Глав: 26 | Статей: 26
Оглавление
«Пантера» - безусловно, один из наиболее известных тяжелых танков, принимавших участие во Второй мировой войне. Катализатором создания этой не предусмотренной в системе танкового вооружения Вермахта боевой машины стал советский танк Т-34. Массового среднего танка из «Пантеры» не получилось, зато вышел массовый тяжелый танк, выпущенный в значительно больших количествах, чем «Тигр». С момента своего появления на фронте в 1943 году и до самого конца войны эта «хищная кошка» была постоянной головной болью советских, американских и английских танкистов.
Михаил Барятинскийi

ОЦЕНКА МАШИНЫ

ОЦЕНКА МАШИНЫ


Ни один другой германский танк периода Второй мировой войны не вызывает до сих пор столь противоречивых оценок специалистов, как «Пантера». Причем их спектр колеблется от сдержанно-неприязненных до восторженных. Не претендуя на истину в высшей инстанции, автор попробует дать свой вариант такой оценки.

Прежде всего необходимо определиться с классификацией. Немцы от -носили «Пантеру» к средним танкам, и у них имелись на то основания - «Тигр» был на 11 т, а «Королевский тигр» на 24 т тяжелее. Правда, следует учитывать, что немцы перешли на классификацию танков по боевой массе только с 1943 года, и путаница с этим вопросом у них оставалась большая. Если же брать за основу советский или американский опыт, то «Пантера» при своей массе в 44,8 т, однозначно, тяжелый танк. Наш ИС-2 весил 46 т, а американский М26 «Першинг» - 41,5 т. Поэтому традиционно приводимое сравнение с 30-тонными Т-34-85 и «Шерманом» представляется не вполне корректным. Однако, анализируя характеристики «Пантеры», волей-неволей приходится вспоминать и об этих наиболее массовых боевых машинах Второй мировой войны, так как именно с ними «пантеры» встречались на поле боя наиболее часто.

Давая оценку конструкции «Пантеры», следует начать с компоновки. Как известно, компоновкой танка называется взаимное расположение в забронированном объеме рабочих мест экипажа, вооружения, силовой установки, агрегатов, механизмов и систем. Главная задача компоновки - получить высокие боевые и эксплуатационные показатели при малой массе, размерах и стоимости машины. Основная возможность ее решения - уменьшение внутреннего забронированного объема, которое, при сохранении рационального соотношения размеров, сокращает площадь броневой зашиты, а при заданной степени бронирования - и массу корпуса с башней. Полученный таким образом резерв массы обычно используется для повышения огневой мощи и броневой защиты. Поэтому малый забронированный объем является показателем совершенства компоновки, необходимой предпосылкой для получения высоких боевых и технически к характеристик танка.

У «Пантеры» дело с эт им обстоит совсем плохо, что наглядно демонстрирует приводимая таблица.



«Пантера* Ausf.G, подбитая на улицах Познани в январе 1945 года. Обращают на себя внимание две сквозные пробоины в лобовой броне корпуса.

При наибольшем внутреннем объеме «Пантера» вооружена и бронирована слабее, чем танки, создававшиеся для борьбы с ней. В чем же причина? Неужели немецкие конструкторы были глупее советских и американских? Конечно же, нет. Просто основным требованием к компоновке для них стало обеспечение эффективного применения вооружения. Главное внимание уделялось обеспечению высокой скорострельности, достигнутой за счет применения артсистемы среднего калибра и удобства работы экипажа в боевом отделении. Требуемое бронебойное действие удалось получить за счет высокой начальной скорости и конструктивной отработки снарядов.

При меньшем, чем у ИС-2, диаметре башенного погона в свету (1650 мм против 1800 мм) ширина рабочего места наводчика в плечах у «Пантеры» - 560 мм, а у советского танка - 520 мм. Относительная длина отделений управления и боевого у «Пантеры» составляла 70% длины корпуса, а у ИС-2 - только 53%.

Столь значительный объем «обитаемых» отделений танка безусловно создавал комфортные условия для работы экипажа из пяти человек, значительно более комфортные, чем у любого танка антигитлеровской коалиции. Немцы добились этого, главным образом, благодаря использованию компоновки с передним расположением трансмиссии, широко применявшейся на немецких танках и имевшей ряд преимуществ. В частности, совмещение отделения управления с трансмиссионным сокращало число изолированных отделений в танке и способствовало уменьшению длины корпуса. Облегчалось центральное размещение боевого отделения с тяжелой башней и оставалось место на подбашенном листе корпуса для люков водителя и радиста. Конструкция приводов управления была простой, а обслуживание агрегатов трансмиссии удобным.

Основной недостаток такой компоновки, свойственный, естественно, и «Пантере», состоял в увеличении обшей высоты машины. Высота пола боевого отделения над днищем (у «Пантеры» - 500 мм) лимитировалась карданным валом, проходившим на уровне коленчатого вала двигателя. Сложно было осуществить эффективное охлаждение трансмиссии, сильный нагрев которой ухудшат условия работы водителя и радиста. Огромные трудности возникали при демонтаже вышедшей из строя трансмиссии. Стремясь облегчить процесс извлечения из танка коробки передач и механизма поворота, выполненных в едином блоке, немецкие конструкторы сделали лист крыши отделения управления съемным. Подобное решение, увеличивая длину отделения управления (и танка в целом), обусловило наличие в нем неиспользованного объема.-





Брошенная экипажем «Пантера» Ausf.G. Венгрия, район озера Балатон, 1945 год.


Подбитая «Пантера» Ausf.G позднего выпуска. Маска орудия - с «юбкой». Место попадания в маску отмечено белой краской. Район озера Балатон, 1945 год.


Сгоревшая «Пантера» варианта G. Крышки люков водителя и пулеметчика выбиты внутренним взрывом. Франция, 1944 год.



«Пантера» модели С, подбитая прямым попаданием осколочно-фугасного снаряда большого калибра с близкого расстояния. Район Будапешта, февраль 1945 года.

Осуществление же этой операции в полевых условиях оказалось делам очень сложным и трудоемким. Вышедшие из строя из-за отказов трансмиссии танки чаще отправляли на тыловые ремонтные заводы В том числе и по этой причине в 1944 году из 2680 подбитых и неисправных «пантер» было восстановлено только И0.

Увеличению высоты танка способствовало и неудачное решение элементов подвески, при котором торсионы, расположенные над днищем, занимали 213 мм высоты корпуса. Размещение над днищем 32 торсионов исключало возможность полезного использования объема между ними. Применение подобной подвески было вызвано стремлением повысить плавность движения и обеспечить, таким образом, ведение прицельного огня с ходу, не внедряя стабилизатор наведения, создать который немцы так и не сумели. Плавность движения действитсльно повысилась, но вести прицельный огонь с ходу было нельзя.

Оставляла желать лучшего и конструкция ходовой части. Шахматное расположение большого количества катков дало возможность снизить нагрузку на каждый из них и ограничиться тонкой обрезинкой, избежав ее систематического перегрева и разрушения (свойственного, например, советскому Т-34). Вместе с тем ходовая часть «Пантеры» вызывала ярость у немецких танкистов своей сложностью в эксплуатации и ремонте. Широко известен пример с грязью и снегом, которые, забиваясь зимой между катками днем, ночью замерзали, лишая танк возможности двигаться. Кроме того, для демонтажа поврежденного катка из внутреннего ряда приходилось снимать четыре-пять катков из наружных рядов. К тому же ходовая часть с шахматным расположением катков является самой тяжелой, по сравнению с другими типами ходовых частей.


«Пантера» Ausf.G проходит через заграждения Берлинского укрепрайона. Февраль 1945 года.


Колонна «пантер» танковой дивизии «Мюнхеберг» выдвигается к линии фронта. Район Кюстринского плацдарма, март 1945 года.

Наряду со стремлением обеспечить высокую эффективность применения вооружения для немецких конструкторов одним из ведущих требований к компоновке являлось обеспечение хорошей маневренности танка. Этого им удалось добиться за счет удачной конструкции механизма поворота, а также снижения отношения длины опорной поверхности к ширине колеи -

L/B. У «Пантеры» это отношение равнялось 1,5 (у ИС-2 - 1,78, у «Шермана» - 1,82, у Т-34 - 1.5), благодаря чему огромная 45-тонная машина разворачивалась буквально на пятачке.

К удаче можно было бы отнести и конструкцию силовой установки, в частности, оригинальное расположение агрегатов системы охлаждения и топливных баков, если бы не целый ряд технических недостатков, связанных главным образом с недоведенностью двигателя и, как следствие, с низкой эксплуатационной надежностью, от которых не удалось избавиться вплоть до конца войны.

Говоря о конструкции «Пантеры» в целом, можно сделать вывод, что из-за спешки при проектировании и освоении

серийного производства были допущены принципиальные ошибки, приведшие к неоправданному увеличению массы и габаритов танка. В процессе проектирования масса «Пантеры» возросла с 35 т по тех заданию до 45 т. Из-за избыточного внутреннего объема корпус стал на полметра длиннее, чем у более тяжелого, но более компактного «Тигра».


Танк варианта G позднего выпуска, подбитый в пригороде Берлина. 1945 год.


«Пантера» модели G в, так называемом, «засадном» камуфляже. 1945 год.


Во время боев в Берлине «пантеры» широко использовались в качестве неподвижных огневых точек (слева и внизу).


Добиваясь выполнения уже упомянутых выше параметров: эффективного применения вооружения, минимального отношения L/B и обеспечения плавности хода, - немецкие конструкторы принесли в жертву многие другие характеристики танка. «Пантера» получилась дорогой, сложной в производстве, эксплуатации и ремонте.

Что же касается огневых возможностей «Пантеры», то они находились на очень высоком уровне. На дистанции 1000 м «Пантера» могла поразить все танки, кроме ИС-2, оставаясь практически неуязвимой для Т-34-85 и «Шермана» (даже с длинноствольной 76-мм пушкой). Пробить лобовую броню ИСа она могла только с 500 м. Однако при боевом столкновении шансы этих двух танков уравнивались за счет других показателей. «Пантера» имела более совершенный и качественный прицел, большие боекомплект и скорострельность, существенно лучшие маневренные характеристики. Все эти показатели и позволяли «Пантере» в большинстве случаев добиваться победы над ИС-2.


Корпуса, башни и другие узлы и детали поврежденных «пантер», захваченные союзными войсками

на одном из немецких танкоремонтных заводов.



«Пантеры» принимали участие в боевых действиях вплоть до последних дней Великой Отечественной войны. Подбитый танк модели G из состава 17-й танковой дивизии Вермахта. Чехословакия, май 1945 года.

«Пантеру» принято считать лучшим германским танком второй мировой войны, причем в наибольшей степени приближенным по характеристикам к современному понятию «основной». Насколько верно это утверждение? Во второй его части однозначно нет! Для основного танка «Пантера» имела слишком несбалансированные характеристики. Хотя это был менее ярко выраженный оборонительный танк, чем «Тигр» и «Королевский тигр», которые можно рассматривать уже почти как противотанковые САУ с вращающейся башней, он значительно ближе к ним, чем к более сбалансированному среднему Pz.IV . Будучи по массе и габаритам тяжелым танком, «Пантера» вооружалась как средний. Тут мы вплотную подходим ко второй ошибке германского танкостроения Первая связана с танками Pz.III и Pz.IV . Эти два танка вместе были не нужны - нужен был только Pz.IV . Вторая, по мнению автора, связана с «Пантерой».

«Пантера», призванная играть роль среднего танка, изначально предназначалась для замены Pz.IV , но этого не произошло, и «четверка» выпускалась вплоть до конца войны параллельно с «Пантерой». С ролью тяжелого танка, с точки зрения боевой мощи и количества выпущенных машин, вполне справлялся «Тигр». В этой ситуации невольно задаешься вопросом: а не стала ли «Пантера» лишней? С точки зрения критерия «стоимость + эффективность» значительно проще и дешевле было вооружить 75-мм пушкой в 70 калибров Pz.IV , тем более что такой проект предлагался. Связанное с этим увеличение массы не могло слишком отрицательно сказаться на тактико-технических характеристиках этой технически хорошо отработанной, надежной и простой в эксплуатации боевой машины. Однако немцы пошли на все издержки, связанные с разработкой и запуском в производство в середине войны двух совершенно новых танков - тяжелого и «почти» тяжелого, что являлось большой, если не роковой ошибкой. Несмотря на то. что «Пантера» была безусловно сильным и грозным противником, все выше сказанное не позволяет автору безоговорочно считать ее лучшим германским танком Второй мировой войны.

Оглавление книги


Генерация: 0.138. Запросов К БД/Cache: 0 / 0