Главная / Библиотека / Первые броненосцы Германии /
/ Приложения / Приложение № 4 Маневры германского флота (Из журнала “Морской сборник” № 10 за 1890 г.)

Глав: 7 | Статей: 23
Оглавление
В своём очерке автор постарается осветить строительство германского броненосного флота после объединения страны в 1870-1871 гг. и до начала осуществления программы Тирпица по строительству Флота Открытого моря, развернувшейся в конце XIX века.

И хотя созданный на германских и зарубежных верфях в 1 870-1 880-х гг. броненосный флот ещё не мог тягаться не то что с британским или французским флотами, но и с флотами второстепенных стран, Германии удалось решить главную задачу: обезопасить морские границы на Балтике и создать прочную оборону побережья Северного моря. Главное, что было сделано в те годы, – заложена основа производственной базы военного судостроения, подготовлены офицерские кадры, создан достаточный резерв прошедших военно-морскую службу подданных германской империи.

И основная нагрузка по подготовке флотских “кадров” легла именно на первые броненосцы Германии.

Приложение № 4 Маневры германского флота (Из журнала “Морской сборник” № 10 за 1890 г.)

Приложение № 4

Маневры германского флота (Из журнала “Морской сборник” № 10 за 1890 г.)

В начале сентября (нов. стиля) около берега Шлезвиг-Голштинии происходили в присутствии германского императора соединенные маневры германского флота и девятого корпуса германской армии. По сведениям “Deutshe Heeres-Zeitung”, программа маневров была следующая:

3-го сентября (н. ст.) утром: На Кильском рейде Императорский смотр флоту, в составе двух эскадр: первая – броненосцы “Baden”, “Bayern”, "Oldenburg”, “Wurtemberg” и посыльное судно “Zieten”, вторая – броненосцы “Kaiser”, “Deutschland”, “Preussen”, “Friedrich der Grosse”, крейсер “Irene” и посыльное судно "Pfeil”; кроме того, на рейде должны были находиться флотилия миноносок, в составе посыльного судна “Blitz” и трех отрядов, каждый из одного дивизионного миноносца и шести миноносок, а также учебные суда “Niobe”, "Ariadne”, “Luise” и "Rover”. На смотре должна была присутствовать австрийская эскадра, в составе четырех судов.

4-го сентября состоялся смотр 9-му армейскому корпусу; завтрак в ратуше города Фленсбурга и вечером парадный обед в замке Гравенштейн, чинам 9-го корпуса.

5-го сентября провели корпусные маневры, а вечером был обед в замке Гравенштейн с представителями провинции Шлезвиг-Голштинии.

6-го сентября прошли маневры флота, под начальством Императора, поднявшего свой флаг на броненосце “Baden”. Императрица присутствовала на маневрах, находясь на яхте “Hohenzollern”. Вечером парадный обед чинам флота, в замке Гравенштейн.

7-го сентября: утром общее Богослужение чинам армии и флота в Гравенштейн. Вечером обед их Величествам, даваемый представителями Шлезвиг-Голштинии, в Глюксбурге, куда Их Величества отправятся на яхте “Hohenzollern”.

8-10 сентября: корпусные маневры при содействии флота. 18-ая дивизия, поддерживаемая обеими эскадрами и одним отрядом миноносок, атакует с острова Альзен берег Шлезвига, который защищается 17-ой дивизией и двумя отрядами миноносок. По окончанию маневров император, находясь около Дюппельского памятника, будет разбирать их ход. Затем император примет завтрак на артиллерийском корабле “Mars”. Вечером 10-го сентября Его Величество возвращается в Берлин.



В башне на одном из броненосцев береговой обороны типа “Зигфрид” во время заряжания 240-мм орудия

Приведенная программа была исполнена в точности. Относительно же самих маневров флота корреспондент газеты “Times”, находящийся все время на одном из судов германского флота, сообщает следующие подробности:

Гравенштейн, 6-го сентября – морская часть соединенных маневров началась сегодня примерным боем в море, в присутствии германского императора и целой группы высокопоставленных гостей, между которыми находились адмирал сэр Горнби, специальный представитель английского флота, и адмирал барон фон Штернек, австрийский военный агент. Адмирал Горнби находился при германском императоре, который поднял свой флаг на барбетном броненосце “Baden”. Остальные приглашенные лица находились при германской императрице, на яхте “Hohenzollern”. Кроме того, некоторые из приглашенных были помещены на минном крейсере “Jagd” и на портовом буксирном пароходе “Norder”.

Флот стоял на якоре между островами Бакхольм и Шельде, в самой широкой части Фленсбургского фиорда. Сюда прибыл в 8 часов утра германский Император, на паровом катере из королевского дворца в Гравенштейне.

Когда подняли штандарт на броненосце “Baden”, то был произведен салют со всех судов германского флота и находившейся тут же австрийской эскадры. До этого момента на броненосце “Baden” был поднят флаг вице-адмирала Дейнхарда, но на время маневров начальствование над флотом принял на себя германский император.

В 8 1/2 часов утра все суда германского флота, в составе восьми боевых броненосцев, одного броненосного крейсера, двух посыльных судов, трех дивизионных миноносцев и восемнадцати мореходных миноносок (каждая приблизительно в 80 тонн водоизмещением), снялись с якоря и пошли в море.

Согласно общему плану маневров, предполагалось, что рано утром этого дня получено известие по телеграфу о проходе Большим Бельтом неприятельской эскадры. Германский адмирал, стоявший со своей эскадрой на якоре близ Фленсбурга должен был идти в море, отыскать неприятеля и уничтожить его. В действительности неприятель был в данном случае только воображаемый; его представляли шесть плавучих щитов, поставленных за ночь на якорях в месте, которое было неизвестно офицерам германской эскадры.

По выходе с рейда Его Величество, германский адмирал, выслал вперед, для разведки, броненосный крейсер “Irene”, под командой принца Генриха Прусского, крейсер “Zieten” и “Pfeil” и все миноносцы. Позади разведчиков следовал главный флот в строе одной кильватерной колонны, в следующем порядке: броненосцы “Baden” (флагманский), “Oldenburg”, “Bayern”, “Wurtemberg”, “Kaiser” (под флагом контр-адмирала Шредера), “Deutschland”, “Friedrich der Grosse” и “Preussen”; за колонной шли императорская яхта “Hohenzollern", минный крейсер “Jagd” и пароход “Norder”.



В башне на одном из броненосцев береговой обороны типа “Зигфрид” во время наведения 240-мм орудия

Выйдя на широкое место фиорда , эскадра построилась в две колонны по дивизиям, а когда вышли на несколько миль к югу от острова Альзена, эскадра увидела неприятеля, стоявшего в одну линию, с расстоянием в два кабельтова между судами. Перестроив эскадру в одну колонну, император провел свою линию параллельно неприятельской, на расстоянии едва в три кабельтова; при этом началась самая ужасная стрельба из тех орудий, которые могли быть направлены на щиты. Орудия больших калибров и скорострельная артиллерия выбрасывали град снарядов по линии щитов, останавливаясь лишь в те промежутки, когда облака дыма не позволяли прицеливаться.

Пройдя вдоль линии щитов, император изменил курс на 16 румбов и снова прошел вдоль той же линии, по другую ее сторону, причем стрельба была повторена, если возможно, с еще большей горячностью. Зрелище было очень хорошее, и когда оно кончилось, то можно было заметить, что все щиты были изрешечены и избиты. Главные повреждения, однако же, произвела легкая и скорострельная артиллерия; большие же, 18-ти и 23-тонные орудия нанесли мало вреда, так как в действительности их наводили довольно безразлично (in fast, rather indifferently aimed).

Вслед за тем был сделан сигнал: “первой дивизии, в составе броненосцев “Baden”, “Oldenburg”, “Bayern” и “Wurtemberg”, построиться в строй фронта и таранить неприятеля”. Щиты были составлены из двух пирамидальных построек, соединенных парусиновыми решетками, и эти щиты были протаранены и, само собой разумеется, разбиты вдребезги. Один из щитов, случайно переживший первый удар, был потом протаранен крейсером “Irene”.

Вскоре после полдня флот возвратился на прежнее якорное место, причем предварительно проследовал сквозь дым второго салюта австрийской эскадры германскому императору и императрице.

Поучительного в этих маневрах не было нисколько, да, вероятно, по мнению корреспондента газеты “Times”, на какой-нибудь урок и не рассчитывали. По-видимому, главная цель маневров заключалась в том, чтобы воспроизвести поразительную картину воображаемого морского сраже ния, и такая цель конечно была достигнута. Следует также отдать справедливость командирам судов за вполне прекрасное исполнение сигналов и умение держаться в назначенном строю.



В башне на одном из броненосцев береговой обороны типа “Зигфрид” перед выстрелом 240-мм орудия

Что же касается стрельбы, то она была не особенно хороша, а при таранном бое командиры, по- видимому, не знакомы с тем фактом, что следует перевести ход на обратный или по меньшей мере остановить его перед самым моментом соприкосновения. Если в военное время таранить с не уменьшенным ходом, как это было сделано в данном случае, то исход, вероятно, будет одинаково гибельным для обоих судов.

По мнению корреспондента английской газеты, не следует стараться проскочить сквозь неприятеля; коснуться его лишь слегка совершенно достаточно, потому что никакое судно не в состоянии выдержать удар тараном другого судна, даже если таран будет двигаться со скоростью только одного или двух узлов.

Гравенштейн, 8-го сентября. Сегодня на местности, окружающей исторические высоты Дюппеля, происходили интересные маневры, главная мысль которых заключалась в том, что 18-ая пехотная дивизия, поддержанная двумя броненосными эскадрами адмиралов Дейнхарда и Шредера, должна была перейти через Альзенский пролив, близ Зондербурга, и взять окрестности Дюппеля, занятые 17-ой пехотной дивизией.

На глазах императора 18-ая дивизия быстро перебралась через пролив на двойных понтонных судах и по понтонному мосту поддержанная огнем с броненосцев, скоро заняла позицию на берегу, и, будучи подкреплена десантным батальоном с эскадры, пошла атаковать высоты. Благодаря, главным образом, разрушительному огню броненосцев, атакующие успели занять линию Дюппельских редутов через два часа. После окончания боя германский император, стоя на гласисе редута № 5 (который еще довольно хорошо сохранился) и окруженный блестящей толпой офицеров, сделал свои замечания относительно хода сражения.



Броненосцы “Кайзер” и “Дойчланд”. (Сведения о кораблях этого типа и опубликованные в английском справочнике “All The World's Fighting Ships Illustrated. Fred T. Jane". 1900 r.)

К приведенным сведениям тот же корреспондент добавил впоследствии из Глюксбурга, что главные силы 18-ой дивизии, перебравшись на материк, быстро повернули влево и пошли вдоль берега под прикрытием его высот, с целью ударить в правый фланг 17-ой дивизии. Броненосная эскадра сопровождала это движение, на расстоянии более полумили от берега, и все время обстреливала позиции 17-ой дивизии, близ Дюппеля.

В 9 часов, с целью усилить атакующих, адмирал Дейнхард внезапно высадил на берег десант в числе 2800 человек с орудиями. Маневр высадки десанта был исполнен так отчетливо, что сделал бы честь любому флоту.

Глюксбург, 9-го сентября. Главное участие флота в маневрах этого дня выразилось высадкой десантной бригады из судов для действия в качестве резерва при 18-ой дивизии, и в операциях флотилии миноносок (совместно с частью 17-ой дивизии), Нюбель Hoop. В бухту вошли рано утром неприятельские миноноски, которые в продолжение нескольких часов поддерживали сильный огонь из своих орудий Готчкисса. Подобно тому, как накануне, высадка десанта была произведена отлично, но матросы не ходили в бой; броненосцы также не принимали участия в сражении.

Фленсбург, 10-го сентября. Сегодня окончились маневры в Шлезвиг-Голштинии, без всякого активного участия со стороны флота. Миноноски оставались ночью в бухте Нюбель Hoop, а броненосцы в заливе Веннинг Бунд; первые не имели случая стрелять, а вторые сделали лишь несколько выстрелов при самом начале окончательной и торжественной атаки высот Дюппеля.

В час дня офицеры германской эскадры давали завтрак императору и иностранным гостям на учебном артиллерийском корабле “Mars”, стоявшем близ Зондербурга. После этого император отправился на яхте “Hohenzollern” в Киль.

Приведенные известия о маневрах германского флота составляют извлечение из телеграфных корреспонденций газеты “Times” и, само собой разумеется, не представляют особенного интереса, помимо того, что дают некоторое понятие о действиях германской эскадры во время маневров. Но действительный интерес представляет письмо того же специального корреспондента, посланное из Глюксбурга по окончанию маневров и напечатанное в газете “Times” от 13-го сентября.

В этом письме перечисляется состав маневрировавшей эскадры, с показаниями против имен броненосцев времени их постройки, водоизмещения, число индикаторный сил, машин и число крупнокалиберных орудий.

Кроме того, в эскадре находились: крытый броней крейсер “Irene”, в 4230 тонн, с машиной в 8000 инд. сил, посыльные суда “Pfeil”, “Zielen” и “Blitz” и три дивизии миноносок, каждая в составе одного дивизионного миноносца в 250 тонн и шести миноносок, водоизмещением около 80 тонн.

Только броненосцы составляли собственно боевую эскадру, и они маневрировали независимо от остальных судов. Точность и быстрота, с которой суда разбирали и исполняли сигналы императора, флаг которого был поднят на броненосце

“Baden”, и отличное умение офицеров удерживать места своих судов в строю возбуждали общее удивление присутствующих иностранных моряков.

Но следует заметить, во-первых, что эскадра практиковалась в эволюциях в продолжение слишком двух месяцев и что данные относительно скоростей и поворотливости каждого из судов могли быть очень хорошо изучены за это время всеми командирами и вахтенными начальниками; во-вторых, участвовавшие в маневрах суда, что касается по меньшей мере их скорости хода, представляли собой довольно однородную эскадру.



Броненосцы типа “Саксен”. (Сведения о кораблях этого типа) опубликованные в английском справочнике “All The World’s Fighting Ships Illustrated. Fred T. Jane". 1900 r.)

Разница в скорости хода судов оказывается только на один узел между самым плохим ходоком (“Oldenburg”) и самым хорошим (“Kaiser”). При таких благоприятных обстоятельствах нечего удивляться, что суда германской эскадры могут с успехом выдержать сравнение с английскими эскадрами во время последних маневрах у входа в Английский канал. Английские эскадры были весьма неоднородны по части боевых броненосцев; некоторые из последних были очень хорошие ходоки, а другие безобразно плохие; к тому же английские офицеры в большинстве случаев были незнакомы с качеством своих судов. Если бы, замечает корреспондент, германских офицеров заставили маневрировать на неизвестных им судах, то, вероятно, они оказались бы не лучше, а может быть, и хуже, чем английские офицеры.

Во время первого дня маневров также происходила стрельба в цель. Когда стреляли английские суда во время своих маневров в английском канале, то щиты состояли из небольших флагов, приподнятых приблизительно на 6 фут от воды; германские же щиты были большие и сложно выстроенные сооружения, состоящие из двух пирамид, соединенных вместе решетками. Эти щиты представляли собой почти такую же хорошую цель, какую может представить, например, минная лодка “Rattlesnake”, если на нее смотреть по носу.

Поэтому немцы должны были дать гораздо больше процентов попадания, чем дали английские комендоры.

Между тем, как казалось корреспонденту, этого не было. Стрельба из больших орудий, по его мнению, оставляла желать лучшего, потому что волнения никакого не было, ветер, равно как и освещение, были благоприятны, и, принимая в соображение большое количество израсходованных снарядов, результаты были несоответственно усилиям.

Главное орудие малого калибра, употребляемое на судах германского флота, есть револьверная пушка Готчкисса. По мнению корреспондента, надо быть довольным, что это оружие неизвестно в английском флоте. В настоящее время эта пушка занимает на судах германского флота место 3-фунтовой скорострельной пушки, принятой в английском флоте.

Официально, скорострельные орудия уже приняты в германском флоте, но весьма мало таких орудий имеется на судах. По словам корреспондента, избранный тип скорострельной пушки тот, который изготавливается на заводе Круппа.

По мнению корреспондента, револьверная пушка Готчкисса имеет слишком короткий ствол, чтобы допускать очень хорошую меткость стрельбы; но, по-видимому, это не единственная причина неуспеха этой пушки. Она установлена почти одинаково с английской скорострельной пушкой, т.е. имеет плечевой рычаг. Несомненно, однако же, что во время стрельбы этот рычаг приводит комендора в сильное сотрясение. Поэтому у комендора должна являться склонность бояться стрельбы. Он дрожит, когда приставляет свое плечо к рычагу, и, следствие этого, прицеливается с каждым выстрелом все хуже и хуже.



Броненосец “Ольденбург”. (Сведения о корабле•, опубликованные в английском справочнике “All The World's Fighting Ships Illustrated. Fred T. Jane". 1900 r.)

На броненосцах “Baden”, “Bayern” и “Wurtemberg” неоднократно стреляли из носовых 18-тонных орудий прямо по носу, без всяких вредных последствий для палуб. Эти орудия, конечно, не больше тех, которые поставлены в диаметральной плоскости некоторых из новейших английских крейсеров, крытых палубной броней; но, тем не менее, они сильные и имеют за собой то важное преимущество, что легко могут быть управляемы вручную, в случае повреждения их механизмов.

С другой стороны, все современные броненосцы английского флота имеют в составе своего главного вооружения гораздо более тяжелые орудия, но из этих самых орудий нельзя стрелять ни прямо по носу, ни на корму, без риска произвести повреждения не только в палубе, но и, что особенно важно, в якорях и их принадлежностях. Поэтому является вопрос, не оказываются ли германские броненосцы типа “Baden”, по отношению к носовому и кормовому огню, лучше многих английских броненосцев, имеющих значительно сильнейшее вооружение.

Маневрирование германских миноносок, пожалуй, заслуживает еще большего внимания, чем эволюции и стрельба броненосцев. Организация минных отрядов в германском флоте отличается от подобной организации во всех других флотах. Миноноски формируются в дивизии или отряды, по шести штук в каждом. Отряд сопровождает один дивизионный или отрядный миноносец, который сам по себе есть не что иное, как увеличенная миноноска; кроме того, при каждом отряде состоит авизо или посыльное судно, с которого и управляют отрядом.

Походный и боевой строй германских миноносок следующий: “Дивизионный” миноносец идет впереди, и на каждом крамболе его следует ряд из трех миноносок, в строю кильватерной колонны.




Броненосцы береговой обороны типа “Зигфрид”. (Сведения о кораблях этого типа, опубликованные в английском справочнике “All The World's Fighting Ships Illustrated. Fred T. Jane". 1900 r.)

В таком строе нет собственно ничего необыкновенного. Но дело в том, что в указанном строе миноноски держатся на столько близко друг к другу, насколько это возможно, чтобы только не соприкасаться. Между кормой одной миноноски и носом следующей на ней, расстояние лишь в несколько ярдов (ярд равен 3 футам), и почти такое же расстояние разделяет обе колонны. В таком тесном строе миноноски ходили при всяких скоростях хода и сохраняли при этом свои места с удивительной точностью, так что командовавшие миноносками офицеры действительно достойны удивления. Но при таком строе отряды миноносок представляют огромную цель для неприятеля, и это должно составлять серьезное неудобство в военное время.

Беда, впрочем, не в одном этом. Оказывается, что вследствие волн, отбрасываемых головным миноносцем,задние миноноски вынуждены, для сохранения своего места, держать в машине на 20% более оборотов, чем передние миноноски. Отсюда происходит необходимость в соответственном увеличении расхода угля, и нужно еще доказать, что этот увеличенный расход топлива вознаграждается каким-нибудь попутным преимуществом.

Кроме того, “нормальному строю” присущи опасности, довольно немаловажного свойства, а именно должна увеличиться вероятность столкновений, когда миноноски движутся так близко между собой; сверх того, если во время боя одна из передовых миноносок будет внезапно повреждена, например, неприятельским снарядом, тогда следующие сзади миноноски неминуемо набегут на нее раньше, чем командиры успеют изменить курс. В таком случае, по всей вероятности, вся колонна будет смята сама собой.

Независимо от приведенных замечаний относительно германских миноносок, корреспондент газеты “Times” упоминает, что его, как англичанина, поразили еще три факта: во-первых, на каждой германской миноноске было только по одному офицеру, тогда как на английские миноноски назначают по одному лейтенанту и одному суб-лейтенанту; во-вторых, немцы не ввели у себя систему двойных минных аппаратов, расположенных друг к другу под углом; и, в-третьих, единственное артиллерийское вооружение германских миноносок заключается в револьверной пушке Готчкисса.

Далее корреспондент обращает внимание на сигнальную часть в германском флоте. Морская сигнальная книга, которую предполагается изменить и усовершенствовать, в настоящее время уступает во всех отношениях новой английской сигнальной книге, испытанной в прошлом году на эскадре Средиземного моря и принятой теперь на всех судах английского флота. Сигнальные флаги и вымпела не все достаточно отличительны, а употребление в них зеленого цвета служит богатым источником для недоразумений.



Броненосцы типа “Саксен”. (Барбетная артиллерийская установка для двух 260-мм орудий)

По части же ночных сигналов, немцы положительно превзошли англичан. Они употребляют исключительно только электрические сигналы, между тем в английском флоте сравнительно немногие суда, за исключением броненосцев, снабжены электрическими фонарями для сигналов. Англичане, по большей части, имеют только вспышечные фонари, которые превосходны на близких расстояниях, но мало пригодны для отдаленных сигналов. С другой же стороны, на германском флоте еще не знакомы с наиболее удобными для сигналов мачтовыми семафорами.

В заключение корреспондент газеты "Times” выражает общую похвалу молодому германскому флоту, который, по его мнению, уже достиг замечательных результатов. Немецкие матросы, быть может, вообще не так расторопны, как в английском флоте, но офицеры заслуживают всякого одобрения.






Броненосец “Фридрих Карл” (фото вверху) Броненосец “Ганза” в доке


Броненосец “Ганза”


Броненосец “Кениг Вильгельм”



Броненосец “Фридрих дер Гроссе” на стапеле (фото вверху) и в походе



Броненосец “Пройссен”


Броненосец “Фридрих дер Гроссе”



Броненосец “Баден” перед спуском на воду


Броненосец “Фридрих дер Гроссе”


Броненосец “Дойчланд” в Кильском канеле


Броненосец “Кайзер”


Броненосец “Саксен”


Броненосец “Вюртемберг”


Броненосец “Баден"



Броненосец “Баден”




На Большом Кронштадтском рейде во время визита германской эскадры. 7 июля 7888 г.



Броненосцы “Фридрих дер Гроссе” (фото вверху) и “Дойчланд” на Большом Кронштадтском рейде. 7 июля 1888 г.



Броненосец “Баден”


Броненосец “Вюртемберг”


Броненосец “Саксен”


Броненосец “Баден” в Кильском канале


Броненосец “Баден”


Броненосец “Вюртемберг”


Броненосец береговой обороны “Хаген”


Броненосец “Ольденбург”


Броненосец береговой обороны Геймдал


Броненосец береговой обороны “Зигфрид”


Броненосец береговой обороны “Хаген”


Броненосец береговой обороны “Один”


Броненосец “Фридрих дер Гроссе”


Броненосец “Саксен” после модернизации


Броненосец береговой обороны “Фритьоф”


Броненосец береговой обороны “Эгир”


Флот Пруссии быстро возрастает и, если пойдет столь же быстрыми шагами, скоро станет на таковую ногу, что по силе своей не будет иметь себе равного на соседних водах. В самом деле, два такие прибавления, как “Kron Prinz” с 14 узлами хода, “Wilhelm I”, строящийся в темзенской К° с таким же ходом, и “Frigrich Carl” показывают, что Пруссия с первого же шага становится не на оборонительную, а на наступательную ногу, хорошо понимая истинную силу флота.
----

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.134. Запросов К БД/Cache: 0 / 0