Главная / Библиотека / Крейсер "Эмден" /
/ Крейсерство "Карльсруэ", "Кенигсберга" и "Эмдена" / Из книги X. Вильсона "Морские операции в Мировой войне 1914-1918 гг. Воениздат. 1935 г. стр. 77-82.

Глав: 11 | Статей: 18
Оглавление
Научно-популярное издание. Крейсер «Эмден» входил в состав германской дальневосточной крейсерской эскадры, которая базировалась на германский колониальный порт Циндао, расположенный в Желтом море. По плану войны он предназначался для крейсерских операций и уничтожения морской торговли вероятных противников в Восточной Азии. С объявлением войны «Эмден» приступил к выполнению возложенных на него операций, направившись к Цусимскому проливу, где судоходство было наиболее оживленным.

Из книги X. Вильсона "Морские операции в Мировой войне 1914-1918 гг. Воениздат. 1935 г. стр. 77-82.

Из книги X. Вильсона "Морские операции в Мировой войне 1914-1918 гг. Воениздат. 1935 г. стр. 77-82.

В предположении, что война скоро окончится благодаря быстрому разгрому Франции, немцы не достаточно готовились к действиям против морской торговли союзников. Они подготовили тайные базы для снабжения углем, но в начале войны, как это ни странно, их агенты оказались без денег. Германское правительство в период напряженных отношений противилось высылке в море значительного количества вспомогательных крейсеров. Таким образом, в силу ряда причин британский торговый флот не подвергся тем сильным нападениям, которых можно было ожидать.

Это было счастьем для англичан, так как принятых мер предосторожности было совершенно не достаточно. Накануне войны штаб оказался не в состоянии стеречь германские крейсера, находившиеся на заграничных станциях, и расположить вблизи них для слежки более быстроходные и сильные британские корабли. Кораблей не хватало, а проводить слежку, как оказалось на практике, было вовсе не так легко. Так, например, эскадра Шпее исчезла из поля зрения англичан еще за несколько недель до объявления войны. Главными оборонительными мерами, принятыми британским штабом, было отправление британских крейсеров в узловые районы морских путей, а затем изменение самих путей.

Для обеспечения своей торговли первой задачей англичан стало уничтожение разгуливающих на свободе германских крейсеров, не считая эскадры Шпее.

Такими крейсерами были: в Атлантическом океане – легкий крейсер "Карльсруэ" ("Karlsruhe") (бортовой залп из шести 105-мм орудий, 29,3 узл.), вспомогательный крейсер "Кайзер Вильгельм дер Гроссе" ("Kaiser Wilheln der Grosse") (бортовой залп в три 105-мм, 23 узл.), а с конца августа – вспомогательный крейсер "Кап. Трафальгар" ("Cap Trafalgar") (бортовой залп в два 105-мм и несколько пулеметов), который был превращен в военный корабль в открытом море, что явилось нарушением старых обычаев морской войны [* Превращение торговых судов в военные считается международным правом допустимым при соблюдении известных условий, установленных 7-й Гаагской Конвенцией 1907 г. (напр., только в порту). По вопросу об осуществлении этого превращения в открытом море соглашения на Гаагских конференциях 1907 г. и 1909 г. достигнуто не было: Германия, Россия и Франция стояли за допустимость этого, большинство же государств с Великобританией во главе было против. Последнюю точку зрения и высказывает автор. (Прим. ред.).]. В Восточной Африке находился легкий крейсер "Кенигсберг" ("Konigsberg") (бортовой залп в пять 105-мм орудий, 24,1 узл.) и на Дальнем Востоке легкий крейсер "Эмден" ("Emden") (пять 105-мм орудий, 24,5 узл.). Кроме того, было еще несколько малых и старых кораблей, которые не приняли участия в войне, хотя при лучшем руководстве со стороны германского командования они могли причинить много хлопот.

Против этих немногих германских крейсеров британский флот располагал крупными эскадрами, состоявшими, однако, по большей части из старых тихоходных кораблей. В восточной части Атлантического океана находились 11-я и 9-я эскадры крейсеров, состоявшие из старых бронепалубных крейсеров и прикрывавшие европейские оконечности торговых путей. В западной части Атлантического океана находилась 4-я эскадра крейсеров Крэдока, состоявшая вначале из броненосных крейсеров "Сафолк" ("Suffolk"), "Бервик" ("Berwick"), "Эссекс" ("Essex") и "Ланкастер" ("Lancaster") и современного легкого крейсера "Бристол". Позднее ее заменили 6-й эскадрой, состоявшей из броненосных крейсеров "Гуд Хоуп" [** Впоследствии был переведен в подчинение Крэдока.], "Кинг Алфред" ("King Alfred"), "Левэйатан" ("Leviathan"). В центральной части Атлантического океана находилась 5-я эскадра крейсеров в составе броненосных крейсеров "Карнарвон", "Корнуол", "Кемберленд" ("Cumberland"), "Монмаут", а у мыса Доброй Надежды и в Ост-Индии находилось небольшее количество устаревших крейсеров. Эти старые корабли могли бы сослужить гораздо большую службу, если бы приняли систему конвоирования караванов, но Адмиралтейство не решилось принять ее, так как в торговом флоте это считали опасным для национальных интересов. В британском флоте не было в это время крейсера, достаточно быстроходного, чтобы догнать "Карльсруэ", а на морской станции мыса Доброй Надежды – ни одного корабля, который мог бы не отстать от "Кенигсберга". Сильно ощущалось недостаточное строительство быстроходных легких крейсеров перед войной, и англичане должны благодарить судьбу за то, что это не повлекло за собой еще более гибельных последствий.

Интересны действия "Карльсруэ". 6 августа он был замечен кораблями Крэдока "Сафолк" ("Suffolk") и "Бристол" около Багамских островов. "Сафолк" погнался за ним, но скоро отстал. Однако "Бристол" сблизился: с "Карльсруэ" до 30 каб. (около 5,5 тыс. м) и открыл по нему огонь; оба корабля вступили в перестрелку, сделав приблизительно по 80 выстрелов каждый. "Карльсруэ" не попал в "Бристол" потому, что условия освещения были в высшей степени неблагоприятны для германских комендоров, а стрельба "Бристоля" была одинаково неудачной без достаточных к тому причин. Британский крейсер имел некоторое преимущество, если не в водоизмещении и мощности машин, то в весе залпа [* "Бристол" – 4820 т, вес бортового залпа 161 кг (73 кг-по носу, 26,8 узл., спущен в 1910 г. "Карльсруэ" – 4822 т, вес бортового залпа 95 кг (63 кг – по носу), 29,3 узл., спущен в 1912 г.], но стрельба его была недостаточно хороша, чтобы остановить противника, а скорость хода упала до 18 узл. -на 8 узл. ниже номинальной. Вследствие плохой стрельбы "Бристоля" и потери им хода германский корабль смог уйти. У "Карльсруэ" в тот момент топливо было на исходе: он имел только 112 т угля и 31 т нефти, вместо полного запаса в 1320 т угля и 190 т нефти. Если бы британские корабли смогли продолжать преследование немного дольше, "Карльсруэ" был бы уничтожен.

"Карльсруэ" ушел с большими приключениями и больше ни разу не подвергался опасности. В его операциях ему, как и большинству германских крейсеров, очень способствовал беспрерывный радиообмен между британскими крейсерами, которые его искали. Последние выходили в открытое море, словно сообщая всем: "вот и я", – благодаря чему "Карльсруэ" легко избегал их. Германская официальная история строго критикует беспечность британских командиров [** "Kreuzerieg" ("Крейсерская война"), т. II, стр. 269.], хотя нужно сказать, что германские командиры в Северном море и в особенности германские подводные лодки проявляли такую же беспечность. На этот вопрос надо обратить самое серьезное внимание, так как без всяких преувеличений можно сказать, что в мировую войну обе стороны были склонны через радио открывать свое местонахождение противнику [* Однако англичане использовали добытые по радио сведения гораздо быстрее, чем это признает германская официальная история. Nordsee, т. V, стр. 281, 387. Отсутствие дисциплины в пользовании радиотелеграфом во время операций ("радиоболтовня") в равной степени было присуще всем воюющим сторонам. Особенно злоупотребляли этим германское командование и корабли в Балтийском море, где после захвата на крейсере "Магдебург^ секретных шифров и сигнальных сводов русские получили возможность быть в курсе дела всех намерений, передвижений и расчетов противника, расшифровывая перехваченные радио.].

"Карльсруэ" действовал у северо-восточных берегов Бразилии, и его действия имели историческое значение, так как именно он начал "голодную войну". 21 сентября он захватил голландский пароход "Мария" ("Maria") с грузом в 6000 т пшеницы, шедший из Портлэнда (штат Орегон) в Белфаст (Belfast) и Дублин (Dublin), и потопил это нейтральное судно под тем предлогом, что пшеница является контрабандой [** "Kreuzerkritg" ("Крейсерская война"), т. II стр. 286.].

Этот поступок был поддержан решением германского призового суда, что делает совершенно бессмысленным германские протесты против бесчеловечности блокады Германии англичанами. Уничтожение нейтрального судна в море без предъявления ему обоснованных обвинений являлось нарушением установленных правил войны на море [*** В отношении уничтожения захваченного приза норм в международном праве ие имеется. Лондонская декларация 1909 г. (не ратифицированная целым рядом государств, в том числе Великобританией) устанавливает недопустимость уничтожения нейтрального судиа в ст. 48, но в следующей статье говорит. "По исключению нейтральное судио, захваченное судном воюющего и подлежащее конфискации, может быть уничтожено, если исполнение ст. 48-й может быть сопряжено с опасностью для военного судна или для успеха операций, которыми оно в это время занято". (Прим. ред.).].

В общем "Карльсруэ" захватил 17 британских и 1 голландское судно, всего 76 609 т, оцененных вместе с грузом в 1500 000 фунтов стерлингов. Из них 14 потопили, а 3 превратили во вспомогательные суда.

Крэдок совершенно разумно указывал Адмиралтейству, что погоня за этим быстроходным германским кораблем с коллекцией британских "старых черепах" не может быть успешной, но если бы он поддерживал строгую радиодисциплину, которую впоследствии обеспечил Стэрди, "Карльсруэ" потопили бы в первые же дни охоты за ним.

4 ноября, когда "Карльсруэ" находился в 350 милях к востоку от британского острова Тринидад в Вест-Индии, в 18 ч. 30 м. в носовой части корабля раздался грохот взрыва, за которым последовало еще несколько взрывов. Всю носовую часть корабля оторвало, вероятно, от самопроизвольного взрыва одного из погребов; погибло 262 чел., в том числе командир. Угольщик, сопровождавший "Карльсруэ", спас 146 офицеров и матросов, из которых многие имели тяжелые ожоги. За время войны это был единственный случай внутреннего взрыва на германском корабле. Интересно при- этом, что после взрыва корма оставалась на плаву еще 27 минут. Британский штаб не знал о гибели "Карльсруэ" в течение многих недель, и существовало предположение, что он вернулся в Германию.

Карьера "Кайзер Вильхельм дер Гроссе" закончилась быстро. 26 августа, после того как он захватил 5 британских судов, его настиг в испанских водах у Золотого берега (у берегов Сахары) во время погрузки угля британский крейсер "Хайфляйер" ("Highflyer"), который предложил ему сдаться. Командир германского корабля стал уверять, что он находится в нейтральных водах, в которых он стоял уже 9 суток, совершенно не считаясь с обычаями и законами морской войны [* Пребывание военных кораблей воюющих (включая и подводные лодки) в территориальных (береговых) водах нейтральных государств признается международным правом возможным, но с существенными ограничениями (ст. 12-20 13- й Гаагской конвенции 1907 г.); в частности, время пребывания не должно превышать 24 часов, если в законодательстве данной нейтральной страны нет других постановлений..]. Ему дали полуторачасовую отсрочку, за время которой ушли его угольщики, затем "Хайфляйер" открыл огонь. 1 ч. 30 м. германский корабль отвечал на огонь, пока не истощился его боевой запас, тогда команда затопила его и скрылась на берегу. Неравенство сил было подавляющее; бортовой залп "Кайзера Вильхельма" весил 105 фунтов (43 кг), залп "Хайфляйера" – 600 фунтов (245 кг); последний был военным кораблем и имел броневую палубу. Впрочем, если верить германским сведениям, "Кайзер Вильхельм" был. только незначительно поврежден огнем британских орудий. Англичане потеряли 1 чел. убитым и 5 ранеными, немцы – двух ранеными. Испанское правительство протестовало, но, ознакомившись с обстоятельствами дела, приняло извинения англичан.

"Кап. Трафальгар" недолго тревожил британскую торговлю. Он спасся из аргентинских вод и был вооружен в море канонеркой "Эбер", но не захватил ни одного приза. 14 сентября вскоре после полудня британский вспомогательный крейсер "Кармания" ("Carmania"), случайно встретившись с ним у острова Тринидад, вступил в ожесточенный бой. "Кармания" имела бортовой залп в четыре 120-мм орудия, а "Кап. Трафальгар" – два 105-мм да еще три автоматических 37-мм. Они сблизились на 17,5 каб. (ок. 3,2 км), на обоих вспыхнул пожар; но в 13 ч. 30 м. "Кап. Трафальгар", сильно поврежденный, стал уходить; потеряв способность управляться из-за полученных повреждений и пожара, его затопила команда, которую затем подобрал германский угольщик.

"Кармания" сама горела и была близка к гибели. Она получила 5 пробоин у ватерлинии и 74 -в других местах, потеряла 9 чел. убитыми и 26 ранеными. Потери немцев неизвестны. Это был первый бой между вооруженными коммерческими пароходами.

"Кенигсберг", действовавший в водах морской станции восточной Африки, был быстроходнее всех британских крейсеров, которые находились поблизости от него. 31 июля он вышел в море и около Дарессалама встретил британский отряд морской станции мыса Доброй Надежды – легкие крейсера "Хайясинь" ("Hyacinth"), "Астриа" ("Astraea") и "Пегасус". Так как войну еще не объявили, а он шел со скоростью 22 узл., то англичане скоро остались позади. Он повернул на юг, чтобы англичане потеряли его след, и затем направился в Аденский залив, где захватил, впрочем, только 1 судно. Между тем британские крейсера "Астриа" и "Пегасус" разрушили германскую радиостанцию в Дарессаламе и захватили в Танге несколько небольших германских торговых судов. После недолгого крейсерства в Аденском заливе "Кенигсберг" определил по работе радиостанций, что вокруг него сосредоточиваются корабли; поэтому он вернулся на юг, появился у берегов Мадагаскара, а затем укрылся в реку Руфиджи. 20 сентября он вышел оттуда и уничтожил старый британский крейсер "Пегасус", стоявший в Занзибаре, – слабый корабль, построенный за 17 лет до войны (водоизмещением 2135 т, скорость хода 20,5 узл., бортовой залп из четырех 102-мм (25-фунтовых орудий) и как раз в это время производивший там ремонт своих ветхих машин. Так как германских радиопереговоров слышно не было, то англичане сделали неосторожный вывод, что "Кенигсберга" поблизости нет. Рано утром 20 сентября германский крейсер (вес бортового залпа 57,3 кг) открыл огонь по "Пегасусу", с трех залпов пристрелялся по нему и быстро разнес его в куски на дистанции, на которой его устаревшие орудия не могли даже отвечать (38,5 каб. – ок. 7 км); все его орудия были уничтожены, и он потерял 34 чел. убитыми и 61 чел. ранеными.

"Пегасус" затонул; по германским сведениям, перед гибелью на нем подняли белый флаг. "Кенигсберг" остался невредим. Немцы обстреляли также радиостанцию и на время вывели ее из строя.

Этим блестящим успехом Кенигсберг" закончил свою карьеру-он сразу же привлек на себя более сильные британские крейсера. "Кенигсберг" скрылся в дельте реки Руфиджи, но 30 октября его местоположение определили, и он был заблокирован превосходящими силами. Река оказалась мелководна, и британские крейсера не могли добраться до него. В начале ноября его обстреляли крейсера "Чэтэм" ("Chatham"), "Дартмут" ("Dartmouth") и "Уэймаут" ("Weymouth") (у каждого бортовой залп из пяти 152-мм орудий), но без результата, так как "Кенигсберг" был невидим с моря. Чтобы заблокировать выход, англичане затопили в нем судно, но "Кенигсберг" уничтожили только в июле 1915 г. Против него выслали мелкосидящие мониторы "Мерси" ("Mersey"), "Сиверн" ("Sivem") и производили воздушную корректировку огня с самолетов; 11 июля 1915 г. наконец подожгли и потопили.

"Кенигсберг" яростно отбивался до самого конца и нанес англичанам потери -6 убитыми и 5 ранеными; немцы потеряли 19 убитыми и 45 ранеными. Орудия "Кенигсберга" и большая часть его запасов были сняты немцами и использованы в восточно- африканской кампании. Доказательством того, как много может причинить беспокойства даже не очень сильный крейсер, служит перечень британских кораблей, действовавших против "Кенигсберга": старый линейный корабль "Голиаф" ("Goliath"); легкие крейсера "Хайясинт", "Чэтэм'1 , "Дартмут", "Уэймаут", "Пирамес" ("Pyramus"), "Пегасус", "Пайонир" ("Pioneer"), "Фокс" ("Fox"), "Астриа"; мониторы "Сиверн" и "Мерси" и большое число вспомогательных судов.

Во время этих операций Дарессалам обстреляли легкий крейсер "Фокс" и броненосец "Голиаф", которые подошли к этому германскому порту с целью уничтожить находившиеся там германские суда. На берегу развевался белый флаг; после некоторых переговоров "Фокс" отправил туда свои шлюпки, которые приняли все необходимые меры, чтобы испортить машины германских судов. Когда шлюпки выходили обратно, они были обстреляны с берега и потеряли 1 убитым, 14 ранеными и 12 утонувшими. После этого британские корабли обстреляли берег. 30 ноября они повторили бомбардировку, выпустив за 2 дня 500-600 снарядов, произведя много разрушений. Стрельба по шлюпкам при поднятом белом флаге произошла, по-видимому, по недоразумению, но какая из сторон была неправа, осталось невыясненным.

Из остальных германских крейсеров больше всего беспокойства причинил "Эмден" (командир – капитан 2 ранга Мюллер), легкий крейсер со скоростью хода в 24,1 узла и бортовым залпом из пяти 105-мм орудий. Он был выделен из состава эскадры Шпее на Пагане и отправлен в крейсерство в Индийский океан. Проходя через Малайский архипелаг с 2 угольщиками "Маркомания" ("Магkomannia") и "Принцес Алисе" ("Princess Alice"), Мюллер услышал 27 августа радио с "Хемпшира" и замаскировал свой корабль, поставив фальшивую четвертую трубу, так что издали "Эмден" легко мог быть принят за британский крейсер. Британский штаб не имел ни малейшего представления о его местонахождении и считал, что он еще находится со Шпее. К югу от Зондского пролива он услышал громкие британские радиосигналы, послужившие для него предостережением, и ушел к уединенному острову у западных берегов Суматры, где успел погрузиться углем прежде, чем голландские власти предложили ему уйти. Отсюда он пошел в Бенгальский залив и с 9 по 15 сентября, ориентируясь по перехваченным радио с британских судов, захватил и потопил 7 британских пароходов, пересадив их команды на нейтральное судно. Он появился также у побережья Орисса, хотя это объясняется случайностью – сильным течением, отнесшим его слишком далеко к западу. Обнаружив, что британские крейсера принялись за его поиски, и узнав из перехваченной радиограммы, что британским судам приказано укрыться в Хугли, он пошел к заливу Мартабан, по пути погрузившись углем в открытом море.

Как только местопребывание "Эмдена" было обнаружено, против него сосредоточилось много кораблей; английские броненосные крейсера "Минотаур" ("Minotour") и "Хемпшир", вспомогательный крейсер "Эмпрес ов Эзиа" ("Empress of Asia); японский броненосный крейсер "Ибуки" ("Ibuki"); французский броненосный крейсер "Дюплэ" ("Dupleix"), но все 5 кораблей являлись слишком тихоходными для того, чтобы его поймать. Кроме того, "Эмден" искали британский легкий крейсер "Ярмут" ("Yarmouth") (26 узлов) и японский легкий крейсер "Тикума" ("Chikuma") (26 узлов), которые были быстроходнее "Эмдена" и достаточно сильны, чтобы вступить с ним в бой. Он, безусловно, был бы настигнут, если бы военные власти Индии не послали "Хемпширу" незашифрованную радиограмму, которая была перехвачена и прочтена Мюллером. Радиограмма послужила для него предупреждением, и он ушел.

Он немедленно вернулся через Бенгальский залив и вечером 22 сентября появился у Мадраса, обстрелял там цистерны с нефтью, сделал по ним 130 выстрелов, поджег и уничтожил таким образом 450 ООО галлонов топлива. На берегу было убито 5 человек и ранено 12. Когда береговые батареи открыли огонь, "Эмден" скрылся и затем появился перед французским портом Пондишери. Тут он едва ускользнул от "Хэмпшира" и "Тикумы", которые находились поблизости, а несколько дней спустя поступили сообщения, что он находится у западного берега Цейлона, где с 25 по 27 сентября захватил 6 судов, 5 из которых потопил, а шестое с командами отправил в порт. После этого Мюллер принял правильное решение – удалиться на Маледивские острова, где он погрузился углем у одного малопосещаемого острова; и пошел на юг к островам Чагос, население, которого ничего не знало о войне, и там кренговал [* Т. е. давал крен кораблю поочередно на тот и на другой борт для ремонта подводной части.] и чистил свой корабль, точь-в-точь, как это делали в старину пираты.

Перехватив британскую радиограмму: "Путь Аден-Коломбо совершенно безопасен", "Эмден" нанес туда визит и проделал это настолько успешно, что с 16 по 20 октября захватил 6 британских судов (одно из них с грузом, ценностью свыше чем в 200 000 фунтов) и еще одно отправил в порт с командами. 21 октября он необыкновенно удачно избежал встречи с "Хемпширом", который искал его и прошел вблизи него, не заметив из-за шквалов с дождем. Между тем 12 октября два угольщика Мюллера были захвачены крейсером "Ярмут" около голландского острова Сималер, к западу от Суматры; оба они протестовали, ссылаясь на то, что находятся в нейтральных водах. Один из них – греческое судно "Понтопорос" привели в Сингапур, другой – "Маркомания" потопили. Оба они находились вне трехмильной полосы и, хотя голландцы утверждали, что их территориальные воды простираются дальше, британский командир не признал этой претензии, да и голландское правительство на этом серьезно не настаивало.

Теперь "Эмден" пересек Индийский океан и, погрузившись по пути углем с одного из захваченных им судов у Никобарских островов, 26 октября направился в Пенанг. На одном из оставленных им пароходов Мюллер узнал, что военные корабли союзников, находящиеся в незащищенной гавани, очень плохо охраняются. С фальшивой четвертой трубой и окрашенный в цвет британских кораблей "Эмден" рано утром 28 октября подошел к Пенангу под британским военным флагом. Подойдя на 2 каб. (370 м) к стоящему там на якоре русскому легкому крейсеру "Жемчуг" (бортовой залп из четырех 120-мм орудий, 3130 т, 21 узел) и подняв германский флаг [* Французская версия отрицает, что "Эмден" поднял германский флаг.

], "Эмден" пустил в "Жемчуг" торпеду и вслед затем начал осыпать его залпами. Торпеда попала в "Жемчуг" [** "Жемчуг" только что вернулся с Никобарских островов после поисков "Эмдена" и его угольщиков и приступил к чистке котлов и переборке механизмов. Несмотря на предупреждение портовых властей о необходимости принять меры бдительности, командир крейсера, капитан 2-го ранга барон Черкасов, ссылаясь на нездоровье, съехал на берег, бросив корабль на старшего офицера и не обеспечив на крейсере боевой готовности в условиях стоянки на незащищенном рейде. Служба неслась по-якорному и ничем не отличалась от условий мирного времени.], и от артиллерийского огня он загорелся; "Эмден", развернувшись, выпустил вторую торпеду, раздался сильный взрыв, и "Жемчуг" пошел ко дну через каких-нибудь 15 минут после открытия "Эмденом" огня. Как раз в это время, когда германский крейсер уходил, показался британский пароход, который немедленно получил приказание остановиться, но тут появился на сцене возвращавшийся из дозора французский эскадренный миноносец "Мускэ" ("Mousquet"), небольшой корабль водоизмещением в 298 т, вооруженный всего лишь одной 9-фунтовой (65-мм), шестью 47-мм пушками и двумя 380-мм торпедными аппаратами. Его появление спасло британский пароход.

"Мускэ" доблестно вступил в безнадежный бой с "Эмденом" и очень скоро был потоплен. Мюллер весьма человечно отнесся к оставшимся в живых, подобрал их, оказал им полное внимание, а затем полным ходом ушел. Потери на "Жемчуге" составили 91 убитыми и 108 ранеными. Впоследствии командир и старший помощник были осуждены военным судом к строгому наказанию за непринятие мер предосторожности. Другие слабые французские корабли (старая торпедно-канонерская лодка и 2 миноносца), находившиеся в гавани, не приняли участия в бою, а если бы и приняли, то погибли бы бесцельно. На эскадренном миноносце "Мускэ" 43 чел. погибло и 36 попали в плен; из которых 5 вскоре умерли от ран.

После этого смелого дела "Эмден" пошел на запад к Никобарским островам, захватив по пути британский пароход -свой последний приз, который он отправил с пленными в порт на Суматре. В последний раз он принял уголь вблизи одного из маленьких островов к западу от Суматры, всего произведя за свое плавание 11 угольных погрузок. 5 ноября он пошел к Зондскому проливу, а затем повернул и направился к Кокосовым островам – маленькой группе островов в Индийском океане, где Мюллер намеривался разрушить кабельную станцию. Это был с его стороны опрометчивый поступок, так как он должен был бы догадаться, что в Индийском океане его ищут многочисленные союзные военные корабли. Правда, он не мог знать, что как раз в это время целая союзная эскадра находилась вблизи, занятая конвоированием транспортов с австралийскими и новозеландскими войсками. Радиопереговоры стали редки, а те, которые удавалось перехватить, кодированы, так как англичане установили наконец строгую радиодисциплину.

9 ноября рано утром Мюллер подошел к Кокосовым островам и высадил десантную партию, чтобы уничтожить кабели и радиостанцию. Но радиостанция все же успела передать важное известие: "Неизвестный корабль у входа", а кабельная станция послала по нескольким кабелям сообщения, которые привели в движение с полдюжины британских кораблей. Быстрота и находчивость властей Кокосовых островов были вознаграждены крупным успехом. В тот же день в 7 час. командир "Мелбурна" ("Melbourne") Сильвер, командовавший отрядом, который конвоировал транспорты с австралийскими войсками и находился в 55 милях к северу, принял эту радиограмму и, немедленно оценив ее значение, выслал на поиски противника легкий крейсер "Сидней" ("Sydney") (командир Глоссоп). Японский броненосный крейсер "Ибуки" просил чести выполнить это задание, но он был настолько сильный корабль, что его оставили в составе конвоя на случай появления других германских кораблей.

В 9 час. с "вороньего гнезда" "Эмдена", стоявшего на якоре у о. Дирекции заметили дым, который был приписан одному из его угольщиков. Немного позже ошибочно доложили, что у приближающегося корабля одна труба (вместо четырех); но в 9 ч. 20 м. Мюллер увидел, что неизвестный корабль – неприятельский. Он поднял сигнал, вызывая с берега высаженный десант (60 чел.), приказал поднять пары во всех котлах и выбрать якорь. В 9 ч. 40 м. оба корабля уже шли курсом N; "Эмден" первым открыл огонь с дистанции в 51 каб. (ок. 10,1 км), накрыв "Сидней" вторым залпом, который привел в негодность его носовой дальномер и убил дальномерщика. "Сидней" затратил на пристрелку несколько минут, но когда он пристрелялся, действия его 152-мм лиддитовых снарядов стало подавляющим. Кроме того, он имел преимущество в ходе на 4 узла, и вес его залпа втрое превышал вес залпа "Эмдена", так что в исходе боя не могло быть сомнения.

В 10 час. на "Эмдене" подбили рулевую машинку, а у четвертого орудия правого борта вспыхнул сильный пожар; кораблю пришлось управляться машинами. Его попытка дать торпедный залп была легко парализована "Сидней", который сам выпустил торпеду, хотя и неудачно. "Эмден" находился в агонии, кормовая часть его пылала, а середина представляла груду железных обломков. Его трубы и фок-мачта были снесены, орудия выведены из строя. Около 11 ч. 20 м. "Эмден", сильно поврежденный и полузатонувший, выбросился на мель у острова Норт Килинг и прекратил огонь. В это время "Сидней" погнался за угольщиком "Эмдена" "Бьюреском" ("Buresk"). Последний был затоплен немцами, когда стало очевидно, что ему не уйти. "Сидней" вернулся около 16 час. и, увидев, что на "Эмдене" все еще развевается флаг и что сигнала о сдаче нет, снова открыл огонь, причинивший немцам большие потери. Тогда был поднят белый флаг, после чего огонь прекратили.

  Тонн Попаданий Убитых Раненых Пленных Бортовой залп в кг
"Сидней" 5400 16 4 13 0 205
"Эмден" 3592 50? 134 65* 182** 72

* Четверо впоследствии умерли.

* * В том числе 65 раненых.

Германская десантная партия, оставшаяся во время боя на берегу, захватила парусную шхуну "Айеша" ("Ayesha") и, уйдя на ней на Суматру, в конце' концов после многих приключений вернулась в Германию.

Убытки, причиненные "Эмденом" британской торговле, оказались серьезны, хотя и не велики по сравнению с убытками, понесенными впоследствии от подводных лодок. Он захватил и потопил 16 британских пароходов общим тоннажем около 70 825 т, оцененных вместе с грузом в 2150 ООО ф. ст.; 4 британских парохода тоннажем около 18 000 т он захватил и отпустил; кроме того, им были захвачены 1 греческий и 1 британский пароходы, которые он превратил в угольщики и которые впоследствии были отбиты британскими крейсерами. Он захватил также 1 русский пароход. В своем последнем бою он храбро сражался против превосходящего его противника. "Сидней" получил незначительные повреждения, но необходимо отметить, что в самом начале боя германские наводчики добились попаданий в обе его дальномерные станции и вблизи их; другой снаряд разорвался в одном из элеваторов, и горящий кордит попал вниз в погреб. Благодаря присутствию духа одного матроса из команды погреба, вовремя выбросившего горящий заряд, взрыва не произошло.

Оглавление книги


Генерация: 0.112. Запросов К БД/Cache: 0 / 0