Глав: 24 | Статей: 47
Оглавление
В наше время практически каждый знает все, что происходит в бою между самолетами, танками, истребителями и подводными лодками. Эту технику видели все и знакомы с ее действием или непосредственно, или по фильмам и телепередачам. Однако упоминание о РЭБ обычно вызывает довольно неопределенное понимание этого вида борьбы, которая ведется в эфире и касается радио и радиолокационного излучения. Что же в действительности такое РЭБ? Что это за таинственная деятельность, о которой так много говорится и которая идет не прекращаясь даже в самые спокойные моменты мирного времени?

Опубликовано в США в 1985 году издательством

.

Blandford Press Ltd

Оригинал опубликован в Италии в 1981 году издательством

Mursia as La Guerra Elettronica.

Война Йом-Кипур и технологические сюрпризы

Война Йом-Кипур и технологические сюрпризы

6 октября 1973 года, в еврейский День Искупления или Йом-Кипур, арабы предприняли внезапную атаку беспрецедентной жестокости. В тот день почти все население Израиля молилось. В 14:00, египетские Су-7 и МиГи начали атаку на оборонительные объекты и авиабазы Израиля на Синае, а 4 000 орудий различного калибра начали массированный артобстрел оборонительной линии Бар-Лев и других важных объектов вдоль Суэцкого канала.

Затем, арабы начали постановку помех израильским средствам радиосвязи, что сделало невозможной передачу приказов израильским войскам. Вдобавок, некоторые израильские радиостанции и РЛС, расположенные вдоль Канала, были уничтожены спецподразделениями египетских аквалангистов.

На Сирийском фронте, самолеты советского производства Су сирийских ВВС атаковали Голанские высоты и уничтожили почти все израильские объекты в этом районе.

Через несколько минут, лавина из 800 советского производства танков египтян, рассредоточенных вдоль Суэцкого канала, пересекла его в нескольких местах по наведенным в рекордно короткие сроки мобильным понтонным мостам. Израильтян застали врасплох и, поскольку, многие части отпустили своих военнослужащих домой на праздники, оборона была значительно ослаблена. Оборонительная линия Бар-Лев была прорвана массой танков движущихся со стороны Канала. Израильская оборона из напалма, которая должна была объять пламенем всю зону Суэцкого канала, была искусно выведена из строя египетскими аквалангистами, которые незаметно, в течение нескольких ночей перед атакой, вели свои операции.

После нескольких часов полного хаоса израильскому Верховному командованию удалось быстро набросать план обороны. Первыми отреагировали ВВС, бросив в атаку свои самолеты Phantom и Skyhawk. Израильтяне были уверены в превосходстве своих самолетов, которые, главным образом благодаря совершенному оборудованию РЭБ, уже продемонстрировали свое превосходство в боях с противником. Однако их бои с продвигающимися египетскими бронетанковыми подразделениями были ни чем иным как катастрофой. Израильские летчики не слышали обычной "песни ЗРК" и, поэтому, не могли ничего сделать, чтобы уклониться от ракет противника. В первые два-три дня войны, было сбито огромное количество израильских самолетов.

Понятно, что что-то изменилось в электромагнитной обстановке, поскольку электронные средства израильских самолетов больше не обеспечивали эффективности. Первая оценка ситуации показала, что РЛС наведения египетских ЗУР и стрельбовые ЗА, работали на более высоких частотах и использовали более совершенные методы наведения, чем ЗРК С-75 и С-125.

Израильские летчики, которым посчастливилось уцелеть в настоящей бойне самолетов Phantom и Skyhawk, докладывали, что продвигающаяся бронетехника противника прикрывалась особенно эффективными и разнообразными мобильными системами ПВО. Прежде всего, это был заслон из ультра-современных ЗРК "Куб", смонтированных на бронированном шасси; затем шли 4-ствольные ЗА установки ЗСУ-23-4 "Шилка" имеющие стрельбовую РЛС и смонтированные на танковом шасси; и, наконец шли легкие ПЗРК "Стрела-2М" с ИК ГСН для маловысотной ПВО. Вместе, они составляли почти непреодолимое кольцо ПВО — мобильный зонтик, под прикрытием которого без опаски могли продвигаться защищенные от атак с воздуха танки.

Сила этой системы лежала не в ее огневой мощи или других факторах, а исключительно в системах наведения оружия, которые стали совершеннейшим техническим сюрпризом не только для израильтян, но и для всех стран Запада.

ЗРК "Куб", чьей основной задачей было обеспечение ПВО сухопутных войск, состоял из двух гусеничных машин, одна из которых несла ЗУР 2К12 (по классификации НАТО Gainful), а другая — РЛС Straight Flash (по классификации НАТО). Новшеством этой системы было то, что она работала в непрерывном режиме излучения в отличие от импульсных РЛС ЗРК С-75 и С-125. Цель подсвечивалась небольшой мощности непрерывным сигналом РЛС Straight Flash, а ЗУР ЗРК "Куб" самонаводилась на нее по отраженному сигналу. Поскольку бортовые приемники израильских самолетов были рассчитаны на прием импульсных сигналов, они не могли обнаруживать непрерывное излучение. А чтобы еще более усложнить задачу, русская РЛС работала на двух различных частотах. Так, в результате двух технических новаций, ЗУР ЗРК "Куб" могли подлетать к самолету противника не подвергаясь воздействию средств электронного противодействия израильтян — не обнаруженными, не подавленными и не обманутыми.

Другим техническим сюрпризом стала РЛС управления пушечной стрельбой (по классификации НАТО Gun Dish) мобильной 23-мм ЗСУ-23-4 "Шилка". Чтобы увеличить стойкость к РЭП противника, эта РЛС работала на много более высокой частоте, чем любые ранее применявшиеся египтянами зенитные средства. Израильские приемники, которые создавались для обнаружения излучения до частоты 12 ГГц, были не способны обнаружить ее излучение — около 16 ГГц.

Еще одной технической новинкой стал небольшой ПЗРК "Стрела-2М", переносимый одним солдатом за спиной. Он имел совершенно новый тип системы наведения на основе ИК-излучения. Все, что нужно было сделать солдату, это просто направить ракету на низколетящий самолет. ИК-детектор ЗУР обнаруживал тепловое излучение ее реактивных двигателей, передавал сигнал дальности и пеленга системе управления и наведения, которая затем наводила ее на цель. Такая система наведения была названа — ИК-самонаведением.


Все эти новые системы оружия вместе с уже имевшимися у египтян С-75 и С-125, составляли исключительную по силе систему ПВО, позволившую им продвигаться даже не смотря на то, что их ВВС не имели господства в воздухе. Летчики израильских самолетов непосредственной поддержки наземных войск, атакуя бронетехнику, приходили к выводу, что у них нет никакой возможности уклониться от этой стены огня; если они опускались на малую высоту, чтобы уклониться от ЗРК, то неминуемо попадали под ужаснейший зенитный огонь скорострельных пушек ЗАК "Шилка" или становились целями для ПЗРК "Стрела-2М". Потери израильских ВВС были настолько велики, что командование сухопутных войск решило больше не вызывать авиацию для борьбы с бронетехникой противника.

Для израильтян, на обоих фронтах, с каждым часом ситуация становилась все хуже и хуже, поскольку, в добавок к огромному количеству потерянных самолетов в первые дни войны, их танкам тоже устроили бойню. Они становились легкими целями для новых, русского производства, ПТУРС 9К11М "Малютка-М". Запускаемые пехотой с близкого расстояния, эти ракеты, наводящиеся по проводам, имели исключительную точность.


А. Израильская тактика РЭП для атаки батарей ЗРК "Куб" и уклонения от их ЗУР. Используя слабые стороны "Куба", и в первую очередь неспособность ЗРК эффективно действовать на малой высоте, самолет приближался на предельно малой высоте, прячась от РЛС в помехах от подстилающей поверхности. Пролетев батарею, он вертикально набирал высоту, а затем пикировал на цель, сбрасывая ПТУРС или бомбы. Завершив атаку, самолет все так же на предельно малой высоте, выбрасывал ПРЛО и ИК-ловушки для введения в заблуждение других ЗРК, которые могли бы поразить самолет.

Теперь поняв, что само существование страны находится под вопросом, израильскому Верховному командованию пришлось принять исключительное по важности решение — какому из фронтов отдать приоритет. Они решили, что наибольшая опасность исходит от Северного фронта и, поэтому решили сконцентрироваться на отражении сирийского наступления и одновременно, попытаться парировать египетскую атаку в зоне Суэцкого канала. Единственной надеждой были ВВС, которые, однако, с точки зрения РЭБ, были застигнуты врасплох. Они должны были как можно быстрее найти соответствующее РЛ и ИК противодействие и таким образом уменьшить абсолютно неприемлемый уровень потерь.

В эти первые, драматичные дни войны, израильским ВВС помогло использование большого количества ПРЛО и диспенсеров для их выброски. Конечно, ПРЛО не являлись чем-то новым, поскольку интенсивно применялись во Второй мировой войне и во Вьетнаме: единственное, что в них изменилось так это то, что длина каждой полоски была подогнана к длине волны новой РЛС. ПРЛО упаковывались в магазины, которые в свою очередь размещались в контейнерах подвешиваемых к самолету и выбрасывались по команде летчика.

Кроме ПРЛО, израильтяне, также получили и ИК-ловушки для обмана ракет с ИК ГСН. Их применение было аналогично ПРЛО, с единственным исключением, что они излучали тепловую или ИК-энергию. Чтобы удовлетворить поставленной цели, генерируемая ими энергия должна была излучаться на той же частоте, что и генерируемая выходными устройствами двигателей самолета, но, естественно, много большей интенсивности, чтобы создать ложную цель, на которую могла бы навестись ракета ПЗРК "Стрела-2М".


В. Израильские ВВС применяли различную тактику выброса ИК-ловушек для уклонения от ракет с ИК ГСН. Одна из тактик заключалась в применении двух самолетов, один из которых резко изменял направление полета вверх, а затем вниз, пересекая свою траекторию полета и таким образом генерируя область интенсивного нагрева. А тем временем, другой самолет летел дальше, отстреливая ИК-ловушки. Также, было замечено, что внезапный и энергичный маневр становился эффективным средством обороны, приводящим к введению в заблуждение ракеты.

Как только диспенсеры ПРЛО и ИК-ловушек были установлены на самолетах Phantom и Skyhawk, израильтяне получили возможность поискать тактику, которая позволила бы их летчикам прорывать созданную арабами стену огня, имея некоторые шансы успешного выполнения поставленной задачи и выживания. В большей степени, найденная тактика базировалась на прямой атаке ЗРК противника. Очень рискованный, но очень эффективный атакующий маневр одним самолетом ЗРК "Куб" давал преимущество, поскольку "Куб" имел неважные возможностей перехвата целей на малых высотах и малую скорость сканирования. Самолет, прячась в помехах от подстилающей поверхности, летел на ПУ на предельно малой высоте, чтобы уклониться от обнаружения ее РЛС. Как только он проходил над целью, летчик делал крутой, почти вертикальный набор высоты и затем немедленно пикировал на цель, сбрасывая в соответствующий момент свои ракеты и бомбы. Во время пикирования и последующего ухода, летчику, все так же на малой высоте, приходилось сначала выбрасывать ПРЛО для противодействия ЗУР "Куб", которые могли быть выпущены по его самолету, а затем выполнять энергичное маневрирование, чтобы уклониться от ЗУР "Стрела-2М" с ИК ГСН. Простейшим из таких маневров был выброс ИК-ловушек, а затем доворот на ЗУР так, чтобы отвернуть выходное устройство двигателей — самой горячей точки самолета, от ГСН ракеты, что заставило бы ее промахнуться.

Применялась даже еще более сложная тактика. Она заключалась в том, что два самолета летящие в плотном строю, как только понимали, что атакованы ЗУР с ИК ГСН (или были проинформированы об этом по радио патрульными вертолетами), выполняли маневр, заключавшийся в пересечении одним из самолетов своего собственного курса полета, что создавало зону интенсивного нагрева, который, будучи ИК-энергией, привлекал ЗУР с ИК ГСН.

Другая, очень эффективная тактика, базировалась на ограниченной скорости слежения и дальности сопровождения ЗРК "Куб". Phantom и Skyhawk приближались на большой высоте, один над другим: первый самолет — Phantom, должен был выбросить большое количество ПРЛО и ИК-ловушек для подавления РЛС и систем наведения противника, таким образом обеспечив Skyhawk возможностью пикирования на цель и сброса своих бомб или ракет с хорошей вероятностью успеха и возвращения.


С. Еще одна израильская тактика уклонения от ЗУР противника. Первый самолет, выбросив ПРЛО для обмана РЛС противника, разворачивался назад, а другой с пикирования атаковал батарею противника.

Вся эта тактика базировалась на очень энергичных, почти не переносимых маневрах, которые не могли отслеживать системы наведения ЗУР; такое пилотирование требовало исключительной выносливости и координации действий летчиков.

Позднее, самолеты были оборудованы контейнерными СПО, способными перехватывать очень высокие рабочие частоты излучения ЗРК Куб" и стрельбовой РЛС ЗАК "Шилка".

Получив новые системы, израильтяне не только значительно уменьшили потери своих самолетов, но им удалось уничтожить даже 40 из 60 ракетных систем ПВО. Вновь завоевав превосходство в воздухе, ранее перешедшее к египтянам и сирийцам, ВВС Израиля снова смогли обеспечивать непосредственную огневую поддержку своих наземных войск, не только обороняться от наступающих арабских войск, но и наступать, как это произошло во время знаменитой операции "Газель", когда израильские войска форсировали Суэцкий канал и глубоко вклинились в египетскую территорию.

К концу боев, окончательный итог был таков: потеря 110 израильских самолетов — огромная цифра, учитывая численность ВВС Израиля. Большая часть самолетов была сбита новыми системами оружия, которые застали израильтян врасплох без должных мер РЛ и ИК противодействия.

Результаты арабо-израильских боев на море, однако, были совсем иными. Мы уже видели, как во время Шестидневной войны, израильский эсминец "Эйлат", не имевший ни СПО, ни ESM (РТР) — без которой не может вестись никакое РЭП, ни ПРЛО, ни какого-то другого оборудования постановки помех, было потоплено быстроходным, советского производства катером ВМС Египта выпустившим залп советского производства ПКР "Термит-У" по кораблю-неудачнику, даже не покинув порт. После этого несчастья, было решено обновить и укрепить израильский флот. Первым шагом должно было стать начало производства нового класса Быстрых атакующих боевых кораблей — класса "Решеф". Эти, водоизмещением 410 тонн, корабли, были вооружены ракетами израильского производства Gabriel.

В свою очередь, египетский и сирийский флоты имели большое количество советского производства катеров класса "Комар" и "Оса" оснащенных ракетами "Термит-У", которые до этого ни разу не промахнулись мимо цели. Они подтвердили свою мощь в 1971 году, во время индо-пакистанского конфликта, когда в период 4 — 8 декабря, несколько пакистанских, боевых кораблей в районе Карачи, а также три торговых судна, стоявших на якоре в порту, были потоплены ракетами "Термит-У" запущенными с борта индийских катеров "Комар" и "Оса".

Израильские ракеты Gabriel были точнее чем "Термит-У", но их дальность полета была значительно меньше — в 2,5 раза. В практическом смысле это означало, что израильским катерам класса "Решеф" или "Саар" с ракетами Gabriel на борту приходилось бы входить в зону поражения ракет "Термит-У" противника на глубину 20 — 30 км, прежде чем они сами смогут применить свои ракеты. Поэтому, императивом стала разработка дееспособной тактики борьбы с соединениями противника вооруженных ПКР "Термит-У". Поиск такой тактики стал основной головной болью израильского флота.

Опыт показал, что проблему нельзя решить традиционными оборонительными средствами, которые оказались беспомощными перед угрозой таких ПКР. Вскоре, израильтяне поняли, что требуется нечто новое и это решение лежит в области РЭП.

Поэтому, они оснастили все свои ракетные катера передатчиками шумовых и имитационных помех и покрыли их материалом, который больше поглощал электромагнитное облучение любой РЛС, чем отражал его. Такие радиопоглощающие материалы (РПМ) были названы "СВЧ-абсорбентами" и могли трансформировать энергию электромагнитного излучения в другой вид, в данном случае в тепло, которое могло быть легко выброшено в воздух или воду. Также было решено, что во время атаки наилучшим маневром будет занятие позиции носом корабля к противнику первым так, чтобы обеспечить ему минимальный ответный радиолокационный сигнал. Когда началась война Йом-Кипур, небольшой, но лучше всех на Ближнем Востоке вооруженный израильский флот, был хорошо подготовлен к проведению таких морских операций, которые уникальны в своем роде и имеют огромное значение в современной войне на море.


В самую первую ночь войны октября 1973 года, командование израильского флота, опасаясь, что сирийцы начнут на порт Хайфа атаку с моря, приказало пяти быстроходным ракетным катерам: "Решеф", "Мивтах", "Ханит", "Гааш" и "Мизнаг" выдвинуться к северу и вести поиск соединений противника.

Сирийское командование, в свою очередь, также озабоченное недостатками своей береговой обороны, приказало трем ракетным катерам класса "Комар" и "Оса", а также другим судам, вести наблюдение и разведку.

Чтобы достичь сирийских вод, израильская эскадра обогнула побережье Ливана и в 22:28 заметила сирийские торпедные катера, патрулировавшие берега Латакии. Сирийские катера попытались укрыться в близлежащем порту, но были перехвачены, и потоплены артиллерийским огнем пяти сирийских кораблей.

Затем, израильская эскадра повернула на восток, и разделившись на две группы начала с двух сторон обходить акваторию Латакии. Во время этого этапа операции, "Решеф" заметил сирийский тральщик и сразу же его потопил одной из своих ракет. Однако тральщик, вероятно, был приманкой, подставленной с целью привлечения израильтян к трем сирийским ракетным катерам, которые готовились к атаке израильской эскадры.

Системы ESM (РТР) израильских кораблей подали тревогу, а анализ перехваченного излучения дал данные касающиеся типа атакующих кораблей и их вооружения. Израильская и сирийская эскадры начали маневрировать с тем, чтобы занять выгодные позиции для стрельбы. Теперь они находились на расстоянии 40 км друг от друга, и это расстояние быстро сокращалось — противники, на полной скорости, мчались на встречу друг другу.

В это время сирийцы, воспользовавшись преимуществом в дальности применения своих ракет "Термит-У", с дальности 37,5 км сделали первый залп, а израильтяне немедленно включили свои передатчики имитационных помех, чтобы сбить с курса ПКР и выбросили большое количество ПРЛО, чтобы их еще больше запутать. В соответствии с подготовленным планом, израильтяне применили и большой, и малой дальности ПРЛО для создания максимальной неразберихи в ГСН сирийских ПКР.

Членов и сирийских, и израильских экипажей охватило напряжение, они хорошо знали, что теперь их судьба зависит только от их бортового электронного оборудования — ракет для сирийцев и передатчиков имитационных помех и ПРЛО для израильтян. Это было первое в войне на море сражение между двумя ракетными эскадрами и никто не мог сказать, что же произойдет! Это не было классическим морским сражением, в котором орудийный огонь управлялся и корректировался человеком; результат этого боя зависел от электронного оборудования, совершенства технологий, которые могли делать невообразимые вещи, но каждая из которых, имела собственные недостатки. Ракеты нуждались в РЛС для захвата и сопровождения цели, а РЛС были уязвимы к РЭП.

Потеря "Эйлата" преподала израильтянам хороший урок и заставила уделить большее внимание РЭБ, и они хорошо его заучили. Тотчас после включения бортового оборудования РЭП, сирийские ПКР начали отклоняться от реальных целей и стали нацеливаться на несуществующие и, после диких и не вообразимых маневров, упали в море не причинив израильтянам вреда.

Уклонившись от первой ракетной атаки, израильские корабли продолжали полным ходом идти вперед двумя кильватерными колоннами до тех пор, пока не вошли в зону пуска своих ПКР Gabriel. Они открыли огонь в 23:36 и сирийские катера, не имевшие бортового оборудования РЭБ того же типа, что и израильское, понесли тяжелые потери. Вскоре, по одному катеру класса "Комар" и "Оса" затонуло, а остальные катера "Комар" налетели на мель, где и были расстреляны огнем орудий двух израильских катеров.


На следующий вечер, израильские ВМС приняли участие еще в одном морском сражении имевшим еще более драматические последствия, но на этот раз против египтян. Перехватив радиопереговоры противника, израильтяне обнаружили, что египетская эскадра собирается ночью выйти из Александрии и идти к находившейся вблизи фронта военно-морской базе Порт-Саид. Немедленно, на перехват эскадры противника, Верховное командование Израиля бросило свои ракетные катера "Решеф", "Кашет", "Эйлат", "Мифгав", "Херев" и "Соуфа".

Соблюдая полное радио и РЛС молчание, израильские корабли шли прямо к египетскому берегу; работали только их пассивные средства РЭБ, то есть те, которые ничего не излучали (приемники СПО и РТР).

Египетская эскадра, состоявшая из четырех катеров класса "Оса" вооруженных ПКР "Термит-У", оставила Александрию сразу же после захода солнца и направилась в Порт-Саид. Примерно в 21:00 один из египетских катеров на несколько секунд включил свою РЛС для проверки маршрута и наличия поблизости кораблей противника. Эта электромагнитная "неосторожность" сразу же была обнаружена израильтянами, проинформировав их о присутствии и местонахождении египетской эскадры.

Двигаясь в полной темноте, обе эскадры сходились. В 23:00, египтяне обнаружили на индикаторах своих РЛС шесть кораблей противника находящихся на дальности около 41 км. Как только они вошли в зону пуска ракет — 38 км, катера "Оса" сделали залп 12 ПКР "Термит-У". Однако средства РЭП израильских кораблей — передатчики шумовых и имитационных помех и диспенсеры ПРЛО сбили с курса все 12 ПКР, и они упали в море.

Израильское соединение на полной скорости шло на противника и через 12 минут вошло в зону пуска своих ракет. Египтяне, не имевшие бортовых средств РЭП на своих "Осах", были беззащитны перед выпущенными по ним ПКР Gabriel, три их катера были поражены и затонули. Четвертый был сильно поврежден и стал дрейфовать по направлению к песчаной отмели возле Балтима.

Важность той роли, которую сыграло РЭП в этих сражениях, не нуждается в комментариях! Противоборствующие соединения не входили в прямой визуальный контакт друг с другом; все делалось электроникой и, в каждом из боев, сторона имевшая более эффективные средства РЭП становилась победителем.

В морских сражениях возле Латакии и Дамиетт-Балтим ни одна из 42 ПКР "Термит-У", выпущенных по израильским кораблям, не попала в цель — факт, который говорит сам за себя. Такие результаты были достигнуты посредством должного планирования и эффективного использования израильским флотом оборудования РЭБ. Теперь угроза ПКР "Термит-У" для флотов Запада исчезла. В то время как эти результаты не сильно повлияли на исход войны Йом-Кипур, они, определенно стали поворотной точкой тактики войны на море.

Участие России и США, хотя они официально и не вступали в войну, тем не менее, имело критическое значение. Обе Сверхдержавы не просто поставляли оружие, электронные системы, обеспечивали МТО и так далее; они использовали Ближний Восток как огромный ракетный полигон для испытаний своих новейших вооружений и снаряжения. Доказано, что американцы использовали израильские самолеты для оценки в реальных боевых условиях ракет AGM-65 Maverick с лазерным наведением, которые редко теряли цель. Аналогично, они испытали новую модификацию ракеты воздух-поверхность AGM-45 Shrike, которая самостоятельно наводилась на элетромагнитное излучение "отслеживая" РЛС или источник намеренных помех, которые тоже были испытаны в боевых условиях.

В самые первые дни войны, русские испытали свою новую ракету воздух-поверхность Х-20 (по классификации НАТО Kelt), которая имела дальность полета 320 км. Египетский Ту-16 над Средиземным морем запустил одну из таких ракет в направлении Тель-Авива. К большому счастью израильтян, ракета была замечена летчиком израильского самолета Phantom, который затем перехватил и сбил ее.

Советы использовали Ближний Восток и для испытаний эффективности своих ПТУРС с проводным управлением Snapper (по классификации НАТО) и 9К11М "Малютка". А на Сирийском фронте, они испытали и самую последнюю модель своей ОТР 9К52 "Луна" (по классификации НАТО Frog 7). Аналогичным образом, американцы, испытали свой ПТУРС TOW, передав его израильтянам. TOW представляла собой систему состоящую из трубчатой ПУ и прибора оптического сопровождения установленных на треноге. После пуска, ракета наводилась по проводам и управлялась компьютером, который автоматически подавал сигналы управления на ее органы управления. В войне Йом-Кипур испытывались и новые самолеты. Специальные разведывательные полеты выполнялись американскими самолетами Lockheed SR-71 Blackbird, имевшими скорость полета 3М и потолок почти 30 500 метров, а также советскими МиГ-25 (для полетов над Израилем использовалось четыре МиГ-25Р и МиГ-25РБ. Прим. переводчика), имевшими скорость 3,2М и потолок около 24 500 метров. Над территорией Израиля были замечены и несколько сверхзвуковых Су-25 Flagon-A (так в тексте, однако Flagon по классификации НАТО означает Cу-15. Прим. переводчика) и Су-20 (экспортный вариант Су-17. Прим. переводчика), а над арабскими территориями — последние модификации французского самолета Mirage. В этой войне участвовали и летчики нейтральных стран, преследуя различные цели: тренировку, испытания новых вооружений и знакомство с новейшей тактикой применения авиации.

Перехват радиопереговоров выявил присутствие пакистанских, кубинских и ливийских летчиков на стороне арабов и южно-африканцев на стороне Израиля.

На основе опыта войны Йом-Кипур было сделано много поспешных выводов. Например, говорилось, что появление ракет знаменует конец танков и самолетов, но задачей этой книги не является оценка обоснованности таких заключений. Но, из анализа итогов войны можно извлечь ценные уроки касающиеся РЭБ.

Одним из наиболее важных уроков войны Йом-Кипур, как считается, являются очень серьезные последствия, которые могут стать следствием неадекватной работы разведки. Израильские спецслужбы были обвинены, и не без основания, в не способности обеспечить свое правительство предупреждением о неминуемой сирийско-египетской атаке — провале, который угрожал существованию Израиля как государства. Вторым серьезным недостатком было то, что израильские вооруженные силы оказались не оснащенными адекватными средствами РЭП для ответа на новейшие системы оружия противника, и это прямо повлияло на очень большие потери и в людях, и в технике.

Всего этого можно было бы избежать, если бы эффективно работал электронный сектор разведки — SIGINT. Конечно, это задача Государства, которое обеспокоено своей собственной безопасностью и выживанием. Остается загадкой, в какой области лежали недостатки израильской SIGINT: или в сборе данных, или в их оценке и анализе. Тем не менее ясно, что, если бы израильтяне более тщательно перехватывали и дешифровали сообщения арабской радиосвязи и анализировали излучения РЛС в мирное время, то не испытали бы на себе воздействия двух, столь ужасных сюрпризов — самого нападения и нового поколения систем оружия, развернутых арабскими странами.

Египет, в свою очередь, не преуменьшал значения военной разведки, и, более того, исключительно эффективно ее использовал до начала войны. После горьких уроков войны 1967 года, египтяне больше не хотели вновь оказаться застигнутыми врасплох. С помощью Советов, они полностью модернизировали свои разведывательные службы, в первую очередь приобретением всех видов имевшегося на тот момент оборудования электронного шпионажа: очень чувствительных радиоприемников, магнитофонов, пеленгаторов и т. д.

Во время войны, израильтянам удалось захватить среди всего прочего, египетские карты с очень детально нанесенными на них израильскими военными объектами, планируемыми операциями вдоль Канала, позывными их баз на Синае и т. д. Также, им очень повезло захватить в полной комплектации несколько ЗРК "Куб", ПЗРК "Стрела-2М" и ЗАК ЗСУ-23-4 "Шилка", которые дали им полную и точную информацию об РЛС и техническом уровне достигнутом Советами в области РЭБ.

Война Йом-Кипур является исключительным примером ограниченной, по сравнению с мировой, войной. Это была война с локальными целями, ограниченная во времени и по территории, спонсируемая Сверхдержавами, которые желали испытать свои новейшие вооружения. Присутствие такого большого количества электронных средств управления различными системами оружия делало особенно трудным отслеживание ситуации; которая усугублялась подавлением радиосвязных средств, особенно египтянами. Действительно, отсутствие слежения за воздухом привело к тому, что несколько раз обе стороны сбивали свои собственные самолеты. Эту, последнюю проблему следует помнить тем, кто отвечает за планирование будущих боевых операций и систем оружия, поскольку такой тип потерь может произойти кроме как в воздухе, так и на море, и на земле с еще более серьезными последствиями.

В итоге, всем вооруженным силам важно быть оснащенными всем спектром оборудования РЭБ, даже в мирное время, и иметь эффективно работающую разведку оснащенную самым современным оборудованием электронного шпионажа (SIGINT), способную постоянно отслеживать технический прогресс потенциально враждебных стран.

Оглавление книги


Генерация: 0.222. Запросов К БД/Cache: 0 / 0