Главная / Библиотека / Крейсер "Эмден" /
/ 7. Бедствия нибелунгов

Глав: 11 | Статей: 18
Оглавление
Научно-популярное издание. Крейсер «Эмден» входил в состав германской дальневосточной крейсерской эскадры, которая базировалась на германский колониальный порт Циндао, расположенный в Желтом море. По плану войны он предназначался для крейсерских операций и уничтожения морской торговли вероятных противников в Восточной Азии. С объявлением войны «Эмден» приступил к выполнению возложенных на него операций, направившись к Цусимскому проливу, где судоходство было наиболее оживленным.

7. Бедствия нибелунгов

7. Бедствия нибелунгов

После набега на Пенанг командир решил спуститься на юг. Следовало ожидать, что в Бенгальском заливе все суда задержат в своих портах и всякое торговое движение прекратится надолго. "Эмден", потопив "Жемчуг" и "Mousquet", дал слишком определенные указания о своем местоположении. Таким образом, продолжать крейсерство в Бенгальском заливе не имело уже никакого смысла. Наоборот, мы ждали доброй охоты в проливе Сунда. Дело в том, что суда, идущие из Австралии, почти не заходят в воды, омывающие Индию; из пролива Сунда или прямо от западных берегов Австралии они пересекают Индийский океан и от острова Сокотра идут прямо в Красное море.

Но прежде всего стоило встретиться со своим угольщиком "Buresk", с которым мы разлучились на подходах к Пенангу, со своими 11 узлами он не мог следовать за "Эмденом" во время этого набега.

Его мы нашли в заранее назначенном рандеву. Известие о потоплении неприятельских крейсера и миноносца вызвало на нем целую бурю восторгов. Затем оба корабля обычным 11-узловым ходом повернули на юг. Вскоре на горизонте показались острова, лежащие у западных берегов Суматры. Так как большая торговая дорога проходит между этими островами и Суматрой, то командир решил направиться в этот пролив. К тому же здесь всегда тише, чем в открытом океане, и, значит, угольная погрузка занимает меньше времени и не так утомительна. Наконец, имелись основания предполагать, что единственные военные суда, с которыми мы могли встретиться здесь, это – английские и японские истребители. При удаче мы даже могли их поймать.

Около острова Sima-loer на "Эмдене" приступили к погрузке. Море было совершенно спокойно, и мы необычайно скоро покончили с этой работой. В это время крейсер находился примерно милях в 8 от берега, вдали от территориальных вод. Вскоре от острова отошел небольшой моторный рыбачий бот и направился прямо к нам. На мачте развевался голладский флаг. Голландский офицер, отрекомендовавшийся комендантом острова, поднялся на палубу "Эмдена", чтобы удостовериться, что крейсер находится за пределами нейтральных вод. В противном случае он просил бы нас отойти мористее. Являлось ли это действительно причиной его визита, или ему просто было интересно поболтать с нами, сказать не берусь. Но даже на глаз было заметно, что до берега значительно более 3 миль.

Мы пригласили его на корабль. Командир просил его к себе в каюту. Здесь он рассказал, что Португалия объявила нам войну.

По ошибке я невольно обидел достопочтенного коменданта острова. Когда он подходил к борту, я принял его за рыботорговца, и он поспешил разъяснить мне мое заблуждение. Но этот маленький инцидент не испортил наших отношений, и после визита в кают-компанию мы расстались совсем по-приятельски.

"Эмден" еще несколько времени продолжал крейсировать в водах пролива Сунда. Но мы никого не встретили. Очевидно, что даже и в этом районе всякое торговое движение ограничили, хотя этот пролив должен был бы кишеть пароходами.

Вот уже 2 месяца, как мы начали свое крейсерство в Индийском океане. Как я упоминал раньше, каждый матрос на корабле понимал, что долго это продолжаться не может, и обстоятельства плавания все ухудшались. Когда "Эмден" появился впервые в Бенгальском заливе, мы знали, что застигнутый врасплох неприятель не подготовлен для борьбы с нами и в Индийском океане у него не имелось даже достаточного числа военных судов. Все внимание привлекал на себя отряд наших броненосных крейсеров в Тихом океане. Но вскоре уже из газет и из других источников мы узнали, что в погоню за нами отделено большое количество самых современных, могучих кораблей.

Подтверждением этого служили и показания команд захваченных пароходов. Среди этих команд даже индусы и те могли рассказать только о постоянных поражениях германцев. Несколько позже, однако, мы заметили, что уверенность эта несколько пошатнулась.

Один индус рассказал нам характерную историю. Дело в том, что в Коломбо пришли 2 двухтрубных и двухмачтовых крейсера. Один из них, по очереди, постоянно находился в дозоре на подходах к порту. И вот однажды один из этих крейсеров вернулся с моря всего с одной трубой и с одной мачтой, сильно избитый, с множеством раненых. А другой крейсер пропал без вести. Быть может, по этому случаю англичане и объявили о гибели "Эмдена".

Другой раз -китаец, выехавший из Гонконга, рассказывал, что однажды в этот порт зашли 2 японских крейсера, сильно подбитые в артиллерийском бою, с большим количеством раненых. А между тем ни "Эмден", ни кто-либо из других немецких судов в боях не участвовали.

С каждым днем погоня за "Эмденом" становилась все более действительной. Роковой момент, когда мы принуждены будем сказать свое последнее слово, приближался, но дух команды на крейсере держался высоко.

Так как в проливе Сунда никого не оказалось, то командир решил предпринять экспедицию для уничтожения кабельной и радиотелеграфной станций на Кокосовых островах. Прямой кабель, соединявший Австралию с метрополией, был уже давно испорчен одним из кораблей нашей эскадры.

Кокосовы острова оказались последним этапом для прямого сообщения между Австралией и Англией. Если бы нам удалась задуманная экспедиция, то Австралия оказалась бы связанной с внешним миром лишь через нейтральный голландский кабель в Ост-Индии. Мы предполагали, что англичане примут меры для защиты этой станции. Казалось бы, нетрудно доставить сюда несколько сот солдат и сделать невозможным высадку десанта с "Эмдена". Единственно, что оставалось нам в этом случае – артиллерийский огонь. Но это не привело бы к серьезным результатам. Сами кабели таким путем повредить было немыслимо, а телеграфная станция на берегу, если бы ее и удалось разрушить, через несколько часов вновь начала бы функционировать, заменив поврежденные аппараты запасными. Наконец, англичане могли быть уверены, что если бы "Эмден" и решился напасть на Кокосовы острова, то на долговременную бомбардировку он не отважится. Мы должны были беречь снаряды в предвидении серьезного боя, и тратить их на разрушение каких-нибудь телеграфных станций – более чем неразумно.

Оглавление книги


Генерация: 0.191. Запросов К БД/Cache: 3 / 1