Главная / Библиотека / Советский тяжелый танк Т-35 /
/ Самоходно-артиллерийские установки

Глав: 10 | Статей: 10
Оглавление
Советский тяжелый танк Т-35 являлся символом мощи Красной армии в 1930-е годы. Эти многобашенные боевые машины гордо шествовали во главе колонны боевой техники во время парадов на Красной площади в Москве и Крещатике в Киеве. Более того, танк Т-35 изображен на советской (а сегодня российской) медали «За отвагу» — самой почетной солдатской медали, вручаемой только за боевые заслуги.

Т-35 являлся единственным в мире пятибашенным танком, выпускаемым серийно, хотя и в ограниченном количестве. Машина предназначалась для усиления танковых и стрелковых соединений при прорыве сильно укрепленных позиций противника. Мощное вооружение: три пушки и пять пулеметов, размещенные в пяти башнях, обеспечивало «тридцать пятому» возможность ведения огня из двух орудий и трех пулеметов вперед, назад или на любой борт, обеспечивая круговой обстрел.

Танки Т-35 участвовали в боях на Западной Украине в июне — начале июля 1941 года, где все были потеряны. Четыре «тридцать пятых» использовались в обороне Харькова в октябре 1941 года. До сегодняшнего дня сохранился единственный экземпляр Т-35, находящийся в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники, являющегося филиалом Военно-патриотического парка культуры и отдыха ВС РФ «Патриот».

Данная книга рассказывает об истории создания, устройстве, модификациях и боевом применении танков Т-35 и боевых машин, созданных на его базе. Впервые представлено значительное количество уникальных новых данных и архивных документов, а также включено большое количество фотографий.
Максим Коломиецi

Самоходно-артиллерийские установки

Самоходно-артиллерийские установки

Осенью 1931 года по решению штаба РККА начались работы по проектированию средств механизации артиллерии большой и особой мощности. В частности, предлагалось в срок до 1 мая 1932 года разработать и представить на согласование артиллерийскому управлению РККА шасси «самоходного корпусного триплекса», состоящего из 107-мм пушки образца 1910/30 годов, 152-мм гаубицы образца 1909/30 годов и 203-мм мортиры образца 1930 года, а также «триплекса Тяжелой Артиллерии Особого Назначения (ТАОН)», который должен был состоять из 152-мм (или 130-мм) пушки большой мощности, 203-мм гаубицы образца 1929/31 годов и 305-мм мортиры.

Эскизные проекты были рассмотрены в июле 1932 года и в целом были одобрены. Для «корпусного триплекса» решили использовать удлиненное шасси среднего танка Т-24 (впоследствии Т-28), а для «триплекса ТАОН» — специальное шасси с использованием узлов создаваемого тяжелого танка. Но изготовление «корпусного триплекса» было отложено, а для «триплекса ТАОН» не нашлось вооружения, так как, ни 152-мм пушка большой мощности, ни 305-мм мортира еще не были созданы. В результате, на проработку был подан лишь гаубичный вариант «триплекса», вооруженный 203-мм орудием Б-4.

В 1933 году на Опытном заводе Спецмаштреста под руководством П.И. Сячентова началось проектирование самоходной установки для Тяжелой артиллерии особого назначения (ТАОН). В июле 1934 года опытный образец, получивший индекс СУ-14, был построен.



Опытный образец СУ-14 у ворот завода «Большевик» перед началом испытаний. 1934 год. Орудие на максимальном угле возвышения (РГАЭ).


Самоходная установка СУ-14 во дворе завода имени Кирова во время заводских испытаний. Июль 1934 года. Хорошо видно устройство палубы (АСКМ).


Самоходная установка СУ-14 во время ходовых испытаний. Лето 1935 года. Орудие закрыто брезентом (АСКМ).


Опытный образец самоходной установки СУ-14 у ворот завода «Большевик» перед началом испытаний. 1934 год. Крышки вентиляторной решетки открыты (РГАЭ).

Корпус машины изготавливался из катаной брони толщиной 10–20 мм. В его передней части располагался двигатель и силовая передача. Часть агрегатов использовалась от танков Т-28 и Т-35. Впереди слева по ходу машины находилось место механика-водителя. Остальные члены экипажа (шесть человек) располагались в кормовой части на трех съемных скамьях. Вооружение СУ-14 состояло из 203-мм гаубицы Б-4 образца 1931 г. (скорострельность один выстрел в 3–4 минуты, дальность стрельбы — 18 км) и трех пулеметов ДТ с семью пулеметными гнездами. Возимый боекомплект — 36 пулеметных дисков и восемь снарядов. Для загрузки боеприпасов (масса снаряда составляла около 114 кг) в кормовой части самоходки имелись две лебедки грузоподъемностью 200 кг. При стрельбе машина опиралась на два сошника, перемещавшихся с помощью гидроцилиндров с приводом от электронасоса или вручную.

На СУ-14 устанавливался двигатель М-17, система охлаждения которого состояла из двух сотовых радиаторов, расположенных по бокам, и шестилопастного вентилятора, осуществлявшего забор воздуха через переднее заборное окно, а выброс — через боковые люки.



СУ-14-1 перед стрельбой. Весна 1936 года. Домкраты опущены, краны развернуты в положение для подачи боеприпасов (АСКМ).


Эталонный образец СУ-14-1 вовремя испытаний стрельбой на НИАПе. Май 1936 года. Орудие закреплено в положении по-походному (АКСМ).

В носовой части машины находился главный фрикцион (по типу Т-35-1), коробка передач (от Т-28), бортовые фрикционы с плавающими ленточными тормозами (от Т-35-1) и бортовые передачи (от Т-28).

Ходовая часть (применительно к одному борту) состояла из ведущего колеса переднего расположения, направляющего колеса, шести поддерживающих катков, четырех двухкатковых тележек с неразъемными балансирами и подвеской на вертикальных спиральных пружинах.



Вид спереди на модернизированный образец СУ-14 со 152-мм орудием большой мощности У-30.1936 год. Обратите внимание на решетчатую защиту выхлопных труб — она была установлена для защиты расчета от ожогов (РГАЭ).

Средств внешней связи СУ-14 не имела. Для внутренней использовалось переговорное устройство ТПУ-3. Боевая масса машины составляла 47,06 т, а максимальная скорость 27,3 км/ч.

После предварительной заводской обкатки в 80 км самоходную установку доставили на Научно-испытательный артиллерийский полигон (НИАП) для испытаний стрельбой, которые показали хорошую устойчивость и прочность машины при всех положениях орудия.



Общий вид модернизированного образца СУ-14 со 152-мм орудием большой мощности У-30. 1936 год (РГАЭ).


Самоходная установка СУ-14-1 перед стрельбой. Весна 1936 года. Орудие на максимальном угле возвышения, краны развернуты в положение для подачи боеприпасов (АСКМ).

В ходе дальнейших испытаний в конструкции установки выявилось довольно много существенных недостатков, главным образом в моторно-трансмиссионной группе. Основной причиной этого являлась ненадежная работа агрегатов среднего танка Т-28, установленных на более тяжелой машине СУ-14. Поэтому в начале 1935 года была проведена модернизация установки, сводившаяся в основном к более широкому использованию агрегатов Т-35 или оригинальной конструкции взамен агрегатов Т-28 (в частности, в доработанном варианте на СУ-14 применялись коробка перемены передач и главный фрикцион от танка Т-35).



Самоходная установка СУ-14-1 во дворе завода № 185 (бывший завод опытного машиностроения имени Кирова), вид сверху. 1936 год (АСКМ).

С 5 апреля по 24 августа 1935 года испытательно-сборочным цехом Опытного завода проводились специальные заводские испытания модернизированного образца СУ-14. Машина прошла более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие боевые и ходовые качества.

Во время испытаний гаубицы выстрелы производили не только вдоль направления движения под большим углом возвышения, но и горизонтально, при крайних углах горизонтального наведения и даже при поднятых сошниках. Однако скорострельность оставляла желать лучшего, механизмы и агрегаты часто выходили из строя.

Вместе с тем, отмечались и значительные недостатки. В частности выяснилось, что через шаровые амбразуры, предназначенные для пулеметов ДТ, вести огонь невозможно, также как невозможно быстро воспользоваться возимым боекомплектом (восемь выстрелов), который находился под съемными крышками настила, блокированными в походном положении телом орудия.

Используя опыт, полученный при работе над СУ-14, конструкторский отдел Опытного завода разработал чертежи для постройки эталонного образца самоходной установки СУ-14-1, который был изготовлен в начале 1936 года. Он имел улучшенную конструкцию коробки передач, главного фрикциона, тормозов и бортовых передач. К тому же на СУ-14-1 были перенесены в стороны от кабины водителя выхлопные трубы, усовершенствованы опорные сошники, убран механизм выключения подвески при стрельбе, испытания которого на СУ-14 выявили его ненужность. Машина получила форсированный до 700 л.с. двигатель М-17Ф, который позволял самоходу массой 48 т развивать скорость 30 км/ч.



Эталонный образец самоходной установки СУ-14-1 со 152-мм орудием Бр-2.


Опытный образец самоходной установки СУ-14 с 203-мм орудием Б-4.


Модернизированный и образец СУ-14 со 152-мм орудием большой мощности У-30, вид слева. 1936 год (РГАЭ).

Эталонный образец СУ-14-1 испытывался пробегом с апреля по сентябрь 1936 года (пройдено около 800 км) и с 28 апреля по 29 ноября 1936 года стрельбой на НИАПе.

В конце ноября 1936 года для испытания самохода в пушечном варианте, с Уралмашзавода и завода «Баррикады» доставил 152-мм длинноствольные орудия У-30 и Бр-2. По сравнению с Б-4 последние имели большую дальность стрельбы и лучшую баллистику.

Перевооружение и кратковременные испытания состоялось в ноябре — декабре 1936 года. Пушечный вариант самоходов понравился всем, так как давал Красной Армии мобильные артсистемы, равных которым по дальнобойности у нее не было. Согласно отчету АБТУ КА, датированному началом 1937 года, испытания СУ-14 считались завершенными, и «опытный образец передан заводу № 183 для изготовления серии».

Планом на 1937 год предусматривалось изготовление установочной серии из пяти машин СУ-14-Бр-2 (со 152-мм орудием Бр-2), на заводе № 183 в Харькове, а с 1938 года предполагалось наладить их серийный выпуск общим количеством не менее 100 штук.



СУ-14-1 во время полигонных испытаний. Весна 1936 года. На фото хорошо видна бортовая установка пулемета ДТ и крепление ЗИП на борту машины.


Самоходная установка СУ-14-1 во время полигонных испытаний. Весна 1936 года. На фото расчет производит заряжание 203-мм гаубицы Б-4.

Однако вскоре от этих планов отказались. Одной из причин называют репрессии среди конструкторов — к этому времени были арестованы один из создателей 203-мм гаубицы Б-4 Н. Магдесиев, а также руководитель работ по СУ-14. П. Сячинтов. Однако, по мнению автора, наиболее вероятной причиной отказа от выпуска СУ-14, являлись проблемы с производством Т-35. Как уже говорилось выше, изготовление «тридцать пятых» шло с большим трудом, да и по надежность эти машины были не на высоте. А так как в конструкции СУ-14 использовалось значительное количество узлов и агрегатов Т-35, было понятно, что при постановке на производство у СУ-14 будут те же проблемы. Кроме того, харьковский завод № 183 явно не смог бы «потянуть» вместе с Т-35 аналогичную машину. Поэтому все работы по подготовке серийного производства САУ были остановлены, а два построенных образца передали на хранение военному складу № 37 в Москве.

Вспомнили о них только в декабре 1939 года при штурме «Линии Маннергейма». Красная Армия, столкнувшись с мощными современными укреплениями, ощутила острую потребность в бронированных артиллерийских установках крупных калибров.

Постановлением Комитета Обороны СССР от 17 января 1940 года «О спецзаданиях для нужд Действующей Армии» заводу № 185 имени С. Кирова (бывший Опытный завод Спецмаштреста) поручалось «отремонтировать и экранировать броневыми листами две СУ-14». По результатам заседания Комитета Обороны нарком К. Ворошилов докладывал:

«Доношу, что для борьбы с ДОТ заводу № 185 даны следующие предложения.

Сделать экран и дополнительно забронировать место орудийного расчета СУ-14 с морской пушкой Б-30 калибра 152-мм с таким расчетом, чтобы этот забронированный самоход мог свободно подходить к ДОТ на 1,5–2 км, и прямой наводкой расстреливать их.

Для этой цели заводу присланы две машины СУ-14, которые завод обязан был отремонтировать и провести дополнительное бронирование».




Самоходная установка СУ-14-1 (с пушкой Бр-2) с дополнительной бронировкой.

По состоянию на 29 февраля 1940 года состояние работ по дополнительному бронированию СУ-14 на заводе № 185 выглядело следующим образом:

«Броневые листы с Ижорского завода начали поступать с 23 февраля 1940 г. До 28 февраля поступление листов шло некомплектно, почему нельзя было притупить к их установке на машины. С 28 февраля 1940 г. завод приступил к сборке. Полная бронировка обоих машин СУ-14 будет закончена не раньше 10 марта».

Однако до окончания советско-финляндской войны, которая завершилась 13 марта 1940 года, закончить бронирование СУ-14 так и не сумели. На 1 апреля 1940 года ситуация с машинами была следующей:

«Броневые работы на обеих машинах закончены полностью, монтаж внутреннего оборудования тоже. 27 марта 1940 г. ходили в пробег, пройдено 26 км: 8 км целина и 16 км разбитое шоссе. При движении на 3-й передаче максимальная скорость 20–22 км/ч. При движении по целине двигатели работали напряженно, развороты на снежном грунте (0,4–0,5 м снега) происходят тяжело.

На опытной машине основной дефект по резиновым бандажам нижних катков, которые оказались ненадежными. Сейчас запущены в производство металлические бандажи, после их изготовления будут установлены на опытной машине».

Следует сказать, что самоходки, получившие дополнительную броню толщиной 30–50 мм, значительно «прибавили» — их боевая масса составляла 64 т. Естественно, что значительно ухудшились и динамические качества машин, и надежность работы их узлов и агрегатов. Резиновые бандажи опорных катков стали «сыпаться», и на СУ-14 их заменили металлическими.



Вид спереди на забронированный опытный образец СУ-14 с пушкой У-30, вид спереди. 1940 год (РГАЭ).

В апреле-июне 1940 года СУ-14 и СУ-14-1 проходили испытания стрельбой на НИАПе. В отчете, озаглавленном «Об опробовании 152-мм пушек Бр-2 и У-30 и 130-мм пушки на самоходных установках» говорилось:

«1. 152-мм пушка Бр-2 (ствол № 4, люлька 20) на СУ-14, стрельба в объеме 5 выстрелов.

Имеется приспособление для продувания канала ствола после выстрела. Оно не обеспечивает полного продувания ствола, и часть газов из ствола успевает попасть внутрь самоходной установки.

Пулеметные установки, бортовые и лобовые, спроектированы так, что не позволяют вести прицельный огонь.

2. 152-мм пушка Б-30 (ствол № 2, люлька 111) на СУ-14, стрельба в объеме 5 выстрелов…

3. 130-мм пушка Б-13 (ствол № 276 с нарезкой НИИ-13, станок № 257) на самоходе, стрельба в объеме 6 выстрелов…

Для устранения недостатков и неполадок в этих системах, они направлены в ночь с 16 на 17 июня 1940 г. своим ходом на завод № 174.

Для экипажей СУ-14 составлены краткие инструкции по эксплуатации артсистем, а для экипажа Б-13 они не составлялись, так как она обслуживается военными моряками, имеющими опыт работы на этих системах в течение четырех лет.

Задание Арткома артиллерийского управления № 2-117 от 23 мая 1940 г. АНИОПом закрывается ввиду отправки самоходных установок для выполнения специального задания».

Специальное задание, упомянутое в приведенном выше документе — это отправка самоходок в Киевский Особый военный округ. Включенные в группу танков капитана И. Лебедева, в июле 1940 года самоходки СУ-14 и СУ-100 испытывались в стрельбой по польским укреплениям на старой советско-польской границе. В сентябре 1940 года машины передали на хранение Научно-испытательному бронетанковому полигону. Осенью 1941 года, при подходе немцев к Кубинке, самоходки предполагалось, использовать для стрельбы по противнику с дальних дистанций, но судя по всему, для этого они не применялись.



Забронированная СУ-14-1 опытная машина с пушкой У-30, вид слева сзади. Июль 1940 года (РГАЭ).

В 1960-е годы самоходку СУ-14 порезали на металл, а СУ-14-1 сохранилась до настоящего времени, и находится в экспозиции военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке (сегодня он является филиалом Военно-патриотического парка культуры и отдыха Вооруженных Сил Российской Федерации «Патриот»).

Помимо изготовленных образцов СУ-14, базу Т-35 также предполагалось использовать для создания более мощных самоходно-артиллерийских установок. Речь идет о так называемом тяжелом самоходном дуплексе — машинах, вооруженных 203-мм и 305-мм гаубицами. Задание на разработку таких машин было в 1933 году поручено двум заводам — «Большевик» и Опытному заводу Спецмаштреста. Заказчиком выступал научно-технический отдел Главного артиллерийского управления РККА. Проекты, были представлены на совместном заседании представителей АБТУ КА и ГАУ КА в январе 1935 года. Рассматривались следующие варианты:

1. Установка тяжелого дуплекса, выполненная заводом «Большевик» Б-23.

2. СУ-7-III, выполненная заводом имени Кирова.

3. Гусеничный лафет с трактором для тяжелого дуплекса, выполненное заводом имени Кирова под маркой СУ-7-I и СУ-7-II.

Проект тяжелого дуплекса Б-23 был основан на тактико-технических требованиях, утвержденных УММ РККА еще в 1933 году. Согласно этим требованиям, завод должен был разработать проект тяжелой самоходной установки для 203-мм и 305-мм гаубиц на основе существующих тяжелых и средних танков. В результате проектирования завод имени Кирова разработал вариант дуплекса на специальном шасси с использованием некоторых агрегатов с танка Т-35 и самоходки СУ-14. Расчетная масса машин составляла 68–72 т (в зависимости от артсистемы), длина — 11000 мм, ширина — 3260 мм, высота — 3725 мм, удельное давление — 0,9 кг/см2.

Крепление самой артсистемы было сдвинуто назад к корме, в результате чего возникла неравномерная нагрузка на опорные катки. Двигатель и трансмиссия размещались в передней части корпуса, ходовая часть была выполнена по типу СУ-14, но с применением гидравлики.



Самоходная установка СУ-14-1 со 152-мм пушкой и дополнительным бронированием. Эта машина сохранилась до наших дней в музее бронетанкового вооружения и техники.

Проекты СУ-7-I и СУ-7-II представляли собой гусеничные лафеты с установленными на них «артсистемами тяжелого дуплекса (203-мм и 305-мм)» со сменными стволами. Транспортировку лафетов планировалось осуществлять при помощи специально сконструированного гусеничного тягача с двигателем мощностью 500 л.с. Общая масса «поезда» составляла 100–110 т, при этом артсистемы располагались «стволом назад, в центре тягача». При стрельбе на землю опускался специальный сошник-упор.

Проект СУ-7-III, выполненный Опытным заводом имени Кирова, имел съемную ходовую часть, которая при транспортировке по железной дороге перевозилась отдельно. Масса самоходки составляла 95 т, из этого 35 т приходилось на артсистему. В конструкции машины использовались узлы и агрегаты от Т-35 и СУ-14 (гусеницы, ходовая часть, бортовые передачи и т. п., в качестве силовой установки предполагалось установка двигателя М-34 мощностью 800 л.с. Самоходку предполагалось оснастить сошниковым устройством и электростанцией.

В заключении по рассмотрению проектов говорилось следующее: «Проекты Б-23, так же как и проекты СУ-7-I и СУ-7-II, конструктивно недоработаны, имеют массу недостатков, исходя из чего дальнейшей разработке не подлежат… СУ-7-III является единственным из представленных выше проектов, на базе которого можно разрабатывать самоходную установку под дуплекс 203-мм и 305-мм. Но окончательное решение о необходимости разработки этого самохода, должно быть дано штабом РККА».

Никаких дальнейших работ по самоходкам СУ-7 и Б-23 не производилось, и эти проекты остались только на бумаге.

Оглавление книги


Генерация: 0.063. Запросов К БД/Cache: 0 / 0