Глав: 9 | Статей: 9
Оглавление
С танком БТ-7, как правило, ассоциируется все семейство легких советских колесно-гусеничных танков БТ. И это не случайно. Танков БТ-7 было выпущено больше, чем его предшественников — «собратьев» по семейству — БТ-2 и БТ-5. Кроме того, «семерка» конструктивно и технологически была наиболее совершенной. Вобрав в себя все лучшие черты обеих ранних моделей, БТ-7 был избавлен от их многих «детских болезней», став полноценным боевым танком Красной Армии.

Созданная в 1935 году «семерка» находилась на вооружении 10 лет. Свой боевой путь танк начал на Дальнем Востоке в 1938 году, а закончил в 1945 году там же, на восточных рубежах России, пройдя при этом через две войны и три вооруженных конфликта.
М. Барятинскийi / М. Коломиецi

История создания

История создания

В январе 1933 года харьковский завод № 183 получил задание на разработку новой машины, в которой предполагалось устранить все недостатки предшественников—БТ-2 и БТ-5. Тактико-техническими условиями на новый танк предусматривалась установка на нем двигателя М-17, наличие полностью сварного корпуса с улучшенной обзорностью для механика- водителя, увеличенная емкость топливных баков и, наконец, новая башня с 76-мм пушкой. Короче говоря, планировалось создать "ударный колесно-гусеничный танк дальнего действия". Разработкой нового проекта занималась группа конструкторов в составе Бондаренко, Дорошенко, Курасова, Веселовского, Таршинова и Морозова. На выпуск новой машины планировалось перейти в IV квартале 1933 года. Однако сроки не выдерживались: чертежи сдали в производство лишь в начале 1934-го, а первый образец танка из обыкновенной стали с 76-мм пушкой изготовили к 1 мая, второй — с 45-мм пушкой — к 7 ноября. Новая боевая машина получила индекс БТ-7.

Характерная особенность первых прототипов БТ-7 — размещение курсового пулемета справа от люка механика-водителя, остроугольная корма корпуса с дополнительным бензобаком емкостью 480 л и башня оригинальной конструкции в форме эллипса со скошенной крышей. Причем форма и размеры башни определились как "контур наименьших размеров, обтекающих собой вооружение, стрелков и механизмы". В башне отсутствовали такие привычные детали, как рамка и маска пушки. Последняя устанавливалась на специальных кронштейнах, к которым крепился изогнутый лист, являвшийся маской пушки и поворачивавшийся вместе с ней. Конструкция башни предусматривала возможность монтажа без каких-либо изменений любой из существовавших тогда танковых пушек: 76-мм КТ-28 и ПС-3, 45-мм 20К. В нише башни размещалась вращающаяся боеукладка барабанного типа на 18 76-мм снарядов или радиостанция. Справа от пушки в шаровом яблоке располагался пулемет ДТ с углом горизонтального (без поворота башни) обстрела 20°. В моторном отсеке, также без переделок, могли устанавливаться двигатели М-5 или М-17.

Танки прошли обширную программу испытаний с июня по декабрь 1934 года, но АБТУ их забраковало главным образом из-за конструкции башни под 76-мм пушку. От нее заказчик отказался в пользу башни Т-26-4, более отработанной и уже запущенной в производство. Башню же с 45-мм пушкой забраковали по причине раздельной установки пушки и пулемета, что справедливо было признано шагом назад. Кроме того, для машины с экипажем из трех человек курсовой пулемет посчитали ненужным.

Так, в начале 1935 года начался выпуск танка с несколько упрощенным бронекорпусом и серийной башней от БТ-5. Годовой производственный план — 500 машин — выполнили полностью, но с огромным трудом — из-за несвоевременных поставок брони Мариупольским металлургическим заводом имени Ильича и двигателей М-17 заводом № 26 (г.Рыбинск). Каждая машина БТ-7 обходилась государству в 98 тыс. руб.

В соответствии с решением АБТУ в 1936 году были выпущены первые пять артиллерийских танков БТ-7А с башней Т-26-4, вооруженные 76-мм пушкой КТ-26. В 1937-м за ними последовали еще 149 таких машин. В опытном порядке на БТ-7А устанавливались 76-мм пушки Л-10 (1937 г.) и Ф-32 (1939 г.).

8 1936 году по указанию К.Е.Ворошилова на Научно-испытательном оружейном полигоне в танк БТ-7 вместо штатной 45-мм пушки установили крупнокалиберный 12,7-мм пулемет ДК, спаренный с двумя ДТ. При этом боекомплект составлял: ДК — 1750, а ДТ 2073 патрона. По результатам испытаний, проведенных в марте 1937-го, предполагалось изготовить 50 танков с пулеметами ДК, но из-за отсутствия последних эти планы не осуществились.



Прототип БТ-7.


Танк на стрельбище. 1936 год.

Годом раньше в Академии механизации и моторизации РККА имени И.В.Сталина разработали еще один интересный, но так и не реализованный проект универсальной установки 45-мм зенитной пушки в башнях танков Т-26 и БТ-7.

Во второй половине 1937 года началось серийное производство танка БТ-7 с конической башней, трехскоростной коробкой передач и усиленной подвеской. Вооружение стало более мощным за счет размещения в нише башни пулемета ДТ, впрочем, на машинах более позднего выпуска от него отказались. Кроме того, часть танков оснащалась зенитно-пулеметной установкой и радиостанцией 71-ТК-1 с поручневой, а затем и со штыревой антенной. Для ведения стрельбы ночью из пушки и спаренного пулемета танк оборудовали двумя специальными фарами прожекторного типа. Впоследствии такие фары появились и на машинах более ранних выпусков.

В 1938-м ликвидировали резиновые бандажи на ведущих колесах гусеничного хода. Тогда же крупнозвенчатую гусеницу начали заменять на мелкозвенчатую. Всего с крупнозвенчатой гусеницей изготовили 2620 БТ-7. В 1939 году на части из них гусеницы заменили на мелкозвенчатые.

В ходе модернизации толщина лобовой брони корпуса достигла 22 мм. Боевая масса возросла до 13 925 кг.

Несмотря на возросшую более чем в два раза емкость бензобаков, большой удельный расход топлива (до 1,5 кг на 1 км при движении на колесах!) не позволял существенно увеличить запас хода. В связи с этим опытные работы по установке дизеля на танк БТ не прекращались. Еще в 1936 году "Планом опытных работ ХПЗ" предполагалось изготовить два образца танка RT-8 с дизелем БД-2. Но из-за задержки с выполнением чертежей эти машины были построены только в 1937 году, а еще две — в 1938-м.

В заводской и межведомственной переписке в период проведения опытных работ дизель БД-2 стал называться "Заказ В". При освоении серийного производства двигатель уже именовали как "Заказ В-2". С середины 1937 года за ним закрепили индекс В-2.

Следует отметить, что в том же году были введены литерные обозначения военных изделий завода № 183 — танки получили обозначения в соответствии с армейскими: БТ-2 — А-2, БТ-5 — А-5, БТ-7 - А-7, БТ-8 - А-8.

В создании двигателя В-2 большую помощь ХПЗ оказал Центральный институт авиационного моторостроения — ЦИАМ. Так, в начале 1937 года на ХПЗ из ЦИАМ были командированы ведущий конструктор отдела нефтяных двигателей Т.П.Чулзхин и главный технолог по двигателю АН-1 М.Поддубный. Определенный вклад в создание и освоение В-2 внесли также сотрудники Военной академии механизации и моторизации имени И.В.Сталина во главе с начальником кафедры двигателей профессором Ю.А.Степановым.

8 37-м на ХПЗ начались массовые аресты. В марте был арестован начальник танкового КБ А.О.Фирсов, в конце года — начальник дизельного отдела К.Ф.Челпан, в мае 1938 года — директор завода И.Бондаренко. Новым директором ХПЗ назначили Ю.Е.Максарева. Начальником танкового КБ стал М.14.Кошкин, начальником дизельного отдела Т.П.Чупахин, а его помощником по опытно-конструкторской работе И.Л.Трашутин. Вскоре последовали аресты "американского шпиона" Трашутина (в 1933 году он защитил в Массачусетском технологическом институте магистерскую диссертацию на тему "Оптимизация конструирования основных деталей дизельного двигателя") и Ю.А.Степанова. Однако в 1939 году после устранения Ежова они были освобождены.



БТ-7 образца 1935 года.


БТ-7 с радиостанцией на маневрах Московского военного округа. 1936 год. На надгусеничной полке дополнительные топливные баки. На них уложено бревно самовытаскивания. Характерная  черта всех "бэтэшек" — буксирная цепь, а не трос.


БТ-7 с радиостанцией и фарами боевого света на маске пушки.


Артиллерийский танк БТ-7А.

Репрессии и новые назначения не могли не сказаться на темпах работ. Государственные испытания двигателя В-2 состоялись в августе 1938 года на стенде отдела "400" (все отделы завода имели номера: "100" — танковое производство, "200" — трактора "Ворошиловец", "400" — дизельное производство, "500" — производство запчастей для танков, "700" — корпуса и башни). Комиссию возглавлял представитель АБТУ Е.А.Кульчицкий. Испытывались три двигателя. Первый вышел из строя через 72 часа; у второю после 100 часов работы лопнул картер; третий проработал 100 часов, но при этом превысился расход масла, наблюдался дымный выхлоп, треснула головка блока цилиндров. Двигатели приняты не были.

В начале 1939-го дизельное производство из состава завода № 183 им. Коминтерна было выделено в самостоятельный дизельный завод № 75 Наркомата авиационной промышленности.

В феврале проводились сравнительные полигонные испытания 1анков А-8 и А-7 с двигателями В-2 и М-17Т соответственно. Комиссия отметила, что дизель В-2 все еще не удовлетворяет требованиям надежности (образец вышел из строя, не выработав ЮО-часовою гарантийного срока), но по основным конструктивным показателям и экономичности вполне может заменить М-17.

В июне успешно прошли госиспытания доработанного двигателя В-2. Приказом [то наркомату от 5 сентября 1939 года его рекомендовали для серийного производства. Уже с декабря заводские цеха начали покидать танки БТ-7М (БТ-8) с дизелем В-2, внешне почти неотличимые от БТ-7. "Семерки" с дизелями выпускались до конца 1940 года, причем некоторое время параллельно с Т-34.

Следует упомянуть и 6-цилиндровую модификацию дизеля В-2 — двигатель В-3 мощностью 300 л.с., созданную на заводе № 75 в предвоенный период. Он успешно выдержал 100-часовые ходовые полигонно-заводские испытания в тягаче "Ворошиловец", а затем и в танке БТ-5 в июне — сентябре 1940-го. На гусеничном ходу по различным дорогам БТ-5 с двигателем В-3 прошел более 2600 км. Тем не менее, вследствие недостаточной мощности двигатель тогда применения не нашел. Позже его в доработанном варианте, уже под обозначением В-4, приняли на вооружение для легкого танка Т-50.

Предпринимались попытки усыновить на БТ-5 и дизель В-2. В частности, в 1939 году изготовили и испытали три модернизированных БТ-Ь с дизелем В-2, трансмиссией и ходовой частью oi серийного БТ-7. Испытания дали положительные результаты, по дальше этого дело не пошло.



БТ-7А с 76-мм пушкой Ф-32.


БТ-7 образца 1937 года.



Вид спереди сверху и сзади сверху на БТ-7. Оба снимка сделаны немцами в 1941 году на Куммерсдорфском полигоне. Об этом говорят характерные белые цифры, обозначающие толщину броневых листов. За две овальные крышки башенных люков, которые в открытом положении придавали танку своеобразный облик, немецкие солдаты прозвали его "Микки Маус".

Помимо "прожорливого" авиамотора существенным недостатком БТ-7 была слабость бронирования. Для его устранения в 1940 году Мариупольскому металлургическому заводу имени Ильича была заказана партия комплектов навесной гомогенной брони для БТ-7М. Одновременно велись испытания танка, догруженного до массы в 19 т. Известно, что завод заказ выполнил, но вот фактов установки навесной брони на БТ-7 пока обнаружить не удалось, возможно, этому помешала война.

В августе 1937-го вокруг танкового КБ завода № 183 разразился большой скандал. Дело в том, что двумя годами раньше завод получил техзадание на разработку танка БТ-9. Согласно заданию он представлял собой колесно-гусеничную машину с экипажем из 4 человек, вооруженную 45- или 76-мм пушкой, спаренной с пулеметом ДТ; второй ДТ должен был располагаться в нише башни; третий — в лобовой части корпуса; четвертый — в зенитной установке. Предусматривалась и установка кормового огнемета Корпус и башня должны были иметь броневые листы толщиной 13 — 25 мм, установленные под большими углами наклона. Двигатель — М-17Т или БД-2. Ходовая часть — пять опорных катков на борт, из них 4 ведущих, один управляемый. Масса 14 — 15 т, скорость 75 — 80 км/ч. Предусматривалась синхронизация колесного и гусеничного хода. Схему трансмиссии колесного хода предполагалось выполнить по образцу танка БТ-ИС конструкции Н.Ф.Цыганова.

Кроме того, зимой 1937 года было принято решение о запуске в серийное производство машины БТ-ИС, и ХПЗ получил от АБТУ тактико-технические требования (ТТТ) к танку БТ-7ИС. Больших объемов нового проектирования не предусматривали, речь шла о модернизации серийного БТ-7 до уровня БТ-ИС. Планировалось в 1937 году выпустить на ХПЗ 100 танков БТ-7ИС.

Чем закончилась эта работа и из-за чего, собственно, и разгорелся скандал, можно понять из весьма интересного документа[* Здесь и далее орфография и стилистика цитируемых документов приводятся без изменений.]:

"20.08.37 г. Ход нового проектирования на заводе № 183 не обеспечивает создания требуемой машины, которая обеспечила бы надежную работу на 2000 - 10 000 км (у БТ-7 - 2000) и обладала бы такими же оперативно-тактическими свойствами и могла быть в производстве без переделок минимум 3 года.

Заводоуправление обязано изготовить в 1937 году 2 танка БТ-9 новой конструкции по заданным ТТТ и БТ-ИС, представляющий собой модернизацию БТ-7 за счет устройства привода на три пары колес при сохранении остальных агрегатов. Но так как заводоуправление упустило все сроки, то поэтому решило сконструировать только одну машину. Проект был сделан наспех в течение 2-х месяцев и был предъявлен бригадинженеру АБТУ Г.Свиридову 21.5.37 г. Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект дает новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т.д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колеса и т.д. Причем проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ.

Особенно бросается в глаза то, что при этом проектировании не учитывают требования Красной Армии и не используют весь опыт танкостроения и, хотя машина конструируется заново, начальник КБ т.Кошкин заявляет: "Я решаю только одну проблему колесного привода и сохраняю все то, что только можно сохранить из старых узлов..."



Вид сверху на БТ-7М. Главное внешнее отличие от БТ-7 — отсутствие "лепешки" пылеуловителя.


На учениях Московского военного округа. 1937 год. БТ-7 с цилиндрической башней и зенитной установкой пулемета,о чем говорит круглая крышка правого башенного люка.


Буксировка лыжников. 1936 год.

...Уже в данное время по ходу проекта БТ-7ИС отмечены многочисленные дефекты. Под давлением ошибок начальник КБ т Кошкин и конструктор т.Морозов и др. вынуждены были согласиться на переделку проекта... Они объявили и настаивали на том, что гитарный привод устарел, тяжел, непрочен, сложен в производстве и ненадежен в эксплуатации. Товарищ Свиридов дал задание адъюнкту ВАММ военинженеру 3 ранга т.Дику попытаться дать хорошую конструкцию гитары, так как гитара имеет ряд хороших качеств.

Работа адъюнкта Дика показала:

1. гитара может быть сделана прочной, надежной и простой в изготовлении и эксплуатации, если ее направить назад, вдвое укоротив, сделать картер шире и цельным, колесо посадить ступицей непосредственно на шлицы и т.д.;

2. привод с карданным валом в продольной плоскости выявил бесспорное преимущество перед поперечным карданным валом, предложенным заводом, если продольный вал пропустить посередине или внизу корпуса.

Ход работ по проектированию скоро показал, что надо резко ставить вопрос о реконструкции всей машины на базе опыта воиттских частей, Полигона, ремонтных заводов и серийного производства завода № 183 в первую очередь, но представители КБ отдела "100" во главе с т.Кошкиным не пошли на основательную переделку и доделку своего проекта и после некоторого сопротивления вынуждены были исправить только отдельные грубые ошибки:

1. балансиры направить назад:

2. внешнее зацепление переделать на внутреннее;

3. карданы закрыли.

Наряду с этим использовали следующие разработки адъюнкта т.Дика:

1. рессоры пересчитаны и усилены;

2. ‘несколько улучшили внешнюю характеристику подвески путем наклона рессор;

3. усилили шестерни бортовой передачи.

Совершенно отказались ввести следующие усовершенствования:

1. пятиступенчатую коробку передач;

2. установку 5 пар колес, что дает значительные преимущества для танка (отпадает необходимость уширять и утяжелять колеса и гусеницу);

3. выключение отдельных колес снаружи или изнутри;

4. изменить бортовую передачу;

5. заменить поперечные карданы на продольные;

6. установить развал колес для предупреждения перегрузки и плавления резины;

7. установить наклон брони, хотя бы верхней бортовой;

8. сделать люк в днище;

9. .установить автосцепку для буксировки;

10. повысить жесткость днища.

При этом надеются на то, что т.Дик со всеми изменениями не успеет закончить проект к сроку и поэтому не сумеет его защитить. Начальник КБ отдела "100" т.Кошкин ведет линию на срыв работы, которую проводит т.Дик.

Дику должны были дать 3-х конструкторов 26.6.37 г., а дали позже 2-х, а у Морозова — 6, при меньшем объеме работы. Конструкторов у Дика т.Кошкин старается деморализовать разговорами, что т.Дик занимается бесплодным вариированием и что у него ничего не получится. Поэтому у этих, и без того не сильных, конструкторов опускаются руки. В последнее время, когда видно, что проектирование т.Дика имеет положительные результаты, работа пошла быстрее и лучше.

Районный инженер АБТУ КА, военинженер 2 ранга Санрыгин".



Экипажи шести братьев Игнатьевых. Особая Краснознаменная Дальневосточная армия, 1940 год.


На ночных занятиях.


На параде. Москва, 1939 год.

Как видим, начальник заводского КБ М.И.Кошкин повел себя более чем странно, фактически вступив в конфронтацию с АБТУ. Заказ на проектирование БТ-9 и БТ-7ИС не был выполнен, а работа адъюнкта ВАММ Дика, специально направленного на завод № 183 для разработки нескольких вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС, всячески тормозилась. Остается только удивляться, как все это прошло для Кошкина безнаказанно.

13 октября 1937 года АБТУ выдало заводу техтребования на проектирование новой боевой машины:

Тактико-технические требования на проектирование и изготовление нового колесно-гусеничного танка БТ-20

1. Тип — колесно-гусеничный, с приводом на 6 колес по типу Кристи.

2. Боевой вес — 13 — 14 т.

3. Вооружение — 1х45-мм, 3 ДТ, огнемет для самозащиты или 1х76-мм, 3 ДТ, огнемет. Каждый 5-й танк должен иметь зенитную установку.

4. Боекомплект — 130— 150х45-мм или 50х76-мм, 2500—3000 патронов.

5. Бронирование: лоб — 25, коническая башня — 20, борт, корма — 16, крыша и дно — 10 мм. Броня вся наклонная, с минимальным углом наклона броневых листов корпуса и башни 18°.

6. Скорость — на гусеницах и колесах одинаковая: макс. 70 км/ч, миним. 7 км/ч.

7 Экипаж — 3 чел.

8. Запас хода — 300 — 400 км

9. Двигатель — БД-2 мощностью 400 — 600 л.с.

10. Трансмиссия — по типу колесно-гусеничного танка БТ-ИС (отбор мощности для колесного хода после бортовых фрикционов).

11. Подвеска — индивидуальная, в качестве рессор желательно применить торсионные пружины.

12. Установить стабилизатор выстрела "Орион" и горизонтальный стабилизатор башни системы инженера Повалова,установить фары для ночной стрельбы с дальностью до 1000 м.

Однако "зуб" на М. И.Кошкина у заказчика, по-видимому, вырос большой, поскольку уже 28 октября 1937 года директор завода № 183 получил из Главка распоряжение следующего содержания:

"Директору завода № 183.

Решением Правительства № 94сс от 15 августа 1937 г. Главному управлению предложено спроектировать и изготовить опытные образцы и подготовить к 1939 г. производство для серийного выпуска быстроходных колесно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Ввиду чрезвычайной серьезности данной работы и крайне сжатых сроков, заданных Правительством, 8-е Главное управление (Наркомоборонпрома,— Прим, авт.) считает необходимым провести следующие мероприятия.

1. Для проектирования машины создать на ХПЗ отдельное КБ (ОКБ), подчиненное непосредственно главному инженеру завода.

2. По договоренности с ВАММ и АБТУ назначить начальником этого бюро адъюнкта академии военинженера 3 ранга Дик Адольфа Яковлевича и выделить для работы в бюро с 5 октября 30 человек дипломников ВАММ и с 1 декабря дополнительно 20 человек.

3. По договоренности с АБТУ РККА назначить главным консультантом по машине капитана Кульчицкого Евгения Анатольевича.

4. Не позднее 30 сентября выделить для работы в ОКБ 8 лучших конструкторов-танкистов завода для назначения их руководителями отдельных групп, одного стандартизатора, секретаря и архивариуса.

5. Создать при ОКБ макетно-модельную мастерскую и обеспечить внеочередное выполнение работ, связанных с новым проектированием во всех цехах завода.

6. Считать необходимым спроектировать три варианта ходовой части и изготовить два опытных образца, утвержденных по рассмотрению проектов.

7. На проведение работы заключить договор с АБТУ не позднее 15 октября 1937 г.".






Хроника прыжка танка БТ-7. За рычагами боевой машины начальник группы испытателей АБТУ РККА капитан Е.А.Кульчицкий. 1936 г.

Таким образом, на заводе было создано КБ куда более мощное, чем основное. Для нового бюро заводом были выделены конструкторы: Морозов, Коротченко, Шур, Молоштанов, Лурье, Берковский, Диконь, Горюн, Таршинов, Бондаренко, Баран, Курасов, Дорошенко, Горбенко, Ефимов, Ефременко, Радойчин, Сентюрин, Долгоногова, Помочайбенко, Календин, Валовой. Кроме того, со стороны ВАММ и АБТУ в Харьков направили инженеров Васильева, Матюхина, Водопьянова и слушателей-дипломников академии. Начальником ОКБ стал А.Я.Дик, помощником начальника инженер Горюн, консультантом АБТУ Кульчицкий. Начальниками секций были назначены: Дорошенко (контрольная), Таршинов (корпусная), Горбенко (моторная), Морозов (трансмиссия), Васильев (ходовая часть).

К сожалению, каких-либо дополнительных документов, освещающих дальнейшую судьбу ОКБ, пока обнаружить не удалось. Ничего не известно и о А. Я. Дике — в официальной версии создания танков А-20 (БТ-20), А-32 и А-34 (Т-34) его имя вообще отсутствует! Из всех имеющихся на сегодняшний день публикаций следует, что в мае 1938 года проекты колесно-гусеничного танка А-20 и гусеничного А-32 представляли в Москве М.И.Кошкин и А.А.Морозов. Почему они? Эти вопросы пока остаются открытыми...

Итак, 4 мая на заседании Комитета Обороны СССР обсуждались два проекта А-20 и А-32. В августе их рассматривали на заседании Главною Военного совета. В результате обе машины были одобрены. Однако в соответствии со взглядами руководителей АБТУ предпочтение отдавалось колесно-гусеничному варианту. К 6 ноября конструкторский отдел завода закончил проект и модель танка А-20 и предъявил их комиссии. В первой половине следующего, 1939 года танк А-20 изготовили в металле.

Он имел полностью сварной корпус из гомогенной брони. Толщина листов корпуса колебалась от 10 до 20 мм, причем верхний лобовой лист располагался под углом 53°.

В сварной башне, конструктивно подобной башне БТ-7 обр. 1937 г., но несколько большей по размеру (диаметр погона в свету увеличен на 70 мм), устанавливалась 45-мм пушка обр. 1934 г. и спаренный с нею пулемет ДТ Второй пулемет ДТ располагался в шаровой установке в лобовом листе корпуса, справа от люка механика-водителя.

Ряд узлов и агрегатов А-20 позаимствовали от БТ-7. Кое-что частично переработали, другие разработали заново.

Привод колесного хода осуществлялся на 6 колес, так же как у танка БТ-ИС. Ширина гусеницы при том же, что у БТ-7, диаметре опорных катков была увеличена до 400 мм Масса танка возросла до 18 г.

Испытания А-20 (совместно с А-32) проводились в июле — августе 1939-го на полигоне завода в Харькове. При испытаниях выявилось, что обе машины в основном соответствуют предъявляемым к ним требованиям. Начиная с ноября на ХПЗ велась доработка рабочих чертежей А-20, а сам танк, на котором усилили ходовую часть, готовили к испытаниям в январе 1940 года. Что же касается А-32, то решение о серийном производстве приняли в пользу более толстобронной машины А-34.

В связи с этим руководство завода обратилось в наркомате просьбой освободить ХПЗ от производства А-20 и поручить его серийный выпуск другому заводу. Просьба эта объяснялась невозможностью массового производства на ХПЗ двух типов танков.

Но опытные работы по А-20 продолжались еще весной 1940 года, что следует из "Перечня необходимых опытных работ на заводе № 183 на 1940 г.". Судя по всему, последней точкой в судьбе А-20 стало в июне 1940 года постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о производстве танков Т-34 и КВ. О "двадцатке" 8 этом документе ничего не говорится — завода-изготовителя для него не нашлось.



Колесно-гусеничный танк А-20.



А-20

Производство танков БТ-7

Год 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 Всего
БТ-7 лин.   260 345 406 720 865   2596
БТ-7 радио. 1 240 699 222 378 476 1 2017
БТ-7А 1 5 149 155
БТ-7М 4 5 706 715
БТ-7М (М-17) * 72 72
БТ-СВ-2 1 1
А-20   1 1
Всего: 2 500 1049 778 1102 1347 779 5557

* Танки БТ-7М с моторами М-17 были изготовлены по заказу войск НКВД.

Оглавление книги


Генерация: 0.177. Запросов К БД/Cache: 0 / 0