Глав: 10 | Статей: 20
Оглавление
Летчики-истребители всегда очень строго относятся к самолетам, на которых они идут в бой. Споры на тему какой самолет лучше столь стары, сколь стара сама авиация. Получилось так, что пары конкурентов сложились исторически: «Спитфайр» сравнивают с Bf.109, «Мустанг» с Fw-190. А еще можно бесконечно выбирать лучший самолет из «модельного» ряда «Спитфайр», «Мустанг», «Тандерболт», Fw-190 и Bf.109. Дебаты на эту тему бесконечны, каждый самолет имеет своих приверженцев. В Советском Союзе, а теперь и в России ведутся споры на тему что лучше Як или Ла.
С. Ивановi

240-й ИАП

240-й ИАП

240-й истребительный авиационный полк, преобразованный 19 августа 1944 г. в 178-й гвардейский вправе считается «классическим» полком, сражавшимся на истребителях конструкции инженера Лавочкина. В принципе достаточно назвать две фамилии и сразу станет ясно о каком полке идет речь: Кожедуб и Евстигнеев.

К боевой работе 240-й ИАП приступил в ноябре 1941 г. на Северо-Западном фронте, на вооружении полка состояли истребители И-15бис. Через шесть месяцев полк перевооружили ЛаГГами. С июня 1942 г. полк сражался на западном направлении. Во второй половине года летчики 240-го ИАП сменили ЛаГГи на Ла-5. В конце года обескровленный в боях полк отвели с фронта.

Летчики полка отличились в боях 1942 г., но подлинное восхождение к славе началось весной 1943 г. с молодым пополнением.

Среди молодых был ничем непримечательный тогда летчик-инструктор Иван Кожедуб. Кожедуб поступил в школу военных летчиков в январе 1940 г. Его способности как воздушного бойца подвергались сомнению не раз, и не два. Кожедубу указывали на неудовлетворительную воздушно-стрелковую подготовку. Иван Кожедуб не умеет стрелять! Анекдот. К счастью нашелся инструктор, который вовремя поддержал молодого парня, поставив ему в пример Чкалова. Валерий Павлович, как известно, на первых ступеньках своей карьеры звезд с неба совсем не хватал.

Кожедуб завершил курс обучения в феврале 1941 г., его оставили в училище инструктором. Парень рвался на фронт, но оставался в училище вплоть до ноября 1942 г. Сержанта Кожедуба отобрал в свой 240-й полк майор Солдатенко. Еще одним новичком, приглянувшимся командиру полка оказался сержант Евстигнеев, также инструктор.

В конце февраля 1943 г. 240-й полк получил истребители именные Ла-5 «Эскадрилья Валерий Чкалов». Тяжелый патибачный самолет с бортовым номером «75» достался Ивану Кожедубу. Такие Лавочкины не пользовались у летчиков популярностью.

В марте полк вернулся на фронт. В первых боевых вылетах летчики полка добились успеха, но ценой высоких потерь. Подобно многим неопытным бойцам Кожедуб едва не погиб в первом же вылете — спасла бронеспинка. Вскоре после первого неудачного вылета Кожедуб в качестве ведомого патрулировал воздушное пространство в районе аэродрома базирования. В какой-то момент Кожедуб заметил шесть двухкилевых самолетов и принял их за Пе-2. Оказалось, что это были Bf. 110. Молодой летчик отважно ринулся на врага, но вовремя вспомнил, что перед атакой всегда надо проверять собственный хвост. Так и есть, сзади приближалась еще одна пара 110-х. Мессера уже открыли огонь. Кожедуб резким маневром вышел из-под удара, но его Ла-5 все-таки получил серьезные повреждения.

Пока самолет ремонтировали Кожедуб ходил в «безлошадных», летая на чем придется. Его даже хотели списать из полка. За летчика вступился командир эскадрильи.

Полк продолжал нести тяжелые потери.

Между тем в июне Кожедубу было присвоено воинское звание младший лейтенант и он стал заместителем командира эскадрильи, причем на счету у летчика сбитых не было. Причина заключалась в тяжелейших потерях: погибли командир полка и командиры всех трех эскадрилий.

Примерно в это время ведомым у Кожедуба стал летать Василий Мухин — верный друг в воздухе и на земле. Войну Мухин закончил Героем Советского Союза, имея на своем счету 19 побед.

Свою первую победу будущий трижды Герой одержал лишь в 40-м боевом вылете, 6 июля 1943 г. — на второй день Курского сражения. Эскадрилья Кожедуба атаковала большую группу Ju-87, один лаптежник сбил зам. комэска. В момент атаки Кожедуб забыл про все на свете, в том числе и про заднюю полусферу. К счастью командира прикрывал Василий Мухин, сбивший атаковавший Кожедуба Bf. 109.

Командир эскадрильи приказал перестроить боевой порядок, но как раз в этот момент Кожедуб заметил еще одну группу Ju-87. Приказ командира горячий украинский хлопец проигнорировал. Кожедуб оторвался от основной группы и атаковал «лаптежников», за ним последовал верный Мухин.

Кожедуб поймал вражеский бомбардировщик в прицел, нажал на гашетку — несколько выстрелов, после чего пушки замолчали: кончился боекомплект. Кожедуб приказал атаковать противника Мухину, но у ведомого было на исходе горючее. Бой прекратился сам собой, после того как Ju-87 сбросили бомбы и взяли курс на запад.

На аэродроме командир эскадрильи капитан Владимир Семенов устроил своему заместителю форменную выволочку за нарушение приказа, но потом поздравил с первой победой.

После этого боевого вылета будущий ас сделал три важнейших вывод: всегда осматривать хвост своего самолета, никогда не нарушать дисциплину в воздухе, контролировать расход боекомплекта. Про эти вещи Иван Кожедуб больше не забывал никогда.

На следующий день Кожедуб сбил еще один Ju-87, в тот же день получил ранение в ногу капитан Семенов. Ранение оказалось легким, но передвигался капитан только с помощью костылей и летать не мог. Теперь в воздухе командовал эскадрильей Кожедуб, а на земле — Семенов.

В первом боевом вылете в качестве и/о комэска четверка Кожедуба была атакована в лоб парой мессеров. Кожедуб открыл огонь с предельно короткой дистанции и сбил один Bf. 109. В тот день Кожедуб летал на боевые задания дважды и сбил еще одного «худого».

Вскоре Семенова назначили заместителем командира полка, Кожедуб стал командиром эскадрильи, Павел Брызгалов — заместителем командира эскадрильи.

15 августа, прикрывая разведчик Пе-2, Кожедуб сбил два истребителя Bf. 109. Через восемь дней, опять прикрывая «пешки», сбил Fw-190. Кожедуб описывал этот фоккер как «новенький самолет, сверкавший свежей зеленой краской».

Очередной Ju-87 ас завалили в трудном воздушно бою 30 сентября. Кожедуб во главе группы Ла-5 утюжил воздушное пространство над левым берегом Днепра, прикрывая советские войска от ударов с воздуха — обычная тактика советских истребителей. Пара мессеров атаковали на встречных курсах. Кожедуб уклонился от атаки, но его самолет получил несколько попаданий и загорелся. Ведомый и вторая пара (Брызгалов — Горкало), считая, что самолет командира сбит, устремилась за мессерами, чтобы отомстить. Кожедуб призывал по радио друзей вернуться, но они его не слышали. Комэск сумел скольжением сбить пламя, после чего взял курс домой. На маршруте он встретил группу из 18 Ju-87, истребителей прикрытия не было. Кожедуб атаковал в одиночку и на поврежденном самолете сбил один «лаптежник».

Пикирующие бомбардировщики немедленно встали в оборонительный круг, очень эффективный маневр. Кожедуб предпринял несколько попыток прорвать круг, но успеха они не имели. Главное было сделано — «штуки» в беспорядке побросали бомбы. Горючее в баках Ла-5 кончилось, как только после посадки летчик открыл фонарь кабины. На Кожедуба смотрели как на выходца с того света: все считали, что его сбил мессершмитт. Ведомые Кожедуба, как оказалось и не могли услышать своего командира по радио: радиостанция была разбита снарядом, выпущенным пушкой мессера. Тем не менее, памятуя собственные ошибки Кожедуб отчитал летчиков: главная задача — прикрытие наземных войск.

В бою 12 октября воздушный стрелок «штуки» зажег Ла-5 Кожедуба. Ju-87 упал, но и у Кожедуба шансов уцелеть казалось не осталось. Летчик направил в крутом пике свой истребитель на немецкую зенитную батарею. Резкое пикирование погасило пламя. Хитрый хохол подумал: «А погибать нам рановато!» Ла-5 вышел из самоубийственного пикирования.

Через три дня четверка, ведомая Кожедубом, в который раз подверглась атаке немецких «охотников». Мессера подбили в первой же атаке самолеты Мухина и Колесникова, оба Ла-5 вышли из боя. Мотор на Ла-5 Жигуленкова начал работать с перебоями, он не мог в наборе высоты удерживаться за истребителем командира. Получилось, что Кожедубу в одиночку пришлось прикрывать три поврежденных истребителя, которые в ином случае неизбежно были бы добиты «охотниками». Единственный свой шанс Кожедуб увидел в лобовой атаке с последующим «подныриванием» и заходом в хвост противнику резким разворотом. Немцам пришла в голову та же самая идея. Кожедуб сумел выполнить разворот с гораздо меньшем радиусом, после чего оказался в выигрышном положении. Пилот Ла-5 открыл огонь, однако немец в последний момент вышел из-под удара, после чего оба Bf. 109 вышли из боя.

В тот же день, ближе к вечеру, в небо ушли звенья Кожедуба и Евстигнеева. Восьмерка Ла-5 вышла на звено Bf/109, но немцы не любили принимать бой в меньшинстве. «Мессера» уклонились от схватки. Зато через несколько минут в этот район подошла большая группа немецких истребителей. В завязавшемся воздушном бою Иван Кожедуб сбил один самолет противника, а Кирилл Евстигнеев — два.

29 октября Кожедуб во главе пятерки Ла-5 атаковал группу из 12 бомбардировщиков Не-111 и сбил один из них. Через два дня ас сбил еще один Не-111 и, в тот же день, один Ju-87. Сбитый «лаптежник» стал 20-й победой Ивана Кожедуба, 11 вражеских самолетов он сбил всего за десять дней октября. Всего к этому времени Кожедуб выполнил 146 боевых вылетов и провел 27 воздушных боев. 4 февраля 1944 г. Иван Кожедуб был удостоен звания Герой Советского Союза. Ему присвоили воинское звание капитан.

Плохая погода ограничивала использование авиации в первые месяцы 1944 г. В меньшей степени это касалось люфтваффе, в большей — ВВС Красной Армии. Немецкие бомбардировщики нередко забирались в тыл Красной Армии даже без эскорта истребителей. 14 марта Кожедуб во главе шестерки Ла-5 получил задание патрулировать на малой высоте над передним краем. При подходе к линии фронта советские летчики обнаружили девятку Ju-87, также шедшую у самой земли. Истребители атаковали сходу, на встречном курсе. Затем развернулись и зашли в хвост противнику. Иван Кожедуб сбил один бомбардировщик и повредил второй — его добил Никитин. Уцелевшие «штуки» в беспорядке сбросили бомба, после чего легли на обратный курс. В это время с запада показалась еще одна девятка Ju-87. Кожедуб собрал своих подчиненных в боевой порядок и снова атаковал. По одному самолету противника на этот раз сбили Мухин и Брызгалов.

Самолет Брызгалова был поврежден, летчик на обратном пути произвел вынужденную посадку на недавно освобожденный аэродром. Аэродром еще не был введен в эксплуатацию. На посадке Ла-5 Брызгалова скапотировал. Кожедуб немедленно сам пошел на посадку, рядом сели Никитин и Мухин, третья пара Ла-5 по приказу командира ушла на аэродром базирования. Кожедуб с друзьями помогли Брызгалову освободиться от привязных ремней и выбраться из кабины. Самолеты безнадежно завязли в грязи. Летчики добрались до ближайшего армейского штаба, где им предоставили лошадей. На аэродром пилоты вернулись без самолетов, но на конях. Истребители вытащили из грязи на следующий день. На аэродром их доставили на прицепе у грузовиков.

2 апреля 1944 г. 240-й ИАП был перебазирован в Бельцы. Молдавия. Выбор базы оказался не лучшим: близко линия фронта, рядом железнодорожная станция — прекрасные ориентир для бомбардировщиков противника, наконец в Бельцах совсем недавно базировались самолеты люфтваффе и их пилоты не успели забыть особенности аэродрома. Неудивительно, что налеты на Бельцы германской авиации случались часто и были довольно эффективны. Удары наносились как днем, так и ночью.

19 апреля Кожедуб перехватил группу из 15 бомбардировщиков Не-111, летевших невиданном ранее строем — три кильватерных колонны. Удивление не помешало летчику сбить один бомбардировщик. 29 апреля Кожедуб провел бой с группой из десяти Hs-129 и четырех Bf. 109, ас сбил два Хеншеля, один из которых взорвался в воздухе. Через три дня Кожедубу был вручен именной самолет «Имени Героя Советского Союза подполковника Н.Конева». Колхозник Конев, отец подполковника, просил командование вручить лучшему летчику фронта построенный на вырученные от продажи меда деньги истребитель (кстати в российские ВВС ожидается поступление бомбардировщика Ту-95МС «Москва», которые Юрий Михайлович Лужков купил на деньги, также вырученные от продажи меда с собственной пасеки!). После перевода Кожедуба в 176-й ГИАП, на именном самолете летали Брызгалов и Евстигнеев. Этот Ла-5ФН стал самым известным в советских ВВС истребителем конструкции Лавочкина, на нем летали не менее трех асов, в том числе ас № 1 и ас № 5, Кожедуб и Евстигнеев.

На Ла-5ФН «имени Конева» Иван Кожедуб одержал восемь побед в мае 1944 г. В первом боевом вылете на этом самолете Кожедуб вел четверку Ла-5, которая прикрывала ударную шестерку Кирилла Евстигнеева. Со стороны Ясс появились мессершмитты и завязали бой с группой Евстигнеева. Внезапно со стороны солнца появилась пара «худых». Разведка информировала летчиков о прибытии на этот сектор фронта группы немецких асов, самолеты которых были расписаны различной устрашающей символикой. Кожедуб вовремя обнаружил противника и сорвал атаку охотников. Советский летчик разглядел разрисованные фюзеляжи мессеров. Выпущенная вдогон Bf. 109 очередь настигла самолет ведомого пары охотников. Мессершмитт загорелся и рухнул на землю.

В июне 1944 г. ас вновь оказался на волосок от гибели, когда его эскадрилья приняла участие в крупном воздушном бою. Эскадрилья патрулировала над передним краем. С румынской стороны к линии фронта подошли 20 Fw-190. Фоккеры попытались связать боем советские истребители. Кожедуб уклонился от боя, в это время показалась группа из 36 Ju-87, которые шли под эскортом мессеров. Фоккеры присоединились к истребителям сопровождения.

Кожедуб со своими ведомыми атаковал бомбардировщики со стороны солнца. Он обстрелял несколько самолетов, но результат удара не наблюдал. Одну «штуку» сбил Амелин, а через несколько мгновения Ла-5 Амелина был поврежден истребителями эскорта. Кожедуб приказал паре Амелина возвращаться домой. Бой продолжался. Внезапно Кожедуб обнаружил, что он остался один посреди вражеских самолетов.

Тут подошла еще группа Ju-87, которую также прикрывали истребители. С земли поступила команда: «Атаковать!» Кожедуб прорезал строй бомбардировщиков на встречном курсе, развернулся на 180 град, и атаковал с задней полусферы. В этот момент на хвосте одинокого Ла-5 повис шварм Fw-190. Ведущий звена фоккеров открыл огонь с дистанции 50 м. Резкими бросками по курсу и тангажу Кожедуб мешал противнику вести прицельный огонь.

Помощь в виде группы Яков подошла очень вовремя, немецкие истребители отстали от Ла-5. Очень вовремя: стрелка топливо-мера на приборной доске именного самолета подошла к красной черте — горючее на исходе. Кожедуб вернулся на аэродром на последних каплях бензина. Здесь его ожидала приятная новость: наземные войска подтвердили падение ведущего второй группы Ju-87. Кожедуб таки сбил «лаптежник» на встречном курсе. По одной победе в том бою одержали Брызгалов и Мухин, Евстигнеев сбил два самолета, еще два уничтожили другие пилоты эскадрильи Евстигнеева.

В начале июля Кожедуб получил приказ отбыть в Москву, к этому времени ас выполнил 110 боевых вылетов, а его счет составлял 48 побед. Командование эскадрильей принял Брызгалов. В Москве Кожедуб настоятельно просил о возвращении в родной 240-й ИАП, просьба удовлетворена не была. Один лучших летчиков-истребителей ВВС Красной Армии получил назначение заместителем командира полка воздушных охотников.

Полк имел на вооружении истребители Ла-7. В августе Кожедуб переучивался на Ла-7 во 2-м запасном авиационном полку и одновременно передавал свой опыт молодым летчикам. В запасном полку аса застала известие о присвоении ему 19 августа, в День Воздушного флота, звания дважды Герой Советского Союза. Через три дня ас отбыл в 176-й гвардейский Проскуровский истребительный авиационный полк.

Кирилл Евстигнеев был одним из ближайших друзей Ивана Кожедуба. В армию сибирский паренек пошел в 1938 г. Сначала он учился на авиационного механика, благодаря поддержки своего командира сумел пробиться в летное училище, которое закончил в 1941 г. Лучшего в выпуске курсанта оставили, в училище инструктором. Все просьбы об отправке на фронт отклонялись до конца 1942 г. В 240-й ИАП Евстигнеев пришел вместе в Кожедубом.

Первый боевой вылет Кирилл Евстигнеев выполнил 19 марта 1943 г., вылет оказался неполноценным: у самолета не убрались шасси — пришлось сразу же садиться. Через девять дней Евстигнеев открыл свой боевой счет — сбил бомбардировщик Ju-88. На Евстигнеева немедленно навалилась четверка мессершмиттов, но молодой летчик не только сумел уйти от удара, но и сам сбил мессер. В своем первом воздушном бою, в 17-м боевом вылете Кирилл Евстигнеев одержал сразу две победы.

В июле 1943 г. подающего надежды воздушного бойца назначили ведущим пары, а 8 июля он сделал свой первый хедтрик: сбил в одном вылете три Ju-87. Неделей позже Евстигнеев одержал десятую победу. Его назначили командиром 2-й эскадрильи. Ведомым у Кирилла Евстигнеева летал Валентин Мудрецов.

В воздушном бою 5 августа самолет Евстигнеева был тяжело поврежден. Раненый в обе ноги летчик покинул горящую машину. Кто сбил Евстигнеева осталось неизвестным — в воздухе не было ни одного вражеского самолета, возможно — по ошибке его сбили свои же зенитки или же шальной артиллерийский снаряд. В госпитале асу пришлось удалить стопу, Евстигнеев сбежал от медиков через девять дней. На костылях пилот прошел 35 км до своего аэродрома. Больше Евстигнеева не сбивали никогда и он никогда не терял своих ведомых.

Осенью 1943 г. развернулось ожесточенное воздушное сражение над днепровскими переправами. 2 октября четверка Евстигнеева схлестнулась с четверкой Bf.109, затем на сцене появились 12 Ju-87 в сопровождении еще четырех Bf.109. Евстигнеев сбил два мессершмитта и один Ju-87. За последующие 19 дней ас увеличил свой счет еще на десять побед. К ноябрю Кирилл Евстигнеев выполнил 144 боевых вылет, сбил 23 самолета лично и три в группе, был представлен к званию Герой Советского Союза. Героем Евстигнеев стал, однако, только 2 августа 1944 г.

Вечером 7 мая 1944 г. шестерку Ла-5, ведомую Евстигнеевым, с земли навели на группу из 18 Bf.109. Евстигнеев увеличил свой счет на две победы, но настоящим героям дня стал ведомый командира, младший лейтенант Михаил Попко.

В начале боя кабина истребителя Попко наполнилась дымом, а летчик обнаружил, что его парашют пробит пулями. Не взирая на опасную ситуацию ведомый продолжал прикрывать Евстигнеева. Попко предотвратил несколько попыток мессеров сесть на хвост самолета командира и даже повредил один истребитель противника. Между тм, сквозь дым начали пробиваться языки пламени. Попко продолжал бой и вернулся на аэродром вместе со всей группой. Летчик получил серьезные ожоги.

В июне 1944 г. медики запретили Евстигнееву летать, его направили в госпиталь в Москву — обострились старые раны. В Москве аса застало известие о присвоение ему звания Героя Советского Союза (звания дважды Герой Евстигнеев был удостоен 23 февраля 1945 г.). Через сутки после получения радостного известия пилот удрал из клиники на фронт. Евстигнеев нашел попутный Дуглас и с ним прилетел в Яссы. На аэродроме Ясы Евстигнеев нашел неокрашенный, но пригодный к полетам Ла-5. На этой машине он облетел несколько аэродромов, прежде чем нашел свой полк в Фокшанах. Полк уже стал 178-м гвардейским. Евстигнеев получил воинское звание капитан и был назначен на должность штурмана полка. По поводу назначения ас устроил настоящий скандал — он хотел летать. Пришлось командованию идти на уступки: Евстигнеев остался в должности штурмана с правом совершать боевые вылеты. Евстигнееву передали знаменитый именной Ла-5ФН, на котором ранее летали Иван Кожедуб и Павел Брызгалов. На этой машине ас сбил пять вражеских самолетов, последним стал сбитый в лобовой атаке 17 февраля 1945 г. Fw-190. Ла-5 также пострадал — в самолет попало три бронебойных снаряда, один из которых повредил механизм уборки и выпуска шасси. При посадке не вышла одна основная стойка. Евстигнеев мастерски посадил Ла-5 на одну ногу.

Кирилл Евстигнеев за годы войны выполнил 296 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев, сбил 53 самолета лично и три в группе. Последнюю победу ас одержал 26 марта 1945 г., сбив над Будапештом Fw-190.

Оглавление книги


Генерация: 0.176. Запросов К БД/Cache: 2 / 0