Главная / Библиотека / Советский тяжелый танк Т-35 /
/ Серийное производство Т-35

Глав: 10 | Статей: 10
Оглавление
Советский тяжелый танк Т-35 являлся символом мощи Красной армии в 1930-е годы. Эти многобашенные боевые машины гордо шествовали во главе колонны боевой техники во время парадов на Красной площади в Москве и Крещатике в Киеве. Более того, танк Т-35 изображен на советской (а сегодня российской) медали «За отвагу» — самой почетной солдатской медали, вручаемой только за боевые заслуги.

Т-35 являлся единственным в мире пятибашенным танком, выпускаемым серийно, хотя и в ограниченном количестве. Машина предназначалась для усиления танковых и стрелковых соединений при прорыве сильно укрепленных позиций противника. Мощное вооружение: три пушки и пять пулеметов, размещенные в пяти башнях, обеспечивало «тридцать пятому» возможность ведения огня из двух орудий и трех пулеметов вперед, назад или на любой борт, обеспечивая круговой обстрел.

Танки Т-35 участвовали в боях на Западной Украине в июне — начале июля 1941 года, где все были потеряны. Четыре «тридцать пятых» использовались в обороне Харькова в октябре 1941 года. До сегодняшнего дня сохранился единственный экземпляр Т-35, находящийся в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники, являющегося филиалом Военно-патриотического парка культуры и отдыха ВС РФ «Патриот».

Данная книга рассказывает об истории создания, устройстве, модификациях и боевом применении танков Т-35 и боевых машин, созданных на его базе. Впервые представлено значительное количество уникальных новых данных и архивных документов, а также включено большое количество фотографий.
Максим Коломиецi

Серийное производство Т-35

Серийное производство Т-35

Проект танка Т-35А значительно отличался от обоих прототипов Т-35-1 и Т-35-2. Он имел измененную конструкцию ходовой части, другой корпус, новые башни и т. д. По существу, это была новая машина, что вызвало ряд трудностей при ее изготовлении и освоении в серии.

К производству Т-35 подключили несколько заводов, в том числе Ижорский (бронекорпуса), «Красный Октябрь» (коробки передач), Рыбинский (двигатели), Ярославский (обрезинка катков, сальники и т. и.). По плану предприятия-смежники должны были уже в июне 1933 года начать отгрузку своей продукции на ХПЗ, но реально они смогли это сделать лишь два месяца спустя. Т-35 изготавливался по узловому принципу — было создано девять участков, каждый из которых вел работы по одному узлу или агрегату танка. Окончательная сборка Т-35 велась на специальных козлах. Изготовление на них первой машины началось 18 октября 1933 года и закончилось к 1 ноября. 7 ноября, после предварительной обкатки, первый серийный танк Т-35 в окружении танкеток Т-27 принял участие в праздничном параде в Харькове (в то время столица Украины). Но окончательно военная приемка приняла этот танк лишь в начале следующего года. В этот же день — 7 ноября 1933 года — оба прототипа Т-35-1 и Т-35-2 были показаны и на параде в Москве.

В соответствии с Постановлением Правительства СССР от 25 октября 1933 года ХПЗ должен был к 1 января 1934 года изготовить пять танков Т-35А и один Т-35Б (с двигателем М-34).

К указанному сроку полностью готовым оказался только один танк, а еще три, хотя и были на ходу, но не имели вооружения и внутреннего оборудования. Что касается Т-35Б, то его так и не построили, хотя вопрос о производстве этой машины поднимался в течение полутора лет.

В докладе о состоянии производства Т-35 по состоянию на 1 января 1934 года, подписанным старшим военпредом ХПЗ Луценко, говорилось:

«1. Сборка Т-35А.

По последнему Правительственному заданию ХПЗ должен сдать в 1933 году УММ РККА в 1933 году 4 машины Т-35А, и собрать 1 машину Т-35Б. Результаты выполнение программы следующие.

1). Сдано в РККА — 0.

2). Собрано машин (не установлено вооружение, радио и средства внутренней связи) — 4.

3). В сборке находится — 1.

Из числа 4 собранных машин 2 находятся на испытании пробегом.

2. Испытание Т-35 А.

Пробегом испытаны две машины. Одна прошла на всех передачах при движении по шоссе, грунтовой дороге, пересеченной местности и преодоление препятствий (ров — 4 м, стенка — 1,2 м, валка деревьев 30–40 см сосна, переход рубленного леса по пням высотой 0,3–0,6 метра), всего 170 км.

Вторая машина обкатана на 10 км пробега. Максимальная скорость движения — 30–35 км/ч.

3. В области производства. После изменения программного выпуска Т-35А с 30 до 10 машин, резко изменилось отношение руководства и персонала к производству Т-35. Выражается это в следующем:

Неверие в конструкцию.

Ослабело внимание начальства.

Резко снизились темпы подачи деталей по БД-2. Всего завод изготовил 3 БД-2».



Первый серийный Т-35А в окружении танкеток на параде в Харьков 1 ноября 1933 года. 76-мм орудие еще не имеет маски и смонтировано во временной установке (АСКМ).

По скорректированному плану, в 1934 год Харьковский паровозостроительный завод должен был выпустить 10 машин Т-35А. Причем, учитывая сложность танка, УММ РККА заключило с ХПЗ договор на эти машины как на первую опытную партию. В процессе освоения производства завод по своей инициативе внес ряд изменений, как для улучшения конструкции танка, так и для облегчения его изготовления. Но, несмотря на это, освоение Т-35 вызывало большие трудности: например, очень часто ломались траки, которые отливались из стали Гатфильда. До этого ни один завод в СССР в массовых количествах эту сталь не производил, ХПЗ был первым. Кроме того, никак не удавалось устранить перегрев двигателя М-17, а картер коробки передач оказался недостаточно прочным.

Но помимо технических и технологических, существовали и трудности другого рода. Так, начальник 2-го отдела Научно-технического управления УММ РККА Свиридов, посетивший Харьков в апреле 1934 года, докладывал:

«Директор ХПЗ тов. Бондаренко не только не мобилизует вокруг Т-35 работников завода, но и при всех возможных случаях дискредитирует машину. На ХПЗ никто серьезно не хочет ею заниматься за исключением КБ завода, которое действительно работает над тем, чтобы выпустить хорошую боевую машину».

Репрессии инженерно-технических работников тоже не способствовали быстрому освоению производства Т-35. Например, в марте 1934 года в Харьков пришло указание «о необходимости тщательной проверки конструкторских расчетов, особенно по коробке скоростей, поскольку в ее проектировании принимал участие конструктор Андрыхевич, ныне арестованный».

Несмотря на многочисленные письма руководства УММ РККА и наркомата тяжелого машиностроения (в состав последнего входил завод имени Коминтерна), работы по Т-35 шли с большим трудом. Первую машину Т-35 с полностью устраненными недостатками предполагалось сдать приемщику к 20 августа 1934 года, однако этот срок был сорван. Директор ХПЗ Бондаренко оправдывался перед УММ РККА большой загрузкой завода, отсутствием подготовленных кадров и высокой сложностью машины. По согласованию с С. Орджоникидзе и И. Халепским в конструкцию танка внесли свыше 40 упрощений в узлах и деталях, призванных облегчить процесс их изготовления и сборки воедино. Но, несмотря на это, Т-35 оставался чрезвычайно сложным в производстве, и завод сильно отставал от графика. По этому поводу в конце августа 1934 года начальник УММ РККА И. Халепский писал директору ХПЗ И. Бондаренко:

«Сейчас приходится уже говорить не об одной машине. Перед Вами и мной стоит ответственная задача: дать к 7 ноября на парад не менее 6 машин, причем они должны быть вполне закончены для работы в армии. Теперь не может быть никаких оправданий. Мы с Вами отвечаем за это дело как члены партии. Нужно очень крепко взяться сейчас за выполнение этой задачи…»

И действительно, «взялись крепко» — заводчанам пришлось внести в конструкцию машины значительное количество изменений, переконструировать ряд узлов и агрегатов, использовать новые марки сталей и т. и. В результате, хотя и с большим «скрипом» и трудностями, к концу октября удалось сдать шесть «тридцать пятых», которые прошли по Красной площади на параде 7 ноября в Москве. До конца года были приняты военной приемкой и переданы в части Красной Армии еще четыре танка. В отчете о работе треста специального машиностроения за 1934 год по поводу танка Т-35 говорилось:

«К объектам, освоенным в 1934 г., относится машина Т-35. Значительное количество изменений — около 600 в первоначально переданную заводу конструкцию машины — позволило при весьма значительных затратах сдать первую серию машин, выполнив Постановление Правительства».



Тот же танк Т-35А, что и на предыдущем фото машина следует в окружении танкеток Т-27. Харьков, 1 ноября 1933 года (фото из коллекции Ромадина).

Однако у руководства РККА имелись планы по созданию более мощных и тяжелых, по сравнению с Т-35, боевых машин. Причем к реализации этих планов приступили еще до освоения серийного выпуска «тридцать пятого». Так, согласно утвержденной Правительством СССР 13 августа 1933 года новой системе танкового вооружения, предполагалось, что Т-35 «должен быть заменен более мощным танком специального назначения». Причем этим же постановлением предусматривалось в течение всей пятилетки производство Т-35, если к этому времени не будет окончательно решен вопрос о конструкции нового тяжелого танка.

Данный документ появился не на пустом месте: еще в мае — июне 1933 года Опытный завод Спецмаштреста (бывший ОКМО завода имени К.Е. Ворошилова) по заданию УММ РККА разработал шесть вариантов нового тяжелого танка Т-39. Проекты представляли собой многобашенные боевые машины массой 85–90 т, вооруженные 45, 76 и 107-мм пушками (в зависимости от варианта) и с броней толщиной 50–90 мм.

10 июня 1933 года на специальном заседании Научно-технического комитета УММ РККА эти варианты были рассмотрены вместе с проектами 100-тонного танка ТГ-6 (разработан Э. Гроте во время его пребывания в СССР) и 70-тонным танком итальянской фирмы «Ансальдо». По результатам обсуждения и на основе высказанных военными замечаний, конструкторы Опытного завода под руководством Н.В. Барыкова и С.А. Гинзбурга разработали седьмой и восьмой варианты Т-39. Их рассматривали на заседании Научно-технического комитета УММ РККА 7 августа 1933 года.

Вариант № 7 представлял собой 90-тонный танк с 50-75-мм броней, вооруженный двумя 107-мм, двумя 45-мм орудиями и пятью пулеметами. Вариант № 8 отличался главным образом вооружением — одна 152-мм, три 45-мм орудия и четыре пулемета. В ходе обсуждения военные признали удачными оба варианта. После небольших доработок эскизные чертежи этих Т-39 и их деревянные модели в масштабе 1/10 натуральной величины направили на рассмотрение народному комиссару обороны СССР К.Е. Ворошилову.



Общий вид танка Т-35 (№ 0183-5) выпуска начала 1936 года. Поручневая антенна на главной башне крепится на восьми стойках (РГВА).



Танк Т-35 (№ 0183-5) выпуска начала 1936 года во дворе ХПЗ, вид сзади и слева. Глушитель расположен снаружи поперек корпуса, у кромки надгусеничных полок видны выводные патрубки приборов дымопуска, на борту видно крепление 20-тонного домкрата (РГВА).

В декабре 1933 года он докладывал по этому вопросу председателю Комитета Обороны СССР В.М. Молотову:

«Представляя особо удачные варианты большого танка, прошу рассмотреть их на Комиссии Обороны и окончательно решить — нужна ли нам вообще такая боевая машина взамен достаточно мощного, на мой взгляд, танка особого назначения Т-35, который в состоянии выполнить большинство боевых задач. Производство опытного образца Т-39 потребует около 3 млн. рублей и не менее одного года».

Аргументы Ворошилова были убедительными, и в начале 1934 года комиссия Комитета Обороны постановила: работы по Т-39 прекратить, продолжать производство Т-35. Для сравнения следует заметить, что последний обходился «казне» в 525 тыс. рублей (за эти же деньги можно было построить девять легких танков БТ-5).

В 1935 году выпуск танков Т-35 на Харьковском паровозостроительном заводе также шел с большими трудностями. Помимо собственных проблем с изготовлением деталей для «тридцать пятого», харьковчан часто подводили и предприятия-смежники. Так, в отчете о ходе выполнения заказов на бронетанковую технику для Красной Армии по состоянию на 1 октября 1935 года говорилось:

«За 9 месяцев 1935 года сдано:

…Т-35 — по плану — 5, сдано — 0.

Причины невыполнения:

…Т-35 — несвоевременная подача брони Мариупольским заводом и двигателей М-17 заводом № 26 в Рыбинске. В сентябре Мариупольским заводом сдано только три корпуса».



Танк Т-35 (№ 0183-5) выпуска 1936 года во дворе ХПЗ, вид спереди. Обратите внимание на фары, установленные в броневых колпаках на верхнем переднем листе корпуса, передний люк механика-водителя установлен заподлицо с лобовым листом корпуса.

Здесь следует пояснить, что первоначально бронекорпуса и башни для Т-35 поставлял Ижорский завод. Он отгрузил 10 комплектов на машины выпуска 1934 года, после чего выпуск бронедеталей для «тридцать пятого» поручили мариупольскому заводу имени Ильича (последний, кстати, также поставлял на ХПЗ корпуса и башни для танков БТ). Хотя не исключен вариант, что с Ижоры в Харьков поступило еще один-два корпуса с башнями для Т-35 (данная информация нуждается в дополнительной проверке).

Тем не менее, с большими трудностями, в 1935 году ХПЗ сумел сдать 7 Т-35 при плане в 10 машин. Стоимость каждого «тридцать пятого» по данным АБТУ КА составляла 525 тысяч рублей. Для сравнения: танк Т-28 обходился в 240 тысяч рублей, БТ-7 — в 98 тысяч рублей, Т-26 — в 47 тысяч рублей. Как видно, «тридцать пятый» обходился как два «двадцать восьмых», или пять «бетешек» или и «двадцать шестых».

Параллельно с выпуском танков Т-35, завод вел большую работу по совершенствованию его конструкции и повышению надежности работы узлов и агрегатов. При этом приоритетным считались работы по силовой установке танка. Дело в том, что двигатель М-17Т, который ставился на «тридцать пятый», являлся вариантом авиационного двигателя М-17. На «танковом» варианте свечи переместили внутрь развала цилиндров, а для увеличения ресурса двигателя у него уменьшили число оборотов, для чего на карбюраторе жиклеры и диффузор устанавливались меньшего размера, а на дросселе смонтировали упор, не позволяющий выйти на максимум, который мог достигнуть авиамотор. В результате, максимальная мощность снизилась до 500 л.с. Установленный на 14-тонном БТ-7 двигатель М-17 обеспечивал танку очень высокие динамические характеристики, то для 50-тонного Т-35 «движок» оказался слабоват. Он часто не «тянул» тяжелую машину, сильно перегревался. В течение года несколько раз поднимался вопрос об изготовлении Т-35Б — машины с установкой двигателя М-34 мощностью 750 л.с. Однако дальше проекта дело не пошло, хотя упоминания о Т-35Б встречаются в документах и переписке за 1936 год.

В течение года была проведена работа по улучшению охлаждения двигателя М-17, монтируемого на Т-35. Кроме того, на одном танке в опытном порядке установили дизель ВД-2. Так, в отчете о выполнения заказов АБТУ КА за 1935 год говорилось:

«План работ.

Разработка конструкции усовершенствований Т-35: новый вентилятор, установка дизеля.

Что сделано.

Закончены работы по установке нового вентилятора. Произведена установка в танк дизель-мотора».



Деревянная модель танка Т-39 в масштабе 1/10 натуральной величины, седьмой вариант. Машина вооружена двумя 45-мм в передних малых башнях, двумя 107-мм и одним 152-мм орудиями в больших башнях.

Согласно документу на эти работы выделялось 150 тысяч рублей, но было израсходовано в два раза меньше: 25 тысяч на вентилятор и 50 тысяч на монтаж дизельного двигателя.

Вероятнее всего, в Т-35 устанавливали один из экземпляров опытного дизельного двигателя БД-2 — о том, что он предполагался к монтажу в тяжелый танк есть в вышеприведенном документе военпреда Луценко за январь 1934 года.




Проект танка Т-39 (восьмой вариант) — вверху эскизный проект, внизу деревянная модель в масштабе 1/10 натуральной величины. Эта машина вооружена 152-мм орудием в главной башне и тремя 45-мм пушками в малых башнях. Обратите внимание на небольшие гусеницы в верхней части корпуса, предназначенные для улучшения преодоления препятствий (РГВА).

Испытания дизельного двигателя в Т-35 показали неплохие результаты, даже несмотря на то, что к этому времени конструкция БД-2 была далека от совершенства. Однако мощность этого дизеля (400–420 л.с.) для 50-тонного танка оказалась явно недостаточной. Поэтому было принято решение — спроектировать и изготовить для тяжелого Т-35 (а также среднего Т-28) более мощный дизельный двигатель в 800 л.с. Работу поручили дизельному отделу Харьковского паровозостроительного завода в 1935 году, для чего предприятию выделили 350 тысяч рублей. Однако всю выделенную сумму харьковчане освоить не смогли — в отчете о заказах АБТУ КА за 1935 год указано, что на разработку 800-сильного дизеля потрачено 75 тысяч рублей, и сделано следующее:

«Выполнен проект и рабочие чертежи. Приступлено к изготовлению опытного образца».

Однако дальнейший ход работ по дизелю для Т-35 не совсем ясен. Непонятно, изготовили ли вообще образец такого мотора, так как в отчете по опытным работам ГАБТУ КА он вообще не упоминается.



Один из первых серийных Т-35 А проходит по Красной площади. Москва, 1 мая 1934 года. Люк механика-водителя установлен заподлицо с лобовым листом корпуса — на танках более поздних выпусков он крепился внахлест (РГАКФД).

Еще одной интересной работой, проводимой на танке Т-35 в 1935 году, было создание и установка на этой машине приборов управления огнем. Уже к этому времени стало ясно, что боевые качества Т-35 сильно снижает сложность командования танком в бою. Управлять огнем пяти башен, расположенных в два яруса, одному командиру оказалось практически невозможно. Недостаточная обзорность не позволяла ему охватить все поле боя, поэтому командиры башен были вынуждены самостоятельно отыскивать и уничтожать цели. Для облегчения работы командира Особом техническом бюро по военным изобретениям специального назначения («Остехбюро») получило задачу разработать приборы для управления огнем танка Т-35. Их изготовление должно было выполнить «Остехбюро», а монтаж и испытание планировалось провести в Харькове, на ХПЗ. Однако работа не была закончена — в отчете о выполнении заказов АБТУ за 1935 год об этом говорилось:

«Работа не выполнена ввиду отсутствия приборов Остехбюро».

Судя по описанию, система управления огнем Т-35 должна была состоять из танкового прибора управления артиллерийским огнем и морского дальномера. При помощи последнего определялась дальность до цели, а прибор позволял производить необходимые для ведения артиллерийского огня расчеты. Но из-за сильной загруженности другими работами, «Остехбюро» так и не смогло провести разработку прибора управления огнем для Т-35.



Танки Т-35 уходят с Красной площади после парада. На этом снимке, сделанном с собора Василия Блаженного, виден общий люк в крыше главной башни, глушитель, установленный поперек корпуса и поручневая антенна на шести стойках детали, характерные для Т-35 выпуска до начала 1936 года (РГАКФД).

К началу 1936 года из войск пришло множество рекламаций, свидетельствовавших о недоработке конструкции отдельных агрегатов танка. Чтобы устранить эти недостатки, одну серийную машину (№ 0183-5) подвергли широкомасштабным испытаниям. Их проводил Харьковский паровозостроительный завод на основании задания и программы, утвержденной автобронетанковым управлением. В ходе испытаний планировалось:

1. Проверить и дополнить боевые и тактико-технические свойства танка при длительной его эксплуатации в разных условиях работы.

2. Установить эксплуатационные показатели: расход масла, расход горючего, периодичность смазки агрегатов и механизмов, и периодичность текущего ремонта отдельных механизмов.

3. Выявить надежность работы и срок службы танка в целом, и отдельных его механизмов и агрегатов.

4. Выявить особенности по уходу и ремонту танка в полевых условиях и в разное время года.

5. Выявить удобство обслуживания танка и утомляемость команды.

В основу программы испытания танка, заводом была принята программа, предложенная автобронетанковым управлением и апреля 1936 года. На ее основе составили рабочий план, который сводился к следующему.

Для проверки тактико-технических и эксплуатационных показателей танка требовалось определить:

— максимальный километраж машины без дозаправки баков;

— максимальные скорости движения на разных передачах;

— поворотливость машины на различных почвах;

— максимально преодолеваемый брод, ров, угол подъема, высота эскарпа и контрэскарпа, диаметр сваливаемого дерева и преодоление пней;

— средние техническую и тактическую скорости;

— постановку дымовых завес с помощью дымприбора;

— время торможения танка на всех скоростях;

— время переключения передач с 1-й по 4-ю передачи и обратно;

— расход горючего и смазки на 1 километр пути и 1 час работы двигателя;

— степень утомляемости экипажа танка;

— срок эксплуатации танка и его узлов и агрегатов;

— температуру водяной и масляной систем двигателя;

— максимальный километраж танка за полный срок службы при эксплуатации на проселочных дорогах и пересеченной местности.

Испытания начались 25 апреля 1936 года в окрестностях Харькова, и продолжались до 1 августа 1937 года. На этот период пришелся и один большой перерыв (с 12 января по 2 июня 1937 года) вызванный тем, что при переходе 12 января реки Донец танк не смог выйти на обледеневший берег и завяз в реке. 29 января были произведены взрывы льда вокруг танка, и при помощи тракторов и специальных приспособлений он был вытащен из реки. 21 февраля машину доставили на завод, где произвели переборку всех его механизмов, некоторые из них заменили модернизированными, сконструированными на основании результатов испытаний.



Эти же танки выходят на Красную площадь — фотография сделана со здания Государственного исторического музея. 1 мая 1935 года (РГАКФД).

К 1 августа 1937 года Т-35 прошел 2000 км, из них: 340 км по шоссе, 1650 км по грунтовым проселочным дорогам и пересеченной местности, 160 км по песку, при этом время чистого движения машины составило 170 часов. Движение Т-35 осуществлялось по трем различным маршрутам протяженностью 45, 60 и 140 км, при этом была получена средняя техническая скорость танка 11,56 км/ч и средняя тактическая 8,05 км/ч. В отчете указывалось, что «приведенные скорости следует считать заниженными, т. к. во время испытаний затрачивалось много времени на систематические осмотры состояния механизмов и агрегатов танка через каждые 10–12 километров пути, а также на различные замеры по испытаниям». Отмечалось, что в условиях нормальной эксплуатации танка средняя техническая скорость составит 14, а средняя тактическая — 10,5 км/ч.




Первые серийные танки Т-35 проходят по Красной площади. 1 мая 1935 года. На башнях видны сплошные и пунктирные цветные линии — стандартная тактическая маркировка, принятая для бронетехники РККА в начале 1930-х годов (РГАКФД).

В ходе испытаний на танке заменили три двигателя. Первый из них проработал только 46 часов (танк прошел 446 км), и был снят из-за большого износа поршневых колец и цилиндров, что являлось следствием «отсутствия фильтрации засасываемого двигателем воздуха». КБ завода спроектировало и установило на Т-35 № 0183-5 новый воздушный фильтр, который показал высокую эффективность работы. Этот фильтр стали устанавливать на серийных машинах с осени 1936 года. Второй двигатель, смонтированный вместе с новым воздухофильтром, проработал на танке 146 часов (1176 км пробега машины), и «был снят для испытания нового мотора со степенью сжатия Е=6». К этому времени он был еще пригоден к эксплуатации.

Третий двигатель с повышенной степенью сжатия был «задросселирован поставщиком до 500 л.с. при 1450 об/мин», и до 1 августа 1937 года (момента составления отчета) проработал 32 часа (392 км), при этом отмечалось что «испытания его еще не закончены».

Для определения тактико-технических характеристик танка Т-35 провели целый цикл отдельных тестов. Так, в ходе пробегов определялся запас хода танка без пополнения баков горючим. При движении на среднепересеченной местности с подъемами и спусками до 7 градусов, запас хода составил 110–120 км. Во время одного из пробегов с первым двигателем, имевшим большой износ поршневых колец и цилиндров, запас хода составил 95 км. При движении со вторым двигателем и новым воздухофильтром, запас хода составил 140 км, при этом отмечалось, что «при этом пробеге не совершалось преодоления препятствий».



Танк Т-35 проходит по Красной площади. 1 мая 1937 года. На башнях хорошо видна тактическая маркировка в виде сплошной и прерывистой цветных полос (АСКМ).

Для определения максимальной скорости был выбран мерный участок дороги длиной в 1 километр. Испытания проводились в сухую погоду, при температуре +25 градусов, при этом максимальное число оборотов двигателя не превышало 1500–1550 об/мин. В результате были получены следующие результаты: при движении на 4-й передаче скорость составила 32 км/ч, на 3-й — 22 км/ч и на 2-й — 12 км/ч (скорости на 1-й и задней передачах не определялись).

В Лихаревском лесу под Харьковом танком Т-35 проводилась валка деревьев диаметром от 200 до 700 мм. При этом движение велось на первой передаче, но никаких затруднений машина не испытывала. Отмечалось, что «деревья диаметром 700 мм… не являются пределом для танка».

Преодоление максимально возможных подъемов велось на склонах с твердым грунтом, заросших травой. Результаты были следующими: при движении на 1-й передаче машина брала подъем в 31–32°, на 2-й — 10–11°, на 3-й — 5°, на 4-й — 1° и задним ходом 26°.

В ходе пробегов танк преодолел (на 2-й передаче) пять бродов, при прохождении одного из них (с болотистыми берегами) Т-35 застрял, и был вытянут тремя тракторами (два «Коминтерн» и один «Ворошиловец»). Глубина бродов колебалась от 1,3 до 1,7 м, причем при движении через последний «небольшое количество воды просочилось в машину через люк водителя».

На Змиевском танкодроме Т-35 испытывался на препятствиях — эскарпе, контрэскарпе и рвах. Эскарп высотой 3 метра с одетой бревнами стенкой машина преодолела с шестой попытки, после разрушения верхней части препятствия передней частью корпуса. По времени это заняло 18 минут, движение велось на 1-й передаче. 3-метровый контрэскарп «тридцать пятый» прошел с первой попытки «на первой передаче безо всяких препятствий». Максимальная ширина рва, преодоленного танком самостоятельно, составила 4,5 м (с бруствером 5,5 м). Правда, во время одной из попыток танк завалился кормой в этот ров, «откуда был вытащен двумя тракторами „Коминтерн“ при работающем двигателе».

Любопытно привести данные по преодолению танком Т-35 мостов. В отчете об этом сказано так:

«Первый мост бетонный, грузоподъемностью 6 тонн (согласно знаков, установленных на мосту), был пройден на третьей передаче, причем никаких повреждений моста не было обнаружено.



Испытание танка Т-35 (№ 0183-5) в районе Харькова. Июнь 1936 года. На фотографии машина преодолевает подъем крутизной 26° задним ходом (РГВА).



Танк Т-35 (№ 0183-5) преодолевает брод. Июнь 1936 года. На верхнем фото машина входит в реку, на нижнем — выходит на берег (РГВА).

Второй мост деревянный, из дубовых бревен, длиной 19 м и шириной 6 м с разрешенной грузоподъемностью 4 тонны. Мост был пройден два раза на третьей передаче, причем из-под свай моста появлялись пузыри воздуха, но заметных деформаций обнаружено не было».

Кроме того, на Т-35 провели испытание дымового прибора КС-62 завода «Компрессор». Была получена дымовая завеса шириной 3–4 м, высотой 3,5–4 м и длиной 400 м, которая на «длине 200 м не просматривалась, на остальной длине завеса просматривалась слабо».

Кроме того, проводилось испытание условий работы экипажа Т-35 при непрерывном 4-часовом движении по среднепересеченной местности с закрытыми люками. При этом танкисты периодически вращали башни и вооружение «имитируя условия стрельбы в боевой обстановке». В танке находился военный врач, который через каждые 55 минут замерял у механика-водителя, артиллериста и пулеметчика пульс, проверял дыхание и динамометрию. Эти испытания провели с 13 по 17 сентября 1936 года. В выводах говорилось:

«При данных условиях постановки опыта утомление и изменение в организмах испытуемых незначительны.

…Условия проведения опыта и результаты действия на организмы не могут считаться характерными, так как испытуемый экипаж не был поставлен в условия, близкие к боевой обстановке (стрельба не производилась, движение по знакомой дороге, отсутствие нервного напряжения и пр.»

Во время переборки Т-35 на заводе с января по 1 июня 1937 года на машину установили большое количество узлов новой конструкции, разработанных по результатам испытания танка № 0183-5. Со 2 июня началось испытание машины с модернизированными агрегатами. Основными из них были следующими.

Установлена закрытая система охлаждения двигателя с двумя воздушно-паровыми клапанами, чем удалось «предотвратить выбрасывание воды из радиаторов в случае неодинаковой пропускной способности одной из сторон радиаторной системы охлаждения, а также повышения температуры кипения воды в системе». Испытания закрытой системы показали удовлетворительные результаты, и с осени 1937 года она стала монтироваться на серийные танки.



Рисунок из отчета по испытаниям танка Т-35 (№ 0183-5), демонстрирующий преодоление машиной брода длиной 129 метров. (РГВА).

Успешно был испытан маслобак двигателя с фильтром-отстойником и пеногасителем для «устранения выбрасывания масла через заправочную трубу бака». Также внесли изменения в сальниковые уплотнения первичного привода вентилятора, устранившие течь масла.

На выхлопных коллекторах танков Т-35 имелся крупный дефект — часто трескались по сварным швам выхлопные коллекторы, что требовало их частой замены. На машину № 0183-5 установили новые выхлопные коллекторы из цельнометаллических труб, сняли глушитель, а вместо него смонтировали два выхлопных патрубка. В отчете отмечалось:

«Выхлопная система без глушителя и с выхлопными коллекторами новой конструкции… при испытаниях на 400 километрах показала более удовлетворительную работу. Значительно уменьшилось количество случаев пробивания прокладок и трещин на коллекторах.

В настоящее время продолжаются испытания новых конструкций выхлопных коллекторов, после которых можно будет дать окончательное заключение».

Также на Т-35 № 0183-5 провели испытания металлических щитков от пыли, установленных над клапанами двигателя, сальника масляного насоса первичного привода вентилятора, разрезных ведущих дисков главного фрикциона, усилили детали тормоза, а также смонтировали фары для ночной стрельбы на главной и средних башнях. Все эти узлы и агрегаты были введены в серийное производство на танках выпуска октября — декабря 1937 года.



Рисунок из отчета по испытаниям танка Т-35 (№ 0183-5), демонстрирующий преодоление машиной эскарпа высотой 3 метра. (РГВА).

Кроме того, большие работы провели по ходовой части. Прежде всего, это было связано с тем, что разрушались грузошины опорных катков. Грузошины поставлялись с двух предприятий — Ленинградского и Ярославского заводов. Причем некоторые грузошины разрушались после 30–80 километров, а некоторые работали до 2000 километров без дефектов. Отмечалось, что это происходит из-за нарушения техпроцесса изготовления самих грузошин, и не зависит от нагрузки на катки.

Так же в ходе испытаний сменили 30 пружин подвески опорных катков и зубчатый венец левого ведущего колеса (из-за поломки и износа зубьев после 1580 км пробега), отмечалась течь масла через сальниковые уплотнения нижней подвески. Гусеница, собранная из траков серийного выпуска, удовлетворительно работала до 700–800 км пробега, после чего траки начинали выходить из строя. На Т-35 испытывались опытные траки, изготовленные из кремнево-марганцовистой стали. Первая партия таких траков вышла из строя после 150–200 км пробега, вторая показала лучшие результаты.

Во время испытаний танка осенью, при обледенелом грунте, выяснилось, что машина не может преодолеть подъем 8-12° из-за низкого сцепления гусениц.

На основании полученных результатов, в конструкцию ходовой части «тридцать пятого» внесли следующие изменения:

«…Усиленные венцы ведущих колес, усиленные рессорные пружины нижней подвески и испытываются новые сальниковые уплотнения нижних катков, спроектирован новый трак со шпорой, разработаны приспособления для борьбы с обледенением гусениц».

Кроме того, в ходе испытаний танка выяснилось, что при движении по сильно загрязненным участкам местности и проселочным дорогам значительное количество грязи набивается между бортами корпуса и фальшбортом подвески, из-за чего сильно возрастает сопротивление движению машины и ее масса:

«В этих условиях мощность двигателя недостаточна для движения танка на 3–4 передачах. Движение при этом может производиться со скоростью 7–8 км/ч, а иногда только 4 км/ч на первой передаче. Такие скорости движения снижают тактико-технические свойства машины».

Для устранения последнего недостатка, инженеры завода № 183 спроектировали «корпус с новой конструкцией фальшбортов», переданный для изготовления в начале осени 1937 года.

Отчет по испытанию танка Т-35 № 0183-5 был подготовлен к началу августа (по результатам, полученным к 1 числу). Но и после этого времени испытания машины продолжались — они завершились глубокой осенью 1937 года. В заключении отчета по испытанию танка Т-35 говорилось следующее:

«1. Срок службы танка в целом до капитального ремонта, во время испытаний был установлен в 1618 километров. За это время работы машины проводился мелкий и текущий ремонт отдельных механизмов и агрегатов танка. Поэтому нужно считать, что срок службы до капитального ремонта танка машин серийного выпуска 1937 г., должен быть значительно выше, чем установлен во время испытаний. Следует также отметить, что срок службы опытного танка был значительно снижен месячным пребыванием его во льду реки Донец, что привело машину в состояние, потребовавшее полной переборки.

Таким образом можно сделать вывод, что танки серийного производства 1937 г. до капитального ремонта могут служить 2000 километров, при условии надлежащего ухода и проведения 1, 2 и 3-го ремонтов…

2. Срок службы двигателя М-17 со степенью сжатия 5,3 при условии его работы в танке Т-35 нужно считать 150–170 часов…

3. Система смазки и питания двигателя горючим, установленная в настоящее время на опытной машине, за время работы в 400 километров показали удовлетворительную их работу…



Испытание танка Т-35 (№ 0183-5) в районе Харькова. Июнь 1936 года. На фотографии машина движется по косогору (РГВА).

4. Система охлаждения двигателя лимитирует тактически и оперативные свойства танка, особенно в летних условиях. Во время испытания машины массовым явлением была поломка крыльев вентилятора. Температура воды поднималась выше 100 °C при температуре окружающего воздуха 20 °C, поэтому являлось необходимым эксплуатировать машину на низких передачах, хотя рельеф местности и мощность двигателя позволяли длительное движение на повышенных скоростях.

Необходимо: а), увеличить эффективность охлаждения радиаторов за счет увеличение поверхности их охлаждения; б), увеличить прочность крыльев вентилятора и их крепление к барабану; в), усилить крепление вторичного привода вентилятора.

5. Данные испытания показали, что момент, передаваемый главным фрикционом недостаточен, вследствие чего возникает большая пробуксовка фрикциона при преодолении препятствий. Это влечет за собой задиры на дисках и их коробление…

Применяющиеся в настоящее время диски с радиальным разрезом при испытании показали, что коробление их уменьшено. Необходимо запроектировать и провести испытания нового главного фрикциона.

6. Срок службы коробки перемены передач на испытуемом танке (до поломки первичного вала) равен 100 часов при пробеге машины за это время 1240 километров…

Остальные детали коробки испытуемой машины проработали 170 часов при пробеге машины в это время 2000 км, и находятся в состоянии, позволяющем дальнейшую эксплуатацию.

В настоящее время надежность коробки перемены передач увеличена за счет ее конструктивных изменений, применения материалов с повышенными механическими качествами и цементации валов.

7. Срок службы бортовых фрикционов при испытаниях зарегистрирован по часов, при пробеге машины 1300 километров…

8. Испытания тормозов показали удовлетворительную их работу…



Рисунок из отчета по испытаниям танка Т-35 (№ 0183-5), демонстрирующий преодоление машиной противотанкового рва шириной 5,5 метров. (РГВА).

Срок службы лент зависит от правильной регулировки тормозов и правильного вождения машины.

9. Срок службы бортовой передачи на опытном танке равен 130 часов, при пробеге машины за это время 1530 километров. После 130 часов работы потерпела аварию левая бортовая передача, правая же передача стоит на машине до настоящего времени, проработав 170 часов при пробеге в 2000 километров. Шестерни бортовой передачи имеют высокие расчетные напряжения — порядка 8700–9600 кг/см2. В настоящее время разработаны чертежи усиленной шестерни, которая лимитировала срок службы бортовой передачи, эти усиленные шестерни запущены в серийное производство.

10. За время испытаний был выявлен чрезмерный износ и поломки зубьев венца ведущего колеса, в остальном колесо работало надежно и дефектов не было обнаружено.

В настоящее время зубчатый венец усилен за счет уширения зуба и увеличения толщины самого венца. Кроме того, изменена термообработка, повышающая твердость поверхности зуба.

11. Срок службы нижних подвесок лимитировался сроками службы резины нижних катков и рессорных пружин. В настоящее время рессорные пружины усилены, и будут производиться их испытания на опытной машине…

12. Ленивец, натяжной механизм, катки верхней подвески за время испытаний машины показали надежную работу. Срок службы этих механизмов обеспечивает полный срок службы танка в целом…

13. Срок службы гусеницы обеспечивает 700–800 километров, после чего работа гусеницы ненадежна, и большинство траков подлежат замене.

Причиной малой производительности работы гусеницы являются: конструктивные недостатки танка и ненадежность литья в этом агрегате. Необходимо разработать конструкцию и провести испытания штампованных траков.

14. Срок службы приводов управления обеспечивает испытание машины на 1370 километров, после чего была заметная выработка в шарнирных сочленениях. В настоящее время изменены марка материала и введена термообработка деталей приводов, вследствие чего срок службы приводов управления должен значительно возрасти.

15. Работу электрооборудования на испытуемой машине нужно считать неудовлетворительной. Необходимо повысить надежность работы динамо, стартера, сигналов „Стоп“, „Поворот“ и световой блокировки башен.

Испытания радиостанции 71-ТК-2 не дали положительных результатов. В настоящее время введен ряд изменений по электрооборудованию, улучшающих его работу…»



Танк Т-35 (№ 0183-5) на трассе испытаний в районе Харькова. Июнь 1936 года (РГВА).

Как видно из приведенного фрагмента документа, количество изменений, введенных в конструкцию танка Т-35 за 1936–1937 года оказалось довольно большим. Тем не менее, эти меры позволили значительно повысить надежность узлов и механизмов машины, а также улучшить ее тактико-технические характеристики.

Кроме того, осенью 1936 года удалось форсировать мощность двигателя М-17Т до 580 л.с. Ко второй половине 1937 года эта модификация была более или менее отработана и стала устанавливаться на танки Т-35. Чуть позже, в 1938–1939 годах завод № 26 в Рыбинске, выпускавший двигатели М-17, создал специально для Т-35 модификацию М-17Л. На ней путем увеличения числа оборотов довели максимальную мощность до 650 л.с. Двигатель М-17Л отличался от М-17Т усиленным носком картера, отсутствием нижней крышки картера и подводом воздуха к карбюратору из внутренних полостей. Новый двигатель выпускался в весьма небольших количествах, пять последних сдали военпреду в начале 1941 года. Автору неизвестно, устанавливались ли М-17Л на Т-35. Возможно, эти двигатели ставили на машины, проходившие капремонт на заводе № 183.

Согласно отчету автобронетанкового управления Красной Армии за 1936 год завод № 183 имени Коминтерна провел следующие работы по усовершенствованию Т-35: «Модернизирована коробка перемены передач, разработаны чертежи новой коробки перемены передач и бортовых фрикционов, изготовлен новый масляный бак, переконструирована система фальшборта с целью увеличения проходимости».

За 1936 год при плане в 20 машин Т-35, завод № 183 изготовил 15. С учетом того, что в конструкцию танка внесли значительное количество изменений, стоимость одной машины по сравнению с предыдущим годом возросла, составив 587 тысяч рублей (справедливости ради увеличилась цена и других боевых машин: Т-28 — до 301 тысячи, БТ-7 — до 111 тысяч, Т-26 — до 59 тысяч рублей).




Дефекты элементов ходовой части Т-35 № 0183-5, выявленные в ходе испытаний: вверху — поломка пружины тележки нижней подвески, внизу — течь сальников опорных катков (РГВА).

В 1937 году завод № 183 сдал армии 10 «тридцать пятых». При этом боевая масса танка возросла до 52 т. Это произошло из-за того, что Мариупольский металлургический завод поставил некондиционные бронелисты толщиной 23 мм вместо 20 мм (из-за нарушения техпроцесса прокатки).

Как минимум два Т-35 (осенней сборки 1937 года) — № 196-94 и 196-95 — получили бронекорпуса с иной конструкцией передней части, увеличенным количеством люков для доступа к трансмиссии, а также переработанным укороченным фальшбортом (с открытым ведущим колесом и люками в верхней части). Один из этих танков (№ 196-95) был построен на средства, собранные комсомольцами Харькова и Харьковской области. Машина имела на лобовом листе корпуса рельефную надпись «От комсомола к XX годовщине Октября» и изображение значка ВЛКСМ. Еще два значка украшали правый и левый борт.



Постановка дымовой заветы танком Т-35 № 0183-5 с помощью дымового прибора КС-62 завода «Компрессор». Декабрь 1936 года (РГВА).

В 1937 году, помимо улучшения конструкции самого «тридцать пятого», провели еще несколько опытных работ по этой машине. Так, научно-исследовательский институт № 20 (один из преемников «Остехбюро») разработал и испытал комплект сервоуправления (управление при помощи сжатого воздуха. — Прим. автора) для Т-35. Это делалось с целью облегчить усилия на рычагах и педалях механика-водителя «тридцать пятого».

В той же организации был разработано так называемое пультовое управление танком Т-35. Оно предназначалось для управления «тридцать пятым» со специального пульта по радио, причем сама машина должна была действовать без экипажа (в 1930-е годы в СССР работы по таким боевым машинам, называемых телетанками, шли очень активно). Пульт для Т-35 основывался на электромеханическом принципе действия, прошел тестовые испытания, но вместе с танком не испытывался.



Танки Т-35 проходят по Красной площади. 1 мая года. На обоих танках установлены фары боевого света для ночной стрельбы из орудий, введенные в конце 1936 — начале 1937 годов (АСКМ).


Танк Т-35 направляется на Красную площадь. 1 мая 1940 года. Изображенный на фото танк вероятно выпуска конца 1937 — начала 1938 годов, без глушителя и с выхлопными коллекторами новой конструкции (РГАКФД).

Начавшееся в 1937 году обобщение опыта гражданской войны в Испании показало, что бронирование тяжелого танка Т-35 при его габаритных размерах не обеспечит надежной зашиты от бронебойных снарядов современной скорострельной противотанковой артиллерии калибра 37-47-мм. Постановлением Правительства от 25 июля 1937 года заводу № 183 предлагалось спроектировать улучшенный Т-35 с противоснарядным бронированием. В частности, в письме директору предприятия от 13 сентября говорилось:

«Итоги последних боев показывают, что танки, имеющие бронирование менее 30 мм, не обеспечивают защиту от бронебойного снаряда калибра 37-мм на дальности 800 м и ближе. Предлагаем вам рассмотреть возможность усиления брони тяжелого танка Т-35 до 60 мм в лобовой части и до 30 мм на бортах, корме и артиллерийских башнях».

7 октября 1937 года И. Бондаренко докладывал начальнику АБТУ РККА, что «тактико-технические требования на указанную машину не получены, разработка проекта ведется исходя из применения гомогенной брони следующих толщин: лобовые листы — 75 мм, верхний и нижний наклонные листы носа — 30 мм, борт — 30 мм, листы шестиграна (то есть подбашенной коробки. — Прим. автора) — 30 мм, дно и крыша — 15–20 мм, фальшборт — 15 мм, борта башен — 30 мм».

Одновременно завод получил задание спроектировать Т-35 с башнями конической формы. Но работы велись чрезвычайно медленно — завод и его конструкторское бюро были перегружены заказами, как на разработку новых образцов танков, так и на улучшение конструкции серийных образцов.

На специальном совещании по танкам Комиссии обороны при Совете народных комиссаров (СНК) СССР, состоявшемся 27 марта 1938 года, по поводу работ по «тридцать пятому» говорилось следующее:



Танки Т-35 проходят по Красной площади. 1 мая 1937 года. Скорее всего, машина выпуска конца 1936 года — с глушителем поперек корпуса, но с установленными на башнях фарами боевого света для ночной стрельбы из орудий (РГАКФД).

«К проектированию Т-35 (с коническими башнями) завод приступил с большим опозданием, только в конце февраля, несмотря на то, что задание от НКОП (Наркомата оборонной промышленности. — Прим. автора) было получено еще в конце сентября 1937 года. В ноябре 1937 года завод получил от АБТУ и техусловия на увеличение толщины брони: борт — 40–45 вместо 30 мм, башни — 40–55 вместо 30 мм, масса машины вместо 55–60 т. Это внесло дополнительный тормоз в работу.

Постановлением Правительства требовалось в текущем году выпускать серийные Т-35 с коническими башнями, договор же с АБТУ на 1938 год, вопреки Постановлению Правительства, предусматривает танки с цилиндрическими башнями».



Танки Т-35 на Красной площади. 1 мая 1937 года. Хорошо видна тактическая маркировка, поручневая антенна крепится на восьми стойках, глушитель поперек корпуса, фары боевого света на башнях отсутствуют (РГАКФД).

Уже при проектировании этих танков стало ясно, что при увеличении толщины брони бортов и башен до 40–55 мм, как этого требовало ГАБТУ КА, уложиться в заданный вес — 60 т — невозможно. Поэтому КБ завода № 183 начало искать решение другой компоновочной схемы. Было предложено семь вариантов, которые при сохранении базы Т-35 различались количеством башен и их размещением. Письмами 7 и 14 марта 1938 года заводоуправление направило на имя начальника ГАБТУ КА эскизные проекты нового танка прорыва в пяти вариантах. После их рассмотрения наиболее заслуживающим внимания признали 4-й вариант. Он представлял собой трехбашенную машину с толщиной брони: лоб — 60 мм, борт — 55 мм, башни — 50 мм, днище и крыша — 20–30 мм. В передней башне устанавливалась 76-мм пушка, в двух башнях меньшего размера — по 45-мм орудию. Кроме того, имелось пять пулеметов ДТ. Малые башни размещались за большой на высокой подбашенной коробке. Отмечалось, что «при массе 60 т длина 4-го варианта 8,5 метров, остальные габариты в пределах серийного Т-35. Проектирование трансмиссии и ходовой части ведется в основном на базе Т-35».

Однако уже в апреле 1938 года для ускорения проектирования нового тяжелого танка к этой работе подключили Ленинградский Кировский завод с его мощной производственной базой и опытом серийного производства танка Т-28 и завод № 185 имени С.М. Кирова (бывший Опытный завод Спецмаштреста), кадры которого, в свою очередь, имели богатый опыт по созданию новых образцов боевых машин. Первый разрабатывал танк СМК-1 («Сергей Миронович Киров»), второй — изделие «100» (или Т-100). Первоначальным заданием предполагалось в СМК-1 и Т-100 использовать отработанную ходовую часть Т-35, однако в дальнейшем от этой идеи отказались.



Танк Т-35 из состава учебного танкового полка Военной академии механизации и моторизации имени И. В. Сталина. 1940 год. Фары боевого света (для ночной стрельбы) установлены только на главной башне, на фальшборте установлены две лестницы для облегчения залезания экипажа на танк (АСКМ).


Танк Т-35 направляется на Красную площадь. 1 мая 1940 года. Это модернизированная машина (заводской № 196-95) выпуска конца 1937 года с измененной конструкцией передней части корпуса и бортовым фальшбортом новой конфигурации с вырезанными в нем люками для доступа к подвеске. Танк был построен на средства собранные комсомольцами Харькова и Харьковской области, на борту видно рельефное изображение комсомольского значка (РГАКФД).


Танк Т-35 с коническими башнями и наклонной подбашенной коробкой. Москва, 1 мая 1940 года. На фото хорошо видно отсутствие пулеметной установки в нише главной башни, укладка ЗИП и конструкция люков для доступа к трансмиссии (фото из архива С. Залоги).


Танки Т-35 перед прохождением по Красной площади. 1 мая 1940 года. В строю машины разных выпусков — с коническими и цилиндрическими башнями. Слева стоит модернизированый танк выпуска конца 193 года с цилиндрическими башнями, с измененной передней частью корпуса, обрезанным бортовым экраном и измененной конструкцией люков для доступа к трансмиссии. Это может быть танк № 196-94 или № 196-95 (РГАКФД).


Танк Т-35 с коническими башнями и наклонной подбашенной коробкой. Москва, 1 мая 1940 года. Сквозь открытые жалюзи просматривается вентилятор (фото из архива С. Залоги).


Танк Т-35 по пути на Красную площадь 7 ноября 1940 года. Машина с коническими башнями и прямой подбашенной коробкой. Виден люк механика-водителя толщиной 70 мм, а также специальные брызговики на кромках надгусеничных полок. Кроме этого парада, такие брызговики больше на фотографиях не встречаются.


Танки Т-35 с коническими и цилиндрическими башнями на Красной площади. 1 мая 1941 года. На переднем плане машина последнего выпуска — с наклонной подбашенной коробкой и прямоугольными люками в экране для доступа к ходовой части (АСКМ).


Танк Т-35 с коническими башнями и прямой подбашенной коробкой на Красной площади. 1 мая 1941 года. Этот же танк изображен на стр 119, обратите внимание на характерную погнутость надгусеничной полки (АСКМ).

В это же время КБ ХПЗ рассматривало вопрос о перевооружении Т-35 новой 76-мм пушкой Л-10 вместо КТ, но военные от этого отказались, считая, что «для решения задач сопровождения пехоты хватит мощности КТ, а для борьбы с бронеобъектами вполне достаточно двух 45-мм орудий».

С конца 1938 года завод № 183 перешел на выпуск Т-35 с башнями конической формы — таких танков сдали четыре, в октябре — декабре. Еще шесть «тридцать пятых» с коническими башнями сдали в январе — апреле 1939 года. На десяти танках несколько увеличили толщину брони бортов корпуса и главной башни (до 25 мм), переднего люка механика-водителя и переднего наклонного листа корпуса (до 70 мм). Кроме того, эти Т-35 получили усиленную подвеску и топливные баки увеличенной емкости, а часть из них оснащалась пулеметом ДТ, установленным в нише главной башни. Все эти мероприятия привели к тому, что масса танков достигла 54 т.

Но к этому времени на испытания уже вышли новые тяжелые танки СМК и Т-100, показавшие значительные преимущества перед Т-35. Поэтому Постановлением Главного военного совета СССР от 8 июня 1939 года танк Т-35 сняли с производства. Всего же за 1933–1939 годы было изготовлено два прототипа (Т-35-1 и Т-35-2) и 59 серийных машин.

Производство танков Т-35 в 1934–1939 годах (по месяцам).



Заводские номера танков Т-35 по годам выпуска.



Танк Т-35 выпуска начала 1936 года.


Вид на правый борт танка со снятым экраном и одной тележкой. Чертежи выполнил В. Мальгинов.


Танк Т-35 с коническими башнями, прямой подбашенной коробкой и с кормовым пулеметом в главной башне.


Танк Т-35 с коническими башнями, наклонной подбашенной коробкой и прямоугольными люками в экране для доступа к ходовой части.


Танк Т-35 на параде 7 ноября 1935 года. Поручневая антенна на шести стойках, хорошо видна укладка брезента и троса на левом борту танка (РГАКФД).

Следует сказать, что примерно с 1937 года на заводе № 183 в Харькове осуществлялся капитальный ремонт танков Т-35, поступающих из войск. К сожалению, точных цифр отремонтированных машин пока обнаружить не удалось. При этом в конструкцию танков вносился рад изменений. Так, в донесении ГАБТУ КА от 2 февраля 1941 года военпред харьковского завода № 183 сообщал:

«В настоящее время завод № 183 приступил к ремонту машин Т-35, заключенного договора на 1941 год еще нет. При заключении договора прошу оговорить следующие вопросы:

1. За эталон ремонтных машин принимать машину № 0200-8, выпушенную в начале 1938 года. По этой эталонной машине собирались ремонтные машины в 1938-40 годах.

2. Перечень модернизации оставить старый, который существовал в 1939 и 1940 годах.

3. Гарантийный срок службы машины после ремонта оговорить только километражем (2000 клм), а не временем (2 года).

4. На машину Т-35 устанавливать рацию 71-ТК-З вместо 71-ТК-1.

5. Неисправное вооружение, прибывающее с машинами, необходимо ремонтировать или заменять и укомплектовывать».

К сожалению, найти упомянутый в документе перечень модернизации не удалось. Хотя один из его пунктов фигурировал в письме ГАБТУ, направленного Козыреву 26 февраля 1941 года — заводу разрешалось «при капитальном ремонте машин Т-35 ставить рации 71-ТК-1 выпуска 1938-39 годов в комплекте со штыревой антенной».

Возможно, этим объясняется отсутствие поручневых антенн на башнях Т-35, которые присутствуют на многочисленных немецких фотографиях лета 1941 года.

Оглавление книги


Генерация: 0.164. Запросов К БД/Cache: 2 / 0