Главная / Библиотека / Корветы “Витязь” и “Рында”. 1882-1922 гг. /
/ Приложение № 1 Заграничные плавания крейсера I ранга "Рында"

Глав: 8 | Статей: 8
Оглавление
На стене старейшего и самого знаменитого океанографического музея в Монако начертаны названия судов, с которыми связаны крупнейшие в истории человечества открытия в области океанографии. И в этом списке есть слово «Vitiaz». Макаров обессмертил корабль, которым командовал, и тем самым лишний раз подтвердил непреложных закон - всякий корабль хорош настолько, насколько хороши люди, которые на нем плавают. При этом надо заметить, что у «Витязя» был брат - однотипный с ним крейсер «Рында». Он прожил долгую жизнь, но за время своей службы ничем заметным себя не проявил и поэтому малоизвестен любителям военно-морской истории. Но и корабль, прослуживший во флоте более 30 лет, заслуживает того, чтобы его помнили.

Приложение № 1 Заграничные плавания крейсера I ранга "Рында"

Приложение № 1

Заграничные плавания крейсера I ранга "Рында"

Из рапортов командиров корабля (РГА ВМФ. Ф. 417. Главный Морской штаб)

Из рапортов командира, капитана 1 ранга Авелана

От 27 августа 1887 г.

10 августа, в 9 ч утра, с вверенным мне корветом снялся с якоря с Владивостокского рейда, под парами, для следования, согласно предписания, в Де-Кастри и с заходом на пути для осмотра некоторых поименованных в предписании бухт Уссурийского края.

При снятии с якоря был довольно свежий ветер с пасмурностью и временами дождь, но, когда мы обогнули мыс Голдобина и вошли в Босфор, ветер, почти моментально, совершенно стих и вслед затем нашел густой туман, с которым и вышли в Уссурийский залив. Туман продолжался до острова Аскольд, у которого он начал рассеиваться и позволил определить нам место.

Пройдя Аскольд, взяли курс в залив Америка и в 6 ч вечера, войдя в бухту Врангеля, встали на якорь. От одного военного топографа, занимавшегося в этой бухте съемкой, узнали, что английская эскадра в числе 12 судов занималась в бухте, в продолжении нескольких дней, разными учениями и преимущественно минными с катеров, которые для этого выходили в залив. Эскадра эта 5 августа ушла на север. 11 августа, в 10 ч утра, вышли из бухты Врангеля и в 4 ч пополудни прошли в бухту св. Преображения, где и встали на якорь у острова Орехов. Того же числа в 12 часу ночи снялся с якоря и на другой день, 12 августа, в 11 ч утра, встали на якорь в бухте св. Ольги.

13 августа, в 6 час. вечера, вошел на рейд английский фрегат "Audacious" под флагом вице-адмирала, в сопровождении канонерской лодки Zinnet. Подходя к якорному месту, фрегат произвел национальный салют в 21 выстрел с поднятием на грот-брам-стеньги русского военного флага. На этот салют я отвечал с корвета, и вслед затем с корвета произвел салют в 15 выстрелов адмиральскому флагу, на который получил ответ с фрегата. Посланному мною на фрегат, с поздравлением, офицеру адмирал Гамильтон сообщил, что он пришел сюда на 2 дня из бухты св. Владимира, где оставил свою эскадру, а отсюда идет на юг. В то же время он предложил воспользоваться, если нужно, яхтой "Alacrity", которая на следующий день должна зайти в Ольгу за почтой для доставления во Владивосток.

В Ольге я принял на корвет и зачислил на пассажирское довольствие штаб-офицера для особых поручений при командующем войсками приморской области полковника Евфанова, который, окончив свое поручение в посту св. Ольги, просил о доставлении его в Де-Кастри.

14 августа, в 6 ч утра, корвет снялся с якоря и в тот же день, в 10 ч утра, пришел в бухту св. Владимира, где и встал на якорь в южной бухте. В северной бухте застал на якоре 10 английских военных судов, но по дальности расстояния (4 мили) сообщения с ними не имел.

Около двух часов пополудни яхта "Alacrity" отделилась от эскадры и ушла в море. На другой день утром, 15 августа, вышли в море четыре английских судна для производства стрельбы в цель из орудий, а около полудня ушли и все остальные суда и более назад не возвращались.

В 6 ч вечера, того же 15 августа, с вверенным мне корветом оставил бухту св. Владимира для следования в Императорскую гавань, куда и пришел 17 августа, в 3 ч пополудни, и встал на якорь в западной бухте против Константиновского поста. Одновременно с корветом пришла в Императорскую гавань и шхуна "Крейсерок" для наливки водой. Командующий шхуной, лейтенант Цвингман, сообщил мне, что на шхуне все благополучно, что морские качества ее и ходкость хорошие, но что плавание его замедлилось штилями и противными ветрами, при которых он лавировкой мог делать по курсу только 25 миль в сутки. На якорь он нигде не становился, но, пользуясь штилями, посылал шлюпку на берег для наливки воды.

18 августа, в 5 ч пополудни, оставил Императорскую гавань и, чтобы ускорить прибьте в Де-Кастри шхуны "Крейсерок", взял ее на буксир. С полночи 19 августа начал задувать ветер от S и быстро усиливаясь, развел большое волнение, шхуна стала сильно рыскать, почему в 6 ч утра отдал буксиры.

В 9 ч утра пришел на рейд Де-Кастри, где и встал на якорь, поддерживая, вследствие свежего ветра, пары. Вскоре затем пришла и шхуна "Крейсерок". На рейде застал шхуну "Тунгуз", назначенную для доставления в Николаевск Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича. Подходя к Де-Кастри, встретил вышедший оттуда английский военный крейсер "Leander", который шел по направлению к Ду-э, куда он действительно и пришел, но, простояв на якоре один час, ушел на юг, не имея, за свежестью ветра, сообщения с берегом. Свежий S с сильными порывами и дождем продолжался до утра 20 августа и очень затруднял сообщение с берегом. Днем 20 августа стояло маловетрие с пасмурностью но к вечеру стало разъясниваться. Вообще в Де-Кастри, по словам командира шхуны "Тунгуз", пришедшей сюда 9 августа, стояли все время очень дурные погоды, со свежими, преимущественно южными, ветрами и дождем, тогда как мы с выхода из Владивостока имели только хорошие и ясные погоды при слабых северных ветрах. Здесь я получил телеграмму временно командующего отрядом судов в Тихом океане об оказании вверенным мне корветом возможной помощи выброшенному 11 сего августа на берег острова Сахалин, в бухте Жонмер, норвежскому коммерческому пароходу "Atlas".

В 11 ч вечера, 20 августа, Его Императорское Высочество Великий Князь Александр Михайлович переехал на шхуну "Тунгуз", которая в 1 ч ночи должна была сняться с якоря для следования в Николаевск. С Его Высочеством отправились лейтенанты с вверенного мне корвета Эбелинг и клипера "Вестник" Игнациус, а также находившийся на корвете пассажиром, присланный приамурским генерал-губернатором во Владивосток, для сопровождения Великого Князя по Уссурийскому краю, генерального штаба полковник Доможиров.

В исходе 12 ч ночи с вверенным мне корветом снялся с якоря для следования на остров Сахалин в пост Ду-э, куда и прибыл в 8 ч утра, 21 августа. Огонь нового маяка Жонкиер, на мысе Ду-э, горел хорошо и открылся за 25 миль. Голиков на северной оконечности рифа, у мыса Ходжи, не оказалось совсем, хотя, сколько мне известно, они были в нынешнем году поставлены на место. В Ду-э я принял 58 тонн угля и затем в 2 ч пополудни перешел в бухту Жонкиер к выкинутому на берег пароходу "Atlas" из Бергена. Явившийся ко мне командир парохода, г. Вульф, просил дать ему водолазный аппарат для осмотра повреждений подводной части, что мною было тотчас же исполнено. С аппаратом послал судовых водолазов. Затем я лично отправился для осмотра парохода, который и застал в следующем положении: около 5 кабельтовых от мыса Ду-э и в саженях 60 от ближайшего берега и вдоль его, пароход лежит на левом боку в песке, носом к пристани Александровского поста и саженях в 40 от нее, имея однако крену не боле 7-8°. Вода в пароход входит совершенно свободно и в прилив доходит до жилой палубы, находясь всегда в уровне с забортной водой; нос парохода только касается грунта, корма же зарыта в песок около 5 футов, с правой, береговой стороны подводная часть почти свободна, левая же прижалась к песку. Корветский водолаз, осматривавший наружную подводную часть парохода с обеих сторон, нашел как раз под дейдвудной трубой, пробоину около 3 футов диаметром, идущую по обе стороны штевня и при этом, как ему казалось, поврежден и самый штевень. Недалеко впереди этой пробоины находится непроницаемая переборка, по-видимому, совершенно целая, которая вероятно более или менее задерживает проникновение воды далее внутрь парохода и потому быстрое наполнение его водой не должно происходить через эту пробоину.

Так как пароход "Atlas", если и будет в состоянии сняться с мели, но во всяком случае не ранее, чем заделают его пробоины, ибо иначе он немедленно затонет, и потому я считал бесполезным оставаться с корветом там.

Обстоятельства, при которых пароход "Atlas" был выкинут на берег, командир его объяснил мне следующим образом: 11 августа, при тихом ветре он стоял на якоре против Александровского поста в бухте Жонкиер, на глубине 472 саженей. Груз был весь выгружен и для доставления во Владивосток было принято до 700 пудов рельсового железа, которое погрузили в кормовой трюм, где оно лежит и теперь. Командир парохода с утра уехал на берег для окончания своих дел, предполагая затем перейти в Ду-э для погрузки угля; пары не были разведены, но вода в котлах была теплая. Около полудня начал задувать втер прямо на берег. Помощник командира начал поднимать пары и когда они были готовы, то ветер уже дул с такой силой, что помощник нашел необходимым немедленно переменить место, а потому, подняв якорь, дал ход машине, правя против ветра, но не смотря на полный ход машины, пароход двигался так тихо, что не слушался руля, отчего нос парохода повернуло к каменистому рифу, идущему на север от мыса Ду-э, не далеко от которого пароход стоял на якоре. Видя, что повернуть нос парохода пожеланию нет возможности, помощник командира отдал якорь, но в тоже время заметил, что когда пароход придет на канат, то корма его будет на рифе, почему он немедленно отклепал канат, и тогда пароход потащило лагом, левым бортом вперед, к берегу, вскоре затем почувствовали сильный удар в левую сторону, против машины и тотчас же пароход начал наполняться водой, но вслед затем корма остановилась на мели, а нос завернуло по ветру и пароход очутился в том положении, в котором он теперь стоит.

По сдаче водолазного аппарата я возвратился на корвет и в 6 ч вечера снялся с якоря для следования во Владивосток.

До следующего утра 22 августа шли под парами, имея слабый ветер но в 8 ч утра, уже начал задувать втер от NW, почему в 10 ч вступил под паруса, прекратив пары. Ветер однако дул слабо и не ровно, так что иногда совсем штилело, иногда же ход доходил до 6 узлов. Тоже самое продолжалось и на другой день 23 августа стой разницей, что весь этот день шел дождь. 24 августа погода была ясная, но маловетрие продолжалось до 2 ч пополудни; тогда задул ветер прямо противный курсу, почему в 7 ч вечера вступил под пары.

Таким образом, за 57 ч парусного плавания корвет сделал 166 миль, что дает среднюю скорость 3 мили в час.

Плаванием под парусами пользовался для производства парусного учения, поворотов и примерного спасения упавшего за борт.



Корвет "Рында" в дальнем плавании

До вечера 26 августа ветер дул ровный с силой 3 балла, а к вечеру стих и погода стояла ясная.

В 3 ч утра 27 августа прошли меридиан маяка Аскольд, огонь которого увидели за 30 миль, в 7 ч утра подошли к о-ву Скрыплева, а в 8 ч встали на якорь на Владивостокском рейде.

Здоровье офицеров и команды вполне удовлетворительно.

От 4 февраля 1888 г.

Празднование столетия основания английской колонии в Сиднее было вообще весьма торжественно и совершилось по заранее составленной программе. Началось празднество это 12 (24) января открытием статуи Королеве Виктории, поставленной около входа в Альберт-парк, против памятника покойного мужа ее принца Альберта. Статуя эта отлита из бронзы и стоить на высоком мраморном пьедестале. Она изображает королеву во весь рост в короне и мантии, со скипетром и державою в руках. В этот же день был большой прием у супруги губернатора леди Коррингтон и в то же время в национальном парке был устроен праздник для детей бедных родителей. На этом празднике играла музыка с корвета, посланная туда, по просьбе распорядителей в замен музыки фрегата "Nelson", еще не пришедшего с моря.

На следующий день, 13 (25) января, была открыта земледельческая выставка.

14 (26) января, в настоящий день столетия, все суда на рейде были расцвечены флагами, а в полдень был произведен салюте военных судов и фортов в 21 выстрел. Корвет, по приглашению адмирала Ферфакса пришедшего накануне с эскадрой на рейд, также принимал участие как в рассцвечении флагами, так и в салюте. В этот же день была раздача пособий бедным и освящение места, отведенного под новый большой парк Континенталь-парк.

Вечером в здании бывшей всемирной выставки, был большой обед на 1000 персон, для всех приезжих представителей других колоний: в числе приглашенных были адмирал и все командиры английских и иностранных военных судов. Город и все парки и сады были в этот вечер блистательно иллюминованы.

15 (27) января, в продолжение целого дня, была гонка частных гребных и парусных судов и яхт; с военных судов принимались в гонку только 5-весельные вельботы для гребли. Губернатор с гостями и публикой находился во время гонки на большом пароходе "Arisada", компании Ориент-лайн, который был великолепно декорирован и где публика имела даровое угощение. Рейды за время гонки представляли весьма эффектный вид. Вечером в этот день был большой обед у губернатора, и затем у него же вечер, но без танцев.

16 (28) января — лошадиные скачки.

17 (29) января, в воскресенье, торжественные службы во всех церквях.

18 (30) января утром, закладка нового здания парламента, вечером большой концерт в здании выставки и в то же время министерский обед в парламенте. Обед этот затянувшийся за полночь, походил более на парламентерские дебаты, ибо он прошел весь в спичах, которые говорились всеми губернаторами, председателями верхних и нижних парламентских палат и представителями прессы всех колоний. Тема этих спичей преимущественно вращалась около идеи соединения или федерации таможенных доходов, причем, конечно, часть была за эту идею, а другая против.

19 (31) января, в здании же выставки, было угощение для матросов, как военных, так и коммерческих судов, в числе 2000 человек, с корвета было также приглашено 100 человек. Угощение состояло из холодных мясных блюд, пирожного и фруктов; для питья подавали лимонад, содовую воду и по 1/2 бутылки пива на человека. Дамы патронессы из сиднейского общества под председательством леди Коррингтон занимались угощением матросов, и как те, так и другие остались, кажется, вполне довольны этим днем. Матросами с английских военных судов, также как и нашими, было поднесено по букету леди Коррингтон, но наш букет вышел значительно изящнее и богаче, подносил его боцман, причем он удостоился поцеловать руку губернаторши. На лентах букета было вышито "from russian sailors". На следующий день, 20 января, праздник закончился великолепным фейерверком на рейде, который был одновременно пускаем со всех судов, фортов и разных мест берега. Военные суда также как и корвет, были снабжены от правительства, ракетами, разноцветными фонарями и бенгальскими огнями, которые по предварительному условию зажигались, следуя движению адмирала.

Всё расходы по устройству этого девятидневного празднества были сделаны исключительно из правительственных сумм и должны в общем итоге составить весьма крупную цифру.

21 января посетил корвет губернатор Нового южного Валлиса лорд Коррингтон с супругой; при съезде ему был сделан салют в 17 выстрелов.

23 января английская эскадра, в числи трех судов: фрегата "Nelson" под контр-адмиральским фдагом и 2 корветов ушла в Новую Зеландию. Эскадра эта возвратится к началу апреля, когда ожидается прибытие в Сидней нового английского крейсера "Orlando", назначенного флагманским судном, в замен фрегата "Nelson", который тогда возвратится обратно в Англию.

Мне сообщили в Сидней, что недавно все колониальные правительства Австралии и Тасмании вошли с просьбой к английскому правительству о назначении особого постоянного отряда военных судов, в числе 5, для надобностей собственно Австралии и защиты берегов ее, с тем что все расходы по содержанию этих судов колониальные правительства берут на себя, но при этом суда эти хотя и будут подчиняться на общем основании начальнику австралийской морской станции, но не могут быть им посылаемы куда либо за пределы берегов Австралии. Так как в удовлетворении этой просьбы имеется полная надежда, то правительство нового южного Валлиса, рассчитывая, что главной станцией для этих судов будет выбран Сидней, приступило уже, на свой счет, к обращению острова Гарден, лежащего посреди Сиднейской бухты, в небольшой военный порт, т. е. к устройству набережной с кранами и рельсовым путем, к которой суда могли бы подходить и швартоваться. Работы эти ведутся довольно быстро, не смотря на довольно большие природные затруднения и, как видно, денег на них не жалеют.

27 января на корвете окончились все работы в машине и в тот же день была сделана ей проба на якоре, причем все оказалось в полной исправности.

28 января, в 9 ч утра с корветом снялся с фертоинга с Сиднейского рейда и под проводкою лоцмана вышел под парами в море для следования в Мельбурн. В 10 ч выйдя за входные мысы, ссадил лоцмана и взял курс на 80, дабы отойти от берега. В 5 ч пополудни вступил под паруса и лег бейдевинд на левый галс, имея ходу до 8 узлов. В 9 ч вечера определили свое место по крюйс-пеленгу маяка Св. Джорджа, при чем оказалось, что корвет подало к берегу на 14 миль. На другой день утром 29 января, ветер продолжая отходить, установился от N0, и корвет имел тогда по временам ходу с лиселями до 10,5 уз.

30 января, в полдень, увидали о-ва Басова пролива; в то же время ветер, стихавший уже с утра совсем заштилел, почему в 3 ч пополудни вступил под пары.

31 января, в 6 ч утра взяли курс в Порт Филипс, в 8 ч утра приняли лоцмана с крейсировавшего бота и под проводкой его пошли в Мельбурн. В 10 ч утра прошли входные мысы и, следуя затем большим южным фарватером, в 1 ч пополудни стали на якорь на рейде порта Мельбурн. На рейде застали колониальные военные суда, блокшив корабль "Nelson" и канонерскую лодку "Victoria", остальные суда, монитор "Cerberus", лодка "Albert" и миноносец "Childers" стояли ошвартовившись в порту.

По постановке на якорь обменялись национальными салютами с кораблем "Nelson".

Переход из Сиднея в Мельбурн, расстоянием, по курсу, в 610 миль, сделан корветом в 3 суток и 4 ч; под парами прошли 250 миль в 30 ч и под парусами 360 миль в 46 ч.

На действие машины израсходовано угля 2450 пудов на сумму 223 руб. и смазочных материалов 20 пудов на сумму 137 руб. металлических.

В Сиднее закончился корветский кредитив прошлого 1887 г., а новый до сих пор еще не получен, почему для уплаты по судовым счетам, которые превышали остаток сумм старого кредитива, я должен был взять недостающую сумму под трату, и так как этим способом банк Нового южного Валлиса, в котором корвет акредитован, не желал отпускать деньги, то я разменял кредитив и принял недостающую сумму под тратту в количеств 1 560 фунтов стерл. в Сиднейском отделении Мельбурнского банкирского дома Dalgety С , в котором корвет также аккредитован. При этом, на основании здешних общих банковых правил, я должен был уплатить в банк с суммы, размененной по кредитиву, так же как и с суммы полученной под тратту.

За время стоянки в Сиднее, вследствие близости берега, офицеры и команда сильно страдали от укуса москитов. Один из таких случаев вызвал омертвение кожи и клетчатки на месте укуса и воспаление мышц у матроса, состояние здоровья которого теперь вполне удовлетворительно.

Здесь предполагаю простоять две недели, и этим временем воспользуюсь для окраски машины и трюмов, а также производством разных рейдовых учений, в которых ощущается надобность, после слишком 3-месячного перехода из Владивостока.

Отсюда иду на Новую Зеландию, в Aukland, затем в Нагасаки. Сейчас получил с почтой из Сиднея кредитив на 1888 г. № 58.

Здоровье офицеров и команды вполне удовлетворительно.

От 20 мая 1888 г.

15 марта сего года, получив почту с пришедшего ночью парохода в 9 ч утра, с вверенным мне корветом снялся с якоря с рейда Окланд и вышел в море для следования на острова Фиджи.

Пройдя острова, окружающее вход в Окланд, в 5 ч вечера вступил под паруса, имея ветер силой в 6 баллов, и, взяв один риф у марселей, лег по курсу в полный бейдевинд левого галса. После полуночи ветер стал еще усиливаться и дуть с сильными порывами и дождем, что вынудило в 3 ч утра, 16 марта, убрать брамсели и взять второй риф у марселей. 17 марта ветер стих до 3-4 баллов, корвет шел на фордевинд, имея поставленными все прямые паруса и лисели. 21 марта подошел к западной оконечности о-ва Kandavu. С 4 ч пополудни ветер начал стихать, а к заходу солнца корвет уже штилевал.

В 8 ч вечера вступили под пары и дали ход машине, взяв курс в горизонт нового маяка Solo. Маяк этот начал освещаться 1 февраля нового стиля сего года, о чем я был предупрежден в Сиднее. Огонь этого маяка имеет горизонт в 15 миль, при нем имеется рефлектор, сияние от которого вверх становится видным до 22 миль. В полночь, определив свое место по маяку, остановили машину и загребли жар в печах.

В 6 ч утра 22 марта, подняв пары, дали ход машине и пошли к входу в бухту Suva. Войдя в бухту стали на якорь против городской пристани. Военных судов на рейде не застали.

Переход от Окланда до Suva, расстоянием по курсу в 1164 мили, сделан корветом ровно в 7 суток. Под парами находились 14 ч и сделали 94 мили, а под парусами 6 суток и 10 ч и прошли 1070 миль.

Весьма крупная зыбь от SW преследовала корвет в продолжение всего перехода, размахи доходили часто до 35° сторону.

Европейская часть города Suva находится пока еще в младенчестве и имеет разбросанный неправильный вид. Город этот начал отстраиваться только с 1881 г., т. е. со времени перенесения резиденции губернатора из Levuko. Денежные средства островов Фиджи, а следовательно и благосостояние жителей, находятся почти исключительно в зависимости от ураганов, которые посещают их почти каждый год; хотя они не захватывают полностью весь архипелаг, а только часть его, но ту часть, которую ураган захватит, он разрушает совершенно, уничтожая все жилые постройки, плантации и сваливая все плодовые деревья, так что жителям остаются для пропитания только одни корнеплодные растения.

Во время стоянки в Suva, я принял на корвет 100 тонн угля, из которых часть, за неимением места в угольных ямах, была помещена на палубе. Такой запас угля я сделал в том расчете, что, судя по времени года, я могу встретить на пути в Самоа еще не установившийся пассат, т.е. штили и маловетрия (что вполне и оправдалось) и, следовательно, буду вынужден большей частью пользоваться машиной, а между тем на пополнение запаса угля в Самоа рассчитывать нельзя.

27 марта, в 9 ч утра, с вверенным мне корветом снялся с якоря с рейда Suva, и выйдя за рифы, взял курс для выхода из Архипелага проливом Zaremba. В море встретил штиль, сопровождавшийся беспрерывными ливнями без ветра, которые провожали корвет вплоть до Самоа. Большая зыбь, сопровождавшая корвет до Фиджи, продолжала и теперь все время беспокоить его; розмахи опять достигали 35° на сторону и число их доходило до 12 в минуту.

В полночь на 28 марта пересекли меридиан 180° в широте 18° 15'S.

28 марта, в 3 ч пополудни, вышли из архипелага Фиджи и взяли курс на остров Upolu, архипелага Самоа. 29 марта, в 5 ч пополудни, дабы дать отдых машинной команде, вступили под паруса, и при тех же обстоятельствах погоды, находились до 2 ч пополуночи 31 марта, когда снова вступили под пары. С рассветом 1 апреля увидели западные острова из Архипелага Самоа, и взяли курс в пролив между ними.

В 4 ч пополудни вошли в бухту Apia, где в 5 ч пополудни встали фертоингом. Дабы не ворочаться на якорях, завели с кормы стоп-анкер.

На рейде застали Сверо-Американских соединенных штатов корвет "Mohican" и германский военный крейсер "Adler". В 7ч утра следующего 2 апреля пришел на рейд германский же корвет "Olga". Все эти суда состоят стационерами на островах Самоа.

Переход из Самоа в Apia, расстоянием в 680 миль, сделан корветом в 5 суток и 8 ч. Под парусами прошли 60 миль в 34 ч и под парами 620 миль в 94 ч.



Корвет "Рында" в дальнем плавании Определение координат корабля по высоте солнца

На этом переходе я заметил, что скорость корвета под парами значительно уменьшилась против прежнего. Предполагая, что такое уменьшение хода может только происходить или от неправильного действия гребного винта, что весьма возможно при системе Бевиса, или же вследствие обрастания подводной части. Я по приходе в Apia, осмотрел водолазами как то, так и другое, и при этом оказалось, что лопасти винта, при всех поворотах их как на шаг, так и на парусное положение, а также и при повороте самого вала, что производилось в то время, когда водолазы были в воде, действовали совершенно правильно и всегда одновременно становились на подлежащие им марки и вообще всё наружные части яблока и лопастей были в полной исправности, в чем, вследствие особой прозрачности воды, можно было убедиться и со шлюпки.

Что же касается подводной части корвета, то вся обшивочная медь ее оказалась покрытой травой и ракушками, крепко к ней приставшими. Подзор же корвета, штевни и гребной винт были покрыты слоем ракушек до 2 дм толщины.

Находя полезным, для выигрыша в ходе, а вместе с тем и для сбережения угля, очистить теперь же подводную часть от наростов, я условился с туземцами на производство этой работы за 150 долларов. Несколько времени тому назад, такая же работа и за туже цену, была произведена туземцами на американском корвете "Adams", командир которого в оставленном им аттестате высказался вполне удовлетворенным ей.

На корвете очистка подводной части производилась туземцами с помощью ныряния, при чем для очистки от травы они употребляли скорлупу кокосовых орехов, а для ракушек, скребки. Проверка этой работы своими водолазами и ныряльщиками показала, что она выполнена вполне тщательно без пропусков.

На берегу в Apia германцами построен госпиталь для своих судовых команд, а также и небольшая мастерская для разных судовых исправлений. Кроме того, они имеют склад угля, количество которого, по контракту никогда не должно быть менее 400 тонн. Из этого склада я принял на корвет излишек в 35 тонн, по контрактной цене 75 шиллингов за тонну

6 апреля, в 8 ч утра, оставил рейд Apia и вышел в море для следования в Нагасаки. В море встретил маловетрие, с которым в 2 ч пополудни вступил под паруса, имя ходу 2 узла. Курс корвета я предполагал располагать сообразно тем, правда немногим сведениям, которые имеются в лоциях для этого пути, считая разумеется в то же время, что SO пассат уже установился, так как и до лоции, по сведениям, полученным на месте в Apia, крайний срок для этого считается, обыкновенно, половина апреля нового стиля.

Очистка подводной части, как оказалось, повлияла на ход корвета вполне удовлетворительно. Вместо SO пассата, на который мы имели право рассчитывать, корвет за весь переход имел одни только штили и маловетрия от разных румбов, преимущественно, однако попутные.

Вследствие же частых штилей, принужден был несколько раз прибегать к помощи машины, и таким образом до острова Ualan корвет сделал под парусами 860 миль, а под парами 1180 миль, на что употреблено 21 день, из которых 14 парусных 7 паровых. Плавание это было крайне беспокойное, вследствие беспрестанных брасопок рей и перенесения лиселей с одного галса на другой, что в то же время изнашивало такелаж, и хлопавшие постоянно паруса, гораздо более, чем это случается при свежих ветрах. Частые дожди, сопровождавшие корвет вплоть до экватора, который был пересечен около полдня 22 апреля в долготе 166° 20' О, также не мало способствовали неприятностям этого плавания.

12-го апреля, по осмотре винта, заметили, что одна из лопастей не вращается. Имея это в виду и не будучи в состоянии исправить повреждение лопасти без входа в док, я, дабы поспеть к сроку в Нагасаки, считал вполне возможным продолжать плавать под парами, не смотря на повреждение винта, но с условием принятия всяких мер предосторожности от дальнейших поломок, т. е. не давать большого хода, избегать давать задний ход и возможно чаще наблюдать за положением поврежденной лопасти. И действительно, корвет сделал после того до острова Ualan в совокупности почти 1200 миль под парами и никаких новых повреждений или изменений в положении лопасти за это время не случилось, При каждом действии центрального вала, что производится теперь вполне легко и свободно, а также и при каждом давании хода машине и остановки ее, наблюдали за винтом и положение поврежденной лопасти всегда оставалось без всякого изменения.





Внутренние помещения корвета "Рында каюты командира (вверху) и священника (в центре), и помещение динамо-машины

При плавании под парусами продолжали держать цельную лопасть в диаметральной плоскости, имея поврежденную, оставшуюся на своем шаге, в верху, дабы этим уменьшить по возможности ее сопротивление, а также и иметь ее всегда на виду. На скорость хода корвета под парусами, также как и на руль, положение поврежденной лопасти имеет, конечно, некоторое влияние, но оно весьма незначительно; для парового же плавания такое положение самое выгодное, если бы она остановилась по направлению близком к килю — другой крайний предел ее поворотливости — то при вращении машины дальнейшие поломки были бы весьма вероятны.

13 апреля, в 4 ч утра, корвет пересек обратно меридиан 180° в широте 10° 40' S.

Утром 27 апреля корвет заштилел в виду о-ва Ualan. В 2 ч пополудни вступили под пары и, дав ход машине, пошли вдоль западного берега о-ва с намерением подойти к нему для сдачи почты, взятой с Самоа, а также и для попытки приобрести фруктов и вместе с тем для собрания разных сведений об острове.

С NO пассатом кофвет шел до 6-го мая, когда придя в широту 20° N и долготу 147 0, он заштилел и затем получил маловетрие от NO и SO. Маловетрие, заменившее пассат, продолжалось 3 дня, наибольшее плавание было тогда 67 миль в сутки.

9 мая, находился на широте 22° N и долготе 145° О, в расстоянии 120 миль на N от северного острова Марианской группы Faralonas.

11 мая, отойдя от о-ва на 35 миль, при том же ветре вступили под паруса, продолжая идти в бейдевинд. С этого дня начинаются шквалы, с сильным, почти непрерывным дождем, что продолжалось вплоть до подхода к берегам Японии. 11 мая изорвало фок. Шквалы эти продолжались до утра 12 мая, когда ветер, продолжая дуть шквалами, начал отходить к N0, а утром 13 мая он со шквалом уже перешел разом к NNW, согнал корвет на 6 румбов с курса; затем ветер снова стал отходить к N0 и на этом румбе оставался до14 мая. Вдень 15 мая, по случаю высокоторжественного дня коронования их императорских величеств, после молебствия, корвет расцветился стеньговыми флагами и произвел салют в 31 выстрел.

С полночи на 16 мая, когда корвет шел под всеми парусами и лиселями, втер начал быстро свежеть и принудил уже к 2 ч ночи уменьшить паруса, до марселей в 3 рифа. Барометр, стоявший, не смотря на все предыдущие шквалы и почти не перестававший дождь теперь начал быстро падать и сила ветра достигала уже 10 баллов, то я предпочел выжидать на мете изменения погоды, и потому, закрепив фор-марсель, стал держаться под одним зарифленным грот-марселем, фок-стакселем и зарифленной бизанью. С рулем прямо на стопорах корвет держался тогда превосходно, чему много способствовало и то, что, не смотря на свежий ветер, волна была весьма незначительная; угол между пределами восхождения и снисхождения корвета не превышал 10°; ходу имели до 2,5 узлов и дрейфу до 4 румбов. После полдня того же 16 мая ветер начал постепенно стихать и в то же время барометр, упавший весьма быстро стал медленно подыматься, почему в 6 ч вечера, имея уже слабый противный ветер и небольшую зыбь, вступили под пары и взяли курс в Вандименов пролив.

18 мая, в 3 ч пополудни, прибыли на нагасакский рейд, где и стали на якорь.

На рейде застал английскую эскадру, состоящую из флагманского фрегата "Audacious", 2 корветов и яхты (последняя в доке).

По постановке на якорь произвели национальный салют, на который ответили с крепости, и затем салютовали адмиральскому флагу, на который отвечал фрегат "Audacious". Утром 19 мая английский адмирал посетил корвет, при съезде ему был произведен салют в 15 выстрелов.

Переход из Apia в Нагасаки, расстоянием по курсу в 4829 миль, был сделан корветом в 42,5 дня; из них 10 дней были под парами и прошли 1676 миль, а 82,5 дня под парусами, под которыми пройдено 3153 мили.

За переход от о-ва Ualan, продолжали ежедневно осматривать положение поврежденной лопасти и всегда находили ее без всякого изменения. Со времени повреждения этой лопасти, заднего хода машине ни разу не давали и причина, почему я избегал заднего хода, состоит в том, что лопасть может при этом броситься разом и с силою с теперешнего своего положения, т.е. с предала малого шага на предел большого шага, и при этом легко может сломаться штырь лопасти, последствием чего будет потеря самой лопасти, которая тогда обязательно должна вывалиться вон.

При плавании под парусами повреждено перо, имеющее все время положение, соответствующее рулю, положенному влево. Оно влияло этим более или менее, смотря по силе ветра, на действие руля, так что на правом галсе руль ходил слишком много на ветер, а на левом обратно под ветер и сообразно с этим приходилось уменьшать то передние, то задние паруса.

Все плавание корвета, со дня выхода, 5-го ноября прошлого 1887 г., из Нагасаки, до возвращения туда обратно 18 мая сего 1888 г., продолжалось 195 дней. За это время корвет сделал по курсам всего 15386 миль; из них под парусами 8440 миль в 68 суток и под парами 6 846 миль в 38 суток. На якоре стояли 89 дней. Число портов, посещенных за это время корветом, равняется двенадцати, из них два в Китайском море, три в архипелагах Филиппинских и Молукских островов, один в Новой Гвинее и два на островах западного Тихого океана.

На все плавание угля издержано 67472 пуда. Количество это могло быть значительно сокращено, если бы корвет начал свое плавание одним месяцем позже, ибо тогда вместо штилей и маловетрия, встреченных почти исключительно на всем пути от Маниллы до Новой Гвинеи и от островов Фиджи через Самоа до экватора, застали бы уже муссоны и пассаты, вполне установившимися, отчего уменьшилось бы число паровых дней. Впрочем, судя по всем имеемым лоциям, мы имели бы право рассчитывать вполне и теперь на установившееся уже ветры, но в этом году может быть только в виде исключения, этого не случилось.



"Рында" в дальнем плавании "С полночи на 16 мая, корвет шел под всеми парусами ... "

Из рапортов командира, капитана 1 ранга Кригера

От 9 марта 1894 г.

В Александрии простоял 7 дней. В виду того, что при предстоящем плавании спуск команды на берег вплоть до Коломбо представлялся бы затруднительным, я воспользовался здесь удобной стоянкой и дал возможность всей команде по отделениям быть на берегу.

26 января, в 3 ч 30 мин пополудни, имея пары в 8 котлах, снялся с якоря и вышел в море для следования в Порт-Саид. На пути, в продолжении часа, давал полный ход машине для снятия диаграмм. На другой день, 27 января в 8 ч утра, пришел в Порт- Саид, где и ошвартовался для принятия угля, который дешевле и лучше качеством, чем в Александрии, не говоря уже об удобстве погрузки, не имеющей себе равной во всем свете. 29 января в 8 ч утра, снялся со швартовов и вошел в канал, которым и следовал до Измаилии, где в тот же день стал на якорь в 4 ч пополудни, так как не желал производить излишние расходы на наем электрического компанийского фонаря, без которого следовать ночью по каналу нельзя. С рассветом, 30 января, продолжал следовать каналом до Суэца, на рейд которого прибыл в тот же день в 4 ч. Спустив лоцмана, дал ход машине; пройдя траверз плавучего маяка, взял курс на S.

31 января, в 9 ч утра, получив попутный NW, прекратил пары и вступил под паруса, под которыми и следовал до 5 ч вечера. 1 февраля, заштилевший ветер заставил вновь развести пары в 5-ти котлах. 5 февраля, имея значительную противную зыбь и ветер от SO, ход крейсера уменьшился до 6 узлов, я продолжал следовать в Аден, куда и прибыль 6 февраля в 11 ч вечера, застав на рейде английскую канонерку "Pigeon".

Всего пройдено от Порт-Саида до Адена 1310 миль. На внешнем рейде Адена есть затонувший английский пароход, который на карте огражден 3 огнями, но таковых в действительности не имеется, а поставлена только предостерегательная шлюпка с 3 фонарями. На внутреннем рейде работают землечерпательные машины, которые углубили его настолько, что суда, сидящие менее 24 ф., могут свободно становиться на якорь. На другой день по приходе, я сделал визит губернатору, в ответ на что губернатор, вместо личного ответа, прислал адъютанта со своей карточкой.

Пополнив запас угля, 23 февраля, в 7 ч 30 мин утра, снялся с якоря и, выйдя в море, взял курс на NO 75°, с расчетом в широте 14° N и долготу 56°0 подучить ветер от боле северных румбов.

26 февраля в полдень, не получив ожидаемого ветра, продолжал плавание применяясь к дуге большого круга.

27 февраля, в широте 13° 40,N и долгот 58° 55,0, получил ветер, почему прекратил пары и вступил под паруса.

5 марта ветер стих, почему в 9 ч 50 мин закрепил паруса и вступил под пары. В 9 ч вечера 6 марта, пройдя траверз маяка Minikoi в 4-х милях, взял курс на Коломбо. В 4 ч дня вошел в гавань и ошвартовался на бочке.

На рейде застал английское описное судно. Всего пройдено 2186 миль, со средней скоростью 6,9 узла; под парами 1566 миль и под парусами 620 миль.

Здоровье как офицеров, так и команды — прекрасно.

От 30 марта 1894 г.

В Коломбо простоял 8 дней. Пользуясь хорошей погодой, производил полную окраску судна, а также увольнял по отделениям команду на берег.

16 марта, окончив расчеты с берегом, в Зч пополудни вышел в море. 20 марта уничтожил девиацию главных компасов, а 24 марта, в 8 ч 30 мин утра, стал на якорь на Сингапурском рейде, где застал 2 английских крейсера канонерскую лодку и в гавани голландский колесный пароход.

Весь переход сделал под парами, так как полные штили не позволяли пользоваться парусами. Не смотря на жаркое время, от которого температура угольных ям поднималась иногда до 7СГК, как машинная команда, так и строевая, посылаемая в угольные ямы, выдержали переход хорошо и никаких заболеваний не было.

Всего пройдено 1623 мили. В Сингапуре остаюсь ожидать, согласно предписания начальника Главного Морского штаба, назначенного вновь командира крейсера, капитана 2 ранга Римского-Корсакова.

Из рапортов командира, капитана 2 ранга Римского-Корсакова

От 2 мая 1894 г.

2 апреля сего года принял крейсер от капитана 1 ранга Кригера исправно. Оставался на рейде Сингапура до 6 апреля потому, что еще ранее получил приглашение от султана Yohora прибыть к нему с офицерами 4 апреля во дворец, на материке, а не на самом острове, что давало возможность мне и офицерам обойти кругом весь остров Сингапур на пароходе и ознакомиться с условиями плавания проливом Old Strait, отделяющим о-в Сингапур от материка, о чем подробное описание мною будет представлено отдельно.

5 апреля, в полдень, султан в сопровождении сына, отдавая визит, осмотрел вверенный мне крейсер весьма подробно, при съезде был произведен салют по уставу и 6 апреля, окончив расчеты с берегом, в 8 ч утра снялся с якоря, имея пары в пяти котлах для следования в Гонг-Конг.

9 апреля, вечером, ввел шестой котел, так как, вследствие штилей и высокой температуры, тяга была крайне слаба. 13 апреля, в 2 ч утра, сделав переход по указанию лоции, подошел ко входу на Гонг-Конгский рейд, но за пасмурностью не вошел, а стал на якорь у о-ва Lingting, в 18 милях от рейда. В 7 ч утра снялся с якоря и в 9 ч вошел па рейд Гонг-Конга, где стал на бочку и отсалютовал по уставу нации и вице-адмиральскому флагу. Всего пройдено 1450 миль.

В Гонг-Конге простоял 7 дней. В течение первых 3 дней Пасхальной недели увольнял по очереди команду на берег, а 20 апреля, окончив накануне расчеты с берегом, в 8 ч утра снялся с бочки, имея пары в шести котлах и вышел в море для следования в Фучоу. 22 апреля вечером стал в Фучоу фертоингом. Консул заявил, что в числе детей членов русской колонии есть некоторые, которые не имели случая причаститься Св. таинстве а также есть еще трое, над которыми не совершенен обряд Св. Крещения, в виду чего мною была приглашена вся русская колония в первое воскресенье к обедни, а на другой день, командированный мною священник в Фучоу совершил обряд Крещения над теми тремя детьми, о которых просил консул.

27 апреля, в 11 ч утра, под проводкой лоцмана снялся с якоря и пошел вниз по реке Мин, пользуясь приливом. В 2 ч дня пройдя благополучно бар реки спустил лоцмана и вышел в море, где встретил довольно свежий ветер от N. Желая ознакомиться с парусными качествами крейсера, я прекратил пары и вступил под паруса, под которыми и лавировал двое суток, производя парусные учения и маневры. К вечеру 29 апреля ветер заштилел, почему закрепил паруса и в 8 ч дал ход машине, взяв курс на Нагасаки, куда и прибыл благополучно 2 мая.

Всего пройдено под парами 1106 мили, под парусами 170 миль.

От 28 июня 1894 г.

22 июня, в 7 ч утра, отдал швартовы и снялся с бочки. Выйдя в Амурский залив, имея тихую погоду, дождь и густую пасмурность, по совету с флагманским артиллеристом, проверочной стрельбы решил не производить и повернул обратно. В 10 ч отдал якорь в бухте Новик, а в 12 ч на спущенном паровом катере отправил флагманского артиллериста во Владивосток.

В 2 ч по возвращении поднял паровой катер и, оставаясь на якоре, производил полное артиллерийское учение. В 3 ч, подняв пары, вышел в море. На пути, артиллерийским офицером было сделано сообщение судовым офицерам о вновь присланных прицелах и о предстоящей тактической задаче, выбранной для примерно-боевой стрельбы. В 4 ч, находясь на параллели о- ва Двух Братьев по средине залива, спустил щит и пробил тревогу, по которой была произведена стрельба. В 6 ч пробил отбой, поднял щит и в 7 ч стал па якорь в бухте Гека (в заливе Сидеми), на глубине 7 саженей. Со спуском флага, спустил брам-реи и брам-стеньги.

23 июня поднял пары к 6 ч, снялся с якоря и пошел к мерной миле. Проходя ее с юга на север, проверил скорость с числом оборотов, поднял брам-реи, брам-стеньги и, спустив паровой катер (разведя на нем пары на боканцах), с шестеркой и четверкой, в 8 ч начал стрельбу минами. Минный офицер ознакомил всех флотских офицеров с устройством прицела и способом стрельбы. В 11 ч стал на правый якорь в бухте Воевода, а в 1 ч вновь снялся и продолжал минную стрельбу. В 4 ч прекратил пристрелку и стал на шпринг в той же бухте.

24 июня, в 7 ч, снялся со шпринга и продолжал стрельбу минами; проверив определенные накануне углы для 8-узлового хода, ввел два котла и продолжал стрельбу при 10-узловом ходе. В 11 ч стал на якорь у мыса Среднего, против бухты, на глубине 9 саженей, а в 2 ч снялся опять с якоря для продолжения стрельбы. Ветер засвежел от 80, пошел дождь и от волнения траектория мины была худо видна, почему в 3 ч прекратил стрельбу, поднял паровой катер и все шлюпки. Всего минами произведено 16 выстрелов. В 4 ч крейсер "Адмирал Корнилов" прошел ко входу во Владивосток и за ним лодка "Манджур". Подойдя к параллели мыса Бабкина, прекратил пары и, поставив все паруса, лег в бейдевинд левым галсом. В 5 ч 50 мин нашел шквал от SO, убрал бом-брамсели, брамсели, взял у марселей два рифа, убрал кливер и поставил фор-стеньги-стаксель. После ужина команды отдал оба рифа, поставил брамсели и кливер и продолжал лежать бейдевинд левым галсом, имея от 4 до 5 узлов ходу.

В 8 ч вечера, на параллели мыса Ломоносов, имея его под ветром, повернул через фордевинд и взял курс на мыс Фирсова. Ветер, дувший шквалами с дождем, по временам сгонял с румба, ход доходил до 6,5 узлов. В 10 ч открыл огонь маяков Ларионова и Поспелова, но маяка Речного не видел; вследствие дурной погоды и не различая совсем берегов, стал на якорь под парусами. Всю ночь свежий ветер дул шквалами с дождем.

25 июня, в 4 ч утра, берегов не было видно и прояснило немного только в 7 ч утра развел пары и, снявшись с якоря, пошел согласно предписания в Посьет. Ветер стал свежеть и дул сильными шквалами с дождем и пасмурностью. Пройдя параллель о- ва Желтухина, встретил большую волну, крейсер трудно выгребал, шквалы стали чаще и пасмурность увеличилась. В виду таких худых обстоятельств зашел в залив Славянский, где в 11 ч стал на левый якорь, поддерживая пары и имея брам-стеньги спущенными и реи разбрасопленными, с вытравленным до 40 саженей на клюз канатом.

26 июня, в 6 ч, при несколько стихшем ветре, снялся с якоря и пошел по назначению в Посьет. В 1 ч открыл вход в Посьет и в 1 ч 20 мин стал на правый якорь.

27 июня, в 6 ч утра, снялся с якоря и пошел к о-ву Фуругельм, подойдя к которому около 8 ч утра, в 2 милях его не видел, а потому признал осмотр его при таких обстоятельствах с крейсера невозможным, спустить же приготовленный паровой катер было нельзя из-за большой волны. В 9 ч ветер стал свежеть и я полагал, отойдя от берега, вступить до рассвета под паруса, но так как дурная погода не позволяла ни разу произвести стрельбу, решил зайти в Амурский залив, где в 5 ч 30 мин пополудни отдал якорь в бухте Воевода.

28 июня, в 8 ч утра, снялся с якоря. Спустив брам-реи и брам-стеньги, вошел в Амурский залив для производства стрельбы из орудий. По окончании стрельбы, в 11 ч стал на якорь в бухте Новик. После отдыха команды поднял рангоут и отдал паруса для просушки. В 2 ч пробил полную водяную тревогу, при чем был подведен пластырь и спущена спасательная ракета с устройством сообщены на берег. К 5 ч поднял пары и произвел проверку десанта, после чего, закрепив паруса, снялся с якоря и пошел во Владивосток.

От 20 августа 1894 г.

16 августа, согласно предписания начальника эскадры, в 7 ч утра, снялся с бочки Владивостокского рейда. Войдя в Амурский залив, сделал сообщение офицерам о плане предстоящей стрельбы и в 9 ч, придя на параллель о-ва Двух Братьев, спустил два щита, после чего, отойдя на 12 кабельтов, произведена была стрельба из ружейных и Готчкиса стволов, установленных на 6 дюймовых орудиях, с пробитием пожарной тревоги и примерным спуском минного катера. В 10 ч 30 мин пробил отбой. Во время стрельбы начался дождь и нашла пасмурность. Окончив учение поднял щиты и пошел в Славянский залив, где в 12 ч 45 мин стал на якорь в бухте Туламу, на глубине 8 саженей. В 3 ч поднял пары и при прояснившемся небе, снявшись с якоря, вышел в море. Пройдя меридиан о-ва Циволька и отойдя по параллели на 7 миль, в 5 4 поставил все паруса и лег в бейдевинд левым галсом. Перед спуском флага произвел парусное учение, убрав верхние паруса и у марселей было взято два рифа и тот час опять вступил под все паруса. После спуска флага ветер стал заходить и стихать, крейсер перестал слушаться руля. В 9 ч находился на параллели о- вов Римского-Корсакова, течением сильно нажимало на подветренные о-ва, почему поднял пары, убрал паруса и отошел на 80-12 миль, а в 11ч ночи вступил снова под паруса. Всю ночь штиль и маловетрие от разных румбов.

17 августа, с 9 до 11 ч производил парусное учение, с 2 до 5 ч подготовлял 6-дм орудия к стрельбе, с проверкой знаний учеников специалистов, а вечером снова произвел парусное учение. Со спуском флага находясь на параллели мыса Гамова, лег в бакштаг левым галсом неся соответствующие паруса. В 11 ч ночи, придя на параллель маяка на о-ве Аскольд, повернул через фордевинд и лег бейдевинд правым галсом, имея по временам до 4 узлов ходу. В 3 ч ветер стих. В 8 ч. утра привел в бейдевинд правым галсом и в 9 ч имея 4 узла ходу, повернул оверштаг, при чем поворот сделал в 8 минут между 13 румбами. С 9 до 11 ч производил парусное учение. В 11 ч. ветер стал стихать, закрепил грот и начал разводить пары. В 1 ч закрепил паруса и вступил под пары. В 2 ч спустил два щита, пробита была тревога и произведена стрельба из орудий и ружей. В 5 ч 30 мин поднял щиты и пошел к якорному месту у о-ва Путятина, где в 6 ч 10 мин отдал якорь па глубине 8 саженей.

19 августа, в 8 ч утра снялся с якоря под парусами и обойдя о-в Аскольд, в 11 ч закрепил паруса, дал ход машине и лег на о-в Скрыплев. В 1 ч показался крейсер "Адмирал Нахимов". В 2 ч, пройдя меридиан маяка на о-ве Скрыплев, уменьшил ход и 20 августа, в 5 ч прибыл на Владивостокский рейд.

От 31 октября 1895 года.

30 сентября, в 4 ч пополудни, имея в готовности пары, отдал швартовы с бочек и вышел из Порт-Саида. Выйдя за мол, салютовал египетскому флагу, на что тотчас же получил ответ с батареи. До полночи имел маловетрие и располагал с рассветом подойти к проливу между островами Крит и Casso. Задувший в полночь ветер свежел и к восходу солнца, 1 октября, дул с силою 7 баллов, разведя крупную волну, вследствие чего, для уменьшения перебоя винта, а также, чтобы крейсер не принимал много воды баком, должен был уменьшить ход. К 8 ч утра ветер еще засвежел до 9 баллов и, при совершенно ясном небе, дул сильными порывами. Крейсер едва имел 2-3 узла ходу. Для облегчения ударов волн, изменил курс на 4 румба влево, поставил фока-стаксель, триселя и бизань с взятым одним рифом и легко пошел от 6 до 7 узлов. Этим курсом продолжал лежать, чтобы скорее укрыться под берегом острова Крита. Но подойти к нему удалось только к 7 ч вечера, и так как ветер не стихал, то лег вдоль южного берега, в расстоянии 3 миль от него. Море за берегом было спокойное, но с гор по временам налетали сильные шквалы.

2 октября, в 8 ч утра, обогнув остров Крит, взял курс прямо в Пирей; ветер стих и море улеглось, пошел полным ходом и к Пирею подошел 3 октября, к 3 ч утра, а так как ночью карантинный врач не выезжает и, кроме того, мне не было известно место в Пирейской гавани, то отдал якорь, не входя в гавань, в 2 кабельтовых от берега. В 8 ч утра салютовал нации, на что было отвечено с флагманского броненосца "Psara" и затем флагу командора, адъютанту Его величества короле Эллинов, капитану I ранга Kriazus, на что тотчас же было отвечено с броненосца "Psara" равным числом выстрелов. В это же время получила свободный пропуск и приехавший с рапортом командир мореходной канонерской лодки "Черноморец" сообщил о свободных местах, предоставленных моему выбору. Поднял якорь и в 9 ч стал на оба якоря, завезя швартовы с кормы. Всего от Порт-Саида до Пирея пройдено 684 мили.

По обмене визитов на рейде, на другое утро поехал в Афины с визитом к нашему посланнику и по его указанию расписался в книге Его королевского высочества наследного принца Регента, которому имел честь представляться с двумя офицерами от кают-компании.

6 октября, в исходе 4 ч пополудни, при свежем южном ветре, в гавань вошел крейсер "Разбойник". Но, вследствие только что в этот день вышедшего правила о 5 дневном карантине для судов, приходящих из Египта, командир "Разбойника" сообщил мне, что он уходит в Саламинскую бухту. По окончании срока карантина;

II октября, "Разбойник" перешел в Пирейскую гавань. 19 октября, на пароходе Русского общества из Черного моря прибыло 60 человек команды с мичманом Эллисом, назначенным на вверенный мне крейсер. 22 октября, 58 нижних чинов, подлежащих увольнению и запас, а, равно и 22 музыканта (хора начальника эскадры Тихого океана), с лейтенантом Хирьяковым, были отправлены в Одессу.

17 октября, в память чудесного избавления Их величеств и Августейшей Семьи от грозившей опасности при крушении поезда, на вверенном мне крейсере, в присутствии всех командиров и свободных от службы офицеров и нижних чинов, был отслужен благодарственный молебен.

В 20 октября, в день первой годовщины кончины Его императорского Величества Государя Императора Александра Александровича, по просьбе посланника, я с командиром крейсера "Разбойник", по 3 офицера с каждого судна и 70 человек команды, ездили в церковь в Афины, куда к слушанию панихиды прибыл Его королевское высочество наследный принц Регент. На рейде оставался командир дежурной лодки "Черноморец", а все свободные были на вверенном мне крейсере, где после заупокойной литургии, была отслужена панихида, для слушания которой прибыли с французского станционера "Petrel" офицеры и нижние чины, без всякого с моей стороны уведомления.

21 октября был отпразднован но уставу.

Оглавление книги


Генерация: 0.208. Запросов К БД/Cache: 3 / 1