Главная / Библиотека / Первые броненосцы Германии /
/ 4. Флот в Франко-Прусской войне

Глав: 7 | Статей: 23
Оглавление
В своём очерке автор постарается осветить строительство германского броненосного флота после объединения страны в 1870-1871 гг. и до начала осуществления программы Тирпица по строительству Флота Открытого моря, развернувшейся в конце XIX века.

И хотя созданный на германских и зарубежных верфях в 1 870-1 880-х гг. броненосный флот ещё не мог тягаться не то что с британским или французским флотами, но и с флотами второстепенных стран, Германии удалось решить главную задачу: обезопасить морские границы на Балтике и создать прочную оборону побережья Северного моря. Главное, что было сделано в те годы, – заложена основа производственной базы военного судостроения, подготовлены офицерские кадры, создан достаточный резерв прошедших военно-морскую службу подданных германской империи.

И основная нагрузка по подготовке флотских “кадров” легла именно на первые броненосцы Германии.

4. Флот в Франко-Прусской войне

4. Флот в Франко-Прусской войне

Объявление 15 июля 1870 года войны застало французский флот подготовленным к борьбе несколько лучше, чем французскую армию. К несчастью для Франции, она не предвидела и не готовилась к особым условиям морской войны с Германией, хотя ее флот по количеству боевых кораблей стоял неизмеримо выше германского. Но, как средство для достижения цели (нападение на германскую береговую линию), французские корабли оказывались непригодными, ведь при их постройке ориентировались на противоборство в открытом море с Англией .

К боевым судам, предназначенным для береговой войны, предъявляли другие требования: во-первых, их осадка должна быть мала, чтобы дать им возможность близко подходить к берегу, во-вторых, такой корабль должен быть неуязвим для снарядов из орудий того берегового укрепления, которое надо атаковать, в-третьих, он должен быть вооружён большим количеством пушек.

Подобными кораблями французский флот в 1870 г. был беден, отсутствовали мелкосидящие канлодки, малые размеры которых делали их неуязвимыми; не было плавбатарей, оказавшихся столь полезными в Крымской войне; на кораблях не было ни одной гаубицы или орудий, имевших большой угол возвышения.

Единственными броненосцами с малой осадкой были устаревшие плавбатарей типа “Опиньятр”, с осадкой 3,05 м и защищённые слишком тонкой бронёй, чтобы устоять против германских орудий. Правда, имелись два американских монитора – “Рошамбо” и “Онондага”. Первый из них представлял собою гигантский “Мерримак”, имел низкий борт и высокий центральный каземат, в котором находились 4 270-мм и 10 240-мм орудий, стрелявших ядрами. Осадка “Рошамбо” была 15 футов (4,57 м). “Онондага” – двухбашенный монитор, башни которого были обшиты прокатным железом в 12 3/4 дюйма толщиной. В них стояли 4 240-мм орудия. Но французы совершенно не воспользовались этим кораблём. Было ещё три судна, выстроенных во Франции для береговой службы: “Цербер”, “Булонь” и “Торо”, но первые два имели осадку 20 футов (6,3 м), а последнее

(“Торо”) – 18 футов.

Мореходные броненосцы Франции составляли к 1870 г. прекрасный и однородный флот. В плавании в начале войны были “Магнаним”, “Прованс”, “Эрон”, “Куронь”, “Монткальм” и “Аталанта”, образуя с посыльным судном “Ренар” эскадру Средиземного моря под командой адмирала Фуришона. Это соединение было прекрасно обучено маневрам и эволюциям. В Леванте находился броненосец “Белькез”, отделённый от эскадры Фуришона. В Ла-Манше стояли “Голуаз”, “Фландр” и “Тетис” под командованием контр-адмирала Дьедоне. “Альма” находился на пути в Китай.

В резерве или заканчивающими кампанию числились “Маджента”, “Сольферино”, “Океан”, “Гийенн”, “Реванш”, “Савойя”, “Сюрвелан”, “Глуар”, “Инвинсибл”, “Валеруаз”, “Армид” и “Жанна д'Арк”.

Они принадлежали к категории фрегатов или корветов, согласно классификации той эпохи, отличались высокобортностью и обладали скоростью от 12 до 14 узлов. Главный калибр французского флота составляли орудия 270-мм, 240-мм, 190-мм и 160-мм.

Общее количество боевых кораблей, которые Франция могла выставить против объединённой Германии, включая мореходные броненосцы и броненосцы береговой обороны, равнялось 49. Кроме того, ещё 11 кораблей стояли на стапелях. Для того чтобы сразиться с германским флотом в море, нужны были именно эти корабли, но их глубокая осадка (около 8 м), делала их совершенно непригодными для действий в мелких прибрежных водах. От востока до запада германский берег был трудно доступен и заграждён отмелями и песчаными наносами.

Число офицеров во французском флоте в 1870 году составляло J210 офицеров и 22581 матросов.

Германский флот, созданный Пруссией, был молод и не мог сравниться с французским ни численностью, ни мощью. Он создавался лишь в течение четырёх лет, предшествовавших войне. До 1848 г. Пруссия, как мы видели, не имела совсем никакого флота и только с 1866 г. стала уделять ему внимание. В его составе было пять броненосцев: “Кёниг Вильгельм”, “Фридрих Карл”, “Кронпринц”, “Принц Адальберт” и “Арминиус”, вооружённых заряжавшимися с казённой части крупповскими пушками. Только “Кёниг Вильгельм” мог бы с успехом выйти из поединка с любым французским броненосцем. Он в 1870 году был одним из лучших броненосцев в мире.


К этим пяти броненосцам необходимо прибавить двадцать канонерок, два корвета, одно посыльное судно и одну королевскую яхту. У японских берегов находились “Герта” и “Медуза”, на стоянке у берегов Западной Африки “Аркона”, а в Вест-Индии ’’Метеор”. Оборудованными были только два морских порта Вильгельмсгафен и Киль. Первый был приобретён Пруссией у герцогства Ольденбург. Он располагается на западной стороне узкого входа в залив Яде, и до начала войны Пруссия для его оборудования потратила около 1 500 000 фунтов стерлингов.

К июлю 1870 г. укрепления Вильгельмсгафена еще не закончили, хотя великолепный бассейн для флота был открыт королём Пруссии, будущим императором объединённой Германии Вильгельмом I в 1869 г. Сразу после начала войны с Францией гавань на скорую руку защитили несколькими 203-мм орудиями. Кроме того, в бассейн Вильгельмсгафена большие броненосцы могли входить только во время высокой воды.

Крепость Киль находится в одноимённой бухте и была приобретена Пруссией в 1864 г. Кильская бухта может считаться лучшей гаванью Балтийского моря и укрывала в себе большой флот. Самые грозные укрепления, строившиеся для защиты Кильской бухты, в июле 1870 года ещё не были закончены, хотя одно из самых тяжёлых орудий уже находилось на месте. Это была 50-тонная крупповская пушка, заряжавшаяся с казённой части и стрелявшая ядрами весом в 1200 фунтов. На обоих берегах пролива Фридрихсорт были построены или строились батареи. Поперёк залива у Фридрихсорта протянули цепь по фарватеру и поставили мины. Помимо этих оборонительных мер, наготове был старый корабль, который в самое короткое время мог быть выведен и затоплен на фарватере.

Стратегическим планом, принятым Францией на случай войны с Германией, предусматривалась высадка экспедиционного корпуса на севере, причём предполагалось, что датчане, ещё не забывшие войну 1864 года, к нему присоединятся. Так как Дания располагала 40000-й армией, то союз с нею значительно увеличил бы силы французов. В самом начале франко-прусской войны французское военное министерство думало о таком варианте. Значительные силы морской пехоты сосредоточили в Шербуре и для перевозки. Однако, когда дело дошло до войны, то оказалось, что ничего не готово, и многообещающий план не мог быть выполнен по причине плохой организации.

10 июня стало известно, что будет объявлена война. 22 июля император Наполеон III назначил командующим флотом вице-адмирала Буэ-Вилломеза. Ему обещали флот, в составе которого будет 14 броненосцев. За этой эскадрой должен был следовать вице-адмирал ла Ронсье ле Нуари с флотилией транспортов, плавучих батарей судов береговой обороны и канонерских лодок. Флотилия эта должна была доставить 40000 солдат, которыми командовал генерал Бурбаки.



Броненосец “Фридрих Карл”

Вице-адмирал Буэ-Вилломез после назначения немедленно отбыл в Шербур и был потрясён царившим там беспорядком. Обещанных четырнадцати броненосцев не оказалось, а вместо них стояла только Ламаншская эскадра из трёх кораблей. Но все же удалось собрать семь броненосцев и одно посыльное судно. 24 июля 1870 г. они вышли в море.

Буэ-Вилломез поднял флаг на “Сюрваллане”, на “Голуазе” был его помощник контр-адмирал Дьедонн. Кроме этих кораблей, в отряд вошли броненосцы “Гийень”, “Фландр”, “Океан”, “Тетис” и “Жанна д' Арк”. Буэ надеялся встретить прусскую эскадру, так как предполагалось, что она крейсирует в Ламанше.

Прусская эскадра, состоявшая из “Кёнига Вильгельма”, “Кронпринца”, “Фридрих Карла” и “Принца Адальберта”, 10 июля 1870 г. вышла из Плимута в Файял и пришла в Вильгельмсгафен 16 июля. К тому времени “Кёниг Вильгельм” ни разу не проходил докования с момента его покупки и был весьма тяжел в управлении; “Фридрих Карл” снабдили в Англии новым винтом. Тем не менее, если бы четыре германских корабля встретили три французских броненосца Ламаншской эскадры, то нет сомнения, что они разбили бы их. Однако немцы не пытались найти французскую эскадру.

Не встретив немцев, Буэ направился вверх по Ламаншу и держался по направлению к Яде, рассчитывая встретить там немцев. 26 июля 1870 г. эскадра подошла к Вильгельмсгафену. Ни один из французских офицеров не был знаком с этими трудными для плавания водами. Не имелось и надлежащего запаса карт.

Глубокая осадка французских кораблей заставила их держаться на некотором удалении от берега. Вскоре запасы угля на французских броненосцах начали иссякать. Поэтому Буэ был вынужден зайти в один из датских портов, где получил приказ идти в Балтийское море. Ему предлагалось избрать базу для снабжения своих судов провизией и углём, не нарушая нейтралитета Дании, одновременно наблюдая за Балтийским морем, Эльбой и Яде, сосредоточив часть кораблей у Киля, другую против Вильгельмсгафена.

Буэ вошел в Балтийское море. Он нашёл лоцманов и начал рекогносцировку Киля и германского берега, что являлось тяжелой задачей, т.к. маяки уже погасили, а вехи сняли. Французские корабли блокировали все немецкие порты. Результаты оказались значительными, хотя, в виду того что Германия, кроме границы с Францией, граничила на суше с Россией и Австро-Венгрией, она могла совершенно свободно пользоваться сухопутным сообщением, ведь сеть ее железных дорог к 1870 г. оказалась одной из самых разветвленных в Европе. Таким образом, французская “блокада” не могла отразиться на экономике Германии.

Всего количество захваченных германских судов равнялось 80, а прямой убыток превысил 430000 фунтов стерлингов (“Times”, 3 июня 1870 г).

История действий Средиземноморской эскадры Франции в этой войне заслуживает внимания с точки зрения стратегии. В течение нескольких дней после объявления войны французские войска, находившиеся в Алжире, активно перевозились в Тулон и Марсель. Местопребывание прусской эскадры после того, как стало известно, что она вышла из Плимута, было неизвестно. Французы могли предполагать, что она направилась на юг, чтобы, пройдя Гибралтар, прервать сообщение между Тулоном и Алжиром, поэтому было признано целесообразным удержать эскадру Средиземного моря в Оране для надзора за Гибралтарским проливом. Так как немцы не появлялись и так как стало известно, что принц Адальберт находится в Вильгельмсгафене, адмиралу Фуришону приказали прибыть со своей эскадрой в Брест, куда он и пришёл в конце июля . 8 августа 1870 года Фуришон был уже на пути в Северное море с броненосцами “Магнаним”, “Прованс”, “Герон”, “Куронь”, “Валеруаз”, “Реванш”, “Инвинсибль” и “Аталанта”.

Третья французская эскадра сосредоточилась в Шербуре для охраны этого порта, но экспедиционные силы требовались теперь в других направлениях. Поражения при Вейсенбурге, Вёрте и Форбахе, следуя одно за другим, открыли немецким сухопутным силам в начале августа прямой доступ во Францию, и отряды морской пехоты не могли уже быть посланы в Балтийское море.

11 августа 1870 г. адмирал Фуришон сосредоточился у Гельголанда. Его эскадра стояла у песчаных отмелей, где плавание невозможно без лоцманов. Кроме блокады, он не имел других задач. Англия не позволила французам пользоваться островом Гельголанд как временной угольной станцией, и французским броненосцам приходилось грузиться углем в открытом море. В конце августа 1870 г. начались сильные ветры, сделавшие погрузку угля ещё более затруднительной, чем когда-либо. В начале сентября погода ещё ухудшилась. Последовательно налетавший юго-западный и северо-западный ветер заставлял корабли французской эскадры выходить в открытое море. На некоторых броненосцах запас угля до предела истощился и возникла крайняя необходимость ухода во Францию. Так, на броненосце “Инвинсибль” запасы угля позволяли этому судну дойти только до Дюнкерка, куда он и направился.

На подходах к Шербуру Фуришон получил весть о падении Империи и отречении Наполеона III, а также о своём назначении морским министром. С эскадры отправили значительную часть опытных комендоров для защиты Парижа, к которому (после Седана) приближались немцы. С этого времени (с сентября 1870 г.), французские корабли крейсировали с уменьшенным числом команды, разделившись на две эскадры, одна у Дюнкерка, другая у Яде.

Между тем эскадра Буэ в Балтийском море не получала подкреплений. Килю она могла причинить очень немного вреда, т.к. немцы настолько хорошо укрепили эту крепость, что напасть на неё могла только очень сильная неприятельская эскадра. После неудач, которые потерпела французская армия в ряде сражений, Буэ получил приказание бомбардировать незащищённые города. Но из незащищённых городов французы, со своими глубокосидящими броненосцами могли подойти лишь к Кольбергу. Приказ бомбардировать беззащитный и открытый для всякого нападения курортный городок Кольберг, переполненный мирными жителями, единственная вина которых состояла в том, что они были немцами, адмирал Буэ, к чести своей, отказался исполнить. Одновременно он получил известие, что три прусских броненосца вышли из залива Яде и угрожают отрезать ему сообщение с Францией. Буэ немедленно направился в пролив Большой Бельт. Но, т.к. немцы были блокированы адмиралом Фуришоном, то ни о каком выходе их эскадры не могло быть и речи.



Броненосец “Кронпринц”

27 июля монитору “Арминиус” удалось пройти Зундом из Киля к Эльбе. Его малая осадка позволила держаться близ шведского берега, что не позволило бы французам напасть на него, даже если бы “Арминиус” и был бы замечен французской эскадрой. Корвет “Элизабет” также предпринял попытку прорыва из Северного в Балтийское море. Но она оказалась неудачной – французы принудили его вернуться в Киль.

Эта нескладная блокада продолжалась до 29 сентября, до того момента когда Буэ ушел во Францию. За два месяца не произошло ни одного сколь-нибудь серьёзного случая боевого столкновения французских и прусских боевых кораблей, если не принимать во внимание попытки немецкого корвета “Нимфа” атаковать врасплох французские броненосцы возле Данцига. Попытку эту легко отразил французский корвет “Тетис”.

Со своей стороны немцы, вследствие того что Киль, Любек, Нейштадт, Штеттин, Штральзунд и Рюген были объявлены блокированными, старались отплатить за это, объявив награду в 50000 талеров за уничтожение французского броненосного фрегата и 30000 – за уничтожение корвета.

Блокада мешала правильной торговле, но не могла воспрепятствовать немецким торговым судам пробираться вдоль берегов.

Бурная зима 1870-1871 гг. была очень тяжела для французских кораблей и при всякой попытке выхода в море для выполнения боевых задач с ними всегда приключались небольшие несчастья. С декабря 1870 г. и до окончания войны блокаду немецкого побережья возложили на лёгкие и более быстроходные небронированные суда, а обе броненосные эскадры крейсировали, одна против Дюнкерка, другая в Ламанше, к югу от Ирландии.

Немцы, решительно наступая на сухопутном фронте, вскоре заняли Гавр, Дьепп и Руан, и для того, чтобы помешать им пользоваться этими пунктами как базами, эти города блокировали французские броненосцы.

Дислокация немецкого флота во время блокады была следующей: в заливе Яде находились броненосцы “Кёниг Вильгельм”, “Кронпринц” и “Фридрих Карл”, обычно стоявшие на якоре у о-ва Вандероге при входе в канал. Три канонерские лодки оставались в Вильгельмсгафене. В Эльбе находились “Принц Адальберт” и “Арминиус” с тремя канонерскими лодками. В Бюзюме стояла одна канонерская лодка. Между Эльбой и Килем по каналу Эйдер ходили семь канонерских лодок. В киле находились корвет “Элизабет”, посыльное судно“Адлер” и три канонерские лодки. В Штральзунде находились “Грилле” и три канонерские лодки. Корвет “Нимфа” стоял в Данциге. Вне европейских вод “Герта” и “Медуза” были блокированы у берегов Японии, а за “Арконой” французы следили в районе Азорских о-вов. Одно судно, “Августа”, ускользнуло из Эльбы во время блокады берегов Северного моря и, появившись в Бискайском заливе, захватило три французских судна: “Макс” у Бреста, “Св. Марк” и “Рене Адольф” у устья Жиронды. В конце концов “Августа” была сама блокирована в Виго двумя французскими кораблями. Присутствие двух кораблей Франции было необходимо для удержания немецкого корабля в порту в силу закона о 24 часах.

Между боевыми кораблями Франции и Пруссии произошло только одно сражение. В Вест-Индии, как уже упоминалось выше, находилась немецкая канонерская лодка “Метеор”, вооружённая одним 150- мм и двумя 120-мм орудиями с экипажем из 60 матросов и офицеров. Французская канонерская лодка “Буве”, вооружённая одним 160-мм и четырьмя 120-мм орудиями . с экипажем из 85 человек, находилась в гавани Гаваны, когда 1 ноября туда пришёл “Метеор”. Дав знать немецкому командиру, что он готов сразиться с ним, командир французской канлодки Франке вышел в море в 8 часов 8 ноября 1870 г. Ровно через 24 часа после этого, исполняя предписываемые законом требования о 24-часовом промежутке, немецкое судно последовало за ним. Немецкая канлодка была слабее вооружена и, кроме того, обладала меньшей скоростью. За линией испанских территориальных вод его ожидала “Буве”. Погода была пасмурная и с северо-востока поднимался ветер.

Около 2 часов 30 мин. пополудни “Метеор” открыл огонь на расстоянии 1200 ярдов. После начала боя корабли в течение двух часов сражались, описывая круги, причиняя, однако, весьма незначительный ущерб друг другу. Наконец французы решились пойти на таран и на полном ходу ударили форштевнем “Буве” в “Метеор”. Хотя скорость французской канонерской лодки в тот момент составляла от 10 до 11 узлов, удар пришёлся под углом 45 градусов и не нанёс корпусу немецкого корабля серьёзного повреждения, но от сильного сотрясения на “Метеоре” упали грот и бизань мачты, а часть свалившихся в воду снастей намоталась на винт. Немецкие моряки собирались абордировать “Буве”, но корабли разошлись. Французы приготовились вторично идти на таран, но в тот момент на канонерке немецким снарядом пробило котёл. После этого “Буве” поставил паруса и начал удаляться от места боя, в то время как “Метеор” попытался его безуспешно преследовать. На “Буве” было 10 раненых и убитых, на “Метеоре” двое убитых.

Итак, французский флот не совершил на море блестящих подвигов. На суше же, с матросами и морской пехотой, отличился адмирал Жорегиберри, доказав, что личный состав флота имел достаточный для победы запас храбрости и инициативы. Во Франции были разочарованы и весьма критически отнеслись к значению флота в этой проигранной войне.

Уроки франко-прусской войны на море состояли в следующем: флот не мог сделать ничего, кроме блокады неприятельского берега, если эти берега трудно доступны и хорошо укреплены. Помимо этого, следует принять во внимание и отсутствие миноносок и миноносцев в 1870 году у обеих враждующих сторон.

Лучше других уроками войны, просчётами и военными успехами как Франции, так и Пруссии воспользовалась три с половиной десятилетия спустя Япония (организация минной атаки 26 января 1904 г. неохраняемого рейда Порт-Артура, и высадка десанта на Ляодунский полуостров в апреле). В совокупности с грамотным руководством армией и флотом, волей к победе над могущественным западным соседом, стремление к господству в конкретном географическом регионе привело Японию в 1904-1905 гг. к ошеломившему европейцев успеху в войне с Россией.



Высадка десанта с одного из германских кораблей

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.087. Запросов К БД/Cache: 0 / 0