Главная / Библиотека / Ла-5 /
/ Чехословацкие пилоты в ВВС Красной Армии

Глав: 17 | Статей: 17
Оглавление
Первый номер за 2006 г. периодического научно-популярного издания «История самолета» для членов военно-исторических клубов рассказывает о легендарном истребителе Ла-5, истории его создания, конструкции, боевом применении, вариантах окраски.

Чехословацкие пилоты в ВВС Красной Армии

Чехословацкие пилоты в ВВС Красной Армии

Организации чехословацких авиачастей на Восточном фронте предшествовало соглашение между правительством СССР и Чехословакии, первые шаги к заключению которого были сделаны в сентябре 1943 года. Тогда советское верховное командование проявило заинтересованность в создании хотя бы одного чехословацкого истребительного полка. В СССР к этому времени находилась примерно дюжина чехословацких пилотов, которые зимой 1942–43 годов были собраны в подразделении, действовавшем на Сталинградском фронте. Поскольку они приняли советское гражданство и были бойцами Красной Армии, то их перевод в чехословацкое подразделение не рассматривался. В Советский Союз предполагалось послать 15 пилотов из чехословацких эскадрилий RAF (310, 312 и 313). Технику и наземный персонал должен был предоставить СССР.

Чехословацкие авиаторы в Великобритании входили в состав RAF, и чехословацкое MNO (Ministestvo Narodni Obrany — Министерство Национальной обороны) не могло напрямую распоряжаться ими. Для отправки в СССР требовалось получить разрешение британских властей. Последовавшие переговоры осложнялись нехваткой летного состава в чехословацких эскадрильях RAF, но MNO преуспело, и 18 ноября командование RAF дало добро на отправку 20 пилотов в СССР. Тогда же советское командование одобрило планы по обучению 20 пилотов и 10 техников, набранных из чехословацких подразделений Красной Армии. В декабре 1943 года пилотов отправили в летную школу в Вязники, а техников — в школу авиационных специалистов в Вольск. Ядро будущей части — пилоты и один офицер штаба — под командованием штабс-капитана Франтишека Фаджитла отправили 21 февраля 1944 года в СССР на пароходе «Reina del Pacifico». 16 апреля в Иванове началось переучивание этих пилотов на советские истребители.



Три чехословацких пилота сфотографировались на фоне замаскированного Ла-5ФН на аэродроме Три Дуби. Слева направо: подпоручик Л. Валоушек, подпоручик Чабера и штаб-ротмистр А. Матушек.


Ла-5ФН командира звена 1-го чехословацкого истребительного полка ВВС СССР в укрытии на аэродроме Три Дуби, 16 сентября 1944 года. В ходе Словацкого Национального восстания на этой машине подпоручик П. Коцфельда сбил Bf-109G, подпоручик С. Хлучка повредил еще один Мессершмитт, а надпоручик Стехлик, в паре с летевшим на Ла-5ФН б/н 13 Р. Коцфельдой, сбил Юнкерс Ju-87.

Чехословацких пилотов в Иванове уже ожидали пятнадцать новых Ла-5ФН. После завершения теоретического обучения, 3 мая они приступили к полетам сначала на двухместном Ла-5УТИ, а уже на следующий день — на Ла-5ФН. Поэтому 3 мая было выбрано официальной датой создания 128-й чехословацкой отдельной истребительной эскадрильи в СССР.

9 мая 1944 года к эскадрилье присоединились два словацких пилота, которые в сентябре 1943 года дезертировали из рядов врага. Во время боев на Кубани они перелетели на своих Мессершмиттах Bf-109G на советские аэродромы, а затем переучивались в Вязниках на Ла-5. Число пилотов выросло до 22, и 15 мая эскадрилья получила из Ярославля еще шесть новых Ла-5ФН. Согласно документам, на 16 мая в 128-й эскадрилье насчитывалось 22 истребителя (откуда взялся еще один самолет — неизвестно, возможно посчитали Ла-5УТИ).



Мокрое травяное покрытие аэродрома Зольна создавало множество проблем при эксплуатации истребителей. Завязший в грязи Ла-5ФН вытаскивают с помощью небольшого тягача.


Истребители готовятся к взлету с аэродрома Мурам возле Брезно-над-Хроном, 7 октября 1944 года. Из-за плохого состояния ВПП больше этот аэродром не использовался.

Два дня спустя эскадрилью перебросили в подмосковную Кубинку, где 30 мая, сдав экзамены, чехословацкие пилоты завершили курс переобучения. Поскольку предполагалось, что через два-три месяца курсы авиашколы в Вязниках завершат подготовку, советское командование издало 1 июня 1944 года приказ, согласно которому эскадрилья была преобразована в 1-й чехословацкий автономный истребительный полк. На момент создания он имел две эскадрильи (perute) по десять самолетов и два истребителя штабного звена. Третью эскадрилью предполагалось организовать по прибытии пополнения из Вязников. В конце июня полк все еще базировался в Кубинке и имел на вооружении 22 Ла-5ФН и три поликарповских биплана По-2. Два «Лавочкиных» из первоначального парка 128-й эскадрильи к тому времени уже заменили новыми машинами.

Начиная с 6 июня и до конца месяца, пилоты полка рвались на фронт. По общему мнению советского и чехословацкого командования, истребительный полк должен был обеспечивать воздушное прикрытие 1-го чехословацкого армейского корпуса, формирование бригад которого в то время завершалось в советском тылу. Поэтому 20 июля 1944 года полк был переведен на аэродром Проскуров, где в это время проходила подготовку 2-я чехословацкая десантная бригада. Полк завершил перебазирование к 22 июля, перегнав в Проскуров все свои Ла-5ФН (По-2 остались в Кубинке). На новом месте подразделение находилось до 7 сентября, когда 1-я эскадрилья во главе с командиром полка перелетела на прифронтовой аэродром Стубно. Четыре дня спустя за ней последовала 2-я эскадрилья, которой командовал надпоручик (лейтенант) Ф. Чабера.



Ла-5ФН с/н 39212124 подпоручика С. Хлучека с отбитым во время победного боя рулем высоты, аэродром Три Дуби, 18 октября 1944 года. Обратите внимание на серийный номер, нанесенный над горизонтальными лучами звезды на киле.

1-й отдельный истребительный полк вошел в состав 2-ой Воздушной Армии под командованием генерал-полковника Красовского. Подразделение приступило к боевой работе 10 сентября 1944 года, когда пятерка Ла-5ФН отправилась патрулировать по маршруту Стубно — Пршемысл — Кросно — Санок — Пршемысл — Стубно. Пять дней спустя командир полка, его заместитель и оба командира эскадрилий отбыли по приказу Красовского в Словакию, где 29 августа 1944 года началось народное восстание. Они должны были на месте оценить возможность переброски полка на аэродромы, располагавшиеся на территории, контролируемой словацкими патриотами, срочно нуждавшимися в авиационной поддержке.

15 сентября 1944 года в 18:55 по Москве (15:55 по Гринвичу) четыре Ла-5ФН приземлились на аэродроме Три Дуби, их пилоты стали первыми авиаторами сил Свободной Чехословакии, вернувшимися на территорию своей Родины. На следующий день надпоручик Чабера выполнил с этого аэродрома патрульный полет на своем Ла-5ФН б/н 02, а в 11:00 тройка истребителей отправилась в обратный полет. Командир 1-ой эскадрильи надпоручик И. Стехлик остался в Три Дуби из-за ушиба ноги вместе с Ла-5ФН б/н 39 заместителя командира полка штабс-капитана Клана, который поменялся со Стехликом самолетами. В тот же день командир полка доложил генералу Красовскому о положительных результатах «полевой разведки».

17 сентября 1944 года 21 Ла-5ФН отправился из Стубно на аэродром Зольна рядом с Зволеном. Во время промежуточной посадки в Кросно поручик Рудольф Боровец случайно убрал шасси своего Ла-5ФН б/н 95, и поврежденную машину пришлось отправить в ремонт. В этот же день оставшиеся двадцать истребителей прибыли в Зольну, а позднее, в 18:55, подпоручик Крута взлетел на перехват вражеского самолета. В послевоенные годы 17 сентября — день прибытия 1-го отдельного истребительного полка в Словакию — отмечался как День чехословацких ВВС.



Советские осколочные бомбы АО-25 под крылом Ла-5ФН б/н 74. В кабине подпоручик Ф. Вакулик, который 20 сентября 1944 года был сбит немецкими зенитчиками и погиб вместе со своим самолетом.

Аэродром в Зольна представлял собой обычное поле с травяным покрытием, не имевшим никакого оборудования, кроме минимально необходимого, завезенного полком. Аэродром в Три Дуби был оснащен несравненно лучше, но зато чаще подвергался «визитам» самолетов Люфтваффе. В ночь с 19 на 20 сентября немецкие бомбардировщики сбросили на Зольну семь бомб (три из которых не взорвались), тяжело повредив Ла-5ФН б/н 74 и менее серьезно — самолет б/н 20. С тех пор Люфтваффе больше не атаковали этот аэродром (хотя постоянно проводили разведывательные полеты), и чехословацкий полк без помех действовал с него практически до конца Словацкого народного восстания. Единственный раз 2-я эскадрилья перебазировалась в Брезно, но вскоре вернулась, когда 7 октября подпоручик Скопал, пытавшийся взлететь с подтопленной, слишком короткой полосы, разбил свой Ла-5ФН б/н 37, а сам получил ранение. Только когда постоянные дожди сделали полосу в Зольна непригодной для полетов, 1-я эскадрилья перелетела в Три Дуби, а 20 октября за ней последовали остальные самолеты и наземный персонал полка.

В ходе Словацкого национального восстания Ла-5ФН отлично проявили себя в боях, а пилоты 1-го истребительного полка доказали свою способность полностью использовать все возможности самолета. Впервые чехословацкие пилоты встретились с противником в воздухе 19 сентября, когда атаковали немецкие войска около Привидца. Нанеся удар по позициям артиллерии, подпоручик Крута обнаружил в воздухе одиночный Bf-110 и напал на него, несмотря на то, что его Лавочкин был поврежден зенитным огнем. Ему удалось добиться нескольких попаданий в Мессершмитт, но из-за перебоев в работе мотора чехословацкому пилоту не удалось повторить атаку.



Предполетное обслуживание Ла-5ФН с/н 39291869 (самолет подпоручика Л. Валоушека, б/н 69) на аэродроме Зольна. Одно из немногих фото, на котором видна конструкция втулки винта и внутренняя часть кока.

Десять минут спустя надпоручик Стехлик взлетел на штурмовку позиций немецких войск. На пути к цели он столкнулся с Юнкерсом Ju-88 и сбил бомбардировщик, даже не сбросив 25-кг бомб, висевших под крылом его Ла-5ФН. Итог победам полка подвел в тот день подпоручик Скопал, подбивший Физелер Fi-156 «Шторьх», который совершил вынужденную посадку. Интересно, что немецкие источники утверждают, что 19 сентября летчики 1-го истребительного полка сбили в районе Привидца еще два Fi-156! Первый из них не засчитали в качестве победы подпоручику Шрому, приняв его за «Шторьх», подбитый Скопалом. На третий Fi-156 никто их чехословацких пилотов не претендовал.

После возвращения со штурмовки 7 октября надпоручик Стехлик и надпоручик Коцфельда сбили один из пяти Ju-87, атаковавших бронепоезд словацких повстанцев. На следующий день подпоручики Шром и Хлучка завалили разведчик Фоке-Вульф FW-189. 13 октября подпоручик Штичка, отправившийся для поддержки наземных сил восставших, сумел в воздушном бою повредить Мессершмитт Bf-109G.

Самыми удачными для полка оказались дни 12 и 18 октября. В полдень 12 октября над Зольной появилась пара Bf-109, один из которых был поврежден подпоручиком Хлучкой, а второй сбит подпоручиком Шромом. Во второй половине дня подпоручики Шром и Коцфельда записали на свой счет по одной подтвержденной победе, отправив на землю пару Bf-109G, с которыми они столкнулись в районе Топольчанки.



Предвоенные запасы чехословацких боеприпасов наконец были использованы против немцев — оружейник подвешивает 50-кг бомбу чехословацкого производства под крыло Ла-5ФН.


Парад 1-й чехословацкой смешанной авиадивизии на аэродроме Поремба 26 апреля 1945 года. Дуглас «Дакота» на переднем плане доставил делегацию чехословацкого правительства. Обратите внимание на разницу в размерах звезд на фюзеляже у машин позднего (б/н 53) и раннего (б/н 63) выпуска.


Самолеты 1-й чехословацкой смешанной авиадивизии на аэродроме Поремба. Обратите внимание на пару Ла-5ФН в центре строя с одинаковым бортовым номером 91. В правом углу видна трибуна с чехословацким и советским флагами.

18 октября 1944 года Люфтваффе начали воздушное наступление на город Баньска Быстрица (центр восстания), начавшееся с налета смешанной группы из одиннадцати Фоке-Вульфов FW-190 и Bf-109 на аэродром Три Дуби. Пара находившихся на патрулировании Ла-5ФН была отозвана на помощь, и ее пилоты без колебаний атаковали превосходящего по силам противника. Подпоручик Хлучка сбил FW-190, а подпоручик Штичка повредил два других. Немцам удалось разбить правую половину руля высоты на машине Хлучки, но тот сумел благополучно приземлиться в Зольна. Гораздо меньше повезло унтер-офицеру Ф. Штрацферту, погибшему при попытке посадить на брюхо в Кракове свой поврежденный FW-190F.

В тот же день ротмистр Доброводски записал на свой счет одну подтвержденную победу и одну вероятную победу над FW-189, а также поврежденный Ju-88. Он летал в паре с Шаберак, который, вероятно, сбил другой Ju-88. Тем временем подпоручик Шром одержал вероятную победу над Ju-87, а затем подбил Bf-109G, рухнувший на землю.

В ходе Словацкого национального восстания 1-й истребительный полк немногим менее чем за месяц боевых действий (за 39 дней пребывания в Словакии полк не летал в течение 10 дней из-за нехватки топлива или плохой погоды) одержал тринадцать подтвержденных и три вероятных победы. Наиболее результативным пилотом в тот период был подпоручик Шром с 4,5 победами на счету. За ним следовали надпоручик Стехлик и подпоручики Коцфельда и Хлучка с 1,5 победами каждый. У подпоручиков Скопала и Штички и ротмистра Доброводски было по одной победе. В воздушных боях полк не потерял ни одного самолета, а наиболее серьезным повреждением был разбитый руль высоты Ла-5ФН б/н 24 подпоручика Хлучки в схватке пары чехословацких истребителей против одиннадцати немцев 18 октября 1944 года, о которой говорилось ранее.



Фотография на память на фоне Ла-5ФН б/н 31, сделанная в День Победы, 9 мая 1945 года, на польском аэродроме Балице под Краковым.


Парад 1-й чехословацкой смешанной авиадивизии на аэродроме Прага-Летнани 1 июня 1945 года.

Недостаток тяжелого вооружения вынудил командование 1-ой Чехословацкой Армии использовать самолеты истребительного полка для нанесения ударов по наземным целям. Первый раз группа из восьми Ла-5ФН под командованием надпоручика Стехлика провела штурмовку аэродрома Пьешфанди 18 сентября 1944 года. По немецким данным, они уничтожили шесть машин (чехословацкие пилоты претендовали на десять), а еще 10–15 вражеских самолетов получили повреждения разной степени тяжести. Действительно, активность авиации Люфтваффе значительно снизилась после этой атаки.

Разумеется, борьба с вражеской авиацией была основной целью истребителей. Но буквально на следующий день полк использовали для решения задач, более подходящих хорошо бронированным штурмовикам, — в боях за Привидца они наносили удары не только по колонам войск противника на дорогах, но и по позициям артиллерии. Для этого Ла-5ФН вооружались бомбами, сначала советскими 25-кг АО-25, а затем 50-кг чехословацкого производства.

Вермахт оказался более опасным противником, чем Люфтваффе, и в журнале ведения боевых действий полка нередкими стали записи типа: «более 90 % вернувшихся машин имеют повреждения от огня мелкокалиберных зениток». Как уже говорилось, 19 сентября 1944 года Ла-5ФН б/н 71 подпоручика Крута был поврежден зенитками, и пилоту пришлось идти на вынужденную посадку, вместо того, чтобы добить Bf-110. Чехословацкий летчик попал в плен. На следующий день погиб подпоручик Вакулик, Ла-5ФН б/н 151 которого был подбит во время атаки. 21 сентября огнем с земли был тяжело ранен подпоручик Лоукки, возвращавшийся с бомбежки Ружомберок, но ему удалось посадить свой Ла-5ФН б/н 65, прежде чем он потерял сознание. 1 октября удача отвернулась от надпоручика Мража, а 15 октября от подпоручика Мотышки — их истребители (б/н 74 и 20 соответственно) были подбиты зенитчиками. Оба пилота погибли под обломками своих самолетов.

Другие потери, к счастью только в технике, полк нес из-за эксплуатации с плохо подготовленных аэродромов. Помимо упомянутой аварии в Брезно еще один Лавочкин (б/н 13) был разбит 11 октября в Зольна, а 18 октября был серьезно ранен подпоручик Резничек, совершивший вынужденную посадку на пересеченной местности. Его Ла-5ФН б/н 99 пришлось списать. 20 сентября поручик Боровец получил от зениток две пробоины в маслорадиаторе своего истребителя б/н 23. Самолет приземлился в Три Дуби, но отремонтировать его возможности не было. К 23 октября в составе полка насчитывалось тринадцать самолетов, из которых четыре были в нелетном состоянии.



Аварийная посадка Ла-5ФН б/н 91, аэродром Пиештани, 16 мая 1946 года.


Ла-5ФН 1-го истребительного полка летом 1945 года. Самолеты еще сохраняют советский камуфляж и бортовые номера, но красные звезды на них уже заменили чехословацкими знаками национальной принадлежности.


Авиаремонтное предприятие в Куновице (Моравия) ремонтировало большую часть чехословацких боевых самолетов, в том числе и Ла-5ФН. На снимке хорошо видны новые щитки шасси, которые еще предстоит окрасить.


Потерпевший аварию Ла-5ФН с/н 39213479, ранее проходивший ремонт в Куновице. Помимо нового камуфляжа и опознавательных знаков эта машина (вероятно по ошибке) получила чехословацкий регистрационный номер La5-3459.


ULa5-3642 из тренировочной эскадрильи в Оломуце, потерпевший аварию 27 июня 1946 года — при посадке лопнула шина.


Авария ULa5-3652. Обратите внимание на конструкцию направляющих заднего фонаря, отличающуюся от самолета на предыдущем снимке.


Замена колеса на CS-95 (Ла-5УТИ).

Работавшие в экстремальных условиях техники сумели отремонтировать одну из этих машин, так что в последнюю неделю боевых операций против наступающих колон нацистов действовали десять истребителей полка. С помощью бомб и пушечного огня им удалось уничтожить значительное количество боевой техники противника. Не подлежащие ремонту Ла-5ФН б/н 12 и 13 сожгли 23 октября при эвакуации аэродрома Зольна. Еще один истребитель удалось отремонтировать в последний момент. Два дня спустя уцелевшие самолеты полка поднялись в воздух, чтобы отправиться за линию фронта.

К сожалению, надпоручик Чабера разбил свой истребитель б/н 02 во время взлета, штабной ротмистр Матушек (Ла-5ФН б/н 62) не сумел пересечь линию фронта. Еще три самолета (б/н 19, 24 и 58), пилоты которых выработали топливо и приземлились на аэродромах в северо-восточной Венгрии и Румынии, на своей территории, были отправлены в ремонтные мастерские и в свою часть так и не вернулись. Когда в конце октября 1944 года на аэродроме Пржеворск началось переформирование полка, в наличии имелось только семь Ла-5ФН из его первоначального состава: три самолета из 1-й эскадрильи, приземлившиеся на польском аэродроме Стрый, а еще четыре пилота по одиночке добирались к новому месту базирования после посадки и дозаправки на различных летных полях Румынии. Последний из них прилетел в Пржеворск 1 ноября 1944 года. Уже 24 октября 41-й ГИАП 2-ой Воздушной Армии передал пилотов, которые завершили переобучение на Ла-5, оправившийся от ран подпоручик Скопал и штабс-капитан Клан, командовавший с 13 октября 1944 года чехословацким учебным центром в Пршемысле. Формально 3-я эскадрилья была сформирована приказом Чехословацкой Авиационной группы от 1 ноября 1944 года, хотя на самом деле ее пилоты под командованием штабс-капитана Клана были готовы отправиться в Словакию неделей раньше. От этого решения отказались по причине того, что повстанцы прекратили регулярное сопротивление немцам и перешли к партизанским действиям.

30 октября штаб-ротмистр Хунави начал обучать словацких техников ремонту и обслуживанию Ла-5, а 1 ноября 1-й чехословацкий истребительный полк формально получил от 41-й ГИАП двадцать Лавочкиных. На следующий день тот же полк передал чехословакам еще одиннадцать машин. Таким образом, с учетом семи уцелевших самолетов 2 ноября 1944 года на вооружении 1-го чехословацкого полка состояло 38 Ла-5ФН.



Ла-5ФН в стандартном послевоенном чехословацком камуфляже зеленого и голубого цветов, с бортовым кодом С-13 и красным коком винта.


Хороший снимок верхних поверхностей Ла-5Ф, демонстрирующий стандартный камуфляж с использованием цветов АМТ-4 и АМТ-6.

На тот момент самолетов в полку было значительно больше, чем пилотов, из-за реорганизации чехословацких авиационных подразделений в СССР. Лишь пять человек имели достаточную квалификацию для участия в боевых действиях, семь совершали тренировочные полеты, а еще 23 летчика проходили подготовку в чехословацком учебном центре в Пршемысле. 1 декабря в полк прибыли шесть пилотов из летной школы в Вязниках, но их летная подготовка оставляла желать лучшего — после завершения обучения они не летали в течение нескольких месяцев. Уже в декабре произошли две аварии, в которых был потерян один пилот и два самолета, после чего полеты на Ла-5 временно запретили. В течение нескольких месяцев 1-й чехословацкий истребительный полк занимался только тренировками. Единственным исключением был сорокапятиминутный вылет на сопровождение штурмовиков Ил-2, который 17 марта 1945 года совершил надпоручик Чабера в ходе его краткосрочной командировки в 180 ГИАП.

Еще в сентябре 1944 года было положено начало формированию нового подразделения — 1-й чехословацкой смешанной авиадивизии в СССР, состоявшей из одного штурмового и двух истребительных полков. Ее ядро составляли словацкие авиаторы, перешедшие на сторону СССР или посланные в чехословацкий тренировочный центр в Пршемысле в период Словацкого народного восстания.

С 22 сентября первые из этих пилотов приступили к освоению истребителей Як-1, Як-7 и Ла-5, а также штурмовика Ил-2 на базе 41 УТАП (учебно-тренировочного авиаполка), базировавшегося в Пршемысле. Успели даже сформировать эскадрилью штурмовиков, но она, как и 3-я эскадрилья истребителей, не успела повоевать в Словакии до конца восстания.

После своего возвращения 27 октября 1944 года штабс-капитан Фаджитл получил от генерала Красовского приказ сформировать из всех чехословацких пилотов, находившихся в Пршемысле и Пржеворске, три отдельных полка — два истребительных и один штурмовой. Однако, 29 октября генерал Свобода — министр обороны чехословацкого правительства в изгнании — назначил подполковника Будина командиром «всех чехословацких авиаторов в Пршемысле» и поручил ему создание дивизии из двух истребительных, одного штурмового и одного бомбардировочного полков, что более соответствовало интересам чехословацких вооруженных сил. Бомбардировочный полк так и не был создан, но идея организации чехословацкой авиадивизии стала постепенно брать верх над концепцией генерала Красовского об отдельных полках.



Снимок, сделанный на церемонии передачи новых Ла-5 960 ИАП ПВО 23 февраля 1943 года. Зимний белый камуфляж довольно небрежно нанесен поверх летнего.


О том, как выцветал камуфляж, можно судить по снимку этого Ла-5 б/н 22, совершившего вынужденную посадку где-то в районе Курска.

Важным моментом в создании дивизии была передача чехословацких авиачастей из 2-й Воздушной Армии в 8-ю под командованием генерала Жданова, состоявшаяся 6 декабря 1944 года в связи с продвижением фронта. Уже 7 декабря Генеральный штаб Красной Армии одобрил организацию Чехословацкой авиадивизии трехполкового состава, а 18 декабря 8-я Воздушная Армия получила приказ сформировать ее к 25 января 1945 года. Каждый истребительный полк должен был иметь три эскадрильи и 32 пилота (1-й истребительный полк был вооружен Ла-5ФН, а 2-ой предполагалось оснастить Ла-7).

Фактически, во второй половине 1944 года истребителями располагал только 1-й полк, а 2-ой все еще проходил обучение, пользуясь самолетами 41 УТАП. Один непригодный для полетов Ла-5ФН (очевидно, использовавшийся для обучения техников) был выделен 2-му истребительному полку 7 февраля 1945 года, и лишь 16 апреля 1945 года подразделение получило свои первые боевые машины — пять Ла-5ФН были переданы 1-м истребительным полком. Последний постепенно сокращал число своих самолетов до новой штатной численности, ведь первоначально, согласно планам 2-ой Воздушной Армии, он должен был иметь 40 истребителей — три эскадрильи по 12 машин и еще четыре в звене управления. Переход на новые штаты в основном завершился к началу ноября 1944 года.

За дивизией числился так же один Ла-5УТИ (б/н 14) и, удивительно, пара двухместных Як-7, очевидно, оставшихся с того периода, когда существовала неясность, на каких самолетах будут летать словацкие пилоты. Все эти самолеты были возвращены дивизией (вероятно 41 УТАП) не позднее 1 февраля 1945 года, когда ее пилоты перегнали из Пензы четыре новых Ла-5УТИ. Эти машины использовались для подготовки летного состава обоих истребительных полков — остро стоявшей тогда проблемы, связанной с нехваткой опытных пилотов.

1-й чехословацкий истребительный полк, базировавшийся на аэродроме Поремба в Польше, снова приступил к операциям 14 апреля 1945 года. Только 19 из 41 его пилотов могли принимать участие в боевых действиях, поэтому подготовка летчиков была одной из важнейших задач. Командование полка выделило оба своих Ла-5УТИ и два Ла-5ФН, двух инструкторов и шестнадцать техников группе из шестнадцати недостаточно тренированных пилотов, которая отправилась на аэродром Miedzyrzecz для дополнительной подготовки. Остальных плохо подготовленных пилотов оставили в Поремба, надеясь доучить на месте.



Серийный Ла-5Ф (с/н 3810311), построенный на заводе № 381, в новом камуфляже из двух оттенков серого цвета — АМТ-11 и АМТ-12. Завод № 381 не включал в серийный номер тип конструкции, а номер производственной серии (в данном случае 11) следовал за порядковым номером самолета в ней (03).


Этот снимок Ла-5УТИ б/н 07 демонстрирует использование опознавательных знаков старого образца вместе с новым камуфляжем. Дарственная надпись, вероятно, нанесена кистью от руки.


Индивидуальная эмблема — красное сердце с белой окантовкой. Лобовая часть капота также окрашена в красный цвет. На снимке пилоты 41 ГИАП — майор А. Г. Павлов и капитан А. В. Лобанов.

К моменту возобновления боевых действий 1-й истребительный полк имел 32 самолета, но после отправки пилотов на обучение и передачи дополнительных машин 2-му истребительному полку у него осталось 25 Ла-5ФН. 20 апреля был потерян истребитель б/н 73, не удержавшийся на полосе во время взлета и врезавшийся в стоящий Ил-2. Пилот, надпоручик М. Минка, погиб. Ла-5ФН б/н 42 ротного Грзнара был разбит при посадке 26 апреля, а 28 апреля при посадке в Поремба скапотировал истребитель б/н 96 ротного Бошманского. К счастью, оба пилота остались живы, отделавшись лишь легкими ранениями.

При участии в Остравской операции полк не имел ни человеческих, ни материальных потерь, но характер его действий значительно отличался по сравнению с боевыми действиями во время Словацкого народного восстания. Из общего числа 285 боевых вылетов, выполненных во время Остравской операции, 255 были на сопровождение Ил-2 из 3-го чехословацкого штурмового авиаполка. Дюжину раз истребители поднимали на перехват самолетов противника, четырнадцать раз они вылетали на разведку и четыре раза для разведки погоды.

Из-за низкой активности вражеской авиации истребители наносили удары по наземным целям вместе с подопечными штурмовиками. Соответственно, некоторые Лавочкины получали повреждения от огня немецкой ПВО, как, например, Ла-5ФН б/н 91 ротного Шковранека. Прямое попадание в горизонтальное оперение сильно сказалось на управляемости машины, но после посадки это повреждение удалось устранить в полевых условиях.

Схватки с самолетами Люфтваффе происходили гораздо реже, чем во время участия 1-го истребительного полка в Словацком народном восстании — зафиксировано всего четыре воздушных боя. Ротный О. Костик, летавший на Ла-5ФН б/н 95, 15 апреля 1945 года добился нескольких попаданий в FW-190, но сам был атакован другим немецким истребителем и был вынужден выйти из боя. Хотя 16 апреля 1945 года советское командование в своем приказе поблагодарило чехословацких летчиков за прикрытие штурмовиков, в тот же день одиночный FW-190 прорвался через «зонтик» истребителей и серьезно повредил Ил-2 б/н 14 из 3-го чехословацкого штурмового полка, прежде чем был сбит стрелком Ильюшина ротным Хусмаком. На следующий день, 17 апреля, капитан Л. Коза участвовал в бою с двумя FW-190. Ему удалось повредить один из них, но и его машина получила попадание, и чехословацкому пилоту пришлось спасаться бегством — на бреющем полете над просекой в лесу он сумел оторваться от преследователей.

28 апреля 1945 года 1-й истребительный полк получил свои первые восемь Ла-7. Согласно формулярам самолеты были почти новыми, имевшими всего несколько часов полета, но на самом деле их техническое состояние было настолько плохим, что главному инженеру полка было приказано провести необходимые ремонтные работы, прежде чем пустить эти машины в бой. Но война в Европе уже подходила к концу и чехословацким Ла-7 так и не удалось открыть огонь по противнику.



Лейтенант П. Раков позирует на фоне Ла-5ФН с редким однозначным бортовым номером 8 желтого цвета и изображением молнии на борту (белого цвета).

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.372. Запросов К БД/Cache: 3 / 1