Главная / Библиотека / 100 великих воительниц /
/ Двадцатый век / Ариадна Скрябина и французское Сопротивление

Глав: 14 | Статей: 114
Оглавление
На протяжении многих веков война была любимым мужским занятием. Однако традиция участия женщин в войнах также имеет очень давнюю историю и отнюдь не является феноменом XX века.

Если реальность существования амазонок еще требует серьезных доказательств, то присутствие женщин в составе вооруженных формирований Древней Спарты – документально установлено, а в Древнем Китае и Индии отряды женщин охраняли императоров. Женщины участвовали в походах Александра Македонского, а римский историк Тацит описывал кельтское войско, противостоящее римлянам, в составе которого было много женщин. Историки установили, что у германцев, сарматов и у других индоевропейских народов женщины не только участвовали в боевых действиях, но и возглавляли воинские отряды.

О самых известных воительницах прошлого и настоящего рассказывает очередная книга серии.
Сергей Нечаевi / Олег Власовi / Литагент Вечеi

Ариадна Скрябина и французское Сопротивление

Ариадна Скрябина и французское Сопротивление

У композитора Александра Николаевича Скрябина было семеро детей: четверо от первого брака с Верой Скрябиной (Исакович) и трое от второго (гражданского) брака с Татьяной Шлёцер.

Ариадна Шлёцер родилась в 1905 году в итальянском городке Больяско. Композитор в то время жил там уединенно со своей гражданской женой, снимая три комнаты в небольшом домике у железной дороги. Это было непростое время в жизни композитора. Скрябин уже больше года странствовал по Европе, а рождение ребенка от Татьяны Шлёцер довершило его разрыв с законной супругой. Плюс он потерял всех своих постоянных партнеров и главный источник средств к существованию.

В 1910 году А.Н. Скрябин вернулся в Россию, и Ариадна была крещена по православному обряду. Но в семейном кругу Скрябины продолжили говорить почти исключительно на французском.

Ариадна музицировала и писала стихи.

14 апреля 1915 года А.Н. Скрябин умер, и его семья осталась вообще без средств к существованию.

После революции мать увезла своих троих детей на относительно сытую Украину, в Киев, полагая, что там ей будет проще наладить жизнь. Там Ариадну поместили в Смольный институт, переведенный в то время в Новочеркасск.

А в 1922 году мать умерла, и Ариадна, вместе с бабушкой Марией Александровной, перебралась в Париж. Там она вошла в парижский кружок русских поэтов «Через», в котором состоял и ее будущий муж, поэт Довид Кнут (настоящее имя – Давид Меерович Фиксман). Но до этого она успела выйти замуж за композитора и дирижера Даниэля Лазарюса. От него она родила двух дочерей: Татьяну-Мириам и Бетти. Вскоре после рождения Бетти Ариадна ушла от Лазарюса, забрав детей и навсегда вычеркнув его из своей жизни.

Второй брак с писателем Рене Межаном оказался таким же неудачным.

Роман Ариадны и Кнута начался в конце 1934 года, то есть через десять лет после их первого «шапочного» знакомства.

А потом началась Вторая мировая война.

Кнута в первый же день войны, 1 сентября 1939 года, мобилизовали во французскую армию. А 30 марта 1940 года они с Ариадной зарегистрировали брак, после чего Ариадна перешла в иудаизм и получила новое имя Сара.

Часть, к которой был приписан Кнут, при приближении немецких войск к столице перебросили на юг, а Ариадна с детьми осталась в Париже.



Ариадна Скрябина и Довид Кнут. Фото 1940-х гг.

14 июня немецкая армия вошла во французскую столицу, а буквально накануне Довид смог сообщить Ариадне, что демобилизовался и ждет ее в Тулузе.

Тулуза находилась в так называемой «свободной зоне», и боевые действия там не велись. Соответственно, оккупационных войск там не было, однако действовали коллаборационисты и «милиционеры» из числа местных жителей. С другой стороны, в Тулузу и в другие южные города со всей страны стекались беженцы. Среди них было много евреев. Последние стремились попасть в Марсель, а там получить визу в Южную Америку или Китай – куда угодно.

Уехать в Америку Кнутам не удалось. И тогда Довид и Ариадна решили создать еврейскую подпольную организацию. В нее также вошли Авраам Полонский и его жена Эжен.

Первоначально организацию назвали «Потомки Давида», но позднее переименовали в «Еврейскую боевую организацию».

Сара-Ариадна, в соответствии с законами конспирации, выбрала себе подпольную кличку – Регина. Она же придумала специальную церемонию принесения присяги при вступлении в организацию. Потом, за четыре года ее существования, такую присягу приняли около 2000 человек, среди которых было немало евреев из России.

Членов «Еврейской боевой организации» вербовали среди инженеров предприятия Полонского, студентов Тулузского университета, а также в синагогах.

Первые акции организации были относительно простыми и безобидными. Например, целый год ее члены передавали интернированным из Германии евреям продукты. Эти беженцы содержались в очень жестких условиях в лагере Ресебеду, рядом с Тулузой.

Постепенно деятельность «Еврейской боевой организации» расширялась. Подпольщики добывали оружие и секретную информацию, укрывали нуждающихся в этом людей на квартирах, отдаленных фермах и в монастырях. Они также переправляли беженцев через границу в соседние Швейцарию и Испанию.

А порой организация проводила и боевые операции. В районе Черных гор под Тулузой англичане регулярно сбрасывали оружие для французских партизан (маки). Но французы не всегда приходили к назначенному месту, и тогда это оружие доставалось еврейским подпольщикам. И они пускали его в дело, например, для устранения так называемых «физиогномистов» – агентов полиции, высматривавших и выслеживавших евреев на улицах. После нескольких успешных нападений желающих пополнять ряды «физиогномистов» совсем не осталось, и эта сеть осведомителей прекратила свое существование.

В ноябре 1942 года полиция арестовала Арнольда Манделя, члена «Еврейской боевой организации», принятого по рекомендации Кнута и Ариадны. Кнуты знали его еще по Парижу. В полиции Мандель выдал имя и адрес Кнута. Подпольщики узнали об этом через своих людей, и когда полицейские нагрянули с обыском, никаких доказательств подпольной деятельности Кнута они обнаружить не смогли. Тем не менее оставаться во Франции Кнуту стало смертельно опасно, и было решено переправить его в Швейцарию.

Кнут просил Ариадну уехать вместе с ним, тем более что она была на втором месяце беременности. Но она отказалась – нужно было переправлять еврейских детей до испанской границы, где их забирали друзья и везли дальше. А обратно в Тулузу, где был главный перевалочный пункт, возвращаться с грузом оружия. В результате Кнут уехал один (после создания государства Израиль в 1948 году он осел в Иерусалиме). На посту руководителя «Еврейской боевой организации» его сменил Авраам Полонский.

22 мая 1943 года Ариадна родила сына, которого назвала Иосифом.

К началу 1944 года «Еврейская боевая организация» уже обладала достаточным ресурсом, чтобы принять решение о формировании отдельного Еврейского легиона для оказания действенной помощи союзным войскам в освобождении Франции. Для решения этой задачи требовалось установить связь с Лондоном.

Ариадна по-прежнему проводила акции и не пропускала ни одной церемонии присяги. И вот для принесения присяги 20-летней Жаннеты Мучник, 22 июля 1944 года, была назначена встреча на конспиративной квартире, где Ариадна проживала под видом скромной портнихи.

Она пришла на квартиру заранее вместе с Раулем Леоном, ее молодым командиром. Но там их поджидала засада – двое вишистских полицейских. Ариадну и Рауля затолкнули в комнату, после чего им объявили, что поступил донос – якобы они здесь прячут партизан.

– Вас неверно проинформировали, – спокойно сказал Рауль. – Если вы собираетесь провести обыск…

– Не двигаться, буду стрелять! – заорал один из полицейских.

Пока он держал подозреваемых на мушке, другой полицейский начал обыск квартиры и нашел снаряжение для переправки через горы: множество рюкзаков и горнолыжных ботинок. После этого один из полицейских побежал за подкреплением, а второй запер дверь изнутри, продолжая держать пленников на прицеле. И тут вдруг явился еще один член «Еврейской боевой организации» – молодой черноглазый брюнет Томми Бауэр, и он сразу же оказался в том же положении, что и Ариадна с Раулем.

Ждать прихода подкрепления пленникам не имело никакого резона – провал был совершенно очевиден, и нужно было срочно что-то предпринимать. В результате Рауль схватил со стола пустую бутылку и запустил ее в голову замешкавшемуся полицейскому. Брызнула кровь, и полицейский, уже оседая на пол, почти бессознательно выпустил автоматную очередь. Ариадна упала, даже не вскрикнув: ранение в живот оказалось смертельным, и она умерла почти мгновенно. Бауэр также получил тяжелое ранение в грудь и умер через два дня в страшных мучениях, не выдержав пыток. А вот Рауль был ранен в обе ноги, но смог скрыться, вылечился и после войны оказался в Палестине.

Погибла Ариадна Скрябина-Кнут 22 июля 1944 года. А через три недели после ее смерти Тулуза была освобождена. Посмертно она была награждена военным крестом «За боевые заслуги» и медалью «За участие в Сопротивлении». В Тулузе существует мемориальная доска на стене дома, где погибла Ариадна, а на могильном камне на городском кладбище Терр-Кабад ее имя значится как Сара Фиксман.

Ее дочь Бетти в последний год войны вступила во французскую армию. Во время форсирования Рейна она была тяжело ранена в голову (ее автомобиль подорвался на мине). За отвагу, проявленную в боях, ее произвели в лейтенанты и наградили французским военным крестом и американской «Серебрянной звездой».

Что же касается Довида Кнута, то он посвятил своей жене книгу о роли евреев во французском Сопротивлении, и она была опубликована в Израиле и во Франции.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.458. Запросов К БД/Cache: 3 / 1