Глав: 7 | Статей: 23
Оглавление
В своём очерке автор постарается осветить строительство германского броненосного флота после объединения страны в 1870-1871 гг. и до начала осуществления программы Тирпица по строительству Флота Открытого моря, развернувшейся в конце XIX века.

И хотя созданный на германских и зарубежных верфях в 1 870-1 880-х гг. броненосный флот ещё не мог тягаться не то что с британским или французским флотами, но и с флотами второстепенных стран, Германии удалось решить главную задачу: обезопасить морские границы на Балтике и создать прочную оборону побережья Северного моря. Главное, что было сделано в те годы, – заложена основа производственной базы военного судостроения, подготовлены офицерские кадры, создан достаточный резерв прошедших военно-морскую службу подданных германской империи.

И основная нагрузка по подготовке флотских “кадров” легла именно на первые броненосцы Германии.

Казематные броненосцы типа “Кайзер”

Казематные броненосцы типа “Кайзер”

Проект кораблей разработал английский кораблестроитель Э. Рид в 1869 году. За прототип он взял английский броненосец “Геркулес”, но с более развитым казематом для увеличения секторов обстрела орудий. Постройка кораблей велась в соответствии с первой программой германского судостроения, принятой в 1873 г. Их заказ в Англии был обусловлен тем, что строительство броненосцев типа “Пройссен” на собственных верфях велось крайне медленно. Именно поэтому эти броненосцы, хотя и вступили в строй ранее “пройссенов”, могут справедливо рассматриваться как корабли, более поздние.

Оба однотипных броненосца, “Кайзер” и “Дойчланд” строили на верфи “Samuda Brothers Poplar” в Лондоне.

“Кайзер” заложили в 1871 году, спустили на воду 19 марта 1874 года, вступил корабль в строй 13 февраля 1875 года. Его стоимость составила 8 226032 марки.

“Дойчланд” заложили в 1872 году, спустили 12 сентября 1874 года, в строй ввели 20 июля 1875 года. Германской казне корабль обошёлся в 8 240450 марок.

В 1890-х гг. корабли прошли модернизацию (“Кайзер” в 1891-1895 г., “Дойчланд” в 1894-1897 гг.).

“Кайзер” с 25 января 1897 г. переклассифицировали в крейсер и до 1899 года большая часть его службы прошла в колониях. Так, в середине 1890-х гг., во время интенсивных колониальных захватов, которые европейские державы осуществляли в ослабевшем после войны с Японией Китае, “Кайзер” являлся флагманским кораблём германского флота в китайских водах.

С 3 мая 1904 г. броненосец используется как портовое судно. 12 октября 1905 г. его переименовывают в “Уранус”, исключают 21 мая 1906 г. из списков флота и используют как угольный тендер для линкора-додредноута “Вюртемберг” во Фленсбурге. В 1920 г. его корпус был разобран в Гамбурге.

“Дойчланд” после модернизации 25 января 1897 г. также переклассифицируют в крейсер, и с 1898-1900 гг. он находился в заграничном плавании. С 3 мая 1904 г. корабль используют как портовое судно и 22 ноября 1904 г. переименовывают в “Юпитер”. Корабль исключают из списков флота 21 мая 1906 г. и используют как цель. В 1908 г. его продают за 120 тысяч марок на слом, но разбирают в Гамбурге только в 1920 году.



Броненосный фрегат “Кайзер” (Схема бронирования и расположения артиллерии)

Названия обоих кораблей присваивают позднее другим кораблям. “Дойчландом” затем назвали эскадренный броненосец, последний “преддредноут” Германии и “классический” эскадренный броненосец, и первый “послеверсальский” крупный боевой корабль, построенный в веймарской Германии и давший начало знаменитой серии из трёх “карманных” линкоров. “Кайзер”- дредноуту, построенному перед первой мировой войной.

Основные кораблестроительные элементы: водоизмещение 7319 т проектное, 7645 т нормальное, 8940 т полное (“Кайзер”), 8736 т (“Дойчланд”).

Длина 88,5 м по конструктивной ватерлинии, 89,34 наибольшая, ширина 19,1 м по конструктивной ватерлинии, осадка 7,39 носом и 7,93 м кормой у “Кайзера” и 7,15 м носом и 7,65 м кормой у “Дойчланда”, высота борта на миделе 12,46 м .

Корпус набирался из судостроительного железа по бракетной системе, и его конструкция была подобна конструкции корпуса английского броненосца “Одейшес”. Для улучшения маневренности (одно из основных требований германского морского ведомства) Э. Рид пошёл на увеличение соотношения длины к ширине, что потребовало усиления поперечной прочности (для этого все шпангоуты сделали неразъёмными). Корабли имели по два боковых киля с каждого борта. Междудонное пространство разделялось на 32 отделения. Непотопляемость рассчитывалась на затопление любых четырёх отделений и сохранения при этом положительной плавучести. Борт в надводной части слегка заваливался внутрь. Батарею устроили на выступах, нависающих над бортом. Таран углублялся на 1,5 м и выступал вперёд от форштевня на 2,4 м.

Бронировались корабли коваными железными броневыми плитами, уложенными на тиковую подкладку толщиной от 90 до 226 мм (позднее ее заменили на сталь). Пояс по ватерлинии имел два ряда броневых плит. Верхний ряд имел толщину 127 мм в носу, 203 мм в центре и 127 мм в корме, нижний соответственно 127, 254 и 127 мм. Общая высота броневого пояса равнялась 3,6 м (над ватерлинией он возвышался на 1,65 м).

Броневая палуба покрывалась броневой сталью: верхняя палуба над броневыми казематами листами 10 мм, вне казематов 6 мм, батарейная палуба 6 и 12 мм, в районе броневых казематов 38 и 51-мм. Броневые казематы имели 203-мм броню, у портов до 254 мм. Кормовой броневой редут (установлен позже 216 и 126 мм). Боевая рубка (была установлена после приёмки кораблей в казну) защищалась 30- и 50-мм плитами на “Кайзере”, и 30- и 100- мм на “Дойчланде”.

В 1885-1897 гг. оба корабля имели противоминные сети.

Корабли имели по одной горизонтальной паровой машине простого расширения. Механизмы и 8 коробчатых котлов пролётного типа для каждого корабля изготавливались заводом “J. Penn amp; Sons” в Гринвиче.



Броненосец “Кайзер” на достройке. С гравюры того времени.

О фрегате “Kaiser” (Из журнала “Морской сборник" № 5 за 1874 г.)

Подробности о фрегате “Kaiser”, сколько нам известно, только впервые появляются на страницах морских хроник, а потому будет небезынтересно посмотреть, какое место между броненосцами, уже существующими, по военным его качествам, будет ему принадлежать.

Только что приведенное английское описание “Kaiser" мимоходом сравнивает его с фрегатом “Hercules”, а потому, зная место последнего, в военном его назначении, нам нужно только проверить уже сделанное сравнение, чтобы получить совершенно ясное понятие о значении германского фрегата.

В № 5 за 1873 г. “Revue Maritime et Coloniale”, в лекции г. Хенвуда, можно найти официальную табличку, составленную английским адмиралтейством, в которой все броненосцы распределены по рангам и их военным достоинствам. Из этой таблички видно, что 1-го ранга судами из бортовых броненосцев англичане считают только “Hercules” и “Sultan”.

Таблицы английского броненосного флота дают нам возможность объяснить себе причину постановки “Hercules’a” первым в ряду бортовых броненосцев, а вместе с тем выясняется: те элементы, которые влияют на военное значение броненосцев известного типа, определяя собой их относительную цену, придется приложить к данному судну, чтобы тотчас увидеть его настоящее военное достоинство.

Прежде всего таблицы показывают бесспорное первенство "Hercules” по силе артиллерии. Весь залп обоих бортов этого судна уступает только весу залпа “Northumberland”, но зато сила отдельных пушек у последнего гораздо слабее.

Относительно скорости хода таблицы заключают в себе цифры, полученные на пробной миле, но, по некоторым позднейшим известиям, можно заключить, что в настоящее время лучшим из ходоков является “Hercules”.

Затем остается принять в соображение прикрытие, которое у рассматриваемого судна также оказывается сильнее, чем у какого-либо из остальных высокобортных броненосцев Англии.

Таким образом, первое место “Hercules” определяется его первенством по пяти различным пунктам.

Положение “Kaiser” относительно тех же пунктов сравнительно с “Hercules” следующее:

Вес металла у “Hercules" 116 пуд., у “Kaiser” 100 пудов; сила этого металла у первого 165, у второго, несколько более – 173,4. Следовательно, по артиллерии эти суда можно считать приблизительно равными.

Несколько меньший вес у “Kaiser” вознаграждается большей силой пушек. Ход у обоих судов совершенно одинаковый.

Индикаторных сил на тонну водоизмещения у “Kaiser’a” приходится 1,052 – значительно более, чем у “Hercules’a".

Поворотливость, рассуждая теоретически, должна быть гораздо лучше, так как это качество обратно пропорционально длине судов. А этот элемент у английского броненосца 325 ф., а у германского 280 ф. Прикрытие, у “Hercules’a” 9 и 8 д.; у “Kaiser’a" 10 и 8 д.

Таким образом, нам кажется, что, будучи английским судном, “Kaiser” в общем списке занял бы место выше.



Броненосный фрегат “Кайзер” (Сечение в районе мидель-шпангоута)

Позднее их заменили на новые, производства немецких заводов (“Kaiserische Werft”). Для “Кайзера” котлы изготавливали в Вильгельмсгафене, для “Дойчланда” в Данциге. Корабли имели одно машинное, одно котельное отделения, один четырёхлопастный винт Гриффитса и один руль обыкновенного типа с паровым и ручным приводом. Перекладка руля с борта на борт занимала 12 секунд.

На испытаниях корабли после шести пробегов на мерной миле полным ходом показали следующую скорость при развитой мощности механизмов: “Кайзер” 14,6 узла при 5779 инд. л.с. и 61 обороте винта, “Дойчланд” 14,5 узла при 5637 инд. л.с. и 65 оборотах винта.

Запас угля и дальность плавания кораблей составили: для “Кайзера” при 684 т угля 2 470 миль при 10-узловой скорости и 1115 миль полным 14-узловым ходом, для “Дойчланда” при 680/880 тт. угля 3200 миль (10-узловым ходом) или 1440 миль на полном ходу в 14 узлов. Автономность броненосцев по запасам провизии составила 84 дня, по питьевой воде 28.



а)


б)


в)

Броненосные фрегаты “Кайзер" и “Дойчланд" (Наружный вид: а – в 1876, б – “Дойчланд” в 1896, в – “Кайзер" в 1898 гг.)

В процессе службы на корабли установили по 3 динамо-машины мощностью 30 кВт (впоследствии повышена до 33 кВт) и напряжением 65 В.

Броненосцы имели полную фрегатскую оснастку с высокими, полыми железными мачтами (они еще использовались для вентиляции внутренних помещений). Нижние реи были стальные. Высота грот-мачты до эзельгофта равнялась 27 м.

Оба корабля показали себя как хорошие в управлении мореходные суда и неплохие парусники. Хорошо слушались руля и легко поворачивали под парусами. Результаты испытаний на поворотливость оказались следующими: “Кайзер” на полном ходу при положении руля “право на борт” выполнял поворот (радиус циркуляции 445 м) за 5 мин. 25 сек., в положении “лево на борт” (радиус циркуляции 425 м) за 5 мин., “Дойчланд” в положении “лево на борт” (радиус циркуляции 400 м) за 3 мин. 39 сек.

Броненосцы имели на вооружении 8 260-мм стальных казнозарядных орудий Круппа весом в 22 т с боезапасом 768 снарядов (96 на одно орудие) и 1 210-мм орудие весом 13 т. В 1882 году на них установили по 7 150-мм орудий.

Во время модернизации корабли перевооружили. На них заменили все за исключением 8 260-мм орудий. После модернизации “Кайзер” имел в дополнение к орудиям главного 1 150-мм (боезапас 109 снарядов), 6 105-мм (боезапас 600 снарядов), 9 88-мм (боезапас 2200 снарядов), 4 37-мм револьверных и 12 малокалиберных пушек, “Дойчланд” 8 150-мм орудий (общий боезапас 800 снарядов), 8 88-мм (с боезапасом в 2000 снарядов), 4 37-мм револьверных и 12 малокалиберных пушек.

Оба корабля имели 5 350-мм торпедных аппаратов (1 кормовой, 2 бортовых и 2 носовых) с боезапасом из 13 торпед Уайтхеда. В 1872 г. установили два боевых прожектора (1 на марсе, 2 на мостиках).

Экипаж каждого корабля составлял 32 офицера и 568 матросов (“Кайзер”, как флагман соединения, имел на борту ещё 9 офицеров и 47 матросов. “Дойчланд”, как второй флагман, 6 офицеров и 35 матросов). Позднее, после модернизации, экипаж стал составлять 36 офицеров и 620 матросов (как у флагманов на них находились ещё И офицеров, 57 матросов и 9 офицеров и 48 матросов соответственно).

Оба корабля имели по 2 паровых катера, 1 баркас, 2 вельбота, 2 катера, 2 яла и 2 двухвесельных яла.

Получение пробоин германским крейсером “Kaiser” (Из журнала “Морской сборник” № 5 за 1899 г.)

15-го ноября (н. ст.) прошлого года крейсер “Kaiser” должен был, вследствие полученных им весьма серьезных пробоин, выброситься на берег, после чего более 2 месяцев чинился в Гонконге и только в марте 1899 г. мог снова вернуться в состав германской эскадры Тихого океана.

Ввиду несколько натянутых политических отношений, в которых находились после испано-американской войны Германия и Соединенные Штаты Северной Америки, немцы тщательно скрывали следы катастрофы, и это настолько им удавалось, что в европейскую печать до самого последнего времени проникали лишь очень смутные слухи о ней.

В настоящее же время газета “Neueste Nachrichten" получила от своего корреспондента более подробные сведения об этом случае, не лишенном всеобщего интереса в виду особенно удачного исхода, достигнутого дружными усилиями команды, распорядительностью офицеров и находчивостью командира.

По словам упомянутого корреспондента, случай этот имел место при следующих условиях. В 7 часов утра 15-го ноября крейсер из бухты Samsah (к северу от порта Фучау) вышел в море, держась точно показанной на карте английского адмиралтейства линии глубин.

Прошли около 6 миль, как вдруг все на крейсере почувствовали удар, судно сильно накренилось на левый борт, затем еще два удара – и крейсер, очевидно, перескочил через камень. Находившийся на мостике командир почти одновременно с первым толчком дал задний ход и положил лево руля; на лоте только что смерили 24 м по правому и 18 м по левому борту, крейсер остановился, корму откинуло влево, и “Kaiser" пошел назад.

Произведенный на следующий день промер показал, что скала, на которую наскочил крейсер, имела форму острого конуса с крутыми краями, так что ее с большим трудом разыскали. Пробили водяную тревогу, задраили двери непроницаемых переборок. Произведенное на следующий день дознание показало, что на крейсере все приказания командира были исполнены быстро и точно, прислуга знала свое дело, и общий судовой порядок не нарушался ни на минуту.

Тем не менее, вода быстро заполнила все междудонное пространство и проникла в несколько отсеков. Крейсер, как оказалось впоследствии, получил вдоль правого днища три пробоины, тянувшиеся каждая на протяжении от 8 до 12 шпангоутов. Последние были по большей части лишь погнуты, но в носовой пробоине несколько шпангоутов было разрезано, равно как и основания двух непроницаемых переборок. Другие переборки были только покороблены и ослаблены.

В 7 часов 56 минут командир, приблизившись к отлогому берегу, отдал якорь в расстоянии от него не более 1 кабельтова. Работа помп и других отливных средств оказалась недостаточной, вода продолжала прибывать, и командир в 8 час. 30 мин. решил выброситься на берег.

Стали травить канат, пока крейсер не сел килем на мягкую илистую отмель. Тогда завели два запасных якоря по траверзам крейсера и приготовились к отливу. Приток воды уменьшился, отчасти потому, что самые пробоины стало затягивать илом, отчасти же вследствие начавшегося отлива. Тот же отлив помог крейсеру и в другом отношении: когда вода начала спадать, корма углубилась, и можно было перепустить воду из носовых отсеков в машинные, откуда ее стали выкачивать циркуляционными помпами.

В 7 час. вечера удалось понизить ее уровень до 40 см, но с началом прилива корма снова поднялась, и циркуляционные помпы пришлось остановить. В то же время явилось новое затруднение: пожарный насос затянуло илом. Пришлось его разобрать, т. е. отказаться временно от этой, наиболее сильной из оставшихся в распоряжении командира помпы.

Вода снова пошла на прибыль, и когда в 11 час. вечера насос исправили, уровень ее в Vl-м отсеке стоял выше 1 м. Зато теперь дальнейших задержек уже не было, на следующий день стали заколачивать пробоины деревянными клиньями и досками, обшитыми парусиной.

18-го ноября крейсер стащили с мели, одна из пробоин снова увеличилась, но ее быстро заделали, и тогда для ее откачивания оказалось достаточно работы одной помпы. Весть о катастрофе облетела между тем все побережье, и 18-го ноября пароходная фирма “Jardine amp; Matheson” предложила командиру свои услуги для отбуксирования его в Гонконг. Такое же любезное предложение последовало и со стороны вице-короля провинции Фукиен, приславшего с этой целью два китайских крейсера.

Оба эти предложения были, однако, отклонены ввиду прибытия на следующий день германских крейсеров “Агсопа” и “Cormoran”. Первый из них был отослан обратно в Шанхай для подачи телеграмм о счастливом ходе работ и о снятии крейсера “Kaiser” с мели. 20-го ноября прибыл в бухту Samsah третий германский крейсер, а 22-го числа весь отряд вышел в Гонконг, куда и прибыл благополучно через два дня.

В тот же день “Kaiser” был поставлен в Каулунском доке и начались работы по исправлению крейсера. Англичане весьма сочувственно отнеслись к катастрофе и, по-видимому, искренне хвалили порядок на крейсере, обусловивший столь удачный исход. И действительно, старый, почти 30-летний крейсер заслуживает той же похвалы, как и его бравый экипаж.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.081. Запросов К БД/Cache: 0 / 0