Главная / Библиотека / Военно-морской флот Франции во Второй мировой войне /
/ Часть 1 / БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ С СЕНТЯБРЯ 1939 Г. ПО МАЙ 1940 Г,

Глав: 7 | Статей: 16
Оглавление
Первая часть работы о флоте Франции во Второй мировой войне. Охватывает период до английской операции "Угроза" против Дакара. Вторая часть, публикуемая на русском языке впервые, описывает операции французского флота в отдаленных районах, операцию "Торч", самозатопление флота в Тулоне и возрождение флота. Читателю также будут интересны и приложения. Книга написана весьма тенденциозно.

© Перевод И.П. Шмелева

© Е.А. Грановский. Комментарии к 1-й части, 1997

© М.Э. Морозов. Комментарии к 2-й части

© Е.А. Грановский, М.Э. Морозов. Составление и оформление, 1997

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ С СЕНТЯБРЯ 1939 Г. ПО МАЙ 1940 Г,

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ С СЕНТЯБРЯ 1939 Г. ПО МАЙ 1940 Г,

Распределение сил

В сентябре 1939 г. диспозиция французского флота в основном была направлена против Италии, хотя и не было уточнено, как она себя поведет.

Англичане считали, что французский флот должен охранять Гибралтарский пролив, в то время, как свой флот они почти полностью концентрировали в Северном море против Кригсмарине. 1 сентября Италия дала понять, что она не предпримет никаких враждебных действий, и диспозиция французов была изменена: Средиземное море становилось второстепенным театром военных действий, который не представлял никаких препятствий для мореходства. Конвои, доставлявшие из Северной Африки войска на Северо-Восточный фронт и на Ближний Восток, передвигались беспрепятственно. Англо-французское превосходство на море над Германией было подавляющим, тем более, что последняя не была готова к ведению морской войны.

Командование Кригсмарине рассчитывало, что военные действия начнутся не раньше 1944 года. Германия располагала всего лишь двумя линейными кораблями "Шарнхорст" и "Гнейзенау", тремя "карманными" линкорами, пятью легкими крейсерами, 50 миноносцами, 60 подводными лодками, из которых только половина была океанскими[8]. Суммарное водоизмещение кораблей ее флота составляло всего 1/7 от аналогичного показателя у союзников.

По соглашению с британским адмиралтейством, французский флот брал на себя ответственность за действия у французских берегов Северного моря, затем в зоне к югу от Ла-Манша, а также в Бискайском заливе и в западной части Средиземного моря.

В Бресте находилось то, что называлось "Force de Raide". Это было лучшее, чем мы располагали: "Дюнкерк" и "Страсбур", три крейсера типа "Глуар", два лидера типа "Вольта" и шесть типа "Террибль"[9].

Эти силы под командованием адмирала Жансуля были в апреле 1940 г. переведены в Оран. В Оране и в Гибралтаре осенью 1939 г. находилась 2-я дивизия линейных кораблей, т. е. три линкора: "Лоррэн", "Прованс", "Бретань" и шесть эсминцев.

В Тулоне имелись 6 крейсеров 1 класса и 12 лидеров. В Бизерте было 3 крейсера 2 класса и 6 лидеров. На Дальнем Востоке, т. е. в Индокитае, под командованием контр-адмирала Деку находились крейсер "Сюффрен", который перешел на Средиземное море в мае 1940 г., крейсер "Ла Мотт-Пике", авизо "Амираль Шарне", "Дюмон д'Юрвилль", "Риго де Жануйи", "Саворньян де Бразза" (последний вернулся во Францию в конце 1939 г.), подводная лодка "Феникс", погибшая в июне 1939 г. во время учений, и подводная лодка "Эспуар", вернувшаяся во Францию в ноябре 1939 г. Таким образом, Деку практически не имел никаких средств противостоять японцам[10].

Первые операции

Они выполнялись для защиты конвоев и для блокады вражеского побережья. Германские ВМС не подавали признаков жизни[11]. Вот некоторые события. 13 сентября в порту Касабланка на борту крейсера-минзага "Ла Тур д'Овернь" произошел взрыв сотен снаряженных мин. Погибло 11 офицеров, 180 матросов. В Атлантическом океане 12 и 14 октября вражескими подводными лодками были потоплены танкер "Эмиль Мигэ" и пароход "Бретань". 20 ноября эсминец "Сироко" (командир — капитан 2 ранга Лапеби) артиллерийским огнем в Бискайском заливе потопил германскую подводную лодку "U45"[12]. Среди других наших потерь числились 9 торговых судов и два рыболовных траулера — "Сен-Клер" и "Барж".

События в Финляндии

30 ноября 1939 г. произошло второе после разгрома Польши военное событие: СССР напал на Финляндию. Последняя обратилась в еще существующую Лигу Наций. СССР отверг посредничество Лиги Наций и был исключен из нее. Скандинавские государства, почувствовавшие приближение бури, воздержались при голосовании.


Рис. 1 Гавань Сен-Тропез. Вид с бака охотника за подводными лодками

Французское адмиралтейство выработало план, требующий определенного времени. На финской границе храбрый народ сдерживал дивизии Красной Армии.

Западный мир, остававшийся нейтральным, тем не менее, осудил эту агрессию. Париж и Лондон готовили возможную акцию и искали случая дать отпор германо-русскому союзу, который им весьма досаждал. Адмирал Дарлан, например, предлагал осуществить высадку войск в Петсамо на севере Финляндии[13]. Этот проект вызвал много возражений, и только в феврале союзнический верховный военный совет решил собрать экспедиционный корпус для действий в Финляндии. Он потребовал от правительств Швеции и Норвегии свободного прохода через их территорию, чтобы занять разработки никеля в районе Петсамо. В этих разработках крайне нуждались как Россия, так и Германия. Для выполнения этого плана французский флот готовил транспорты и корабли ближнего эскорта. А британский флот должен был обеспечить дальнее прикрытие. В то время как из Альп было выделено несколько батальонов стрелков, которые были специально снаряжены для экспедиции, Главный морской штаб собрал 13 боевых кораблей, 5 вспомогательных крейсеров, 4 транспорты, госпитальное судно, 7 грузовых судов и 6 пассажирских лайнеров на рейде Бреста. День "J" предстояло определить правительствам Англии и Франции после дипломатического демарша. Но было потеряно слишком много времени, и только лишь 11 марта 1940 г. премьер-министр Англии Чемберлен объявил, что союзники готовы придти на помощь Финляндии. Но, к сожалению, 12 марта в Москве было подписано перемирие между СССР и Финляндией, а 13 марта боевые действия прекратились.

Экспедиция в Норвегию

Напрасно ли эти войска были посажены на суда? Нет. Французское правительство желало предпринять действия для того, чтобы перерезать коммуникации, по которым Германия импортировала руду из Норвегии. Далеко на севере, вблизи Полярного круга, расположен норвежский город Нарвик, чье название вскоре замелькало в газетных сообщениях. В эти дни только и говорилось о Нарвике. Все надеялись, что удастся добиться немалых результатов операцией, которую должен был осуществить флот. Такая операция, представляла реальную угрозу для Германии.


Рис. 2 Носовая надстройка линкора "Страсбур"

Были предприняты деликатные дипломатические шаги. Но Швеция более, чем Норвегия не хотела войны на своей территории. Они избежали, участия в Первой Мировой войне и хотели избежать участия во Второй Мировой, относясь, к тем редким странам Европы, которые не претерпели никакого ущерба, и их процветание возрастало. Следует добавить, что ни та, ни другая страна не верила союзникам, которые позволили на их глазах разгромить Польшу. С другой стороны, англичане возражали против подобных операций, т. к. не хотели восстановить против себя эти два близких им народа. И вот, 18 марта адмирал Дарлан получил приказ ликвидировать все приготовления к экспедиции, предназначавшейся в Финляндию. Но тремя днями спустя, 21 марта, в результате правительственного кризиса Поль Рейно сменил Даладье в качестве премьер-министра. Рейно выразил свои воинственные намерения. Он заявил, что конфликт с СССР его не пугает. В действительности, Москва, союзник Берлина, без сомнения выступила бы против нас с целью закрепления своего успеха в войне с Финляндией.

"Можно ли организовать полную морскую блокаду Скандинавии?" — спросил Рейно Дарлана. "Невозможно", — ответил он. "Нам пришлось бы проникнуть в Балтийское море, что мы сделать не можем. Мы столкнулись бы с коалицией Германии, Россия и Швеции и не смогли бы маневрировать. Мы не имеем достаточно сильной авиации, чтобы немедленно подавить их аэродромы". Как же тогда заставить Швецию и Норвегию прекратить вывоз руды в Германию?

28 марта в Лондоне собрался союзнический верховный военный совет. Именно тогда было решено, что правительство Англии и Франции исключат любую возможность сепаратного мира. Спустя три месяца это создало существенные трудности. Но никто не мог предполагать, что Германия разгромит Францию за шесть недель. Кроме того, было решено послать ноты правительствам Швеции и Норвегии, чтобы уведомить о постановке мин вдоль побережья Норвегии, с целью заставить торговые суда обходить их в открытом море. Там их можно было бы контролировать. А в то же время контроль был бы невозможен в сотнях фьордов, прорезающих берега Норвегии. Эта нота должна была быть представлена 1 апреля, а минные постановки выполнены 8-го числа. Этим самым мы решительно вторглись в норвежские воды. 5 апреля Дарлан получил приказ собрать в Бресте суда для перевозки экспедиционного корпуса. Те самые, что были там собраны месяцем раньше. Шесть батальонов альпийских стрелков находились на пути в Бретань, также, как и два батальона Иностранного легиона, перевезенных из Северной Африки, и некоторые другие части: артиллерийская группа, рота танков и др.

8 апреля, как и предполагалось, британские корабли поставили мины к югу от Нарвика. Никакой реакции со стороны скандинавов не последовало. Черчилль объявил: "Проклятый коридор закрыт навсегда". А Поль Рейно добавил: "Дорога для железной руды окончательно перерезана". Однако, 9 апреля, т. е. на следующий день немцы атаковали норвежские порты от Осло до Нарвика[14]. Они не теряли времени. Дарлан и Главный морской штаб полагали, что союзники могли предотвратить действия немцев, а теперь им придется сражаться.

Операция против Намсуса

Адмиралтейство сформировало отряд кораблей под командованием адмирала Дерьега, который поднял свой флаг на крейсере "Эмиль Бертэн". Отряд состоял из 5-го дивизиона лидеров (командир — капитан 1 ранга Шомель) в составе "Тартю", "Майе Брезе", "Шевалье Поль", 5-го дивизиона миноносцев (капитан 2 ранга Крафт) в составе "Фудруайян", "Брестуа", "Булонэ"; 11-го дивизиона лидеров (капитан 1 ранга Буан) в составе "Бизон", "Милан", "Эпервье". Этот отряд покинул Брест 6 апреля и 8-го прибыл в Скапа-Флоу. Предполагалось, что британские войска будут уже погружены на суда, а французский контингент прибудет им в подкрепление.


Рис. 3 Флагманский корабль адмирала Дерьена крейсер 2 класса "Эмиль Бертен"

Операция по захвату Бергена потерпела неудачу под ударами Люфтваффе. Немцы заняли Осло, Кристиансан, Арендаль, Эгерсун, Берген, Тронхейм, Нарвик и все аэродромы в Южной и Центральной Норвегии. Британский флот ответил решительно и уничтожил германские корабли в прилегавших к Нарвику фьордах. Сухопутные операции развернулись в районе Тронхейма и Нарвика. Французские силы были направлены в Намсус[15], а британские — в Андальснес. Французская группа состояла из 5-й полубригады альпийских стрелков (три батальона), доставленной двумя конвоями — быстроходным и тихоходным. Первый из них (под командованием контр-адмирала Кадара) включал вспомогательные крейсера "Эль-Джезаир", "Эль-Кантара", "Эль-Мансур", пассажирские лайнеры "Виль д Оран" и "Виль д'Альжер". Второй конвой состоял из транспортов "Кап-Блан", "Амьенуа", "Сомюр". Эскорт осуществлялся 11-м дивизионом лидеров, к которому вскоре присоединились "Эмиль Бертэн" и 5-й дивизион лидеров. Утром 19 апреля "Майе Брезе" был атакован вражеской подводной лодкой, преследовал ее и оторвался от конвоя. (Позднее этот корабль был уничтожен случайным взрывом собственной торпеды в британском порту Гринок Случилось это 30 апреля. В результате, 3 человека погибли, 17 пропали без вести, 54 — были ранены.


Рис. 4 Адмирал Лаборд инспектирует подразделения Иностранного легиона перед отправкой в Норвегию

Быстроходный конвой первый раз был атакован [16] 19 апреля в Намс-фьоре. "Эмиль Бертэн" получил повреждения и отправился в Скапа-Флоу. Он должен был быть заменен крейсером "Монкальм".

Высадка альпийских стрелков в Намсусе прошла удачно. В ночь с 19 на 20 апреля конвой под командованием контр-адмирала Кадара покинул порт и прибыл на Шетландские острова. Тихоходный конвой, атакованный авиацией, практически не мог защищаться. Германские самолеты уничтожили снабжение, выгруженное на сушу. Операция в Намсусе закончилась полным поражением. И англичане были не более удачливыми.


Рис. 5 Конвой с союзными войсками идет к берегам Норвегии

Приказ об эмбаркации был отдан 28 апреля. Для начала на "Сомюр" и "Амьенуа" погрузили все, что могли. Затем адмирал Кадар 29 апреля вышел из Скапа-Флоу с "Монкальмом", "Бизоном" и вспомогательными крейсерами. 1 мая их атаковали вражеские самолеты. Но 2 мая, несмотря на туман, вошли в порт Намсуса и погрузили всех оставшихся. Большая часть снаряжения была выброшена в море. В 10:00 "Бизон" был поражен бомбой, убившей капитана 1 ранга Буана, его начальника штаба и еще сотню человек. Корабль был потоплен артиллерийским огнем своих кораблей. Около 14:00 — новая воздушная атака. На этот раз жертвой пал британский эсминец "Африди", он затонул. 5 мая экспедиция вернулась в Скапа-Флоу.

Боевые действия в районе Нарвика

Другая полубригада альпийских стрелков покинула Скапа-Флоу на борту пароходов "Дженне", "Фландр" и "Президан Думер" под эскортом лидеров "Тартю", "Милан" и "Шевалье Поль". В мае прибыла 13-я полубригада иностранного легиона и одна польская бригада. Они были погружены на французские суда "Коломби", "Мексик", "Шанонсо" и на британское "Монарк оф Бермуда". Снаряжение следовало на транспортах "Брестуа", "Сен-Фирмэн", "Шато-Пави". На фланге противника с редкой лихостью провел сдерживающие действия эсминец "Фудруайан" (капитан 3 ранга Фонтэн).


Рис. 6 Эскадренный миноносец "Сироко"

В районе Нарвика боевые действия замедлились из-за морозов. Стрелки, легионеры, поляки имели дело с весьма упорным противником — горными егерями австрийца генерала Дитля. 28 мая Нарвик оказался в руках французов, но еще ранее — 24-го был отдан приказ об эмбаркации. Посадка войск на транспорты "Вулькен", "Ансейнь Морис Прешак", "Поль-Эмиль Жавари", а также на британские суда прошла без помех со сторону неприятеля. Морской бой состоялся в открытом море. В ходе него германским линкором "Шарнхорст" был потоплен британский авианосец "Глориес". "Шарнхорст", а также линкор "Гнейзенау", поврежденные торпедами, выбыли из строя на много месяцев[17]. Так кончилась операция в Норвегии, на которую возлагалось столько надежд. "Железный путь" был снова открыт.

Операции в Северном море

Британские подводные лодки несли потери, и французское адмиралтейство послало на подмогу 16-й дивизион ("Сибилль", "Антиоп", "Амазон", "Орфе") в Харидж вместе с плавучей мастерской "Жюль Берн". Затем в апреле послали 13-й дивизион ("Тетис", "Сирсе", "Дорис", "Калипсо") и, наконец, 2-й дивизион ("Ашилль", "Касабьянка", "Сфакс") вместе с подводным минным заградителем "Рюби" отбыл в Данди. Все эти подводные лодки были включены в британское соединение под командованием вице-адмирала Хортона[18] и крейсировали у берегов Голландии и в Гельголандской бухте. 21 апреля "Орфе" (капитан-лейтенант Менье) потопила германскую подводную лодку "U 54"[19], но 11 мая германская подводная лодка потопила "Дорис". Минзаг "Рюби" (капитан 3 ранга Кабанье) поставил мины у южных берегов Норвегии и в Берген-фьорде[20].

4 июня французские подводные лодки вернулись в Средиземное море, за исключением "Рюби", оставшейся в Англии. 8-й дивизион лидеров (капитан 1 ранга Барт) — "Эндомтабль", "Малэн", "Триомфан" — совершил поход в Скагеррак. Эти корабли являлись одними из самых быстроходным в мире и могли развивать скорость до 40 узлов. Они были вооружены пятью 138-мм орудиями и девятью торпедными аппаратами. Дивизион вышел из Розайта 23 апреля, прошел вблизи южных берегов Норвегии, дошел до середины пролива, не встретив противника. После поворота обратно потопил германское рыболовное судно[21]. Затем он был атакован авиацией, но потерь не понес.

Операция "Диль"

10 мая 1940 г. германские войска предприняли общее наступление на Северо-Восточном фронте, вторгшись в Голландию и Бельгию. Союзнический верховный военный совет немедленно ввел в действие так называемый "План Диль", в соответствии с которым левое крыло союзных войсщи их не подведут. Вице-адмирал Абриаль, назначенной на должность "Адмирала Севера" в ноябре 1939 г., готовил военно-морские силы, для поддержки сухопутным войскам войскам. Зона его ответственности ограничивалась линией от Мон-Сен-Мишель в Бретани до Стет-Пойнт в Англии. До Абриаля этот пост занимал адмирал Кастекс, заболевший и вынужденный уйти в отставку. Кастекс был известен своими научными трук полагалось выдвинуть вперед до предполагаемой оборонительной позиции, на которую отошли бы бельгийские войска и которая совпадала примерно с течением реки Диль. В то же время 7-я французская армия под командованием генерала Жиро выдвигалась к Антверпену и к территории Голландии, вплоть до города Бреда, удерживая устье Шельды и поддерживая голландские дивизии, если бы они в этом нуждались. Планом операции намечалось также во взаимодействии с флотом овладеть голландскими островами. Конечно, в эти первые дни боевых столкновений никто не мог предполагать, что через месяц они завершатся эвакуацией из Дюнкерка. Моряки были уверены, что сухопутные товаридами в области военно-морской стратегии. Перед уходом он оставил нечто вроде завещания, которое можно считать пророческим. В нем он пытался привлечь внимание высшего командования к угрозе прорыва немцев к портам на Па-де-Кале. Кастекс оказался прав. Он понимал, что эта война является следствием противоречий Германии и Великобритании[22], и что важнейшим условием успеха немцев является овладение побережьем, лежащим напротив их основного врага, откуда можно было бы предпринять высадку в Англию[23].

Адмирал Абриаль имел свой командный пункт в Дюнкерке в форте № 32. Начальником Северной группы морских секторов (Дюнкерк и Булонь) был контр-адмирал Платон. Начальником морской авиации и противовоздушной обороны был капитан 1 ранга Монреле. Адмирал Абриаль имел в своем распоряжении 11-й ("Кордельер", "Энкомприз" и "Бранльба") и 14-й ("Мельпомен", "Флор" и "Буклье") дивизионы миноносцев, 1-ю группу сторожевых кораблей и 1-ю группу охотников за подводными лодками, авизо "Дилижант", "Амьен" и минный заградитель "Поллюкс".


Рис. 7 Эскадренный миноносец "Адруа"

Вскоре ожидалось прибытие 2-го дивизиона миноносцев ("Фуге", "Фрондёр", "Адруа"), а после 10 мая — эскадренных миноносцев "Циклон" и "Сироко". Кроме того, Абриаль располагал двумя подвижными батареями 155-мм пушек и батарей зенитных 90-мм орудий. Из воздушных сил под его началом были две разведывательные эскадрильи, 5-я эскадрилья торпедоносцев[24], четыре эскадрильи бомбардировщиков, эскадрилья противолодочных самолетов и взаимодействовавшая с флотом группа армейской авиации GC II/8. Многочисленная береговая артиллерия включала батареи в Бре-Дюн, Зейд-Котте, Дюнкерке, в фортах Мардейк и Филипп, в Кале, Булони и т. д.

Боевые действия на островах

Подвижные силы должны были прикрывать продвижение армии Жиро для занятия бельгийского побережья, а также Антверпена, как базы для снабжения, и обеспечить занятие острова Вальхерен, расположенного в устье Шельды. Всем было совершенно ясно, что в это сражение предстояло ввязаться, полностью игнорируя затруднения, с которыми можно встретиться, а именно: бельгийское и голландское командования отказались от какого-то ни было взаимодействия в попытке до конца сохранить нейтралитет. Разведывательная служба достаточно ясно понимала эту ситуацию, и Абриаль был полностью в курсе того, что замышлялось. Еще в первые дни мая он сознавал, что германское наступление обязательно начнется и предупредил об этом Жиро, который, по-видимому, не принял всерьез "разглагольствования этого моряка". Адмирал, который должен был осуществить посадку сухопутных частей, предназначенных для оккупации острова (Вальхерен), не утратил присутствия духа и 9 мая под предлогом проведения "генеральной репетиции" начал грузить на суда предметы снабжения. А 10 мая, когда был отдан приказ выполнять план "Диль", все прошло нормально, без малейших задержек. Части сухопутной армии, действующие на крайнем левом фланге, были представлены 60-й и 68-й дивизиями. Первые отряды прибыли во Флесинген (на острове Вальхерен) в ночь с 10 на 11 мая, а 12-го туда пришли суда "Ньюхевен", "Кот-д'Аржан" и "Кот-д'Азюр". Снабжение прибыло на транспорте "Авон", а боеприпасы — на почтовом судне "Руан". Воздушное прикрытие было доверено 1-й морской флотилии истребителей под началом капитана 3 ранга Жозана, состоящей из эскадрильи АС1 (капитан-лейтенант Ферран) и эскадрильи АС2 (капитан-лейтенант Фольо) — всего 18 самолетов "Поте-631"[25]. Два истребителя были потеряны, но было сбито шесть германских самолетов.

Комендантом о. Вальхерен был назначен контр-адмирал Платон. 60-я пехотная дивизия оккупировала Зейд-Бевеланд. Тут же последовал молниеносный ответ немцев: 15 мая они заняли Вальхерен.

Моряки самоотверженно сражались, поддерживая сухопутные силы. 15-го числа на минах погибли тральщики "Анри Геган" и "Дюкен". Эскадрилья АВ2 и группа GC II/8 (25 самолетов "Блок-152") бомбардировали позиции противника. Затем пехотинцы предприняли безуспешную контратаку при поддержке тех же самолетов, а также миноносцев "Фуге" и "Фрондёр". Батальоны жаловались на отсутствие собственной артиллерии.

16 мая шоссе, соединяющее Вальхерен и Зейд-Бевеланд, подверглось обстрелу "Циклоном" и "Сироко", бомбардировке эскадрилий АВ1 и АВ2, а также гигантского самолета "Жюль Верн". В конце концов, командир 60-й дивизии Делоран отдал приказ об эвакуации[26], тем более, что Люфтваффе полностью господствовали в воздухе. Солдаты, подавленные атаками пикирующих бомбардировщиков, не выдержали и 17 мая вечером погрузились на малые суда. Генерал, прикрывавший отступление с винтовкой в руках, был убит. В это же время миноносцы 11-го дивизиона (капитан 2 ранга Робине де Пла) были повреждены перед Ньюпором [27] и вернулись в Шербур.

Подвиги морской авиации

Наша северная группа армий была окружена. То, что предвидел адмирал Кастекс, осуществилось: танки противника прорвались к побережью, сметая все на своем пути. 20 мая Абриаль получил приказ удерживать порты до тех пор, пока они прикрывались армейскими частями, и взаимодействовать с ними.


Рис. 8 Самолет "Воут-156F" командира эскадрильи АВ1 капитан-лейтенанта Мени

Потери становились все серьезнее. Эскадренный миноносец "Адруа" (капитан 1 ранга Дюпэн де-Сен-Сир), разорванный авиационной бомбой, затонул перед пляжем Мало. Поврежденный транспорт "Павон" был оставлен. Танкер "Нижер" (капитан 3 ранга Уэ) сгорел. Охотник "Ch.9" выбросился на берег у Мало. Окружение было завершено немцами 21 мая. Возникшее "предмостное укрепление" снабжалось по морю с большими трудностями. Командир порта Шербур реквизировал 150 малых судов различного типа, но, к сожалению, их помощь была незначительной. Морская авиация действовала без устали. Прибыли эскадрильи пикирующих бомбардировщиков из состава авиагруппы авианосца "Беарн". Эти воздушные силы находились под командованием капитана 3 ранга Корфма и состояли из четырех эскадрилий (под командованием офицеров Мени, Лоренци, Пьерре, Лэнэ) и насчитывали 24 самолета "Чанс-Воут" и 24 LN-40[28]. 19 мая они атаковали германские войска в районе Берлемон, потеряв 12 самолетов, 20-го при бомбардировке моста в Мон-д'Ориньи они потеряли еще 6 машин. В это время морская авиация насчитывала 500 машин разных типов и могла по приказу довести это число до 1600. В мае формировалась эскадрилья тяжелых бомбардировщиков из самолетов "Фарман-222", но лишь единственный "Жюль Верн" был готов[29]. Им командовал капитан 3 ранга Дейер со штурманом капитан-лейтенантом Корне, о подвигах этого самолета мы расскажем позже.


Рис. 9 Дальний бомбардировщик Сентр NC.223-4 № 2 "Жюль Верн"

Булонь

Морской сектор обороны Булони протянулся на сотню кил00 меометров берега от Мерса в устье реки Брэль (вкл.) до Ле-Трепора (иск.) — до мыса Ни-Де-Корб в 5трах от небольшой деревеньки д'Одреселль, что в 11 км от Булони. Порт имел рейд с искусственным молом, называемым молом Карно, с одним бассейном, годным в прилив и отлив, и другим бассейном, годным лишь в прилив (бассейн Лубе). Булонь не имела постоянных укреплений. Флот организовал там несколько пунктов по приему личного состава. Начальник сектора Булони капитан 1 ранга резерва [30] имел штаб из нескольких офицеров. Не предусматривалось, что город подвергнется атакам противника за исключением авиационных. В секторе имелось базы морской авиации — в Беркке и Альпреше. В городском казино расположились штабы привязных аэростатов и подразделений гидроторпедоносцев.

Воздушные налеты германской авиации начались 10 мая, а 19-го они достигли своего пика. Приказ адмиралтейства требовал удерживать порт до тех пор, пока имелось хоть какое-то прикрытие со стороны союзных войск, а в случае его отсутствия эвакуироваться, максимально разрушив порт. В приказе не уточнялось, чем начальник сектора мог располагать для обороны.


Рис. 1 °Cбитый Луар-Ньюпор LN.411 из состава эскадрильи АВ4

Начавшаяся эвакуация вызвала в Булони панику обезумевшего от бомбардировок населения. Слабые действия гарнизона были усугублены дезертирством. С 17 мая англичане стали вывозить свои части, что вызвало кривотолки. Никто точно ничего не знал. Поздно вечером 20 мая поступило сообщение: "Держитесь, они идут!"

Множество офицеров без солдат заполнили цитадель — замок д'Омон, где находился командный пункт сектора. Начальник сектора думал обороняться, но в 02:00 21 мая появился генерал, который знал обстановку, в частности, что вечером накануне в районе Эдена появилась 8-я танковая дивизия немцев. Он сказал, что противник уже достиг Абвиля. Такая информация заставила начальника сектора отдать приказ об эвакуации. Поскольку средства связи были разрушены, возник большой беспорядок. Все военные сооружения были покинуты.

В Дюнкерке с большим удивлением узнали об этой новости. Морской префект в Шербуре отказался ей верить. Он информировал адмиралтейство. Адмирал Дарлан в бешенстве обвинил начальника сектора Булонь в измене и передал его морскому трибуналу в Шербуре, который приговорил его к двадцати годам каторги. Он находился как раз в той ситуации, которая была предусмотрена телеграммой от 20 мая, что эвакуация разрешена только в случае отсутствия войскового прикрытия. А он проигнорировал тот факт, что значительные силы союзников как раз в это время отходили на Булонь.

Из Дюнкерка адмирал Абриаль направил в Булонь своего начальника штаба адмирала Леклерка в сопровождении капитана 1 ранга Лемонье с приказом организовать оборону. Они обнаружили, что капитан 2 ранга Номи занялся реорганизацией сектора. Затем прибыл новый начальник сектора капитан 1 ранга де Летранж, бывший ранее начальником штаба сектора Шербур. Свой командный пункт он развернул в башне д'Одр. Из Дюнкерка пришел приказ держаться.


Рис. 11 Вице-адмирал Абриаль

22 мая в Булонь прибыл генерал Ланкето, командир 21-й пехотной дивизии, с некоторыми ее частями. Дивизия до этого наступала на Антверпен, но потерпев неудачу, 20-го стала отходить. Она должна была направиться на Бове по железной дороге, и ее путь проходил как раз через Булонь. В момент прибытия туда генерал располагал всего двумя батальонами и одной батареей. 22 мая прибыли по морю два английских гвардейских батальона. Окружение города было завершено в ночь с 22 на 23 мая.

Ближнюю оборону взяли на себя английские батальоны под командой генерала Фокс-Питта, которые были атакованы вечером 22-го на берегу Лиам, в Сен-Леонар, на горе Ламбер и в пригороде Сев-Мартен.


Рис. 12 Булонь

Французские части находились в цитадели, на посту Ла-Ламп в Парижском пригороде. Моряки обороняли участок от Калезских ворот до казино. Немцы заняли аэродром в Альпреш, затем овладели фортом Де-Ла-Креш и оказались под огнем кораблей, крейсировавших у Булони. Это было соединение в составе 6-го ("Циклон", "Сироко", "Мистраль"), 2-го ("Фуге", "Фрондер", "Фудруайян"), 4-го ("Бурраск", "Ораж") дивизионов миноносцев, 2-го дивизиона лидеров ("Шакаль", "Леопар"), авизо "Аррас", охотников "Ch.5" и "Ch.42", тральщиков "Андре Марсель", "Суазик", "Мессидор", "Фрюктидор", "Дени Папэн", "Кап-Фреэль", "Кап-Негр", сторожевых кораблей "Пессас" и "Медок" во главе с командиром 2-й флотилии миноносцев капитаном 1 ранга Юрвуа де Портзампарком. Лидер 4-го дивизиона "Жагуар" был торпедирован перед Дюнкерком в ночь с 22 на 23 мая.


Рис. 13 Начальник штаба национальной обороны генерал Максим Вейган покидает командный бункер адмирала Абриаля в Дюнкерке в форте № 32, 21 мая 1940 г.

Батарея форта Де-Ла-Креш была уничтожена. Башня д'Одр представляла собой группу казематов с укрытием для командного пункта с бетонными стенами. В ней разместились девять офицеров, сотня старшин и матросов. В их распоряжении были две спаренные зенитные 13,2-мм пулеметные установки.

23 мая начался обстрел, у колонны Великой Армии появились танки врага. После полудня обстрел усилился. В ворота башни д'Одр ворвался танк. Но миноносцы не видели сигналов. К 16:30 стены были пробиты, и вражеская пехота ворвалась через проломы. Моряки потеряли 20 человек. Старшина Л'Эр сразил немецкого солдата со знаменем, но заплатил за это своей жизнью. Форт на горе Дю-Купль был захвачен после ожесточенной схватки. Англичане погрузились на свои эскадренные миноносцы, не предупредив французских товарищей[31].

В то время, когда корабли вели обстрел противника, появились французские самолеты. Германская авиация контратаковала и потопила эсминец "Ораж" (капитан 3 ранга де Воблан).

Генерал Ланкето в цитадели рассчитывал на сопротивление английских батальонов. Ему сообщили также, что на помощь из Кале идет моторизованный полк, который, впрочем, так никогда и не прибыл.

Эвакуация англичан не обошлась без жертв. Эскадренные миноносцы "Кит", "Уитшед", "Вими", "Вимиера", "Веномэс", "Венеция" и "Уайлд Суон" получили многие повреждения и имели потери в людях. Но 200–300 человек из уэльского батальона остались и после 36 часов сопротивления сдались в плен. Эсминец "Вимиера" забрал 1400 человек, включая французов.

На рассвете 24 мая тральщик "Дени Папэн" вошел в порт, чтобы забрать оставшихся в живых, и попал под огонь германского танка с моста Маргэ. Он отошел в 08:45, погрузив около 50 человек. Англичане, окруженные на морском вокзале, взывали о помощи, но ее не получили. Лидер "Шакаль", поврежденный авиацией, дрейфовал под огнем германской батареи, установленной на мысе Альпреш. Командир лидера капитан 2 ранга Эстьен приказал покинуть корабль.

Последние снаряды были выпущены "Леопаром" по Альпрешу, по Капекюру и по колонне Великой Армии. В полдень 24-го корабли направились в Шербур. Булонь могла теперь рассчитывать лишь на собственные слабые силы. Продолжала сопротивление база гидроавиации в районе казино. Были подбиты два германских танка в районе бассейна Лубе, неподалеку горел и взорвался поезд с боеприпасами.

Когда из Шербура пришел приказ на эвакуацию, около 600 человек попытались прорваться к Сомме, но были окружены и сдались 25 мая. Цитадель сопротивлялась до конца. Генерал Ланкето в 22:00 попытался прорваться, но попал в засаду и вернулся. Утром 25-го германские части взошли на вал между Калезскими воротами и дюнами. Парижские ворота, замок д'Омон и подступы к Калезским воротам все еще держались. Немцы предъявили ультиматум. Генерал Ланкето запросил Дюнкерк. Дюнкерк ответил: "Горячие поздравления от Верховного командования защитникам Булони за их героическое сопротивление".

Немцы оказали воинские почести сдавшемуся генералу Ланкето с последними солдатами и моряками.

Между Булонью и Кале: мыс Гри-Нэ

Адмиралтейство предприняло определенные шаги для создания оборонительной позиции у мыса Гри-Нэ. Там установили батарею 100-мм пушек. Ее командный пункт разместился на сигнальной башне и был связан с батареей телефоном, 37-мм пушка и два 13,2-мм пулемета обеспечивали ее ПВО. Начальником поста был капитан 2 ранга резерва Дюкюэн. Пост был усилен спаренной 37-мм и четырьмя 13,2-мм пулеметными установками. 10 мая им удалось сбить германский самолет. Батарею из четырех 100-мм пушек, не получившую, впрочем, боеприпасов, обслуживали 4 офицера и 100 моряков. 22 мая ее командир организовал вынесенную к мельнице д'Одинген оборонительную позицию. Он задержал три десятка солдат отступающей армии с 25-мм пушкой и тремя пулеметами.


Рис. 14 Артиллеристы на позиции. Орудие французской морской батареи.

23 мая немцы вышли на побережье к северу от Булони и вечером атаковали позиции к западу от Кале, а 24-го их первые моторизованные подразделения появились в Висане и в Амблетёзе, тем самым окружив пост у Гри-Нэ. 24 мая немцы заняли ферму в полутора километрах от мельницы на дороге из Маркиз. Моряки обстреляли разведотряды немцев на мотоциклах и подбили танк. Этим же днем на мельнице появился комиссар Деком с 22 моряками, спасшимися с "Шакаля", Вечером Дюкюэн и его люди, захватив свое оружие (у них оставалось 150 выстрелов к 25-мм пушке и по 35 патронов на человека), оставили эту позицию, ввиду угрозы танковой атаки. В 22:00 был отогнан разведдозор из двух танков. Немецкий офицер предложил сдаться. Дюкюэн ответил, что будет сражаться до конца.

25 мая вокруг поста были установлены противотанковые мины. Замки от 100-мм пушек (их боекомплект остался в Кале) — зарыты, телефонный узел уничтожен. В 07:00 защитники открыли огонь по колонне из десятка танков со 150 пехотинцами, двигавшимися от мельницы. В 08:00 вышла из строя спаренная 37-мм установка, а враги были в двухстах метрах. Дюкюэн приказал уничтожить пулеметы и противотанковые пушки и отходить на запад к скалам. Канонир Башимон взял знамя. В руках он держал пистолет-пулемет, захваченный у врага. Все, сложив свое оружие, собрались вокруг него под знаменем. Пулеметная очередь сразила героя. Оставшихся в живых немцы взяли в плен.

Кале

Этот участок входил в сектор Дюнкерк и им командовал капитан 2 ранга Ламберти, имевший свой КП в бастионе № 12. Артиллерийское вооружение форта Ландэн, бастионов № 1 и № 2, наблюдательного поста на входе в порт состояло из пушек калибра 164 мм, 130 мм, 95 мм и 75 мм. Отряд морской авиации находился в Эмм-де-Марк к северу от Кале. Вечером 18 мая прибыли 200 саперов с двумя противотанковыми пушками и зенитными пулеметами под командой капитана 2 ранга Лоик Пти. Ситуация была не блестящей. Приказ эвакуировать всех еще не призванных мужчин в возрасте от 18 до 40 вызвал настоящую панику. Ей поддались даже жандармы, не понявшие смысла приказа.


Рис. 15 Кале

21 мая в казарме Вобан проходило совещание, на котором присутствовали капитан 2 ранга Лоик Пти, капитан Вандру (помощник начальника гарнизона), заместитель мэра Кале Гершель, инженер по дорогам и мостам Лигузан, капитан Форжас (командир батальона 265-го полка, размещенного в Сангатт), капитан Шассень (командир пулеметной роты). Из штаба Северной группы морских секторов, находившегося в Дюнкерке, в соответствии с приказом адмирала Абриаля прибыл командир батальона Ле Теллье и разъяснил обстановку. Он потребовал, чтобы мэр обратился к жителям с призывом к спокойствию, а также отдал приказ перекрыть все дороги, ведущие в Кале, привести цитадель города в боеспособное состояние и организовать возвращение в строй прибывающих разрозненными группами солдат.

24 мая командир английской 30-й гвардейской бригады генерал Николсон принял общее командование обороной города Кале. Он располагал двумя батальонами. У него оказались также остатки разбитых танковых частей. Около двадцати бронеединиц без боя были приведены в негодность уже в Кале. Британский полковник Холланд непосредственно командовал этими частями.

Город получил некоторое подкрепление в виде взвода мотоциклистов с четырьмя пулеметными бронеавтомобилями, одной 75-мм пушкой, тремя 25-мм противотанковыми орудиями, проходившими испытания. Из Шербура прибыл морской отряд подрывников. Подошли и остатки армейских частей.

23 мая немцы вышли на побережье между Блан-Нэ и Висаном, в том месте, которое называлось "Золотыми копями". Два бронеавтомобиля вошли в Висан 24 мая в 10:00, где были атакованы таможенниками и ушли. Однако через два часа Висан был полностью занят немцами.

Французские корабли, за исключением эсминца "Бурраск" и охотников за подводными лодками "Ch.10" и "Ch.42", которые поздним утром 23 мая действовали в районе Сангатт, в обороне Кале не участвовали. Англичане же задействовали 23 мая подошедшие из Дувра эсминцы "Уэссекс"[32], "Вулфхаунд" и "Вимьера". Затем появился польский эсминец "Бужа". 25-го британские эсминцы "Грейхаунд" и "Грэфтон" обстреляли германские батареи в районе Сангатт. 26 мая в дело вступил крейсер "Галатея".

Вечером 23 мая первые германские снаряды стали падать на Кале со стороны Ардра. Береговые батареи ответили, обстреливая ферму Калимотт, мельницы Кокель и Пёплинг.

Бастионы и форт Ляпен оборонялись добровольцами во главе с капитанами де Метцом, Ла Бланшардьером и лейтенантом Отривом. Атака немцев была яростной. Враг был раздражен сопротивлением, которое встречал на каждом шагу, и не догадывался, что перед ним было лишь несколько фанатиков, безнадежно державших свои укрепления. Около 60 германских танков ворвались в форт Ньёлэ, заняли аэродром Марк, в то время, как наши моряки собрались в деревнях Фор-Вер и Гемм. Командование отказалось от защиты внешнего рубежа Кале, для того, чтобы собрать силы в бастионе № 11 и в цитадели, создав два узла обороны. Раненый капитан де Метц из 1-го полка марокканских стрелков покинул госпиталь и принял начальство над бастионом, намереваясь воспрепятствовать выходу врага на западный мол. Оборона участка между морем и бастионом была организована капитаном 2 ранга де Ламберти и капитаном Ла Бланшардьером — артиллеристом 21-й пехотной дивизии. Бастион № 11 удерживался моряками и солдатами майора Патюрона вместе с тремя десятками марокканских стрелков. Атака началась в 05:00 26 мая двухчасовой бомбардировкой с воздуха. Город горел. В 13:30 враг прорвал рубеж обороны, при этом погибло 30 моряков. Бой продолжался в городе. Генерал Николсон сдаваться отказался. Капитан де Ламберти и капитан де Метц погибли. Большинство сооружений цитадели было разрушено, а у защитников не оставалось автоматического оружия. Ценой больших потерь враг захватил город и порт.

Дюнкерк

Говорят и пишут о импровизации эвакуации[33]. Это было, поистине, чудо.

21 мая генерал Вейган, несколькими днями раньше принявший командование войсками, посетив адмирала Абриаля, велел ему удерживать плацдарм и сражаться "чтобы спасти то, что еще можно спасти".


Рис. 16 Дюнкерк

Абриаль с помощью своего начальника штаба контр-адмирала Леклерка блестяще выполнил это задание. Большой вклад в оборону внесли также контр-адмирал Платон, капитан 1 ранга Монреле (начальник ПВО Дюнкерка), контр-адмирал Ландрио (командир флотилии "Па-де-Кале") и капитан 1 ранга Порзампарк (командир 2-й флотилии, состоявшей из лидеров "Леопар", "Эпервье", авизо "Саворньян де Бразза", семи эсминцев, шести миноносцев). Батарея в Пти-Фор-Филипп обслуживалась моряками лейтенанта Венсона. Две подвижных 155-мм батареи вернулись из Бельгии. Оборону усилили экипажи погибших кораблей — "Адруа" и "Жагуара". Капитан-лейтенант Мильо командовал в Мардейке, Ору — в Зейдкооте, а Шансе — в Бре-Дюн, там, где был убит генерал Янссен, командир 12-й дивизии, а его зуавы и стрелки перебиты.

Город и порт были в огне от непрерывных налетами вражеской авиации. Медицинская служба флота (главный врач — Парселье), служба связи (капитан 2 ранга Буайе-де-Буйян, убитый 4 июня) функционировали до самого последнего момента.

Только 21 мая в порту были потоплены тральщики "Жак Кер", "Сен-Бенуа", вооруженные траулеры "Нотр-дам-де-Лоретт", "Сен-Жоакин", "Рьен-сан-Пэн". Посадка войск, намеченная англичанами с 19 мая, началась вечером 26 мая. Французы хотели сопротивляться еще[34]. Более 700 различных кораблей и судов прибыли из Англии вместе с 160 французскими, и участвовали в операции "Динамо"[35]. Были эвакуированы 215.000 английских и 113.000 французских солдат, но их вооружение и снаряжение было потеряно. 40.000 попало в плен.

Французский флот понес большой урон. В эсминец "Мистраль" попала бомба, и его командир капитан 3 ранга Лавэн был убит. "Бурраск" затонул с 700 пассажирами. Героический "Сироко" четырежды подвергался бомбежкам и пораженный двумя торпедами[36] с поднятыми флагами пошел на дно, унося с собой знамена 25-й дивизии и 92-го полка из Клермон-Феррана. Торпедированный "Циклон" пришел в Дувр… кормой вперед. "Фудруайян" погиб[37]. Из торговых судов были потеряны лайнер "Кот д'Азюр", 5 транспортов и 17 траулеров[38]. 4 июня адмирал Абриаль и его штаб в соответствии с приказом покинули Дюнкерк.


Рис. 17 Гибель эскадренного миноносца "Бурраск"

История "Сироко"

Эсминцем "Cиpoко" в 1939 г. командовал капитан 3 ранга Жак Лапеби, бывший летчик-истребитель морской авиации. Другими офицерами были: старший помощник капитан-лейтенант Севеллек, командир торпедной и электромеханической части капитан-лейтенант Лепорк, артиллерист лейтенант Андре Муль, начальник акустической и радиослужбы Анри де Ляссюс, инженер-механики Ле Ту и Ж. Ле Турнёр, Л. Каше и К. Брейтнер.

Высоким мастерством отличался и старшинский состав. "Сироко" состоял в Атлантической эскадре, базирующейся в Бресте. Когда 23 ноября 1939 г. после шестнадцатидневного похода, потопив две вражеские подводные лодки, "Сироко" вернулся в базу, эскадра приветствовала его, а командующий морскими силами на Западе адмирал де Лаборд явился на борт с поздравлениями. В декабре "Сироко" атаковал еще одну подводную лодку[39].

6 мая 1940 г. капитан 3 ранга де Тулуз-Лотрек сменил отозванного на другой пост Лапеби. "Сироко" вошел в состав 6-го дивизиона миноносцев (вместе с "Циклоном" и "Мистралем"), переданного под начало "Адмирала Север" для участия в операциях у Дюнкерка.


Рис. 18 Адмирал де Лаборд на борту эскадренного миноносца "Сироко"

Военно-морской атташе в Голландии капитан 2 ранга Гитар сообщил, что германское нападение на Бельгию и Голландию начнется утром 10 мая. Ночью на автомобиле он выехал в Брюссель с предупреждением, ни на кого, в общем, не подействовавшим. К счастью, он успел предупредить адмиралтейство, в результате чего корабли, находившиеся в Ла-Манше и Северном море, были приведены в боеготовое состояние.

"Сироко" выполнял свое задание под не прекращающимися воздушными бомбежками. В последние дни он крейсировал между Дюнкерком и Дувром, перевозя эвакуируемых солдат. В 18:00 29 мая, взяв несколько сот человек, он пошел в Дувр. Вечером 30-го вернулся в Дюнкерк и погрузил еще более 700 человек, а также знамя славного 92-го полка. На полпути к Дувру эсминец подвергся воздушным атакам, но удачно избег попаданий. Затем последовала атака германского торпедного катера, торпеда которого поразила корабль, но повреждение не казалось непоправимым. Взрыв не сильно повредил корпус, но перебил паропровод. Вражеский самолет обнаружил облако пара и с пикирования атаковал "Сироко". Бомба пробила палубу и взорвалась в снарядном погребе. Удар был смертельным. Кормовая часть исчезла, машина сорвана с основания, днище разрушено и пробиты цистерны с мазутом.

Сделать было ничего нельзя. Командир приказал спустить шлюпки. Но бомбы продолжали падать. Через две минуты, и корабль опрокинулся. Многие перегруженные шлюпки также потонули. Несколько человек, собравшихся на еще не погрузившихся трубах, пели "Марсельезу". Люди плавали в слое мазута, растекавшегося по поверхности моря.

Днем британский шлюп и траулер спасли нескольких солдат и моряков. "Сироко" же в пятый и последний раз упоминается в приказе по флоту: "под командованием капитана 3 ранга де Тулуз-Лотрек героически погиб при эвакуации из Дюнкерка, показав выдающуюся доблесть в непрестанных действиях под бомбами врага".

Гавр

Из Дюнкерка вице-адмирал Абриаль перебрался в Англию, но там он не задержался. Он вернулся в Шербур и организовал свой штаб в Турлавиле. Северный театр военных действий был потерян, и Абриаль поступил в распоряжение вице-адмирала Ле Биго, начальника группы секторов Кальвадос и Ла-Манш. Ле Биго раньше был главой военного ведомства при президенте Думере. Контр-адмирал Платон, также вернувшийся из Англии, 3 июня принял под начальство группу секторов Гавра и Соммы.

5 июня начались атаки на так называемую "линию Вейгана", занятую слишком малыми силами. После недолгого сопротивления немцы ее прорвали и, заняв Кот-дю-Нор, двинулись к океану. Сначала они захватили радиостанцию в Кайе, оборонявшуюся двумя десятками сторожей, вооруженных ружьями обр. 1874 г. Затем пал д'О, защищаемый 150 шотландцами и несколькими моряками.

До 60 тысяч человек были прижаты к морю и окружены. Здесь были одна британская дивизия, 9-й французский корпус генерала Илера, остатки 5-й легкой кавалерийской дивизии генерала Бернике, погибшего в предыдущих боях. Ввиду особого очертания береговой линии полуострова, флот не мог успешно поддерживать сухопутные силы. Он послал все, что мог: сторожевики, тральщики, авизо "Бразза", лидер "Леопар" и несколько малых миноносцев. Удалось спасти не более 5000 человек, в том числе 2 тысячи англичан из района Сен-Валери и Вёль-ле-Роз[40]. Не обошлось без жертв на море: сторожевик "Серон" (капитан-лейтенант Эв) сгорел, "Гранвиль" затонул в Сен-Валери, с ним погиб его командир капитан-лейтенант Марешаль.

Сектор Гавр (начальник контр-адмирал Вилэн) долго удержать не удалось, и 11 июня он был эвакуирован. Два батальона и несколько береговых батарей в Фекане подверглись бомбардировке, причем бомбой был поврежден линкор "Париж". На рейде Гавра на минах [41] погибли танкер "Пюрфина", транспорты "Ниобе" и "Сири", лайнер "Женераль Метцингер" и тральщик "Огюстен Норман". Четыре других тральщика были затоплены своими командами. Эвакуировать удалось 22 тыс. человек, из которых 10 тыс. были французы. Громадные запасы бензина были подожжены в Пор-Жером. В ночь с 12 на 13 июня Гавр пал.


Рис. 19 Шербур, Брест

Шербур

Многочисленные войска отходили из Руана на Шербур. Их обошли танковые части врага, не встретив серьезного сопротивления, лишь некоторые группы под хорошим командованием пытались дать отпор.

Линия обороны намечалась между Карантаном и Картре, где начальник сектора мог располагать не более, чем 4–5 тысячами солдат и моряков.

Сражение с танками Роммеля[42], стремящимися к этой большой базе флота, началось 18 июня. К востоку от Шербура, там, где четыре года спустя высадились американцы, старый линкор "Курбэ" (командир — капитан 1 ранга Круазе) обстрелял на побережье противника, заставив его остановиться. При линкоре находился авизо "Амьен" (капитан 3 ранга Моник) и охотники "Ch.13" и "Ch.43". Этот участок обороны, под начальством капитан-лейтенанта Бюро, имел хорошую поддержку с моря и сдался лишь после падения Шербура. 18 июня части Роммеля достигли Мартинваста, где были остановлены двумя 75-мм пушками под командой лейтенанта Люи. Они держались до конца. Но, несмотря на эти героические дела, 19-го пали форт Тет, батарея Флоттменвилль, редут Куплет. Форты Кастель-Ван-ду и Амфревилль были взорваны. Лишь форт Руль, где был ранен капитан 2 ранга Робьян, не сдался, 19 июня в 14:00 морской префект, исполнив свой долг, сложил оружие. Из Шербура все же было эвакуировано 36 тысяч английских солдат.[43]


Рис. 20 Линейный корабль "Курбэ"

"Курбэ" и сопровождавший его "Леопар" ушли в Англию. Находившиеся в ремонте подводные лодки "Минерв", "Жюнон" и "Орьон", были отбуксированы. Но три достраивавшихся корабля, в том числе почти готовая подводная лодка "Ролан Морийо", были уничтожены.

Брест

В апреле в порту Бреста отмечалась повышенная активность. С 12 апреля по 8 мая 34 судна грузили людей и снаряжение для Норвежской операции. 18–22 мая в порту разгрузилась вернувшаяся из Англии 2-я легкая пехотная дивизия. 1–9 июня высаживались эвакуированные из Дюнкерка французские войска. Затем 12–14 июня прибыли два конвоя с канадскими солдатами. Наконец, с 12 по 17 июня в порт прибыла, вернувшаяся из Норвегии дивизия Бетуара.

11 июня в Рене состоялось совещание генералов Бельага и Альтмейера (командующий 10-й армией), Гиттри (начальник 10-го района) и Гриво (начальник 11-го района). Там же присутствовал откомандированный морским префектом капитан 2 ранга Кюссе. Речь шла о "национальной бретонской" полосе обороны, состоявшей из двух линий — Куэнон — Вилен и Сен-Бриё — Лорьян. Оборона полуострова обеспечивалась 18-й дивизией, посланной из Парижа. На месте было рекрутировано 25 тыс. рабочих. На создание обороны отводилось три месяца. Правительство Франции и депутаты парламента обосновались в Кимпере и в районе Беноде-Пег-Мэль-Требу. Эти разговоры происходили всего за неделю до полной эвакуации Бретани. Создание "Крепости Бретань" оказалось плодом фантазии.

В Бресте перспектива увидеть немцев, идущих по бретонским дорогам, представлялась немыслимой. На рейде на якорях спокойно стояли корабли, арсенал работал, там находился в стадии окончания достройки линкор "Ришелье". Адмирал де Лаборд, его начальник штаба вице-адмирал Броган, морской префект вице-адмирал Троб сомневались, что враг дойдет до Бретани, и что ее нужно оборонять. "Адмирал Запад" 15 июня получил два распоряжения из адмиралтейства: первое касалось возможной эвакуации достраивающихся линкоров: "Ришелье" — из Бреста и "Жан Бара" — из Сен-Назера[44]. Второе распоряжение касалось всех остальных кораблей, однако не было уточнено, что с ними делать в случае угрозы оккупации Бретани. Линкорам следовало идти в Англию, в Клайд.

В последующие дни порядок нарушился, а события приняли трагический оборот. Для начала, адмиралтейство 16 июня приказало погрузить на вспомогательные крейсера все золото Французского банка в виде множества слитков, прибывших из Парижа. Затем адмиралтейство настаивало на эвакуации британских войск, ранее сошедших на берег[45].

17 июня появились неопределенные сообщения, что германские танки уже в Гранвиле. Корабли получили приказ разводить пары. Спешно составлялся план эвакуации береговой артиллерии, морской школы, персонала базы и порта, мастерских, учреждений связи и охраны и морской префектуры. В тот же день после полудня радиостанция стала принимать обращение маршала Петэна, где он говорил о том, что запросил перемирия.

Но адмирал де Лаборд продолжал проводить мероприятия по организации обороны, чтобы задержать неприятеля до тех пор, пока соглашение о перемирии не будет подписано. Сдачу "Жан Бара" в Сен-Назере он считал невозможной. Линия прекращения огня могла проходить в худшем случае от Луары до Куэнона.

Адмирал де Лаборд, в прошлом летчик, теперь моряк — уверенный, энергичный, авторитетный… Следя за событиями, развивающимися после прорыва немцами тонкой линии дивизий, которую в начале июня организовал генерал Вейган, он с болью осознал полное разложение французской армии.


Рис. 21 Адмирал Жан де Лаборд, "Адмирал Запад"

18 июня около 10:00 он находился в помещении морской префектуры, когда получил из Рена от генерала Альтмейера телефонограмму о том, что германские танки прошли город в 08:00 и двигаются на запад, а сам он оказался пленником в своем штабе, но телефон действовал. Никаких средств сдержать врага между Реном и Брестом не было. Два ошеломленных адмирала поняли, что надо немедленно приступить к эвакуации. Приказ не допускал, чтобы корабли попали в руки врага, также как и военные сооружения. Считая, что враг движется со скоростью 20–25 км/ч, его следовало ожидать в Бресте вечером. В 11:00 адмирал де Лаборд сообщил адмиралтейству, что эвакуирует Брест.

Эвакуация Бреста

Эвакуация происходила в неблагоприятных условиях, импровизированно. По телефону поступали сообщения, что враг входит в порт. Утром 18 июня он уже был виден. Несколько старых судов было затоплено, но все, что может двигаться должно уходить. Корабли покидают рейд, находящиеся в ремонте затопляются, батареи взрываются, сухие доки приводятся в негодность, резервуары с топливом горят. В Бресте находились в тот момент два линкора ("Ришелье" и "Париж"), 5 вспомогательных крейсеров, 2 лидера, 6 миноносцев, 11 авизо, 12 мобилизованных сторожевых кораблей, 19 подводных лодок, 9 тральщиков, 7 буксиров и 10 других судов. Из них 9 были оставлены и затоплены. Имелось еще 47 торговых судов, которые могли уйти.

Выход начался после полудня и завершился к ночи. Было приказано идти в Марокко, а тем, у кого не хватало топлива — в Англию. В это время сопротивление на суше продолжалось. Адмирал доверял генералу Шарбонно, заместителю морского префекта, и просил его держаться со своими частями сколько возможно. Шарбонно мог объединить под своей командой до тысячи колониальных солдат и три батареи. Он создал две оборонительные позиции у Бреста — одна в районе Ландивизио, другая — в Гену и Керуоне. Сам генерал месяц назад считал, что для удержания этих позиций требуется минимум 45 батальонов и 300 орудий, не считая противотанковых.

Три группы германской моторизованной пехоты с танками предприняли штурм. Ожесточенный бой произошел у Ландерно, а затем у Камаре. В ночь с 18 на 19 июня эти очаги сопротивления сдались. Это произошло как раз в тот момент, когда в Лондоне генерал де Голль зачитал по радио свое знаменитое обращение от 18 июня. Много позднее, когда адмирал де Лаборд предстал перед судом как один из 19 адмиралов, действовавших в 1940 г., ему был задан вопрос: почему он тогда не подчинился этому призыву. Он ответил: "В тот день, 18 июня, я имел слишком много дел, которые не позволили мне слушать радио". И это было правдой.

Эвакуация порта была в разгаре. Большое число судов покидало рейд на глазах глядевших на них с ужасом жителей Бреста. Курсанты морской школы погрузились на борт "Ришелье", взявшего курс на Касабланку. Старый линкор "Париж", поврежденный в Гавре, не мог уйти дальше Плимута. Его сопровождали эсминцы "Фуге" и "Фрондёр". Подводные лодки 2-го, 6-го, 13-го, 16-го и 18-го дивизионов: "Касабьянка", "Сфакс", "Персе", "Понселе", "Ажакс", "Сирсе", "Тетис", "Калипсо", "Сибилль", "Амазон", "Антиоп", "Орфе", "Медюс", "Амфитрит" достигли Касабланки, а "Сюркуф" — Плимута. Авизо "Коммандан Ривьер" и "Элан" эскортировали транспорты, идущие в Марокко. Три транспорта были еще не готовы к выходу. В этом сборище требовалось навести порядок, и отправление конвоя задержалось до 19:30. На танкер "Рон" (командир Клавери) на набережной Ланинон погрузилось 500 человек 2-го флотского экипажа и группа рабочих. К нему присоединились четыре транспорта с войсками. Названия остальных судов: "Гильвенек", "Сен-Базиль", "Лоррэн", "Рубесьян", "Дофине", "Артемиз", "Сагель", "Кап-Пинед", "Гран-Кевийи", "Сен-Амбруаз", "Астре", "Пор-де-Бук" и "Бугарони". Они имели на борту 3 тысячи военнослужащих. Авизо "Эмпетюоз" присоединился к конвою вечером 20 июня, и все направились в Марокко и Оран. Госпитальное судно "Канада" (командир Фурние) прибыло в Мазаган 22 июня, "Амираль Муше" и рефрижератор "Остраль" — в Касабланку 22 и 23 июня соответственно.

Вспомогательные крейсера "Эль-Джезаир", "Эль-Мансур", "Эль-Кантара", на которых перевозился экспедиционный корпус из Норвегии, а также "Виль д'Альжер" и "Билль д'Оран" грузили золото, что заняло два дня. К ним присоединился вспомогательный крейсер "Виктор Шельшер" с золотом из Лорьяна. В сопровождении лидеров "Милан" и "Эпервье" они пришли в Касабланку.

Новейший эскадренный миноносец "Арди", только 2 июня вступивший в строй (командир — капитан 3 ранга де Танненбер)[46], отчалил в 21:25 с адмиралом де Лабордом и его штабом на борту. Он присоединился к вышедшему из Сен-Назера "Жан Бару" с танкером "Тарн", снабжавшим его топливом. Все вместе они пришли в Касабланку. Тральщики отошли от причала в Ланион в 18:00 и направились в Ла-Паллис, Ле-Вердон и Сен-Жан-де-Люз.

Старый линкор "Париж" не мог развить скорость более 7 узлов. На его борту находилось 2800 человек. Он шел в Англию в сопровождении сторожевиков "Эрё", "Гренланд", "Фезан" и "Жанн-э-Женевьев".

Авизо "Вокуа" подорвался на мине и затонул (погибло 7 офицеров и 128 матросов), "Сомм" отправился в Марокко, "Сюипп" ушел в Англию. Авизо "Бельфор", ранее участвовавший в эвакуации Дюнкерка и Гавра, пришел в Плимут. Туда же пришли буксиры "Мастодонт", "Панфельд", "Плугастель Портзик", последний буксируя авизо "Курси". Суда береговой обороны — буксир "Энфатигабль", тральщики "Антиок" и "Больн Верней" — взяли на борт курсантов школы дальномерщиков.

Эсминец "Ураган" (командир Брюне) шел на буксире у "Абей 22". Ушли суда, приписанные к центру инструктажа торговых судов — "Помероль" и "Гумье". Персонал морской школы, эвакуированный на "Нотр-дам-де-Франс", "Жан Фредерик", "Теодор Тиссье", "Конкерант", шхунах "Бель-Пуль" и "Этуаль", прибыл в Плимут и Фалмут в сопровождении транспорта "Пульмик". Авизо "Коммандан Дюбок" (командир — Л. Ле Флок) и эсминец "Мистраль" (командир — Тулуз-Лотрек) вместе с учебным парусником "Мютэн" действовали у южного берега Бретани и затем ушли в Англию. Сторожевик "Медок" прибыл в Плимут, "Пан-Ир" — в Аркашон, а буксир "Провансаль" погиб на мине.

Затоплены были: эскадренный миноносец "Циклон", торпедированный в Северном море 31 мая; корабль, приписанный к морской школе — авизо "Этурди", сторожевик "Муэтт" (Р.49), подводные лодки "Пастёр", "Агоста", "Ашилль", "Уэссан", минный заградитель "Алексис де Токвилль".

Морская авиация, базировавшаяся на Ланвеок-Пульмик (20 самолетов и 7 автожиров), была переброшена в Марокко или южные районы метрополии.

Лорьян

В этом порту осуществлялась достройка новых и вооружение мобилизованных кораблей. По состоянию на 15 июня эти работы шли на эсминцах "Эпе", "Мамелюк"[47], авизо "Мокез", судне-мишени "Энпассибль" и четырех сторожевиках. Морской префект вице-адмирал Панфантаньо де Кервереген опасался, что не все корабли успеют уйти из порта, а порт не будет приведен в негодность до прихода немцев. Несколько воинских частей на подступах к городу вели сдерживающие боевые действия.


Рис. 22 Вице-адмирал Панфантаньо де Кервереген, морской префект в Лорьяне

Когда 18 июня был отдан приказ об эвакуации, немедленно приступили к его осуществлению. Разрушение порта провели до 18:00.

19-го по радио было сообщено, что города с населением более 20 тыс. объявляются "открытыми", но, тем не менее, адмиралтейство требовало от адмирала сопротивляться до конца.

Приказ защищать Лорьян до последней возможности, ведя артиллерийский огонь в направлении Шазель, был подтвержден по телефону. Но средства для обороны города были ничтожны. Вечером 19-го вражеские части вступили в Кемпер, Планэ и Бо. 21 июня адмирал еще находился на посту Сен-Шмен. Его заместитель генерал Мюсса и врач флота Лаббэ были ранены недалеко от этого места. Вечером город пал. Капитан Гардинье и капитан медицинской службы Мерлетт были убиты.

Как проходила эвакуация? В Лорьяне находилось около пяти десятков кораблей и судов, и среди них много небольших. Эскадренный миноносец "Эпе" отконвоировал груженый золотом вспомогательный крейсер "Виктор Шельшер" от Лорьяна к Бресту, а затем эскортировал "Жан Бар". Эсминец "Мамелюк" (командир Шаррасс) присоединился к ним в Сен-Назере. Лидер "Триомфан" (командир — капитан 2 ранга Аршамбо), находившийся в ремонте, был взят буксиром "Маммут" и доведен до Плимута.

Миноносец "Буклье" (командир Вюлье) в аварийном состоянии пришел в Плимут. Авизо "Мокез", "Коммандан Домине", судно-мишень "Энпассибль" и буксир "Гедель" пришли в Фалмут 20 июня. Авизо "Элет" с курсантами школы телеграфистов и школы механиков ушел в Касабланку. Вспомогательный минный заградитель "Франс" с 200 курсантами и связистами вышел 18-го вечером и прибыл в Ла-Паллис, 19-го пополнил запасы в Руйане и вечером 19-го пришел в Пор-Блок.


Рис. 23 Авизо 2 класса "Дилижант"

Подводная лодка "Креоль" на буксире у "Абей 21" вышла в Ла-Паллис. Морские охотники "Ch.8", "Ch.12", "Ch.15" ушли в Англию, а "Ch.16" был затоплен к северо-западу от Пан-Ман. Мобилизованные сторожевые корабли "Серванез" (Р.59) и "Саблез" (Р.58) достигли Касабланки 23 июня, а "Альжеруаз" (Р.54) — 30-го. "Шербуржуаз" (Р.55), разоруженный, был брошен в Ле-Вердоне. "Мон-Кассель" (Р.67), "Сен-Пьер-д'Алькантара" (Р. 90) дошли до Марокко. Десять тральщиков 35-го и 37-го дивизионов также ушли, девять других — направились в Средиземное море или в Марокко. Наконец, лихтер "Персистант" пришел в Марокко, а лихтер "Резистант" был потоплен авиацией.

Имелись и торговые суда, например, лайнер "Де Грасс" в Кибероне, направлявшийся в Марокко, но по приказу вернувшийся в Ле-Вердон.

Сен-Назер

Значительное число торговых судов со снабжением шло из Америки в порты Луары. Их также следовало эвакуировать. Эвакуации под бомбежкой подлежали и британские войска, польская дивизия, корабли, находившиеся в достройке, в первую очередь, "Жан Вар", чей выход [48] в ночь с 19 на 20 июня — настоящий подвиг. 19 июня Сен-Назер и Нант, не имевшие средств защищаться, были объявлены открытыми городами. Три транспорта ("Пьер-Л.Г", "Сан-Антонио" и "Эндошинуа") с грузом самолетов из США 18-го ушли в Касабланку, куда прибыли 23-го. Выход почти 80 судов закончился в 10:00 20 июня. Миноносец "Фьер" сел на мель у Олерона, а "Ажиль" и "Антрпренан" в другом месте были захвачены немцами[49].

Линкор "Жан Бар"

Первая заклепка на нем была забита 12 декабря 1936 г. в Сен-Назере. Спуск на воду осуществлен 6 марта 1940 г., а выход в море планировался на сентябрь. Линкор надлежало перевести для достройки на другое место между Гран-Турто и скалой Пангоэ[50]. Это было не просто для корабля с осадкой 9 метров. Углубленный канал, по которому его следовало вести, имел глубину 5,2 метра и позволял в прилив проходить крейсерам. Дноуглубительные работы начались в начале 1939 г., но были остановлены 15 мая 1940 г. Не было надежды, что углубление завершится ранее 18 октября. Командир линкора капитан 1 ранга Ронарк довел эту ситуацию до сведения морского префекта 5-го района и начальника управления портов адмирала Мишелье в Париже, который в подключил к этому делу дорожную фирму из Нанта. Благодаря ударному труду, работы были завершены в 02:00 19 июня. К этому времени на линкоре действовали машины, часть котлов, динамо-машины и рулевое управление. Башни главного калибра монтировались, и 10 июня стало ясно, что все восемь 380-мм орудий установить не успеют. Сборка первой башни завершилась к 18 июня. Одно из орудий второй башни было погружено на корабль, второе — повреждено 18-го. Из средств ПВО имелись четыре спаренных 13,2-мм пулеметных установки. Две спаренные 90-мм орудийные установки прибыли 15 июня, а затем три спаренных 37-мм и две четырехствольные 13,2-мм, как раз перед отбытием корабля.

Утром 18 июня "Адмирал Запад" решил направить линкор в Касабланку под эскортом эсминцев "Арди", "Эпе" и "Мамелюк". Выход в полную воду был осуществлен в ночь с 18 на 19 июня с помощью буксиров "Титан", "Урсюс", "Минотор", прибывших из Гавра и двух из Сен-Назера. Когда конвой огибал базу Сен-Назера, появились три германских бомбардировщика. Сразу же после атаки линкор отдал буксиры и пошел своим ходом. В 06:30 к нему присоединился "Арди", а затем "Мамелюк". Британский эсминец "Ванкуишер", сопровождаемый двумя буксирами, ожидал линкор, чтобы вести его в Англию, но установив, что тот идет на юг, а не на север, от своего намерения отказался. Эскадренный миноносец "Эпе" присоединился к "Жан Бару" 20 июня, и все они вечером 22-го благополучно прибыли в Касабланку. В ходе эвакуации Сен-Назера на мине погиб британский лайнер "Ланкастрия" с 6000 человек на борту. Большинство из них погибло[51]. Сообщать об этой катастрофе в Англии не решались два года.


Рис. 24 Крейсер 1 класса "Альжери"

Ла-Паллис и Рошфор

Тут имелось лишь несколько небольших кораблей, но много торговых судов, готовившихся к эвакуации британских и польских войск. Контр-адмирал Жардель, морской начальник Рошфора, готовил план обороны города, но 19 июня гражданские власти при поддержке населения воспротивились этому. Германская авиация часто бомбила Ла-Паллис и авиабазу в Рошфоре. Оба города были оккупированы 23 июня, а острова Рэ и Олерон — 29 июня. Несколько дней спустя немцы интернировали на авиабазе 2500 офицеров и матросов и 800 человек из гарнизона города. 26 июня немцы вошли в Байонну, оккупировав в течение одной недели все атлантическое побережье[52]. Из всех боевые кораблей, участвовавших в описанных событиях, 12 были уничтожены противником, 11 затоплены своими экипажами, 10 захвачены в неисправном состоянии, а 65 ушли в Англию.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.265. Запросов К БД/Cache: 0 / 0