Глав: 11 | Статей: 64
Оглавление
Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.

4.1. От "Невы" до Лысянки

4.1. От "Невы" до Лысянки

Кампания 1944 г. началась с операции "Нева" – наступления под Ленинградом. 20-21 января был освобожден Новгород, а спустя неделю окончательно ликвидирована блокада Ленинграда. Наступление продолжалось до начала марта. Линия фронта отодвинулась на 250 км на запад от Ленинграда.

Немецкая колонна, разгромленная в ходе операции "Нева". 1944 г.


Одновременно развивалось наступление по освобождению правобережной Украины. Используя плацдармы, захваченные при форсировании Днепра, советские войска освободили Житомир, Винницу, Кировоград.

В ходе Житомирско-Бердичевской и Кировоградской операций линия фронта образовала Корсунь-Шевченковский выступ. Поэтому советское командование приняло решение о нанесении ударов войсками 1-го и 2-го Украинских фронтов в общем направлении на Звенигородку с целью окружения и уничтожения здесь крупной группировки немецко-фашистских войск.

К началу операции советские войска имели 27 стрелковых дивизий, 1 механизированный и 4 танковых корпуса. Противник имел 14 дивизий (в том числе 3 танковых) и моторизованную бригаду. 24 января войска 2-го Украинского фронта (4-я гвардейская, 53-я армии, 5-я гвардейская танковая армия) при поддержке 5-й воздушной армии перешли в наступление передовыми частями, а 25 января – основными силами. Войска 1-го Украинского фронта (40-я, 27-я армии и 6-я танковая армия) при поддержке 2-й воздушной армии начали наступление 26 и 28 января два фронта соединились в районе Звенигородки с войсками 2-го Украинского фронта.

В окружении оказались до 10 немецко-фашистских дивизий и 1 бригада общей численностью до 80 тыс. человек. Для оказания помощи окруженным войскам немецко-фашистское командование предприняло попытки прорвать фронт окружения. 8 февраля советское командование предложило вражеским дивизиям сложить оружие, но это предложение было отвергнуто.

11 февраля немцы начали наступление из района Ризино, ценой больших потерь потеснили советские войска и вышли в район Лысянки. В ночь на 17 февраля части окруженных немецких войск удалось прорваться из Шендеровки к своим войскам в Лысянку, но таких было немного. В результате Корсунь-Шевченковской операции было убито и ранено около 55 тыс. и взято в плен свыше 18 тыс. вражеских солдат и офицеров. Ликвидация корсунь-шевченковской группировки противника создала условия для окончательного освобождения Правобережной Украины.

Эта операция интересна тем, что именно у Лысянки состоялся один из первых боев танков ИС. 15 февраля 1944 г. 13-й гв. тяжелотанковый полк прорыва (13-й гв. ТТПП) прибыл в район ст. Фастов и Белая Церковь, имея в своем составе 21 танк ИС-85. После завершения марша полк получил задачу поддержать атаку 109-й танковой бригады на Лысянку. Для решения задачи командир полка выделил роту танков ИС (всего 5 машин). К моменту вступления роты в бой последние танки Т-34 109-й танковой бригады, атаковавшие Лысянку в лоб, были подбиты немецкими танками "Пантера", противотанковыми и штурмовыми орудиями, закопанными на окраине села.

Подпустив без выстрелов подходившие в одиночестве пять советских тяжелых танков ИС на расстояние 600-800 м, находящиеся в засаде немецкие танки и САУ открыли по ним массированный огонь в борт, и в течение 10 минут выведя из строя все танки роты (две машины – сгорели). Каждая машина получила от 3 до 7 попаданий, большинство из которых были сквозными. Впрочем, на следующий день Лысянка была окружена и взята, а в ней захвачены брошенные 16 немецких танков "Пантера", а также два штурмовых орудия и два танка Рz IV без горючего.

Танк ИС-85, подбитый у Лысянки. Цифрами показаны попадания немецких снарядов. 1944 г.



Подбитый и захваченный в ходе Корсунь-Шевченковской операции, немецкий танк "Пантера". 1944 г.

Этот бой весьма показателен, так как, словно в зеркале, отражает типичные бои того времени. Практически всегда, когда советские танковые части атаковали обороняющиеся немецкие подразделения в лоб, атаки заканчивались неудачно с большими потерями для наступающих. Если же наступающий применял маневр, итог был иным и немцы теряли большое количество материальной части пусть не в бою, но брошенными в результате потери коммуникаций.

Часть панорамы "Тигров", захваченных в районе Умани. Весна, 1944 г.



Другая часть панорамы "Тигров", захваченных в районе Умани. Весна, 1944 г.

Именно об этом периоде рассказывает повесть В. Курочкина "На войне как на войне", ставшая, по мнению большинства ветеранов-танкистов, лучшим художественным произведением о событиях тех лет. Именно в конце 1943 – начале 1944 г. в армию хлынули лейтенанты 1925 г. рождения, обученные по сокращенной программе 1942 г. и еще не вполне могущие считаться подготовленными. Лишь к лету 1944 г. в армии появились молодые командиры танков и механики-водители, могущие дать фору уже участвовавшим в боях.

Также в 1944 г. продолжалась корректировка штатов подразделений, частей и соединений танковых войск СССР. Так, уже в январе было принято решение для усиления огневой мощи танковой армии ввести в ее состав самоходно-артиллерийские и легкие артиллерийские бригады. Но лишь к концу сентября 1944 г. все шесть танковых армий получили их. Кроме того, для успешного проведения операций танковые армии усиливались дополнительно артиллерийскими и истребительно-противотанковыми бригадами и полками. В конце войны танковая армия трехкорпусного состава, как правило, имела в своем составе свыше 50 тыс. человек личного состава, 850-920 танков и САУ, около 800 орудий и минометов, более 5 тыс. автомобилей.

Однако в подавляющем большинстве наступательных операций танковые армии все же не имели полного комплекта людей, вооружения и боевой техники.

Кроме того, в феврале 1944 г. все тяжелые танковые полки прорыва перевели на новые штаты, и они стали именоваться тяжелыми танковыми полками. В них 375 человек, четыре танковые роты ИС-2 (21 танк), рота автоматчиков, саперный и хозяйственный взводы, полковой медицинский пункт. Уже при формировании полков им присваивалось наименование "гвардейский".

Отдельные танковые полки также были переформированы. Суть этой реорганизации, проведенной в начале 1944 г., состояла в исключении из них легких танков, усиления подразделений обеспечения и обслуживания. В целом в полку должно было быть 386 человек и 35 танков.

Оглавление книги


Генерация: 0.176. Запросов К БД/Cache: 3 / 1