Главная / Библиотека / 100 великих воительниц /
/ Восемнадцатый век / Капитан женского пола Курточкин

Глав: 14 | Статей: 114
Оглавление
На протяжении многих веков война была любимым мужским занятием. Однако традиция участия женщин в войнах также имеет очень давнюю историю и отнюдь не является феноменом XX века.

Если реальность существования амазонок еще требует серьезных доказательств, то присутствие женщин в составе вооруженных формирований Древней Спарты – документально установлено, а в Древнем Китае и Индии отряды женщин охраняли императоров. Женщины участвовали в походах Александра Македонского, а римский историк Тацит описывал кельтское войско, противостоящее римлянам, в составе которого было много женщин. Историки установили, что у германцев, сарматов и у других индоевропейских народов женщины не только участвовали в боевых действиях, но и возглавляли воинские отряды.

О самых известных воительницах прошлого и настоящего рассказывает очередная книга серии.
Сергей Нечаевi / Олег Власовi / Литагент Вечеi

Капитан женского пола Курточкин

Капитан женского пола Курточкин

Что касается женщин-офицеров, то в русской армии немногочисленным дамам долгое время приходилось добиваться офицерских эполет, скрываясь под мужскими именами. И так уж повелось, что первой женщиной-офицером у нас принято считать Надежду Андреевну Дурову.

Да, женщина она действительно была необычная, и, прочитав ее «Записки кавалерист-девицы», остается лишь восхищаться ее мужеством. Однако не она была первой, и до Дуровой офицерский мундир носила еще одна русская женщина, да вот только «Записок» она не оставила, недосуг было…

А отличилась она во время правления императрицы Екатерины II, когда несколько лет прослужила в армии. И звали эту донскую казачку Татьяна Мироновна Маркина.

Она родилась на Дону, в Уткинском хуторе станицы Нагавской. А потом дело было так: подошел срок идти под венец, но Татьяне этого не слишком хотелось, и вот по станице вдруг пронесся страшный слух, что Маркина утонула. На берегу реки тем июньским днем 1785 года даже нашли ее одежду. А вот тела утопленницы не обнаружили, как ни искали…

Бабы потом долго судачили по всей станице:

– И чего Танюшка руки на себя наложила, ведь и лицом, и статью пригожей вышла… Искали ее на берегу и по дну речки шарили, нету… Видно, водица в омуты утащила…

Жалели и охали, вспоминая покойную, смахивали слезы концами платков. Истошно выли родные:

– Двадцать только сравнялось девке. И чего ей не жилось?

На самом же деле девушка коротко постриглась, переоделась в мужскую одежду и, облюбовав себе фамилию Курточкин (по другой версии – Курчихин), отправилась в столицу войска Донского – в Черкасск. А вскоре в полку майора С.Ф. Балабина 2-го – будущего генерала и героя Отечественной войны 1812 года – появился молодой казак-доброволец Курточкин. Выделив его за сообразительность, командир полка взял «бойкого казачка» себе в ординарцы.

Так началась ее военная служба. Под обильно напудренными париками, буклями и косами солдаты были очень похожи друг на друга. Данные об этом периоде жизни Маркиной сохранились, но, по-видимому, ей неплохо удавалось не только скрывать свой истинный пол, но и обучатся суровому солдатскому ремеслу. Прусская военная система подразумевала широкое применение розг и шпицрутенов, и за малейшие провинности солдат подвергали телесным наказаниям. Так что остается лишь удивляться, как при подобной системе не смогли раскрыть пол Татьяны Мироновны.

После начала Семилетней войны полк Маркиной перебросили на фронт. За храбрость, проявленную в бою, ее повысили до унтер-офицерского чина урядника. В своем полку она считалась лучшей по знанию строевой подготовки и, по словам сослуживцев, обладала безграничной отвагой.

А потом эта удивительная женщина успела отличиться в Русско-турецкой войне 1787–1791 годов, была ранена и заслужила награды. Как ни трудна была служба в екатерининские времена, казачка мужественно преодолевала все ее тяготы. Волевая, энергичная, решительная, она легко оставляла позади себя мужчин и, презирая смерть, лезла в самое пекло.



Казак. Рисунок 1793 г.

За штурм Измаила в 1790 году она получила желанные офицерские погоны и уважение солдат-ветеранов.

После войны полк был переведен на границу с беспокойной панской Польшей, участвовал в подавлении восстания шляхты под руководством Тадеуша Костюшко. И там Курточкин снова отличился в боях, получил повышение по службе.

29 сентября (10 октября) 1794 года русские захватили в плен израненного Костюшко. А потом, после кровопролитного сражения, ворвались в мятежную Варшаву.

В боях с польскими повстанцами Курточкин стал капитаном.

До какого бы еще чина дослужился «он», неизвестно, но случилось так, что по жалобе сослуживца ему стал грозить суд… за «совращение» дочери одного из офицеров полка. Дело в том, что девушка та на одном из балов познакомилась с бравым капитаном. Девичье сердце дрогнуло, но о взаимности, понятное дело, не могло идти и речи. В конце концов со злости влюбленная оклеветала капитана, сказав, что он соблазнил ее и бросил, пообещав жениться.

И суд состоялся, и капитана приговорили к лишению всех прав и ссылке в Сибирь. Многочисленные жалобы во все кассационные инстанции оказались безрезультатны, и Курточкину так и не удалось доказать свою невиновность.

И тогда обреченная Татьяна обратилась лично к императрице Екатерине II с прошением, в котором, не таясь, все о себе рассказала. Изумленная императрица – случай ведь действительно был исключительный – потребовала тщательного расследования этого дела с привлечением медиков.

При этом она сказала:

– Кто из нас не без греха? И сама я скакала верхом в мужском военном мундире. Господи, да чего только не вытворяла. Сию загадку донского офицера разгадать весьма любопытно.

И началось расследование этого необычайного дела о кавалерист-девице с привлечением медиков и прочих заумных спецов. И в его ходе выяснилось, что не утопла казачка станицы Нагавской Татьяна Маркина, а стала казаком Курточкиным. А потом комиссия ее величества огласила свой вердикт: «Донской офицер Курточкин прошел медицинский осмотр, он является особой женского полу». Что же касается дела о «домогательствах», то оно всемилостивейше было прекращено. Но при этом самой Маркиной все же пришлось распрощаться со своими боевыми товарищами. Ее отправили домой. Точнее, она была уволена в отставку с сохранением чина капитана и выплатой боевой пенсии.

В результате «капитан женского полу Курточкин» прибыл в родную станицу в офицерском мундире и с орденами на груди. И молва о ней пошла по всему Донскому краю. Имя ее стало живой легендой. Впрочем, ей недолго довелось сидеть на месте. По приказу императрицы часть донских казаков (3000 семей) должны были быть переселены на новую оборонительную линию – Кубанскую. Это вызвало возмущение донцов, и на их усмирение в феврале 1794 года двинули пять полков под командованием князя Алексея Петровича Щербатова. Попавшие под переселение казаки Нагавской направили в столицу делегацию, в которую включили и Маркину. Это и понятно: кто еще мог найти защиты у всесильной государыни…

Увы, посланников перехватил князь А.П. Щербатов и щедро угостил всех плетьми. Однако разъяренную Маркину он тронуть не посмел, но зато препроводил ее в Черкасск, «на усмотрение войскового атамана». Мол, делай с ней что хочешь. А тот вернул Маркину в Нагавскую, где по случаю ее благополучного возвращения станичный атаман разрешил «выпить за счет станичных денег два ведра водки».

Потом Татьяна Мироновна еще долго жила в родной станице. Скончалась она где-то после 1820 года. На исповеди перед смертью она не раскаялась в избрании своего особого пути, хотя призналась, что выстрадать ей довелось немало. Хоронили ее в военном мундире с отдачей всех полагающихся почестей. А потом кладбище было затоплено Цимлянским морем, саму же станицу перенесли на более высокое место…

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.475. Запросов К БД/Cache: 3 / 1