октября 1943 г. сбили 71 самолет противника, потеряв всего три Ла-5. Личный вклад Краснова составил не менее 11 сбитых. Особенно отличился ас 10–14 октября, когда ожесточенные воздушные бои шли в небе Запорожья. В ночь с 9 на 10 октября Краснов перехватил и сбил два самолета противника.

К декабрю 1943 г. Краснов выполнил 279 боевых вылетов, провел 85 воздушных боев и сбил 31 самолет противника. В декабре-январе в составе 295-й НАД была сформирована отдельная эскадрилья, в которую отобрали лучших пилотов дивизии. Командование эскадрильей охотников принял Николай Краснов. 4 февраля Краснов сбил в двух боевых вылетах три транспортника Ju-52/3 т, в этот же день ас был удостоен звания Герой Советского Союза.

В марте Краснова перевели в 31 ИАП заместителем командира полка, эскадрилья охотников была расформирована. Успех эскадрильи был очевиден, но лишенные лучших летчиков полки дивизии начали нести неоправданно высокие потери, поэтому командование вернуло все на круги своя.

Краснов завершил войну блестящим финалом: в 26 воздушных боях над Будапештом он сбил восемь немецких самолетов.

29 января 1945 г. ас облетывал над аэродромом новый истребитель. Внезапно появился вражеский бомбардировщик. Не имея боекомплекта, Краснову пришлось таранить самолет противника. К сожалению, ас погиб. Точный результат боевой работы Краснова остался неизвестным. По документам 311-го ИАП на февраль 1945 г. Николай Федорович Краснов совершил 324 боевых вылета, провел более 100 воздушных боев, сбив 44 самолета противника, очевидно, что выдающийся летчик сбил как минимум 52 вражеских самолета, десять из них в группе.

В 31-м ИАП помимо Краснова воевал еще один знаменитый ас — Николай Скоморохов. Базовую летную подготовку Скоморохов завершил в марте 1942 г. Повышенную летную подготовку Скоморохов проходил в запасном полку. На фронт, в вооруженный ЛаГГами 164-й ИАП, скоморохов прибыл в ноябре 1942 г. Полк тогда базировался в Адлере.

В одном из первых боевых вылетов Николай едва не погиб, отбившись от группы. Одиночный ЛаГГ атаковали мессера, но молодой летчик продемонстрировал класс нехилого воздушного бойца, натянув немцам нос. Скоморохов никого не сбил, но и его не сбили тоже!

Первую победу будущий ас одержал в январе 1943 г., сбив «раму» к северу от Лазаревского. В марте на его счету было уже три победы, к Fw-189 добавились Ju-87 и Bf. 109. В марте 164-й ИАП был перевооружен истребителями Ла-5.

В мае или июне 1943 г. Скоморохова перевели в 31-й ИАП, где подающий надежды пилот попал в руки талантливого созидателя асов командира полка полковника Григория Онуфриенко. Под чутким руководством Онуфриенко Скоморохов в короткий срок довел свой счет до 21 победы. Так 14 июня Скоморохов в одном вылете сбил два Fw-190.

В начале 1944 г. Скоморохова в числе других лучших летчиков дивизии отобрали в эскадрилью охотников, командиром которой был назначен Краснов. После расформирования эскадрильи Николай вернулся в 31 — и ИАП. Капитан Скоморохов был назначен командиром 1-й эскадрильи. В августе 1944 г. Скоморохову довелось сопровождать Ли-2, на борту которого находился маршал Жуков.

В конце года дивизию перебросили в Венгрию. В декабре 1944 г. Скоморохов выдержал над Секешфехерваром тяжелейшую дуэль с немецким асом. Бой проходил на высоте 9000 м, что более чем необычно для Восточного фронта, где все схватки разыгрывались на малых и средних высотах. Скоморохов сбил противника в третьей лобовой атаке. Пилот мессершмитта выпрыгнул с парашютом и после приземления был взят в плен. Через несколько дней Скоморохов в паре со своим ведомым Филипповым выполнял первый боевой вылет на Ла-7. Пара Лавочкиных перехватила большую группу Fw-190, Скоморохов сбил три фоккера, Филиппов — два.

К концу декабря Николай Скоморохов выполнил 483 боевых вылета, провел 104 воздушных боя, сбил 25 самолетов противника лично и восемь в группе. 22 февраля он был удостоен звания Герой Советского Союза (дважды Героем Скоморохов стал 18 августа 1945 г.). В конце марта ас совершил свой 520-й боевой вылет, в котором одержал 35-ю победу в воздушном бою. 10 апреля Скоморохов дрался с тройкой Fw-190 над Хирасдорфом. За несколько минут сталинский сокол разделался со всеми своими противниками. Свою последнюю победу Николай Скоморохов одержал 1 мая 1945 г., сбив Fw-190 над Брно.

Всего за войну Николай Скоморохов совершил 605 боевых вылетов, провел 143 воздушных боев, сбил 46 самолетов лично и восемь в группе, еще три самолета он уничтожил на аэродромах при штурмовках. За всю войну Скоморохов ни разу не был ранен, а самолеты, на которых он летал, не получали в боях даже минимальных повреждений!

Среди других полков, вооруженных истребителями Ла-5, можно и нужно отметить 159-й ИАП. Полк до Ла-5 летал на «Киттихауках», войну начинал, имея на вооружении И-16 и МиГ-3. Практически всю войну 159-й ИАП сражался на Ленинградском и Волховском фронтах. На вооружение полка поступили именные Ла-5 «Валерий Чкалов». Летчики полка последовательно опробовали все модели Ла-5: просто Ла-5, Ла-5Ф и Ла-5ФН.

Ведущим асом в 159-м ИАП был Вади-мир Серов, закончивший летную школу в 1941 г. В полк сержант Серов прибыл в апреле 1942 г. Уже в одном из первых боевых вылетов командир полка смог лично убедиться насколько мастерски владеет истребителем И-16 молодой летчик. Имея на момент прибытия в полк налет на истребителе всего 20 часов, Серов за короткий срок сбил бомбардировщик Ju-88 и истребитель Bf.109. Уже через месяц Серова назначили командиром звена.

8 февраля 1944 г. Серов сбил Ju-87 и Fw-190, в апреле ему присвоили звание старшего лейтенанта и назначили заместителем командира эскадрильи. 7 апреля Серов во главе группы истребителей провел воздушный бой с группой из двух десятков пикировщиков Ju-87. Серов сбил самолет командира группы, а его ведомые разделались еще с двумя «штуками».

Серов продолжал наращивать свой боевой счет всю весну и начало лета. В июне он сбил восемь самолетов. Последний бой ас провел 26 июня над Зеленогорском, Карельский перешеек. Звено, которое возглавлял Серов, перехватили две четверки финских Bf.l09G. Одна четверка мессеров была ударной, вторая — прикрывающей. Серов атаковал первый «шварм» и сходу сбил один мессершмитт. В это время мессера «при-крышки» стремительной атакой сбили замыкающую пару четверки Серова, затем — ведомого аса.

Серов остался один против семи мессершмиттов. Короткой очередью он зажег Bf. 109, но почти сразу на его Ла-5 от прямого попадания сдетонировал боекомплект. Серов нашел в себе силы таранить самолет противника. Последней жертвой советского аса стал Нильс Тронтти, летавший на Bf. 109G «МТ-434», на счету Тронтти числилось семь побед в воздушных боях. Финский летчик выпрыгнул с парашютом и был пленен, Серов погиб. К моменту гибели Владимир Серов выполнил около 300 боевых вылетов, провел 104 воздушных боя, сбил 39 самолетов лично и восемь в группе. Указом от 2 августа 1944 г. Владимиру Серову посмертно было присвоено звание Герой Советского Союза.

Вторым по результативности летчиком 159-го ИАП был Виктор Зотов, окончивший авиационное училище в 1940 г. В Великой Отечественной войне Зотов принимал участие с первого дня. О начале его боевой карьеры сведений почти не сохранилось. В мае 1942 г. лейтенант Зотов служил в 159-м ИАП. 28 мая он сбил бомбардировщик Ju-88.

9 июня 1943 г. Виктор Зотов выполнил свой самый удачный боевой вылет. Он патрулировал во главе четверки Ла-5. В бою с мессерами Зотов сбил два Bf.109, причем второго противника он «снял» с хвоста своего ведомого. Возвращаясь домой, Зотов заметил одиночный разведчик. Несмотря на малый остаток топлива, командир звена Ла-5 атаковал и сбил неприятельский аппарат. На базу Зотов вернулся с почти сухими баками.

В октябре 1943 г. старший лейтенант Зотов занимал должность заместителя командира эскадрильи. К этому времени он выполнил 336 боевых вылетов, провел 86 воздушных боев и сбил 17 самолетов лично и десять в группе. 4 февраля 1944 г. Виктор Зотов был удостоен звания Герой Советского Союза. За войну ас совершил 750 боевых вылетов, сбил 28 самолетов лично и десять в группе.

Петр Лихолетов начал службу в ВВС еще в мирное время, принимал участие в финской войне. Июнь 1941 г. застал его в 159-м ИАП. Свою первую победу в воздушном бою Лихолетов одержал 12 июля 1941 г. Тяжелейший бой Лихолетов провел в составе шестерки Р-40 в марте 1942 г. Противниками выступали пилоты Bf. 109. Немцы сбили ближайших друзей Лихолетова, летчиков Прудникова и Веренихина. Лихолетов сбил двух мессеров, но радость победы не могла затмить горечь утраты боевых товарищей.

К середине октября 1943 г. Петр Лихолетов стал капитаном, командиром эскадрильи. Он летал на именном Ла-5 «Эскадрилья Валерий Чкалов» до 1944 г., пока полк не перевооружили самолетами Ла-5ФН. 4 февраля 1944 г. Петр Лихолетов был удостоен звания Герой Советского Союза. Всего за войну ас выполнил 382 боевых вылета, провел 78 воздушных боев и сбил 25 самолетов лично и пять в группе. Лихолетова ранили в последние дни войны, он скончался от ран в госпитале 13 июля 1945 г.

Оглавление книги


Генерация: 0.278. Запросов К БД/Cache: 0 / 4