Глав: 7 | Статей: 64
Оглавление
Вторая половина XX века стала временем глобального противостояния СССР и США, временем, когда человечество неоднократно оказывалось на краю ядерной бездны. Главным аргументом сверхдержав в их многолетнем соперничестве стало стратегическое оружие — баллистические ракеты наземного и морского базирования.

Ракетные войска стратегического назначения, Войска противоракетной и противокосмической обороны СССР десятилетиями были тайной за семью печатями для всего мира, а особенно для советских граждан. Но времена изменились, и на страницах этой книги представлена история появления, развития и совершенствования самых секретных войск Советского Союза, эволюция советской военной стратегии в ракетно-ядерную эру. Четыре с лишним десятилетия великой ракетной гонки, история ракетного меча и щита СССР от рождения до расцвета, а затем заката.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Глава 10. Раскол

Глава 10. Раскол

Еще в период проектирования ракеты Р-7, в конструкторском бюро С.П. Королева возник конфликт, имевший далеко идущие последствия.

Сергей Павлович Королев всю свою жизнь был ярым сторонником строительства жидкостных ракет, на которых в качестве окислителя использовался жидкий кислород. Однако подобные ракеты имели массу недостатков, о которых шла речь выше, что абсолютно не устраивало военных заказчиков.

Его заместитель, Михаил Кузьмич Янгель (1911–1971), считал возможным использовать в качестве окислителя азотную кислоту, что позволяло хранить заправленную ракету в течение длительного времени в постоянной готовности к пуску. Однако азотная кислота тоже имела серьезные недостатки: она крайне агрессивна, разъедает топливные баки, а при соединении с топливом моментально самовоспламеняется, угрожая взрывом ракеты с ядерным зарядом прямо на стартовой позиции.

Тем не менее, Янгель считал, что преимущества подобных ракет все же перевешивают минусы, и ратовал за разработку МБР на высококипящем топливе. Однако Королев так не думал, поэтому отношения двух талантливых конструкторов из теоретического спора вскоре переросли в настоящую войну с непредсказуемым результатом. В этих условиях министр вооружения. Д.Ф. Устинов пошел на решительный шаг — он разделил конструкторское бюро на два, назначив их руководителями Королева и Янгеля.

В 1954 году Янгель со своими сотрудниками перебрался на Украину, в город Днепропетровск, создав при строящемся ракетостроительном заводе (будущий всемирно известный Южмаш) Особое конструкторское бюро № 586. Здесь ему предстояло создать ракету средней дальности на высококипящем топливе, получившую обозначение Р-12 (8К63).

Постановление Совета Министров СССР «О создании и изготовлении ракет Р-12 (8К63) с началом летно-конструкторских испытаний — апрель 1957 г.» появилось на свет 13 августа 1955 года, а менее чем через два года, 22 июня 1957 года, с полигона Капустин Яр с наземной пусковой установки стартовала первая опытная ракета.

Начальник испытательного управления полигона, генерал А.С. Калашников вспоминал:

«Изделие доставили на полигон в начале 1957 года. Надо отметить, что это была первая отечественная ракета, у которой несущей поверхностью являлись стенки баков окислителя и горючего. Кроме того, выход двигателя на режим осуществлялся без предварительной ступени по принципу так называемого пушечного пуска. В системе стабилизации движения по заданной траектории также впервые были применены системы боковой стабилизации (БС) и нормальной стабилизации (НС)».



Пристыковка головной части ракеты Р-12.

В сентябре 1958 года пуск Р-12 продемонстрировали Хрущеву, который распорядился начать ее серийное производство, хотя летные испытания еще не завершились. К тому же, истинные результаты показательного (вернее, показушного) пуска, значительно отличались от объявленных, что признавал и начальник испытательного управления Калашников: «13 сентября 1958 года на вторую площадку полигона прибыли руководители партии и правительства. Их встречали М.И. Неделин, главные конструкторы. Мне было поручено находиться на площадке, готовить к пуску ракету, а по прибытии высоких гостей встретить их, доложить об Р-12 и работах, проводимых на старте, показать бункер, в котором размещалась пусковая аппаратура.

В запланированное время на стартовую позицию прибыли гости. Я встретил Н.С. Хрущева, который шел в сопровождении М.И. Неделина и М.К. Янгеля, представился и коротко доложил о работах на старте. Н.С. Хрущев задал ряд вопросов по ракете, комплексу в целом. Я старался подробно отвечать на них, но М.И. Неделин торопил меня. Ведь ракета, заправленная всеми компонентами топлива, находилась уже в 15-минутной готовности к старту. Поэтому очень скоро мы прошли в бункер…

В назначенное время прозвучала команда „Старт“. Ракета медленно оторвалась от пускового устройства и, набирая скорость, стала уходить по заданной программе к цели на дальность 2000 км… И вдруг с поля падения прозвучало: „Видели. Отклонения: по дальности перелет 1100 метров, по направлению — влево 5400 метров…“

Все ожидали данных по точности. Внизу на площадке царило радостное оживление. Присутствовавшие находились под впечатлением пуска. Советоваться и обсуждать положение было не с кем. М.К. Янгель и М.И. Неделин занимались гостями. Взвесив все „за“ и „против“, объявил: „Ракета достигла заданной цели и отклонилась от точки прицеливания: по дальности — перелет 1100 метров, по направлению — влево 540 метров“, сознательно занизив цифру отклонения.

Какое ликование началось на наблюдательном пункте! Руководители партии и правительства, военачальники горячо поздравляли, обнимали, целовали М.К. Янгеля. А у меня был другой настрой»[7].

Советские маршалы столь страстно желали иметь в своем распоряжении эффективные ядерные ракеты (и были уверены, благодаря вышеприведенным докладам, в их высоких боевых качествах!), что Р-12 начали собирать одновременно на двух заводах — Южном машиностроительном в Днепропетровске и Омском авиационном заводе № 166.

Несмотря на то, что дальность полета Р-12 (2000 км) была в несколько раз меньше, чем у Р-7, размеры новая машина имела не менее впечатляющие — длина 22 м, максимальный диаметр корпуса — 1,65 м, стартовая масса 41,7 т. Мощность отделяемой в полете термоядерной боеголовки составляла одну мегатонну.

Для пуска ракет Р-12 первоначально использовалась только наземная пусковая установка, а для установки ракеты на стартовое сооружение (стол) применялся установщик ракеты портального типа 8У210 в виде полуприцепа к одноосному тягачу МАЗ-529В.

Руководящие документы по боевому применению ракет Р-12 установили для комплекса четыре степени готовности:

Готовность № 4 или постоянная — ракета Р-12 находится в проверенном состоянии на технической позиции, при этом ядерная головная часть хранится отдельно. Срок хранения — до семи лет. Минимальное время подготовки к пуску — 3 часа 25 минут.

Готовность № 3 или повышенная — ракета на технической позиции, приборы установлены, а головная часть пристыкована. Срок хранения — три года. Время до пуска — 2 часа 20 минут.

Готовность № 2 или повышенная первой степени — ракета на боевой позиции и установлена на стартовом столе. В систему управления введены все необходимые для пуска данные, а рядом с ракетой находятся машины-заправщики топлива. Время нахождения в готовности — до трех месяцев. Время до пуска — 1 час.

Готовность № 3 или полная — заправлены основные компоненты топлива, произведено прицеливание. Время нахождения в готовности № 1 — месяц, время до пуска — 30 минут.

После показательных пусков баллистических ракет, которые наблюдали кремлевские вожди, у Хрущева (в молодости, по официальной версии, трудившегося в шахте) родилась идея: упрятать ракеты под землю.

Вот что пишет об этом генерал Калашников:

«Уже через несколько дней после показа меня вызвал М.И. Неделин и поставил ряд новых задач. Одна из них была необычной.

Маршал сформулировал ее так: „Н.С. Хрущев дал задание проработать возможность размещения ракет в специальных шахтах. Поэтому, никого не привлекая, подумайте и подготовьте в общих чертах возможные конструктивные решения. Пуск ракеты должен производиться из шахты. Первую, для ракеты Р-12, будем создавать здесь. М.К. Янгель знает об этом. С ним встречайтесь и советуйтесь. Через месяц прилечу сюда, и вы доложите“.

Я тут же встретился с Михаилом Кузьмичом, и мы обсудили несколько вариантов. Остановились на трех:

1. Шахта для одной ракеты, установленной на пусковом устройстве, и рядом с ней сооружение, в котором размещаются технологические системы, проверочно-пусковая аппаратура и все оборудование, необходимое для подготовки и проведения пуска.

2. Четыре шахты, расположенные по углам квадрата (40х40 м), и одно сооружение с требующимися для подготовки и пуска технологическими системами, проверочно-пусковой аппаратурой и другим оборудованием.

3. Одна шахта, в которой на вращающемся пусковом барабане размещаются четыре ракеты. Они последовательно подаются и запускаются через один выход. Сооружение с сопутствующими системами так же, как в двух других вариантах, располагается вблизи…

Встретившись с М.К. Янгелем, я рассказал ему о поступивших вводных. Решили остановиться на первом варианте — создать шахту для одной ракеты…

В сентябре 1959 года был подготовлен и проведен первый пуск ракеты Р-12 из шахты. Боевой расчет состоял из испытателей полигона и специалистов из конструкторских организаций М.К. Янгеля и В.П. Бармина (1909–1993). Р-12 свободно вышла из шахты, легла на расчетную траекторию. До 57-й секунды полет проходил нормально, а на 58-й ракета потеряла устойчивость и устремилась к земле»[8].

Тем не менее, опыт сочли удачным — ведь ракета из шахты вышла нормально, поэтому вскоре началось массовое строительство шахтных пусковых установок для баллистических ракет.

4 марта 1959 года ракета средней дальности Р-12 была официально принята на вооружение, после чего началось крупномасштабное развертывание полков и дивизий, эксплуатировавших новый ракетный комплекс. Этот процесс шел столь быстрыми темпами, что в декабре того же года появилось постановление Совета Министров СССР о создании нового вида вооруженных сил — Ракетных войск стратегического назначения.

Успехи советского ракетостроения отметили и за океаном. Главный американский разведчик, директор ЦРУ Аллен Даллес констатировал:

«Безусловно, испытания ракет, проведенные Советским Союзом в 1957 году и позже, показали, что СССР находится на достаточно высоком уровне в области создания межконтинентальных баллистических ракет. Запуск ракет на расстояние 7–8 тысяч миль в центральный район Тихого океана был хорошо разрекламирован, точно так же как и выведение первого спутника на орбиту.

Испытания ракет средней дальности действия также, очевидно, имели положительные результаты. Однако неизвестно было, установят ли русские свои громоздкие и неуклюжие, хотя и достаточно эффективные, межконтинентальные баллистические ракеты первого поколения на боевых позициях или же подождут появления ракет второго или третьего поколения. Намерены ли они как можно скорее использовать результаты временного превосходства в области ракетостроения?

Теперь, по-видимому, на этот вопрос надо ответить, что они избрали более упорядоченный план ракетостроения»[9].

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.086. Запросов К БД/Cache: 3 / 1